А.Суворов, Журнал «Охота и охотничье хозяйство»

Туман над «Столбами»

Об уникальном сибирском заповеднике «Столбы» в краевой и центральной печати опубликовано немало правды и вымысла. Проблема давняя, но особенно она обострилась в последние годы. Судите сами: в 1986 г. «Столбам» было посвящено 16 публикаций, в 1987 — 22, а за пять последних месяцев 1988 г. — около 20 проблемных заметок и статей.

Чем же так привлек внимание прессы небольшой участок заповедной территории с уникальными, неповторимыми по красоте скалами причудливой формы и живописной саянской тайгой? Для красноярцев «Столбы» — это словно частица души, радость общения с природой, гордость, эмблема города. Давнее всеобщее увлечение красноярцев вылилось в народную спортивную традицию — столбизм, уходящую корнями в историко-революционное прошлое города, которая дала стране целые поколения замечательных скалолазов, альпинистов, спелеологов. Независимо от сезона года на столбах всегда людно. Начинающие спортсмены отрабатывают здесь навыки спортивного скалолазания, ветераны — совершенствуют свое мастерство.

Тысячи туристов и гостей города со всех концов нашей многонациональной державы привлекает ежегодно это сибирское чудо природы. А у подножия скал их ждет еще одна достопримечательность — живой уголок, сыгравший немалую роль в экологическом воспитании не одного поколения юных красноярцев. Только в 1986 году заповедник посетило 402 тыс. человек.

Как же так, в заповеднике — эталоне природы, где практически недопустимо присутствие посторонних лиц, и вдруг такое паломничество? Совместимо ли это? А не отразится ли все это катастрофическими изменениями в природном комплексе?

Конечно, несовместимо. Последствия рекреации есть, и уже ощутимые. Достаточно вспомнить обнаженные корни деревьев на голой, лишенной растительности земле, усыхающие вершины сосен, обшарпанные, оголенные от растительности скалы и потому разрушаемые дождями и солнцем, консервные банки, битое стекло, обрывки полиэтилена, гниющие пищевые остатки, зловонные туалеты и переполненные мусорные баки вдоль дорог, предостерегающие таблички санэпидемстанции о загрязненности воды.

Как же быть? Ведь запретить людям ходить на «Столбы» невозможно. Совместным решением крайисполкома и коллегии Главохоты с 1983 г. на территории заповедника выделен туристско-экскурсионный район (ТЭР) площадью 1,4 тыс. га с наиболее интересными для посетителей скалами Центральных столбов и Такмаковского района, разработано положение и утверждены правила посещения ТЭР. И хотя это решение юридической силы, конечно, не имело, поскольку не утверждалось Советом Министров РСФСР, оно внесло определенную упорядоченность в посещении заповедника, являясь компромиссом, оправдывающим пребывание на охраняемой территории, локализующим мелкие конфликты с лесной охраной.

Этим же постановлением предусматривалось и другое: снос незаконно построенных избушек, строительство спортбаз в Моховом логу, вынос живого уголка в долину реки Лалетина.

Казалось бы, что с организацией ТЭРа и упорядочением его посещения положение с охраной природы в заповеднике улучшится. Однако в результате свободного, бесконтрольного доступа людей благодаря асфальтированной дороге и канатно-кресельному подъемнику, рекламе, организованной туристско-экскурсионным бюро (получающим за счет заповедника определенные доходы), популярность «Столбов» еще более возросла. Число посетителей при этом достигло 120 че­ловек на гектар вместо 3-9, как рекомендуют ученые. Таким образом, 28 га ТЭРа находятся вообще в катастрофическом состоянии, почвы здесь в 10 раз плотнее, а влагоемкость в сотни раз ниже эталонных участков. Тропы превращены в эрозионные водостоки. Усыхают деревья, вытаптывается подрост и травянистый покров.

Словно чувствуя бессилие лесной охраны, еще сильнее активизировались «избушечники». Даже в самых потаенных уголках заповедной тайги, словно язвы на здоровом теле, взамен уничтоженных появились новые строения из заповедного леса.

