Деньгин Владимир Аркадьевич

Книга - 1 Часть - 3 "Наши горы"

Хоть ты и мастер спорта, а не столбист.

Были мы новичками в благословенном альплагере «Актру» на Алтае летом 1963 года. Вкусили сполна всё, что новичкам положено: в 30-градусную жару в брезентовых штормкостюмах карабкались по крутому склону на «Зеленую гостиницу» с 30-килограммовыми рюкзаками и с охапкой поленьев для костра, упираясь носом в пятки впереди ползущего; на  морене под ледником «Большой Актру» спали в протекающих палатках-перкальках под мокрым снегом пополам с дождём, уложив девчат посерёдке, а утром выжимали свои мокрые насквозь спальники; всё, как обычно... Но рассказ не о том...

На той же морене, пока варился обед, красноярцы нашли камень метра 3-4 высотой и по очереди на него лезли. Подошёл инструктор, мастер спорта, молодой и бородатый. Посмотрел на бодро выходящих наверх новичков и с видом- раздайся, грязь, навоз плывёт- решил влезть на камень. Но- сорвался. Очень удивился, попробовал ещё -ещё сорвался, потом ещё, потом озверел и стал бросаться на камень, как бык на красную тряпку, но безуспешно. А в промежутках между его бросками зелёные новички один за другим легко выскакивали наверх. Подумал он и говорит: «Наверно, мало я поел,» - и пошёл добавить. После добавки он и подавно не смог влезть.

А сопливые новички, к досаде мастера спорта, по-прежнему один за другим бодро влезали на неприступный для него камень...

 

Принцесса Ливана, африканский царевич и я

 Приехали мы в июле 65 г. в альплагерь «Ала-Арча» всей компанией «Грифы». Тогда же завезли в альплагерь студентов из Университета дружбы народов имени Патриса Лумумбы. Кого только среди них не было! Много африканских негров – поговаривали, что сыновья вождей племён, типа царевичей. Коля М. с ними быстро сошёлся; разговаривал по-английски и подбирал на гитаре африканские мелодии.

              Среди прочих студентов были две подружки: одна из Лаоса, тоненькая, как стебелек, и желтая насквозь – аж просвечивала; а другая – принцесса Ливана, девчушка плотненькая, и на лицо очень даже ничего, но сильно лилового цвета. И вот с этой принцессой наши девчата решили меня познакомить, и даже сосватать.

              Каким-то образом они с ней договорились, и стала она на меня поглядывать. Меня же останавливало присутствие в их группе руководителя – похоже, из КГБ. И опять же, сильно она была лиловая.

              Тут подошло время готовиться на выход в ущелье Аксай – аж на неделю. И понеслось: кто продукты получает, кто оформляет маршруты – короче, все при деле. Мне досталось сварить мазь для обуви и смазать своему отделению горные ботинки. И ходил я по лагерю по уши в этой мази, как негр. И все от меня шарахались.В таком виде никаких контактов с принцессой не могло быть…

              Вернулись мы с Аксая через неделю, а принцесса со своей прозрачной подругой уже уехали. Не скажу, чтоб я сильно об этом горевал – некогда было, да и девчонок наших вокруг хватало…

              Был, правда, казус у меня с одним из африканских царевичей: спустившись с гор, пошли мы в баню. Там как раз присутствовала особа царских кровей. А я намылил мочалку, сую её в руку царевичу и толкую ему – по-русски – чтобы спину мне потёр. Он оказался без амбиций и намылил мне спину. Тем и кончились мои встречи с их высочествами.

Фирменное мороженое

 Зимой 67 года были мы в Домбае (Западный Кавказ) в горнолыжном лагере «Красная звезда». Катались на горных лыжах и загорали. Тогда большим успехом пользовалось наше фирменное мороженое: половина снега, половина сгущенки, размешать тщательно, к столу подавать охлаждённым.

Готовить его было нетрудно, да и морозец по вечерам доходил до 30°. Называлось это блюдо «Жёлтый снег», так как имело желтоватый оттенок. Девчонки из Москвы и прочие европейцы долго пытали нас, сибиряков, по поводу названия.

Когда наше терпение лопнуло, мы вывели их за угол дома и показали, откуда берём снег для фирменного блюда. Больше вопросов не было, правда, мороженое всё равно ели с аппетитом.

