В. М. Массон, В. П. Любин «Литературная газета», № 1 (5015)

«Пещера мумий»: фантазии и реальность

Когда я впервые услышал о Кугитанге, то не предполагал, что мне предстоит близко познакомиться с этим удивительным местом...

В середине августа 1984 года газета «Труд» поместила сенсационное сообщение об открытии красноярскими спелеологами в горах Кугитанга на почти недоступной семидесятипятиметровой глубине необычной пещеры с мумиями людей и животных, предметами труда и быта.

«Экспедиция века»


Потрясенный читатель узнавал о целом городе мертвых, застывших в самых диковинных позах.

«...На меня смотрел человек, — говорилось в репортаже, — прижав к груди левую руку, он вскинул правую над головой, словно защищаясь от яркого света... А в двух шагах... скалила клыки... мумия снежного барса, распластавшаяся над мумией винторогого барана... Постоянно попадались остатки утвари, одежды и мертвые, мертвые на каждом шагу. Невероятный случай привел нас в какой-то загробный мир».

Впечатление складывалось такое, будто когда-то давным-давно кипела здесь жизнь и вдруг случилось нечто из ряда вон выходящее. Какая-то страшная катастрофа остановила эту жизнь мгновенно, причем, застигла всех — людей и зверей, птиц и змей — совершенно неожиданно. Это подтверждала и фигура человека, в ужасе «уставившегося» в одну точку, «защищавшегося» рукой от смертельной опасности (авторы так и называли его — «Ужасающийся»). Один за другим возникали вопросы. Что это за загадочный город мумий? Откуда они взялись и как попали на такую глубину? Что за катаклизм настиг их всех вместе и умертвил в одно мгновение в таких странных «живых позах»? Фотография, опубликованная в газете, подтверждала слова автора: громадная кошка в неотвратимом броске нависла над несчастной жертвой — обе фигуры, обтянутые высохшей кожей, как по мановению волшебника, застыли в самый драматический момент.

Редакция «ЛГ» дала мне задание выехать, как говорится, на место происшествия. Конечно, мы будем не первыми, решили в отделе науки, но такие чудеса увидеть действительно стоит.

Узнаю, что на Кугитанг вот-вот выезжает новая экспедиция, звоню в Красноярск, радостно сообщаю руководителю спелеологов о своем желании увидеть загадочную пропасть. Однако тут же ощущаю некий холодок в голосе и слышу о многих препятствиях, стоящих на моем пути.

— Мы, может, вообще не сунемся в эту проклятую дыру, — говорит он мне. — К тому же содержимое пещеры могли уже давно растащить или разрушить любители пещерной экзотики.

Вот это поворот! Выходит, содержимое такой труднодоступной пещеры можно растащить за просто так! Нет, обязательно надо ехать...

К счастью, выясняю — в район Кугитанга выезжают ученые из Ленинградского отделения Института археологии АН СССР. Археологам предстоит палеолитическая разведка в районе Кугитангского хребта, и обследование «пещеры мумий» входит в планы экспедиции. Руководитель, профессор В. П. Любин, предоставил мне место в экспедиционной машине.

И вот я в Ашхабаде, под немилосердно палящим октябрьским солнцем Туркмении. Волна ажиотажа, вокруг загадочной пещеры захлестнула меня в первый же день. В Институте истории туркменской Академии наук при упоминании о ней вздрагивали и хватались за голову.

— Ужас, что творится. Кругом идет голова. Все взбудоражены. Приходят корреспонденты, просят подробности. Звонят с радио, с телевидения...

Скорее туда — на Кугитанг! Вскоре мы были в пути. Все жаждали поскорее приступить к работе и побывать в «пещере мумий», поэтому время в дороге летело незаметно. «Экспедиция века» — так шутливо величали мои попутчики эту поездку. Домыслам и разговорам по поводу города, населенного мумиями, не было конца. На ходу сочинялись частушки:

Там, в пещере Кугитанга,
Мы с тобой станцуем танго
И под каменным дождем
На два голоса споем...

