Суворов А. Красноярский рабочий

Обсуждение проблем природопользования в государственном заповеднике «Столбы»

Продолжаем обсуждение проблем природопользования в государственном заповеднике «Столбы»

Пожалуй, никогда еще «Красноярский рабочий» не отводил столько места на своих страницах проблемам природопользования в государственном заповеднике «Столбы», как за последние два-три месяца. Причин тому много, и главная та, что экологические вопросы вообще занимают сегодня особое внимание общественности. Но в Красноярске есть свои причины, чтобы снова и снова обращаться к одному из красивейших мест городских окрестностей и любимому месту отдыха горожан. «Столбы» неотъемлемы от города, от формирования его культуры; именно здесь родилась народная традиция — столбизм, вокруг которой, как и вокруг статуса заповедника, бурлит немало споров. Две противоположные точки зрения, которые высказываются в этих дискуссиях, мы выносим сегодня на ваше обсуждение. Отклики, которые поступят на эту публикацию, а также многочисленные письма от красноярцев и жителей других городов края, которые уже пришли в редакцию, будут проанализированы за «круглым столом», посвященным заповеднику «Столбы». Специалисты, представители администрации заповедника и общественности города, советские работники подведут итоги того разговора, который велся в «Красноярском рабочем». К заочному участию за «круглым столом» мы приглашаем и читателей краевой газеты. Каков завтрашний день «Столбов»? Чем они станут — национальным парком, заповедником, лесопарком?.. На какой основе должны строиться взаимоотношения администрации и представителей общественных организаций? Нужен народный совет. Потому что и сами «Столбы» — гордость народа, его достояние.

Главная ценность
С сожалением приходится признать, что современные красноярцы совсем не знают такого движения, как столбизм, или знают понаслышке только теневые его стороны. Причина этого в событиях последних 10-15 лет, характерных вообще для периода застоя. Какова же краткая предыстория вопроса, приведшая к дискредитации столбизма?

Тогда, в середине 70-х годов, краевые и городские органы власти допустили серьезную ошибку, пригласив руководить заповедником «иногородних» — С.Б.Кочановского и И.С.Коссинскую. Уже в начале их деятельности многолетнее взаимовыгодное сотрудничество персонала заповедника и столбистов было нарушено. Новая администрация встала на формальный, бюрократический путь соблюдения закона о статусе заповедников, начала планомерно и жестоко ломать традиции столбизма. Уход С.Б.Кочановского и И.С.Коссинской практически ничего не изменил. Сложившийся коллектив «единомышленников» уже почувствовал сладкий привкус власти и вседозволенности. Вопросы охраны природы, научной деятельности постепенно отступали на второй, если не на третий план. Началось массовое гонение на столбистов всеми дозволенными, а в основном недозволенными методами.

В 1983 году, заручившись поддержкой краевых органов, администрацией была проведена «реформа», выразившаяся в создании нового статуса ТЭР и сокращении его границ до пределов нынешних, что полностью подрывало основы столбизма. Этим актом столбисты были лишены всех прав и изгнаны с исконно столбовских мест, в том числе и с территории Диких Столбов.

Что же такое столбизм? Это явление глубоко демократичное, ему всегда была чужда управленческая надстройка. Все насущные вопросы решались на своеобразных «вече». Последняя акция — начало сожжения избушек — заставила столбистов объединиться. На первых порах объединению очень помогла научная общественность города. И здесь, в Доме ученых, столбисты услышали то, что интуитивно чувствовали ранее, а именно: «Столбизм — это уникальная этническая традиция, не имеющая аналогов в мировой культуре». Был единогласно утвержден и другой тезис: заповедный скальный район и столбизм неразделимы, уничтожение столбизма неизбежно приведет к деградации этого природного комплекса и наоборот. Именно поэтому столбисты с самого начала были против статуса национального парка.

Из этого и надо исходить, решая дела заповедника, оценивая в прессе отклики узких специалистов с сугубо консервативным мышлением, стоящих на формальных позициях и не способных подняться выше мелких, ведомственных интересов, а также просто некомпетентных людей.

В настоящее время в Красноярске осталось не более полутора-двух тысяч столбистов, истинных — и того меньше. Между тем без их помощи администрации не справиться с массой неорганизованных туристов — основных нарушителей заповедного режима. Пресечь этот поток также нереально. Однако во всех нарушениях экологической обстановки в заповеднике обвиняются только столбисты. Изгнание их продолжается.