Резко осложнившаяся в связи с рекреацией экологическая обстановка привела к усилению природоохранных мер и ускорила снос всех незаконных строений. Последняя мера вызвала бурную негативную реакцию «избушечников», которые, используя былые спортивные достижения, личные связи, авторитеты, высокие служебные посты и вещательные каналы, вылили на заповедник немало грязи и клеветы: о зверском избиении лесниками спортсменов-скалолазов, о спекуляции заповедными елками, о полыхающих «Грифах» на вершине сорокаметровой скалы и сгоревшем дорогостоящем снаряжении альпинистов и скалолазов компании «Эдельвейс».

Инициатива в организации этой недостойной пропагандистской кампании принадлежит «избушечникам» из компании «Грифы» и «Эдельвейс», незаконно обосновавшихся в районе Диких столбов, на заповедной территории, полностью закрытой для посетителей. Помимо бывших известных спортсменов, гостями изб нередко являются ученые Академгородка, доценты, преподаватели учебных заведений, представители прессы, работники местных органов власти и даже прокурор Ленинского района Красноярска тов.Филиппов, а также семьи, родственники и друзья перечисленной городской «элиты».

Понимая, что с упорядочением режима заповедника благодатные «дачи» в закрытом районе ликвидируют и что в одиночку против закона не устоять, городская «элита» использовала в корыстных целях уникальную народную традицию — столбизм, узаконив и возглавив его как общественную организацию. Утвердившись таким образом, заручившись особой поддержкой советских и правоохранительных органов, чиновники путем хитроумных сплетений правды и вымысла пытаются настроить против заповедника общественность города.

Возрос административный нажим на заповедник «Столбы» со стороны исполкомов. Чувствуя ощутимую поддержку сверху, «элита» активизировалась. В настоящее время от имени общества столбистов они подготовили устав и положение об особом заповеднике, учитывающем их интересы: включение в туристско-экскурсионный район заповедной территории Диких столбов и строительство 13 избушек.

В период междувластья, когда Главохота РСФСР уже равнодушно устранилась от проблем заповедников, а Госкомитет по охране природы еще не сформирован, «элита» при поддержке горисполкома явно торопится успеть навязать администрации заповедника «Столбы» кабальный договор и проект особого статуса «Столбов» в комбинации старой вывески «заповедник» и нового содержания «национальный парк».

Мнение многих настоящих столбистов выражено в статье старейшего столбиста г.Красноярска К.Шалыгина — «Спортзал под открытым небом или Живой уголок природы» («Красноярский рабочий», № 75, от 02.04.88 г.): «...Что сегодня в активе общества столбистов? В основном бумажная работа да еще бесконечные споры, выяснения с дирекцией заповедника „Столбы“... Все общество — это оргкомитет да правление. Более того, все нагляднее проявляется стремление уединиться, создать некое „закрытое“ привилегированное общество. Еще нет четких принципов работы с людьми, зато есть список избушек, которые общество построит в заповеднике. Причем не только в открытой зоне туристско-экскурсионного района. В договоре они оговаривают за собой свободный доступ на всю территорию, включая Дикие, Развалы, Манскую стенку, куда доступ посетителей воспрещен.

О какой просветительской работе может идти речь? И уже совсем недопустимо проводить в закрытой зоне тренировки, соревнования, сборы по спортивному скалолазанию. Надо четко сознавать: или нам нужен спортивный зал, или мы хотим сохранить чудесный уголок родной красноярской земли. Одно другое исключает...».

Чтобы не впадать в глубокие размышления и не гадать наперед, как могут сочетаться «избушечники» и заповедность в будущем, обратимся к опыту прошлого через дела и мысли, изложенные в журналах снесенных изб. Как же соблюдают заповедный покой достопочтимые «Грифы» ?