 

Дугобинскаая опупея (I-IV)

1. Гонки за поваром

В начале июльской смены 1967-го года в альпинистском лагере « Дугоба» было много участников и мало инструкторов. Поэтому на медкомиссии вместо 20-ти приседаний заставляли делать 60, а потом мерили пульс и давление и браковали народ нещадно.. .У меня всё было в норме. Выхожу от врача, меня подхватывают и говорят «бежим!». Выбегаем из лагеря, бежим вниз по речке; на ходу спрашиваю- в чём дело? Отвечают, что мы должны перехватить в деревне повара, который проворовался и стреканул вниз, чтобы на попутке уехать в Фергану. А там его уже не достанешь... Добегаем до окраины деревни - двое в шортах бегут дальше, а мы двое- в плавках- остаёмся, чтобы не смущать своим видом местных узбеков-мусульман... Через полчаса приходят наши; говорят. что не успели поймать повара - уже уехал. Принесли пакет купленного в деревне КУРТА- овечье молоко сквашенное и высушенное в твёрдые кислые катышки с ранетку величиной. Пришли мы в лагерь, угостили девчат куртом. Немного погодя, они бегут к нам с претензией - почему в этих шариках попадаются жёсткие чёрные волосы. Пришлось им рассказать технологию изготовления: когда молоко сквасят и процедят, узбечка задирает подол и на ноге катает шарики, которые потом сушатся на крыше под солнцем до готовности, так что в наличии волос нет ничего особенного... От такого объяснения девчата долго плевались и оставили все шарики нам...

2. Коррида

Через день - другой вызывает начальник учебной части 4-х первых попавшихся и даёт задание: привести из деревни для столовой 4-х годовалых бычков, которых туда привезут на грузовике. Взяли мы 5 -метровые репшнуры( верёвка диаметром 6 миллиметров), а я на всякий случай прихватил рюкзак... Сидим на краю деревни, ждём грузовик с бычками. Рядом над ручьём - яблоня с большими спелыми яблоками. Нарвал я их с полрюкзака, а это - ведра 2-3, думаю, пригодятся. Тут и бычков подвезли. Репшнуры на рога, и повели мы их вверх по речке. На полпути - мост без перил. Бычки упёрлись копытами и не идут на мост. И вот двое или трое тянут быка за рога репшнуром, а один сзади пихает его, и попутно крутит ему хвост по часовой стрелке... Так переправили через мост всех четверых, довели до лагеря и построили на линейке. Ударили в сигнальный колокол; сбежался весь лагерь. Отрапортовали начальнику учебной части: задание выполнено - бычки доставлены. Нас поблагодарили, и мы хотели уже идти отдыхать, но тут какой-то балбес хлестнул бычка верёвкой по глазам. Тот взъярился и начал гонять народ по линейке, стараясь поддеть рогом. Потом он выскочил за ворота и продолжал гонять хохочущую толпу «тореадоров» по поляне над обрывом, а потом задрал хвост и ринулся вниз по тропе. За ним в погоню кинулась почему-то наша четвёрка, прихватив 30-тиметровую верёвку. Мы добежали до моста, обойдя бычка, и сложили на мосту барьер из камней, чтобы бык не убежал в деревню. Потом стали гоняться за ним, а он гонял нас. Запомнился такой момент: бычок стоит возле камня метра 2 высотой; отчаянный товарищ Ваня, скалолаз с Токтогульской ГЭС, вяжет ему верёвку на рога, а мы стоим рядом, готовые ко всему. Бычок косился-косился на Ваню, да как кинется на него с рогами! Ваня с места без разбега взлетел на камень, и мы туда же. Стоим наверху, а бычок носится вокруг, и всё пытается достать нас рогом...

Наступила ночь, взошла луна, а мы всё ещё гонялись за бешеной скотиной. Наконец он упал и захрипел. Мы тоже были не лучше. Привязали его за камень и пошли в лагерь. Смотрим, из ворот лагеря выезжает узбек на осле и с мелкашкой поперёк. Мы ему: «Ты куда?» А он « Быка стрелять». «Не надо стрелять, мы его привязали, утром заберёшь». С этим скотом мы пробегали обед и ужин, поэтому залезли в столовую, нашли кастрюлю с горелой кашей, перекусили и отправились спать.

3. А поутру я съел кусочек мыла...

В 6 часов утра меня будят и говорят: « Через пять минут построение, а это тебе» - и показывают кучу продуктов у койки. Вытряхнул я из рюкзака яблоки за палатку (их потом съели ишаки), сгрёб всё в рюкзак и выскочил на построение как раз вовремя.

