Петренко Леонид Тимофеевич

Красноярская мадонна. Корни столбизма

Писатели, ученые, политические и религиозные деятели нечасто и очень смутно упоминают о столбизме. Лишь как о красочной подробности, достопримечательности. Никто и никогда не пытался осмыслить сути красноярского феномена. Удивительная естественность русского скалолазания, идеальная слитность человека с пейзажем как-то затенили уникальность столбизма. Более того, его единственность в мировой культуре. Свободное скалолазание на Столбах существует уже почти полтора века, но еще ни один пытливый ум не осмелился исследовать это божественное явление в движении человеческого духа.

Певец красноярских Столбов, организатор и первый директор заповедника, ученый-ботаник Александр Леопольдович Яворский утверждал: «Героический пейзаж породил героические забавы». Современная информатика противоречит этому. Сегодня мы знаем, что на планете много городов окруженных красивейшими горными ландшафтами, но нигде не существует ничего подобного столбизму. Формула А.Л.Яворского прекрасна своей поэтичностью. Однако, указывая единственную причину, А.Л. недооценил сложности, воспеваемой им высшей формы человеческой деятельности. Возникнув еще до отмены крепостного права, столбизм пережил все российские социальные катастрофы XX в., показав удивительную жизнестойкость.

Столь сложное и столь устойчивое явление питает и поддерживает система основополагающих причинных связей человеческой сущности и земной природы. Словно Земля, в представлении древних географов опирающаяся на трех китов, живое древо столбизма опирается на три главных корня: социальность (связь с жизнью общества), духовность (связь с движением человеческой души, генетической памяти), природность (по формуле А.Л.Яворского связь с пейзажем, рельефом и фактурой скал).

Социальные корни столбизма
Духовные корни столбизма
Географические корни столбизма

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Петренко Леонид Тимофеевич
Петренко Леонид Тимофеевич
Петренко Леонид Тимофеевич
Леонид Петренко. Красноярская Мадонна

Другие записи

Восходители. Вниз
И все же фифти-фифти было. Может быть, уже на восьми тысячах они ненавидели эту гору, самих себя и друг друга. Пройти по ранее непройденному маршруту до «классики» вовсе не означает подняться на вершину, говорил же и Антипин: больше всего боялся, что парни очень-очень устали. Вот, умирает австриец, вон, спускаются безуспешные...
Стоянка у Хитрого ключа
Само название Хитрый ключ является уже интригующим. Почему ключ вдруг стал хитрым? Таких хитрых ключей вблизи известняков по окрестностям Красноярска наберется, может быть, не один десяток. Такие Хитрые ключи, Пещеры, провалы, связанные с известняками, это образования одного порядка. Содержание свободной...
Столбы. Поэма. Часть 20. Львиные ворота
Гиганты порталы времен Тамерлана Века пережив нерушимо стоят, Ревнивые дюны песков Туркестана Стиль мавров искусных поныне хранят. И нежится в небе глубоком и синем Чудесная зелень немых арабеск, И тихая голубь в законченных линиях Пред синью небесной стушила свой блеск. Никто не входил в эти мертвые двери...
Рустам-Бек
(современная былина без начала и конца) 1. Про разбойничков ...У нас был случай на стояночке Подвалили к нам Да дружиннички, Увидали двух наших мальчиков — Меж собою речь повели они: Гляньте, братушки, Эх, да дружиннички, Рать какая здесь Собралась у них: Двое мальчиков — Рать нешуточна...
Обратная связь