Вот выдержки из их дневника:

07.11.86. ...Праздничная демонстрация — восхождение на Крепость с оркестром под звуки гимна и крики «Ура!»... А внизу слышны шум и гам, это идет лихая артель самых решительных и несгибаемых людей — коллектив спортбазы «Эдельвейс» под руководством Лебедя, они несут по тайге на поднятых руках главный подарок «Грифам» — рояль!? Да-да, не удивляйтесь, самый обыкновенный рояль... Он будет помещен на первом этаже, где будет сооружена танцплощадка... В.Федоров передал в подарок духовую трубу... с 7-го на 8-е ноября «Грифы» посетил 51 человек.

16.11.86. Избу посетило 25 человек... родственников, друзей, гостей из других городов... Зимнее времяпровождение по накатанной программе: песни, слова, дрова...

15.02.87. ...Доставляем наверх дрова, чем увеличиваем наш долг заповеднику до 10 тысяч рублей по расценкам ученого совета заповедника — мелочь, а приятно...

12.04.87. ...Праздновать годовщину собралось 30 гостей. Все было хорошо — и музыка, и угощение, и Крепость...

01.05.87. ...Празднично разодетые в маскарадные костюмы столбисты горячо приветствовали появление делегатов администрации заповедника, выслушаны краткие, но горячие выступления в защиту «Столбов» и всего живого, что еще на них осталось. 13.00 — демонстрация с оркестром, ряжеными скоморохами, лихо отплясывающими впереди колонны (не маевка, а прямо масленица — А.С.)... песня «Мы жертвою пали в борьбе роковой», сопровождаемая выкриками «Да здравствует свобода!», «Долой жандармов!» (последнее явно в адрес работников заповедника — А.С.).

20.12.87. «Грифы» посетило 26 человек. Команда начинающих альпинистов из Соворганов провела тренировку на Крепости под руководством Лаптенка..."

Журнал другой избы «Идея» больше всего напоминает «летопись алкоголиков» — вот лишь несколько записей:

«...Наконец-то бардак в избе устранен. Ура, можно отравиться изделием собственного производства... На столе среди груды жора возвышается трехлитровая банка борматухи. Звучит гитара, содрогая стены и наши души... Уже тошнит, а Валя все наливает и наливает, хоть и противно, но на халяву, как мед... Время провели хорошо... Тащите сюда все: пиво, водку, деньги, женщин!!!..»

Не многим ушли от них обитатели других изб. Всего лишь за год существования избы «Борисовна», так ревностно защищаемой «Собеседником», ее вместительный подпол буквально ломился от бутылок из-под спиртного. Но особенно, по-домашнему, обосновалась в заповеднике компания «Призрак» — все тебе есть: светлица, банька, вино, женщины и дары заповедной тайги..." Пришли в 17.00, затопили баньку, помылись, причастились, закусывали жареными грибами, легли поздно... Лёвча долго в темноте раздевал Шуру..."

Словно дома, а не в заповеднике круглый год пользуются «избушечники» дарами тайги.

«07.09.86. Изба „Идея“... Сегодня все охотятся за грибами и удачно. Пух, Виталька, Паша и Волька таскают бревна...»

Из-за пьянок и небрежности в обращении с огнем вблизи избушек нередко возникают пожары. От свечки горели избы «Эдельвейс» и «Вигвам», в последней сгорело четверо пьяных парней. Нередко в пожароопасный период у изб остаются непотушенные костры.

Как видим, вред, наносимый «избушечниками» заповеднику, немалый. В радиусе 500 м, как минимум, обходят избушки звери. А сколько вреда наносится скалам? Взять хотя бы рекламируемую на весь Союз стоянку «Грифов», самовольно захватившую и регулярно разрушающую ценный природный объект в закрытом районе. Как утверждают сами «грифовцы», потрудиться пришлось немало: каждое бревно, заготовленное из заповедного леса у подножия скалы, поднималось вверх лебедкой, искусно установленной на вершине скалы. Пришлось долбить камни в скале, вбивать анкерные крючья, замуровывать и цементировать ненужные трещины, навешивать переходы и стальные тросы, устанавливать металлические перила, электрический генератор, очищать ходы от мха и лишайника.

В итоге получилось уникальное сооружение, опоясавшее полукольцом деревянного настила заповедную скалу. Одних крючьев в нее вбито столько, что считать их — голова закружится.