Калейдоскоп чудес


Кугитангский хребет преподнес уже немало сюрпризов. В конце пятидесятых годов, после первых же серьезных научных поисков, здесь в серном источнике открыли неизвестного науке рачка — «водяного ослика». В 1981-м обнаружили в одном из подземных озер уникальную для фауны СССР слепую пещерную рыбку из рода гольцов. Приблизительно в это же время в Кугитанге было открыто плато с окаменевшими следами древних рептилий — динозавров, по-видимому, игуанодонов, (об этом «ЛГ» сообщала 20 июня 1984 года).

Здесь в горах можно еще увидеть пустынного сокола шахина и орла бородача, находящихся на грани исчезновения бухарского барана и винторогого козла; а если очень повезет — повстречаться и со снежным барсом ирбисом. Немало представителей флоры и фауны Кугитангских гор занесено в Красные книги, союзную и республиканскую.

В общем, настоящий кладезь чудес — вот что такое Кугитанг.

Вернемся, однако, к «пещере мумий». Здесь нас тоже ожидали «чудеса».

В нескольких десятках километров от Кугитангских гор мы встретили возвращавшегося оттуда корреспондента ТАСС Ю. Шахназарова, несколькими днями раньше меня решительно бросившегося на свидание с «пещерой мумий». Голодный и усталый, обросший щетиной и покрытый пылью гор, поведал он нам о своих мытарствах. Это было «чудо» номер один: представителя центрального информационного агентства, в одиночку проделавшего нелегкий путь до Кугитанга и несколько дней бродившего по горам в поисках живых людей, красноярские спелеологи попросту не подпустили к этой самой пещере.

Меня спросят, как это можно не подпустить человека и тому, что принадлежит всем? А вот так! В горах — не в городе, где легко найти дорогу к ближайшей станции метро. Спелеологи возвели на его пути непреодолимую стену умолчания. Находясь всего в пятистах метрах от пещеры, корреспондент так и не увидел ее.

Впрочем, это сейчас, после всего, что случилось со мной в пустынных предгорьях, я могу трезво оценить ситуацию, в которую попал мой коллега. А тогда она показалась мне невероятной. Но я бодро продолжал свой путь.

Возле живописного озера Кайнар, что раскинулось в пустынном месте у самого подножия Кугитанга, состоялась наша встреча со спелеологами. Они отдыхали.

И здесь меня ждало новое «чудо», относившееся уже непосредственно ко мне.

Спелеологи согласились показать археологам для раскопок, не связанных с «пещерой мумий», удобное место в горах. Наша машина отправлялась туда. Я же решил остаться, обрадовавшись прекрасной возможности познакомиться с красноярцами, узнать побольше об их работе в пещерах. Радушно улыбаясь, подошел я к живописному лагерю спелеологов.

— Остаюсь вашим добровольным заложником до возвращения проводников, — беспечно начал я, но тут же осекся, увидев настороженное лицо человека (как позже выяснилось, руководителя), шагнувшего мне навстречу.

— А кто вам сказал, что вы нам нужны? Мы не нуждаемся в вашем обществе, — раздраженно бросил он и повернулся ко мне спиной, ясно давая понять, что разговор окончен.

— Позвольте, — ничего не понимал я, — вы меня с кем-то путаете. В чем дело?

— Мы хорошо знаем, что вы подосланы... — тут настороженный человек назвал фамилию, совершенно мне незнакомую.

— Люди измотались в пещере и хотят отдыха, — продолжал он. — Никто с вами не будет общаться. Уходите! — И суровый, предводитель отважных спелеологов снова показал мне свою спину.

Ошарашенный, побрел я прочь, не сознавая до конца, в каком положении оказался. Солнце стояло еще высоко, и в футболке с короткими рукавами было пока тепло.

Послышались шаги — меня кто-то догонял.