Правда, спросонья и с голоду увидел что-то, похожее на сухарь, сунул в рот и жую на ходу. Это оказался кусок мыла. Изо рта у меня полезла пена, а на линейке стоит наша командир отряда, маленького роста тётя - мастер спорта! - и жуёт яблоко. Подбегаю, вырываю у неё изо рта яблоко и жую его, чтобы избавиться от пены. Она сперва обалдела от этого, потом всё поняла и даже замечания не сделала...

Идём мы вверх по речке, а я сплю на ходу. Инструктор на очередном привале спросил, что со мной. «Я, говорю, ночью быка гонял». Тогда он взял мой рюкзак, а мне дал свой, намного легче...

Пришли, поставили палатки и пошли на скальные занятия. Мне инструктор говорит:

«Ложись и спи». Ну я и сплю.

Подходит другой инструктор - гнусный москвич. «Что это, говорит, у тебя участник спит, а не занимается?» Наш ему толкует: «Это красноярец, он всю ночь быка гонял». Москвичу против красноярцев - скалолазов сказать нечего, он умолк и отошёл, а меня в конце занятий разбудили.

 

4. Накормил, называется …

              В 67 году были мы в альплагере «Дугоба», по-узбекски - две коровы, или две скотины. Скотов-альпинистов там было гораздо больше, и среди прочих – Сашка Пиратинский. Это сейчас он – доцент, профессор и так далее, а тогда был балдёжник ещё тот!

По отзывам, он особо не блистал ни в скалолазании, ни в альпинизме; зато был выдающимся организатором. Особенно это проявилось при подготовке и проведении прощального вечера по окончании смены. Но рассказ не о том…

Стояли мы всем лагерем на стоянке «Пуп Сельского». Сашка в тот день дежурил на кухне в своём отделении и должен был сбегать в лагерь за продуктами. Попытался он от этого увильнуть, так как следующим утром шёл с другим отделением на восхождение. Но его товарищи были неумолимы: раз дежуришь, значит беги вниз и неси продукт. А вниз – часа 1,5 ходу, да из лагеря – часа 2,5 с грузом. Поэтому он с неохотой пошёл после обеда за продуктами и зловеще пообещал: «Ну, я вас накормлю». Поздно вечером пришёл, поставил рюкзак с провизией у палатки, а рано утром ушёл на восхождение.

Товарищи из его отделения проснулись в ожидании завтрака, кинулись к рюкзаку с продуктами и хором взвыли. Оказалось, что на всю положенную сумму он получил в лагере хрустящие хлебцы и шоколад: и деньги потратил, и нести легко. Голодный народ разбежался по другим отделениям; их, конечно, накормили. Они, в свою очередь, поделились имеющимся. Так и жили они и все остальные, пока всё не съели. Весь день они ждали Сашку с горы, чтобы учинить над ним расправу. Но он заранее учел этот вариант, поздно вечером потихоньку прошмыгнул мимо стоянки на «Пупе Сельского» в лагерь, откуда и появился на следующий день, когда страсти уже утихли.

 

Прохватило...

В июне 75-го года были мы в альплагере «Артуч», в Фанских горах. В самом лагере жили недолго , ушли наверх, на Куликолонские озёра, и жили там, иногда сбегая вниз за продуктами.

Однажды пошли своим отделением на вершину Рузероват (по узбекски - сторож), замыкавшую вход в ущелье. Правда, мы её тут же перекрестили, и называли кто - Резерватив, а кто - Презервуар...

Утром дежурный Витя С. нажарил яичницы с колбасой и сварил кофе. Позавтракали часов в 6 утра и двинулись. По пути в зарослях арчи - можжевелового дерева - почувствовали мы с Витей бурление в животах и вовремя откатились в сторону.

Подошли мы под маршрут, связались. Я был в первой связке с инструктором - красноярцем Юзефом К. Витя связался со своей женой Лидой.

По катушке длиной метров 70-80 вышли мы с Юзефом на полку метра 3 длиной, и он прошёл чуть выше, на полку поменьше. Ждём Витю с Лидой. Посреди катушки Лиду прохватило; и кричит она мне: «Уходи дальше!» Глянул я за полку, а там - отвес метров 100. « Нет, говорю, дальше не могу…» И вот гляжу с полки вниз, а посреди катушки (скальный склон крутизной 40-45 градусов) видна Лидина оранжевая каска, и почти возле меня - Витя, который страхует Лиду, выйдя на полную верёвку выше; гляжу наверх - там Юзефа рвёт - тоже, видно, с колбасы. Ну и хихикаю потихоньку, чтоб не обижать страдающих внизу и вверху.