Ужесточение режима администрация заповедника объясняет всевозрастающей рекреационной нагрузкой, уничтожающей природу под корень. По ее данным, в настоящее время заповедник посещает более 400 тысяч человек в год, в результате чего каждое четвертое дерево гибнет. Это, мягко говоря, не соответствует действительности. Последнее неоднократно подтверждалось докладами ботаников, проводивших вопреки желанию администрации свои исследования в заповеднике. Наконец, это видно и визуально, так сказать, невооруженным глазом. Противится администрация и проведению учета посещаемости силами общественности. Между тем рекогносцировочные подсчеты, выполненные разными методами, дают цифру в пределах 70-120 тысяч посещений в год. Следует учесть, что подавляющая масса туристов передвигается по вполне определенным маршрутам — тропам, не затрагивая и сотой доли территории ТЭР. Кстати, территория последнего составляет в свою очередь лишь три процента от общей площади заповедника. Еще меньший вред экологии скального района наносят столбисты, которые проходят по своим тропам столетней давности только от столба к столбу. Уже в метре от этих троп тайга совершенно не тронута. Также и на большинстве скал (за исключением ряда скал ТЭР) ходами освоена лишь незначительная часть их поверхности.

Думается, совершенно безосновательна тревога авторов статьи «Разумность и мера» («Красноярский рабочий» от 7 мая с.г.) о грядущей всеобщей гибели флоры и фауны ТЭР, включая и район Диких Столбов. На естественный биогеоценоз подавляющей территории заповедника никто не покушается, за исключением красноярских заводов, строящегося КАТЭКа, браконьеров и бесхозяйственной деятельности самой администрации.

Хочу еще раз напомнить: не генофонд главная ценность заповедника, а столбизм. В чисто научном плане данная территория горной тайги широко распространена как у нас в крае, так и за его пределами. Единственная ценность — в эстетическом значении скальных выходов. В непосредственной же близости от города следует, по-видимому, переориентировать и основное направление научной работы заповедника на изучение антропогенной нагрузки. К чему, собственно, администрация исподволь подходит.

Теперь о Диких Столбах — святом для столбистов месте. В течение многих десятилетий этот район был для них особой территорией, где наиболее тщательно охранялись традиции и природа. Как правило, посещали их наиболее опытные, физически выносливые, коренные столбисты. Об этом прекрасно знает К.М.Шалыгин, сам до сих пор туда ходит и тем не менее ратует также за полный запрет посещений («Красноярский рабочий» от 2 апреля с.г.). Его беспокойство, что в случае снятия запрета туда хлынет масса неорганизованных туристов, совершенно напрасно. Дорога к этому району трудна и малодоступна. Наконец, К.М.Шалыгину должно быть известно, что общегородским собранием столбистов в марте этого года было одобрено предложение совета объединения (куда, между прочим, входит ряд высококвалифицированных специалистов-экологов) о выделении в заповеднике трех зон.

Это, во-первых, уже имеющаяся зона ТЭР, свободная для туризма, столбизма и спортивного скалолазания (последнее — лишь на определенных скалах). Далее, территория ограниченного посещения, своего рода буферная зона: в основном район Диких Столбов, контролируемый объединением столбистов и администрацией заповедника. Здесь возможно также проведение интенсивных научных исследований. Третья территория, составляющая более 90 процентов от общей площади, с абсолютно заповедным режимом. В качестве скального эталона она включает часть Диких Столбов и весь район Калтата. Сопоставляя с этим эталоном направленность в изменении экологии двух предыдущих зон, можно принимать аргументированные решения о коррекции в них запретительных мер природоохранного назначения.

В заключение следует сказать, что столбисты, более чем кто-либо, заинтересованы в сохранении для будущих поколений красноярцев природы заповедника и его традиций. Собственно говоря, на карту ставятся несопоставимые в ценностном отношении вещи: вековые традиции, сама судьба столбизма и желание сохранить эталонную чистоту природной обстановки на 2-3 десятках гектаров территории. Защищая экологию, не надо впадать в крайность. Воистину в этом процессе важны разумность, мера и гражданская ответственность по большому счету.

В настоящее время столбисты нуждаются в понимании и поддержке общественности города, в конкретной и действенной помощи советских и партийных органов, иначе наши потомки могут потерять и уникальную традицию, и Столбы в своей первозданной красоте.

Р.Коловский,
научный сотрудник лаборатории физиологии
и экологии древесных растений
Института леса и древесины СО АН СССР,
кандидат биологических наук

 

Столбисты или «дачники»?
Для красноярцев «Столбы» — частица души, радость общения с природой, гордость. Только в 1986 году их посетило 402 тысячи человек.

Но ведь такое паломничество несовместимо с заповедным режимом? Да. Но и запретить людям ходить на «Столбы» невозможно. Поэтому совместным решением крайисполкома и коллегии Главохоты от 19 мая 1983 года «О мерах по совершенствованию деятельности государственного заповедника „Столбы“ на территории заповедника был выделен туристско-экскурсионный район (ТЭР) площадью 1,4 тысячи гектаров с наиболее интересными для посетителей скалами Центральных Столбов и Такмакского района, разработано положение и утверждены правила посещения ТЭР. Это решение внесло определенную упорядоченность.