— Постойте! Не обижайтесь на него. Постарайтесь понять, в чем дело...

Так я познакомился еще с одним представителем прессы — корреспондентом газеты «Красноярский рабочий» В. Раковым.

— ...Вы опоздали, поезд ушел, — уверенным тоном бывалого репортера начал он свой монолог. — Здесь все успели разведать раньше вас. Теперь это их монополия. Спелеологи ничего вам не скажут. И правильно сделают. Поймите их: они открыли эту «Америку», застолбили ее, и нечего сюда другим соваться.

Так вот оно как! Но я же читал, готовясь к поездке, что задолго до красноярцев эту пещеру обнаружил ашхабадский геолог С. Ялкапов. И в печати тогда было о ней. А тут такие слова: «Америка», «застолбили»...

— Горы не терпят фальши, — продолжал между тем мой собеседник, — они проверяют людей, сплачивают их. Здесь царит железная дисциплина, и уж если руководитель сказал «нет», то с вами никто не будет разговаривать... Ясно?

Все ясно, чего уж ясней.

До возвращения машины оставалось много времени. Я бродил по окрестным холмам, рассматривал норы сусликов и покинутые уже гнезда мелких птиц, вглядывался в далекие вершины. Где-то там сейчас мои друзья, ленинградские археологи... Величественный и загадочный Кугитанг вставал передо мной. Плавно выгибающиеся, как горбы верблюда, его складки уверенно уходили вверх и терялись в небесной синеве. Глубокие каньоны, почти невидимые снизу, прорезали все его мощное тело.

Когда я спустился к озеру, наступили короткие сумерки. В стане спелеологов царили суета и веселье. Ловя последние лучи света, бросился я собирать топливо для костра. Хоть какое-то тепло будет.

Совсем стемнело. Сзади, из-за озера, слышался дружный хохот и песни, перемежаемые звоном кружек. Там горел костер.

Со своим костром я не спешил. Разожгу, решил, когда совсем замерзну, к утру. Назад, к людям, мне пути не было. Крепко сжимая в руке спички, вглядывался я в темноту.

Потянуло ночным холодом...

К счастью, мне не суждено было испытать всех тягот суровой октябрьской ночи. Товарищи меня не бросили, — машина археологов, хотя и поздно, но пришла.

После, более обстоятельно расспросив упомянутого уже корреспондента ТАСС о его скитаниях в горах, понял я, что мне еще повезло. Его приняли куда хуже.

— Я сам увлекался спелеологией, знаком с пещерами, — рассказывал Юрий, — поэтому, получив задание агентства написать о «пещере мумий», сделал все, чтобы скорее попасть туда. Два дня в одиночку бродил по вершинам и каньонам в поисках красноярских спелеологов. Ночевал в каменных расщелинах. Наконец попал в их лагерь. И... возвращаюсь с пустым блокнотом. Меня не только не подпустили к пещере — даже минимальной информации о ней не дали. К кому я ни подходил с вопросами — наталкивался на молчание. Отсылали к руководителю — Л. Петренко. А тот мою журналистскую работу называл не иначе, как разбоем. Странно было все это видеть и слышать — ведь действительно, не на Диком же Западе во времена золотой лихорадки мы встретились!

А был ли мальчик?


Еще через несколько дней пути и раскопок в горах наша археологическая партия прибыла наконец к наделавшей столько шума «пещере мумий» — несколько членов экспедиции уже побывали здесь вместе с красноярцами и хорошо знали дорогу.

Пустынная, безлюдная местность на высоте примерно полутора тысяч метров над уровнем моря. Здесь бывают только охотники и чабаны. Да еще любители пещерных тайн посещают иногда эти места.