Отстрадав, полезли дальше. На ключевой участок выпустили меня. Там был забит шлямбурный крюк внизу, и через 45 метров стенки - наверху. Лазанье было приятное - как на Столбах.

Принял я всех, а дальше - почти пешком. На вершине были в 10 утра, а связь - в 12. Съели мы всё, что у нас было, рассказали все анекдоты, и ещё долго сидели до связи.

В 12 дня на всех окрестных вершинах заработали все рации. Нам скомандовали валить вниз и не засорять эфир, что мы и сделали.

Сбежали вниз по крутому травянистому склону, вышли на зелёную поляну к ручью.

По поляне красиво скакали кони, и тут же сидели два узбека - пастуха. Они пригласили нас к столу и выставили таз жареной печёнки - вчера зарезали корову. Навалились мы вшестером и съели весь таз, запив З-мя-4-мя кумганами чая, литра 1,5 ёмкостью.

А кумган - такой пузатый кувшин медный с узким горлышком, и весь покрыт узорной чеканкой.

Пригласили мы пастухов в гости к нам, дали им таблетки, которые у нас были, и пошли к себе.

А там наша повар - профессионал Вера С., по прозвищу Варешка (не от рукавички, а от слова «поварёшка»), наварила борща. И пришлось нам съесть борщ, хотя мы от печёнки жареной ещё не отошли. И было нам тяжело.

Уха из живых толстолобиков

              Кончилась последняя смена в альплагере «Варзоб», и спустились мы в город Душанбе в конце сентября 78 г. Поселились на базе лагеря и жили там три дня до самолета домой.

              В первый же вечер закупили сухого вина и шампанского (по 3 рубля бутылка), набрали фруктов и овощей на рынке и накрошили салат в большом тазу, в котором, по слухам, до этого мыли полы. Вечер прошёл в очень тёплой обстановке. Утром возникла идея сварить к вечеру уху из толстолобиков, которых на рынке продавали живьем из большой цистерны. Поручили покупку и доставку рыбы самому младшему по спортивной квалификации – значкисту, и даже не красноярцу. Поставили задачу – рыба, которую надо варить, должна быть живая, иначе вкус ухи будет не тот. Но… у нашего значка сразу же возник вопрос: а как донести рыб живыми? От рынка до базы – ходу самое малое 20 минут по тридцатиградусной жаре, и он не ручается за доставку. Принялись его инструктировать в таком духе:

  • Цистерну с толстолобиками знаешь?
  • Знаю.
  • А рядом цистерну с пивом разливным видел?
  • Ну, видел
  • Так ты сначала у цистерны с пивом выпей 2-3 кружки пива, а потом бери толстолобиков.
  • Ну и что?
  • Надо же до чего тупой значкист пошёл! Ты бери рыб, пихай в штаны, и неси.
  • Так они же задохнутся без воды!
  • А пиво на что? Как начнут рты раскрывать, ты им сразу струю в рот, вот и донесешь до базы…

То ли принял всерьёз значкист такой инструктаж, то ли нет, но рыб для ухи он донёс живыми, и вечером её дружно выхлебали, изощряясь по поводу животворных струй в разинутые рыбьи рты.

 

Гора Белуха

Позади – суматошные сборы, и 27.07.01 мы едем на Алтай. Двое суток в поезде с ежедневными песнопениями под гитары; день в автобусе – и мы в поселке Тюнгур – исходной точке нашего похода к Белухе. Утром грузим на лошадей снаряжение и продукты, отправляем с караваном двоих – С. Бирюкова и В. Деньгина, а сами налегке (с двухдневным запасом продуктов) идем другим путем – по долине реки Ак-Кем. Из-за дождя шли три дня. Караван же пришел за 2 дня. Группа Дениса Киселева шла автономно. Их было семеро. На озере Ак-Кем поставили базовый лагерь. Отсюда новичков сводили на занятия, а потом на вершину Броня 1Б кат. сл. Встретив как положено «новорожденных» значкистов, наутро 5.08.01 вышли к Белухе. Первая ночевка - после Ак-Кемского ледника в хижине на Томских ночевках, вторая – под маршрутом недалеко от Верблюдов – двух скал на Катунском леднике.

