Сковородников В. Красноярский рабочий

Мои года - мое богатство

Премьера рубрики

Сейчас по-прежнему есть всякие возрастные клубы — для тех, кому за 13, за 20, за 30... Но уже старо, примелькалось. Поэтому корреспондент отдела новостей Владимир Сковородников (ему за 30) предложил на страницах «Красноярского рабочего», которому, кстати, за 80, создать клуб-рубрику, объединивший бы тех, кому за 60 и более.

Замысел прост — рассказать о людях, которым «года — не беда», у которых душа двадцатилетняя, которые жизнь любят и людей, которые согревают наш холодный мир.

Герои живут рядом — гласит газетный штамп, но мы не всегда их замечаем. Помогите нам отыскать их, а отдел новостей познакомит с ними читателей

О заповедных красноярских скалах сказано уже очень много, но редко звучит тема — роль и место человека в этом удивительном мире, именуемом одним словом: «Столбы». Мы порой забываем, что не камень сделал человека сильным, храбрым, а человек разумом своим вдохнул в мертвые скалы романтику, дал им названия и имена, оживил этот некогда сонный уголок природы. Человек нашел путь к вершине каждой скалы, сложил легенды, и память хранит их, передавая из поколения в поколение. Есть люди, которые просто не могут быть как все, им обязательно нужно быть первыми. И к таким людям можно отнести Людмилу Владимировну Звереву, известную красноярскую столбистку, врача-хирурга завода телевизоров.

На «Столбы» Людмила Владимировна попала лет в семь-восемь (и сразу проснулась в ней страсть к открытию, преодолению высоты), обошла и покорила почти все центральные Столбы. После школы поступила в Томский медицинский институт. И там тяга к открытиям не покидала Звереву: так же открыла для себя небо, первой из девчат в Томске прыгнув с парашютом. Об этом даже газеты писали: в тех далеких тридцатых это было событие! Потом было замужество, окончание института, рождение сына Вадима, работа, война. Муж погиб в 1942-м, и Людмила Владимировна вернулась в родной Красноярск. Вспомнила, как когда-то в детстве ходила на «Столбы», взяла сына и... Сначала ходила один-два раза в год, потом каждый месяц, и наконец «Столбы» вошли в ее жизнь, как хлеб, как воздух. Как воскресенье — Зверева на скалы. А раньше путь туда был не близкий: в четыре утра на электричку, до станции Енисей, и пешком километров 16-18, потом целый день лазала, успевала к вечернему поезду только вернуться, дома переодевалась — и на футбол. Вот какое было время. А всю неделю у стола со скальпелем в руках, работа не из легких. Но вот подходило воскресенье, и все начиналось сначала.

В пятидесятых годах Зверева первой из женщин без страховки поднялась на Митру, Коммунар, Перья, «Баламуты» на четвертом столбе. Безымянный ход на Перьях между первым и вторым пером Беляк, основатель первого столбистского общества «Беркуты», в шутку назвал «Зверевским». Так и прижилось. Ходила в одиночку на дикие Столбы, ночевала на скалах, потом подружилась с нашей замечательной землячкой Крутовской, стала, постоянной гостьей «живого уголка».

Прошли годы, сменились поколения столбистов, но Людмилу Владимировну по-прежнему можно увидеть на скалах каждый выходной. Вот и я застал ее во время съемок киногруппы на Митре. Зверева легко и свободно прошла сложный ход, как всегда, без страховки (а внизу метров 70 отвесной скалы), а когда я попросил ее еще раз пролезть маршрут (я не снимал, чтобы не мешать операторам), она с улыбкой согласилась, и теперь вы можете посмотреть на эти снимки. Но поговорить с ней я не успел и в следующие выходные снова пошел искать Людмилу Владимировну. Обежав по кругу все «культурные» столбы, нашел Звереву, спускающуюся со скалы «Дед». Разговорились. Поинтересовался здоровьем, спросил, что нового находит она в этом удивительном и таком знакомом ей уголке природы.

— Конечно, трудней стало лазать, но у меня по-прежнему старый маршрут: Перья, Дед, Коммунар, второй, третий, четвертый Столбы, и везде захожу на вершину. Все шесть километров от автобуса до перевала прохожу без остановок, только в сильную жару, бывало, присяду в тенек. Однажды заметили меня знакомые сидящей, сказали об этом наверху, и побежали девочки меня выручать, думали, что мне плохо. Как и раньше, люблю петь на вершине, меня ведь даже в оперетту когда-то приглашали. Сын мой теперь с внучкой дачниками стали, так что одна хожу. А что нового? Два года назад я встала на горные лыжи. Пошла на платные курсы, собралась группа: все молодые, одна я... ископаемое. Через три занятия только я и осталась. Но инструктор хороший был, научил. А вообще спасение наше — в движении. Это ужасно, когда у человека лишний вес. Жаль, что многие это уже понимают поздно. Спорт помогал мне всю жизнь: занималась гимнастикой, волейболом, плавала. Ну а «Столбы»... Если бы их не было, просто не могу представить своей жизни.

— А с какими проблемами вы сталкиваетесь теперь?

— Галош нигде нет, а это единственная обувь столбистов. Хорошо, хоть на день рождения дарят.

День рождения был у Людмилы Владимировны недавно, исполнилось ей семьде... А впрочем, это неважно, сколько: ведь выглядит она не старше шестидесяти, а в душе она такая же молодая, как в те далекие сороковые годы, определившие всю ее судьбу.

В.Сковородников
Красноярский рабочий 15.09.1990

Материал предоставлен Андреем Амосовым

Автор →
Предоставлено →
Сковородников В. Красноярский рабочий
Амосов А.

Другие записи

Америка под ногами
На прошлой неделе стало известно о том, что красноярец Николай Захаров, замечательный горовосходитель, предпринял третью попытку в своей жизни достичь вершины наивысшего пика нашей планеты — Эвереста. Попытка прошла удачно. Захаров, который не первое десятилетие остается в числе лидеров красноярского альпинизма несмотря на смены поколений восходителей, осуществил...
Пушкинский пейзаж Столбов
Мир путешествий «Видел я Альпы швейцарские и итальянские, но нигде не встречал такой красоты, как наша сибирская», — писал В.И.Суриков, самый выдающийся красноярец, человек, не раз поднимавшийся на вершины Столбов. Светящийся снег у саней его «Боярыни Морозовой» — как завещание,...
В структуру не вписываются…
Строкой газетной вмешаться в жизнь удается не всегда. Но “злоба дня” не так быстро стареет… Одни герои этих заметок ушли из жизни, другие уволены с работы, третьи живут с убеждением в своей правоте. Поздно публиковать эти строки? Думаем, что нет...
Вестник "Столбист". № 3 (27). Штурм Коляжинского провала
СПЕЛЕОЛЕТОПИСЬ Первый спуск в провал близ села Коляжиха Даурского района был организован в 1961 году Игорем Ефремовым, Виктором Ишимовым, Геннадием Коваленко, Олегом Ометовым В дороге нам рассказывали о бездонной яме, передавали легенды о сброшенных туда людях. Мы не верили — точно так говорили и о других пещерах, оказавшихся после исследования...
Обратная связь