Чтобы попасть к удобному входу в пещеру, достаточно, как по ступенькам, сделать несколько шагов по камням с плато вниз. Еще через несколько метров, пройденных в полусогнутом состоянии, попадаешь в первое расширение пещеры. Десяток шагов дальше — и перед тобой возникает коварный провал, который разверзается прямо под ногами. Луч фонаря с трудом вырывает из темноты ловушку, и странная сила так и тянет к ее краю.

Хорошо представляешь, как неотвратимо приближался к гибели человек, впервые ступивший в пещеру с факелом или свечой над головой (упасть в пропасть и остаться живым — никаких шансов).

Археологи — люди дела. Они сразу же начали раскопки при входе в пещеру в надежде отыскать следы пребывания здесь древнего человека. В глубине пещеры, недалеко от вертикального колодца, заложили шурф. Результаты были не бог весть какие: возраст пещеры — самое большее около пяти тысяч лет. Находки — обломки глиняных сосудов, железный наконечник стрелы, остатки очагов — говорили о том, что люди посещали ее лишь периодически. И скорее всего в исторические времена — времена письменности.

Что же касается содержимого двух вертикальных колодцев — здесь много неясного. Ведь на дне пещеры не побывал ни один ученый, ни один журналист. Спелеологи отказались спускать туда кого-либо, кроме членов своей группы. Все поднятое оттуда выглядело чрезвычайно бледно в сравнении с тем, как описывалось.

Несмотря на нежелание спелеологов вести со мной беседы, мне все же довелось стать свидетелем их разговора с археологами, где речь шла о «пещере мумий» и цветных снимках оттуда. И вот что выяснилось: замечательные их слайды, по сути дела, фальсифицированы. Фотографируя найденные ими на дне пещеры останки человека и животных, спелеологи прибегли к нехитрым режиссерским приемам. Приставили мумифицированные останки человека к стене, придали фигуре драматичную позу — и вот получилась на слайде потрясающая воображение картина — «Ужасающийся». Еще большая работа была проведена с мумиями барса и джейрана: их расположили совсем уж в духе античного сюжета — хищник терзает свою жертву. Дополненные соответствующим текстом фотографии эти и наводили на мысль о каком-то катаклизме, застигшем врасплох людей и животных в одно страшное мгновение.

На вопрос: «Зачем же вы это делали?» — спелеологи простодушно отвечали: «Чтобы привлечь внимание ученых».

Поскольку на дно пещеры попасть не удалось, я долго осматривал верхний ее этаж.

«...Выступают сверкающие хрустальные кусты, могучие, жемчужного отлива колонны сталактитов, нежная изморозь гипсовых кристаллов...» — вспоминал я поразившие меня строки. Ведь это как раз об этом, верхнем этаже. Где же все описанные красоты? Кроме нескольких сероватых сталактитов и запыленного натека на стене, ничего обнаружить не удалось.

А был ли вообще мальчик? Может, мальчика не было?

Разумеется, можно задать и другой вопрос: как же все-таки попало в пещеру столь много людей, животных? Если, конечно, они имеются там в количестве, описанном спелеологами. Можно выдвинуть равные версии, считают специалисты. Например, такую. В тридцатые годы в районе Кугитанга орудовали басмачи. Наверняка им были известны многие пещеры в горах. Вот они и использовали удобное и скрытно расположенное место для уничтожения следов преступлений. Кстати, антропологи из Ашхабада, внимательно осмотрев один из черепов человека, поднятых оттуда спелеологами, определили: он попал в пещеру около пятидесяти лет назад.

Но зачем было басмачам бросать в пропасть домашних животных?..

Тут некоторые делают еще одно предположение: в более древние времена в пещере могли вершиться религиозные, ритуальные обряды с жертвоприношениями.

В пользу этих двух гипотез говорит и то обстоятельство, что на дне обоих семидесятипятиметровых колодцев обнаружены высокие холмы, состоящие, по словам спелеологов, из земли, камней, останков людей и животных. Все падавшее сверху и образовало холмы.