И вот 7 августа в 1.15 ночи мы вышли на штурм (Лаптенок В.Д., Суворкина Л.Д., Бирюков С.В., Деньгин В.А.). Шли при полной луне, по хрустящему фирну. Скально-ледовый гребень проскочили не связываясь (нужды не было), и к рассвету поднялись на вершинный гребень. Погода отличная. На вершине ветерок, и солнце восходит – хорошо! Пишем записку – и на спуск. По скальному гребню спускались по двойной веревке (петель там было много). На середине гребня нас накрыл туман, видимость упала метров до двадцати. Встретили тройку ребят из Москвы. В 8.30 утра были у своей палатки; к туману добавился мокрый снег. Быстро собрались, связались и пошли вниз. На спуске попадались трещины.

Выйдя на ровное плато, с радостью встретили яркое (слишком) солнце. Насчет масок не побеспокоились, и впоследствии шкура на лицах сползала у всех, кроме Л.Д. Суворкиной.

 

На привале Делоне нас ждали наши товарищи – значкисты Е.М. Краева и В.В. Деньгин, а также кинооператор Ю.И. Устюжанинов, поднявшиеся на перевал с помощью В.Ф. Янова и С.М. Прусакова. У нас, еще горячих, были взяты интервью. На перевал к этому времени вышло очень много народу, поэтому спуск продлился до семи часов вечера. Спустились сами и помогли другим. Переночевали в хижине. Утром вышли к озеру ниже ледника к протоке с теплой водой и серо-голубой грязью (наверно – лечебной). В воде мы лежали, а грязью мазались. Добравшись до базового лагеря, устроили баню и в чистом виде уснули.

Наутро – сборы, загрузка лошадей – и я еду верхом через перевал Кара-Тюрек; а все остальные – пешком по долине Ак-Кема. Приключений на обратном пути было у них и у меня достаточно. О своих они пусть пишут сами, а я умудрился соскочить с лошади, когда она упала в реку. Но все окончилось благополучно; лошадь вытащили. Правда, во вьюках был аккумулятор Ю.И. Устюжанинова, который он упаковал в три полиэтиленовых мешка. Это не помогло, и кинооператор наш очень сильно переживал.

Обратная дорога шла в таком же ритме – днем шатались по Бийску и Новосибирску, вечером в поезде – песни, но у нас в активе уже были Белуха и другие вершины, и это нас радовало.

 

Алтай 2002 (путевой дневник)

               ****

Кончай во сне бутылку лапать, 

Проснись и пой, Валера Лапоть.

 Рано утром на озере Шавло.

               ****

Озверевшие «Синяки»,

Трижды лезли на ледники,

И, наевшись до уровня свинского, 

Наконец поднялись на Зелинского.

«Синяки» только на третий раз покорили    пик Зелинского.

               ****

Водку пили с аппетитом, 

Закусили говнезитом. 

На озере Шавло. Другой закуски на тот момент не было.     

              ****

По диким долинам Алтая, 

Где дождь поливает порой,  

Петрович, романс распевая,

Этюдник тащил за собой.

Петрович (который поменьше) в пьяном виде пел громко и долго (до двух суток). 

               ****

Вот Леша шел горами, лесом… 

Его достали с JPS-ом,  

Ему все это надоест,  

И он проглотит JPS.

Сначала (под влиянием стихов) Леша хотел утопить JPS в озере, но стало жалко. А, вообще,

              ****

От тяжелых рюкзаков     

Гнется Саша Казаков,

Ведь его ученики   

К нему сгрузили рюкзаки. 

Поднимаясь в крутой подъем над р. Шабагой,  А.Казаков сказал, что его отделение спихнуло ему  все консервы.

               ****

Костя, шофер - экстремал

На Арой газон пригнал, 

И привез нам много пива,  

Чтобы мы поссали криво.

Художники (в составе трех человек)  бежали за машиной 2 км. И кричали: «Пива давай! Водки давай!» - пришлось дать...

                ****

Любоваться икебаной  

Нам приятно после бани. 

А до бани вид не тот,   

Грязь кольцом с конца ползет.

На озере Шавло в районе бани напоминает куст Об икебане…

                 ****

Полезно чаем каркаде

Юристам поласкать муде* 

После ночевки у р. Игульмень, за утренним чаем Стих прочитали Леше – он даже кружку выронил…

                   ****

Идет Начспас нерукотворный**

За ним ползет Людмила – врач.     