Этим же постановлением предусматривалось и другое: снос незаконно построенных избушек, строительство спортбаз в Моховом логу, вынос живого уголка в нижнее течение долины реки Лалетина.

Казалось бы, с организацией ТЭР и упорядочением его посещения положение с охраной природы в заповеднике улучшится. Но этого не произошло. Свободный доступ, асфальтированная дорога, канатно-кресельный подъемник, широкая реклама туристско-экскурсионного бюро, конечно, не могли сократить поток людей. Число посетителей возросло до 120 человек на гектар вместо допустимой нагрузки в 3-9 человек, которую рекомендовали ученые. 28 гектаров ТЭР находятся вообще в катастрофическом состоянии. Почвы здесь в 10 раз плотнее, а влагоемкость в сотни раз ниже эталонных участков. Именно потому тропы превращены в эрозионные водостоки. Усыхают деревья, вытаптывается древесный подрост и травянистый покров. Лесная охрана, по сути, бессильна перед этим огромным наплывом посетителей.

Словно чувствуя это, еще сильнее активизировались „избушечники“. Даже в самых потаенных уголках заповедной тайги, словно язвы на здоровом теле, взамен снесенных появлялись новые строения, на которые пошел заповедный лес.

Используя былые спортивные достижения, личные связи, авторитеты, высокие служебные посты и средства массовой информации, „избушечники“ попросту оболгали администрацию и сотрудников заповедника. Можно понять возмущение людей, которые прочитали о зверском избиении лесниками спортсменов-скалолазов (П.Пэнэжко. „Столбы преткновения“, журнал „Собеседник“»), о спекуляции заповедными елками (В.Лаптенок. «Пустили козла в огород», «Красноярский рабочий»), о полыхающей избе «Грифы» и сгоревшем дорогостоящем снаряжении альпинистов и скалолазов компании «Эдельвейс» (Р.Хлебопрос и Д.Владышевский, «Пепел на «Столбах», «Советская Россия»).

Но ведь ничего этого не было! Журналистам, которые готовили эти материалы к печати, надо было проверить факты, а не верить авторам на слово. Сколько ценного рабочего времени, сил и здоровья израсходовано нами, сотрудниками заповедника, на оправдания, объяснения, доказательства невиновности!.. Факты, приведенные в этих публикациях, проверками не подтвердились: не избивали спортсменов, не спекулировали елками, не пылала факелом изба «Грифы», не пропадало ценное снаряжение «Эдельвейса», поскольку имущество избы было описано в присутствии работников милиции.

Понимая, что с упорядочением режима заповедника «дачи» в закрытом районе ликвидируют, эти люди для защиты собственных интересов использовали уникальную народную традицию — столбизм. Было создано общество столбистов, организаторы которого и пытаются сегодня настроить против администрации заповедника общественность города. В настоящее время столбисты подготовили устав и положение об «особом» заповеднике, учитывающем их корыстные интересы. Он предусматривает включение в туристско-экскурсионный район заповедной территории Диких Столбов и строительство 13 избушек. В период междувластья, когда Главохота уже устранилась от проблем заповедников, а Всесоюзный комитет по охране природы практически не сформирован, столбисты при поддержке горисполкома явно торопятся успеть навязать администрации заповедника кабальный договор и проект особого статуса «Столбов» в комбинации старой вывески «заповедник» и нового содержания «национальный парк». Они хорошо понимают, что комитет — самостоятельное природоохранительное ведомство — будет, конечно, отстаивать интересы заповедника. Потому и спешат.

Мнение, на мой взгляд, настоящих столбистов выражено в полемической заметке «Спортзал под открытым небом, или Живой уголок природы» («Красноярский рабочий», № 75), автор которой — старейший красноярский столбист К.М.Шалыгин пишет: «...Что сегодня в активе общества столбистов? В основном бумажная работа, да еще бесконечные споры, выяснения отношений с дирекцией заповедника „Столбы“. Все общество — это оргкомитет да правление. Более того, все нагляднее проявляется стремление уединиться, создать некое „закрытое“ привилегированное общество. Еще нет четких принципов работы с людьми, зато есть список избушек, которые общество построит в заповеднике».

А ведь вред, наносимый «избушечниками» заповеднику, немалый. В радиусе полкилометра как минимум обходят избушки звери. А сколько вреда наносится скалам? Взять хотя бы рекламируемую на всю страну стоянку «Грифов». Как утверждают сами «грифовцы», потрудиться пришлось немало: каждое бревно, заготовленное в заповедном лесу у подножия скалы, поднималось вверх лебедкой, искусно установленной на вершине скалы. Пришлось долбить камни в скале, вбивать анкерные крючья, замуровывать и цементировать ненужные трещины, навешивать переходы и стальные тросы, устанавливать металлические перила и электрический генератор, очищать ходы от мха и лишайника.