Эти предположения уже сейчас можно было бы принять или отвергнуть, если бы спелеологи извлекли на «свет божий» достаточное количество мумий, о которых столько говорилось. Тело, упавшее в такую пропасть, обязательно будет иметь множественные переломы костей. Но, увы, достали лишь несколько отдельных костей да две-три мумифицированные кисти и ступню, которые затем просто бросили недалеко от пещеры...

Последние «сюрпризы»


Покидал я Кугитанг, очарованный его красотой и пораженный сделанными здесь в последние годы интересными настоящими научными открытиями. Мне довелось стать свидетелем того, как археологи нашли каменные орудия древнего человека. Это не может оставить тебя равнодушным!

Да и само мое пребывание в загадочной пещере дало неожиданный научный эффект. Возвращаясь как-то оттуда, я снял с себя полтора десятка беловатых, с булавочную головку клещей. И если некоторые члены экспедиции шарахались от меня, как от прокаженного, опять-таки напуганные чтением фантастических рассказов о страшных клещах «пещеры мумий», то в Москве неделю спустя я выслушал массу благодарностей от биологов, когда вручал им это насекомое, представляющее для них, как выяснилось, немалую ценность.

Оказалось, что это личинка аргасового клеща орнитодоруса, паразитирующего, как и взрослые особи, на дикобразах, лисах, барсуках. Они очень чутко реагируют на появление поблизости любого теплокровного животного, в том числе и человека...

...Вот, пожалуй, и все чудеса, а ведь вполне серьезно писалось еще о змее толщиной с бревно, утаскивающей целых баранов, о леденящей душу встрече со следами огромной кошки. Все это не соответствует реальности.

Остается только удивиться почему «фантасты» не сделали еще один, напрашивающийся сам собой шаг — не соединили нынешние палеолитические находки профессора В. П. Любина с обнаруженными здесь несколько лет назад следами вымерших гигантских рептилий. Тогда бы оказалось, что неандертальцы преследовали динозавров и насмерть забивали несчастных животных своими каменными орудиями.

***

В заключение скажу: Кугитанг — действительно чудо, это истинный музей. Сокровища его уникальны. Сама природа создала тут заповедник. А вот человек пока не объявил его территорию охранной, заповедной, хотя предложение об этом было научно обосновано более четверти века назад, а проект, разработанный в Минлесхозе Туркменской ССР, согласован уже почти со всеми заинтересованными организациями.

И пока еще остались следы динозавров, пока плавает в подземных, водоемах слепой пещерный голец, пока каменные залы хранят свое красоты, а к «пещере мумий» не хлынули полчища любопытных, надо, наверное, воплотить это предложение в реальность.

Даже не увидев тех чудес, о которых читал и к которым стремился, я счастлив, что побывал в сказочном краю — Кугитанг.

Валерий Шаров

Комментарий ученых


Пещера, о которой идет речь в репортаже В. Шарова, не такое уж редкое явление. Это одна из широко распространенных в известняковых районах вертикальных карстовых полостей (шахт). Природные ловушки такого типа встречаются повсеместно от Атлантики до Тихого океана: в Альпах, Карпатах, в Крыму, на Кавказе и Алтае, в Саянах и Уссурийском крае. Многие из этих шахт стали настоящими кладбищами ископаемых и современных животных.

Среди наиболее известных естественных шахт-ловушек последнего, четвертичного периода можно назвать Аверкиеву в Крыму, Медвежью, Асадзхицру и Гелгелук на Кавказе, Айдашинскую, Сыйскую, Дивногорскую — в Средней Сибири. В таких ловушках непосредственно под шахтными стволами накапливаются конусовидные осыпи, состоящие из упавших сверху земли, камней, останков животных и частей растений. Неоднократно в них обнаруживали и останки людей.

Кугитангская пещера — одна из таких коварных шахт-ловушек.