В чем же дело? Если заповедник вскрывает грубые нарушения Закона об охране природы, то почему он не воспользуется своим правом и не привлечет нарушителей к ответственности? Теоретически все кажется просто, однако едва материалы на нарушителей попадают в органы правосудия и административные комиссии, как незамедлительно подключаются бюрократические каналы чиновников: связи, знакомства, авторитеты, делячество, карьеризм, волокита. Только поэтому из восьми дел по избушкам, переданных для расследования в органы милиции края, положительно рассмотрено только одно.

Например, избу компании «Эдельвейс» заповедник сносил пять раз. И всякий раз ее самовольно отстраивали снова в закрытой зоне, 24.10.86 г. компании был предъявлен иск за нанесенный ущерб на сумму 2588 руб., материалы переданы для привлечения виновных к ответственности в Свердловское РОВД г.Красноярска. Вместо того чтобы принять меры, Свердловское РОВД 14.11.86 г. (исх. № 12/14553) передало материалы по территориальности в Березовское РОВД, которое 02.12.86 г. «отфутболило» дело обратно свердловчанам. 30 декабря Свердловское РОВД возвратило материалы в Березовское РОВД. Незаконную избу, в конце концов, все же снесли, однако «за отсутствием состава преступления» ...иск заповеднику так и не возмещен. И куда только заповедник не обращался за помощью: в горисполком, крайУВД, краевую прокуратуру и даже к самому министру МВД товарищу Власову. Вместо долгожданной помощи работники исполкомов и УВД края посоветовали заповеднику не трогать нарушителей, а вырабатывать с ними компромиссное решение, поскольку это теперь представители законного общества столбистов. В тиши кабинетов можно выработать любое решение, но как сохранить и восстановить гибнущую природу самого уникального и ценного района заповедной красноярской тайги? В силах заповедника только запрет и охрана, а уже сейчас требуются природовосстановительные и хозяйственные работы, немалые затраты средств, рабочая сила, штаты для обслуживания посетителей, то есть все то, чем занимается национальный парк. Никакой предлагаемый «элитой» особый статус заповедника не в силах решить проблемы, а лишь углубит пропасть между заповедником и общественностью города, не спасет и замена администрации.

Думаю, выход только один, он уже предлагался и заповедником и настоящими столбистами, но был отклонен, поскольку не совпал с дачными интересами «избушечников». Это создание на базе ТЭРа и сопредельных угодий побережья реки Енисей национального парка, с выделением трех зон: отдыха — побережье р.Енисея, спортивного скалолазания — Такмаковский район со всеми скалами, эстетической — своеобразного музея природы и историко-революционного прошлого (предложение К.Шалыгина) — район Центральных столбов. Скалы Манская стенка, Манская баба, Грифы, Крепость, Развалы и Дикий должны сохраниться за заповедником как эталоны природы, при этом Манская стенка, расположенная на границе ТЭРа, должна быть из него исключена полностью.

Для восстановления природы ТЭРа хотя бы на несколько лет необходимо снять с него антропогенную нагрузку, упорядочить и регламентировать доступ посетителей введением билетов и регистрационных жетонов, необходимых для контроля. Хотя бы на период восстановительных работ вынести живой уголок ближе к городу, например в сад Крутовских, это временно сократит поток людей на «Столбы».

Канатно-кресельную дорогу, потенциальный источник пожаров в заповеднике, надо передать в ведение национального парка. Территорию района необходимо благоустроить, выделить специальные маршруты, оборудовать ее пунктами питания, отдыха, медицинской помощи, дополнительными санузлами и мусоросборниками. Должность директора национального парка должна быть выборной, так как от его деловитости, принципиальности и авторитета во многом будет зависеть судьба «Столбов» и эстетический досуг трудящихся. Уже с 1924 г. «Столбы» по своему назначению являются национальным парком, а вывеска «заповедник» осталась за ним от прошлого, потому как в те далекие годы различий в понятиях «заповедник» и «национальный парк», по существу, не было.