В чем же дело? Если вскрыты такие грубейшие нарушения закона об охране природы, то почему заповедник не воспользуется своим правом и не привлечет нарушителей к ответственности? Теоретически все кажется просто. Однако едва материалы на нарушителей попадают в органы правосудия и административные комиссии, как в силу вступают связи, знакомства, авторитеты. Только поэтому из восьми дел по избушкам, переданных для расследования в органы милиции края, положительно рассмотрено лишь одно.

Выход в создавшейся ситуации, думается, только один, и он уже предлагался и заповедником, и настоящими столбистами, но был отклонен, поскольку не совпал с дачными интересами «избушечников». Это создание на базе ТЭРа и сопредельных угодий побережья реки Енисей природного национального парка с выделением трех зон: отдыха, спортивного скалолазания и эстетической — своеобразного музея природы и историко-революционного прошлого.

Должность директора национального парка должна быть выборной, так как от его деловитости, принципиальности и авторитета во многом будет зависеть судьба «Столбов».

Конечно, создание на базе ТЭР национального парка необходимо вести одновременно с решением других проблем организации отдыха и спорта. Почему бы не передать краевому спорткомитету территорию бывшего гранитного карьера, где могло бы законно разместиться каждое спортивное общество, не требуя у заповедника места для избушки? Ведь появление первой в Моховом логу спортивной базы радиозавода (организатор и руководитель Р.Р.Руйга) дало городу имена новых призеров краевых, союзных и даже международных соревнований по спортивному скалолазанию, таких, как Надежда и Михаил Вершинины, к примеру. Вместительный гранитный карьер расположен у подножия Такмака, неподалеку возвышаются Китайская стенка, Ермак и другие скалы, способные удовлетворить запросы любого, самого высококвалифицированного спортсмена. А если приложить руки, хорошо потрудиться — Красноярск получит идеальный скалодром, который в совокупности с горной школой олимпийского резерва в Бобровом логу, детской спортивной школой, сорокаметровым и стометровым трамплинами в урочище Каштак может стать крупнейшим в стране спортивным комплексом.

В общем, перспективы заманчивые. Почему же боятся национального парка «избушечники»? Да потому, что в случае отделения ТЭР «Грифы», «Эдельвейс» и другие остаются в заповеднике на правах нарушителей, не больше. Выявится их сущность, и она, думается, далеко не всегда совпадает с тем действительно демократичным, живым и творческим народным движением, каким является столбизм.

А.Суворов,
старший научный сотрудник
госзаповедника «Столбы»

«Красноярский рабочий», 14.06.88г. № 135 (20826)

Материал предоставлен Андреем Амосовым

Автор →
Предоставлено →
Суворов А. Красноярский рабочий
Амосов А.

Другие записи

Детский спорт
SOS Пришло время, когда мы обязаны спасать не только души и детей, но и весь детский спорт, национальные виды спорта и СКАЛОЛАЗАНИЕ в частности. Перед Вами крик о помощи Детско-Юношеской Спортивной Школы, Учебно-спортивной базы скалолазания Руководителю предприятия, организации, банка Учебно-спортивная...
Вестник "Столбист". № 37. Как я выполнял значок
Редактор вестника С.И. Сенашов — альпинист с 30-летним стажем! Первый раз выполнять значок я поехал зимой (январь 1971). Мы поехали на альпиниаду на Мунгун — Тайгу. Выехали мы раньше всех из Красноярска, и с большими приключениями добрались до аэропорта Ак-Довурак. Там просидели две недели, и несолоно нахлебавшись, возвратились домой. (В своей жизни я еще два...
Депутаты Законодательного собрания на Столбах
Инициатор своеобразного выездного совещания депутат, президент федерации скалолазания Юрий Абакумов. Всех заранее предупредили — только спортивная одежда. Перед походом наверх парламентариев проинструктировали опытные столбисты. Не успели депутаты подняться в первый подъем, который ведет к первому столбу и слонику, как их окружили дети, которые стали просить автографы,...
Вестник "Столбист". № 36. Первое восхождение на Столбах
ИСТОРИЯ СТОЛБИЗМА В 1851 году воспитатель Владимирского приюта Вениамин Капин организовал подъем своих воспитанников на Первый Столб. Так состоялось первое зарегистрированное восхождение на Столбах. Попытаемся реконструировать это восхождение. Ясно, что Капин уже до этого поднимался на вершину, иначе это выглядело бы странно: воспитатель ведет детей в неизвестность....
Обратная связь