Примечательная особенность этой западни — естественная мумификация трупов угодивших в нее животных и людей. Высыханию тел благоприятствует теплый и сухой микроклимат пещеры. Однако подобный микроклимат характерен и для некоторых других пещер страны. Мумифицированные останки животных сохранились в Разбойничьей пещере на Алтае, в Богатырских пещерах под Нижнеудинском. Так, в Малой Нижнеудинской пещере новосибирский палеозоолог Н. Д. Оводов обнаружил останки девятнадцати видов млекопитающих.

Нет оснований считать мумии пещеры Кугитанга результатом ритуальной мумификации. Обвальные конусы под шахтами, на наш взгляд, накопились естественным путем. Искусственно привнесены в них могли быть лишь различные хозяйственные отходы, сбрасывавшиеся в колодцы обитателями верхней горизонтальной галереи. Как показали наши раскопки в этой галерее, в ней периодически, но на непродолжительное время останавливались люди (найдены остатки кострищ и небольшое количество обломков глиняных сосудов начала нашей эры и средневековья).

«Пещера мумий» представляет, на наш взгляд, небольшой научный интерес. Возраст поднятых с ее дна предметов невелик: от средневековья до наших дней.

Что касается журналистских описаний пещеры, то тенденция к полуфантастической подаче подобного материала наблюдается издавна. Так, в «Московских ведомостях» от 11 июня 1899 года, рассказывая об известной Айдашинской пещере близ Ачинска, журналист писал: «...Из глубины... часто раздаются унылые женские стоны, при которых дрожь пробегает по телу и волосы становятся дыбом».

В. М. Массон,
заведующий Ленинградским отделением
Института археологии АН СССР,
член-корреспондент АН Туркменской ССР;

В. П. Любин,
заведующий сектором палеолита
Ленинградского отделения Института
археологии АН СССР,
доктор исторических наук

«Литературная газета», № 1 (5015),
1 января 1985 г.

Материал предоставлен В. А. Деньгиным

Автор →
Предоставлено →
В. М. Массон, В. П. Любин «Литературная газета», № 1 (5015)
Деньгин Владимир Аркадьевич

Другие записи

Вестник "Столбист". № 3. Милых читательниц поздравляем с праздником весны! (Розалия Беззубкина)
Вспари и два крыла раскинь В густую трепетную синь, Скользи по божьим склонам — В такую высь, куда и впредь Возможно будет долететь Лишь ангелам и стонам. В.Высоцкий Список альпинистов взошедших на все семитысячники СССР впервые пополнился именами красноярцев в 1972 году. Среди"новорождённых" «снежных барсов» были и женщины: Р. Беззубкина и Н. Луговская....
Некролог о кончине Г.Д.Дулькейта
Коллектив государственного заповедника «Столбы» с глубоким прискорбием сообщает, что на 92-м году жизни после продолжительной болезни скончался доктор биологических наук ДУЛЬКЕЙТ Георгий Джемсович, и выражает соболезнование родным и близким покойного. Вынос тела состоится 14 августа в 14 часов дня по адресу: ул.1-я Боровая, 4, кв.3. «Красноярский рабочий», 13.08.88 г....
Без страховки к новым вершинам
В конце минувшей недели были подведены итоги Кубка России по скалолазанию «Приз памяти Е. Абалакова». В соревнованиях, проходивших на открытом скалодроме в фан-парке «Бобровый лог», участвовало около 160 спортсменов из 17 регионов России. К радости земляков, красноярские спортсмены Виктор Козлов и Ольга Бибик стали лидерами в боулдеринге, виде скалолазания по коротким, но очень...
Состоялась презентация книги «Красноярские Столбы»
В красноярском Доме журналистов 25 мая была презентована новая книга «Красноярские Столбы». Издание посвящено 80-летию образования государственного природного заповедника и 90-летию системы заповедников России. На презентации присутствовали ветераны столбистского движения, скалолазы, красноярские фотохудожники, заместитель губернатора края Андрей Гнездилов, депутат Заксобрания края Юрий Абакумов, директор...
Обратная связь