Создание на базе ТЭРа национального парка следует рассматривать в совокупности с другими проблемами: организацией культурного отдыха красноярцев и скорейшим претворением в жизнь программы «Зеленое кольцо», организацией спорта. Почему бы не передать краевому спорткомитету территорию бывшего Гранитного карьера, где могло бы законно разместиться каждое спортивное общество, не требуя у заповедника места для избушки у подножия желанной скалы.

Уже появление первой в Моховом логу заводской спортивной базы (организатор и руководитель Р.Р.Руйга) дало городу имена новых призеров краевых, союзных и даже международных соревнований по спортивному скалолазанию, таких, как Надежда Вершинина, мастер спорта международного класса, победитель кубка Европы, мастер спорта СССР; Михаил Вершинин — двухкратный чемпион СССР, член сборной команды страны. Этот вместительный Гранитный карьер расположен у подножья Такмака, где неподалеку возвышается Китайская стенка, Ермак и другие скалы, способные удовлетворить запросы любого самого авторитетного спортсмена. А если приложить руки, хорошо потрудиться, — Красноярск получит идеальный скалодром, который в совокупности с горной школой олимпийского резерва в Бобровом логу, детской спортивной школой, сорокаметровым и стометровым трамплинами в урочище Каштак благодаря идеальным условиям может стать крупнейшим в стране спортивным комплексом.

Основную территорию заповедника «Столбы» следует расширить до 120 тыс. га за счет включения лесов «зеленой зоны» города в междуречье р.Енисей и нижнего течения р.Мана. Тем более что с подобным предложением Красноярский крайисполком уже в 1960 году обращался в Совет Министров РСФСР. Это сохранит еще оставшиеся там кедровые леса, улучшит охрану и воспроизводство фауны и флоры Красноярья, водный режим р.Мана, для чего необходимо, наконец, запретить сплав леса по этой реке. Для упорядочения туристического сплава по р.Мана во избежание конфликтов с заповедником необходимо заранее выделить и оборудовать острова, не имеющие экологического и хозяйственного значения для заповедника, для стоянок и ночлегов туристов.

Застойные проблемы «Столбов» требуют срочного решения.

А.Суворов,
старший научный сотрудник
заповедника «Столбы»

Журнал «Охота и охотничье хозяйство»,
№ 3, 1989 г.

Материал предоставлен В.А.Деньгиным

Автор →
Предоставлено →
А.Суворов, Журнал «Охота и охотничье хозяйство»
Деньгин Владимир Аркадьевич

Другие записи

Лесная сказка
«У лукоморья дуб зеленый. Златая цепь на дубе том...» А.С.Пушкин Нет, не совсем так, дубы здесь не растут. Да и кот не такой уж высокообразованный, как у Пушкина. И все же многое здесь, как в сказке. И следы разных зверей на дорожках. И сказочные скалы-столбы: нахмуренный «Дед», изящные «Перья». И живет здесь, вдали от жилья, в тайге, среди...
В режиме доверия
Резонанс Сегодня нет неопровержимых доказательств того, что в случае преобразования «Столбов» в национальный парк дела там пойдут так же плохо, как и в других национальных парках РСФСР. Можно допустить, хотя и без серьезных к тому оснований, что и красноярцы, и...
Руки прочь от Столбов!
Была очень возмущена, узнав о том, что чиновники из Министерства природных ресурсов чуть было не «закрыли» российские заповедники и национальные парки. Вот не было печали! Я так расстроилась, что всю ночь не спала. Потом, правда, сообщили, что это была «ошибка»... Но ведь у нас дыма без огня не бывает. И тревога...
Вестник "Столбист". № 4 (28). На Пти-Дрю в мечтах о лете
В феврале в Шамони проходила III Международная Ассамблея Зимнего Альпинизма. Представляли Россию альпинисты из Екатеринбурга: Александр Кленов и автор этих строк, заслужившие уважение организаторов тем, что год назад, во время II Ассамблеи, в сильные морозы совершили восхождение по-новому маршруту на Гран-Капуцин, а также восхождением на п. Талай Сагар (май 1999)....
Обратная связь