От них микроб болезнетворный    

По Шабаге несется вскачь.

Начспас и Л.М. Дорогова пришли к машине уже К темноте, когда привезенное пиво было уже выпито (но им оставили…)

      

* В оригинале было «полОскать», ошиблась Катюшка-спасательница, но я решил оставить оба варианта – уж больно хороши!

** Нерукотворный – не пальцем деланный

                     ****

Наталья мчится во весь дух  

Она бессменный наш главбух.    

И широка, и необъятна…  

Ее погладить так приятно.

По просьбе Натальи выдать ей стих, как другим, - Получился вот такой комплимент.

                  ****

Снят довольно бестолково   

Фильм у Саши Казакова. 

Сцен интимных вовсе нет,   

И отсутствует минет.

Прочитано  А. Казакову утром на р. Игульмень, когда он всех снимал на видео, и он полчаса у всех допытывался, что это такое

                  ****

Оператор днем снимал    

Вершины офигенные,

А свечкой ночью согревал 

Зоны эрогенные.  

P.S. Когда на свечке греешь собственные яйца,

Холодная ночевка называется.

Ю.И. Устюжанинов делился опытом после холодной ночевки на перемычке под вершиной «Сказка», куда его затащили В.Ф. Янов и С.М. Прусаков

                    ****

От поноса, любви и тоски,   

Оксана в очко уронила очки.     

В Бийском вокзальном туалете.

                    ****

От жирных пирогов Данилу   

В сортир надолго заманило,  

Он без натуги выдать смог  

Вонючий каменный цветок.     

Хозяйка медной горы: Ну что, Данила – мастер, не выходит каменный цветок? Данила (кряхтя):

Не выхо-о-о-дит…

                    ****

Поцелуй Оксану в ухо,  

Почеши Оксане брюхо,

И тогда она заснет,        

И тихонечко всхрапнет.

Перед сном в поезде Бийск – Новосибирск.

****

Виталий Федорович Янов          

Напился нонче очень пьяным.

Он, правда, голым не скакал,        

Но говорил, что генерал.

Вечером в вагоне поезда Бийск – Новосибирск.

                ****

Опрокинув пиво бодро,          

Залил пивом Кате бедра.  

В поезде Бийск – Новосибирск. Получилось Не нарочно, но ноги Кати с пивом стали еще красивее.

                ****

Наша Катя спозаранку 

Трусы одела наизнанку.

Это дело мы смекнули,   

Враз трусы перевернули.

Утром в вагоне, подъезжая к Красноярску.

                  ****

У Витьки девушек немерено,        

Как волосов в хвосте у мерина.    

 

Сочинение теток, посвященное В. Каблукову

                 ****

Просыпаясь утром рано,        

Чаю выпить я иду,

С буха спит Виталя Янов,    

И сопливчик на заду.

Картинка с натуры – Утром в вагоне.

                   ****

Вообще-то стоит уваженья         

«Синяк», хотящий размноженья.

Так же, глядя на «Синяков».

                  ****

Какое наслаждение:   

В вагоне поутру,   

Предаться извращению,    

Держа банан во рту.

Глядя на теток, жующих бананы в вагоне поезда Новосибирск – Красноярск.

                ****

Сохнут Катины пеленки, 

И пеленки у Аленки.

Мокнут «Синяков» трусы:   

Затыкайте все носы.

Там же, рано утром.

                   ****

Андрюха красил ногти всем.     

Ему жестоко отомстили:  

Побрили ноги насовсем,        

И Олвейс в задницу влепили.   

В избе на Базаихе (в бане), когда он был пьян. В отместку за то, что он покрасил ногти на ногах и руках многим, едущим из Новосибирска в Красноярск.

 

         

Примечания В. Деньгина

 

АкТру – 1969

 

Как ныне сбирает разрядник шмутье,

Желая пойти на четверку,

Не ведает, бедный, что будет разбор

И там ему выдадут порку.

Все говорят ни с того ни с сего,

Что примет он смерть от крюка своего.

              Ну что, командир, нас на гору пусти,

              Мой друг пойдет в связке со мною,

              Ещё две пятерки в сезоне пройти –

              И первый разряд я закрою.

              А ты говоришь ни с того ни с сего,

              Что смерть я приму от крюка своего.

С четверки вернулся он жив и здоров,

Обдал командира презреньем,

Сказал ему: «Я на вершине не сдох»,

И чаю нажрался с вареньем.

А ты говорил ни с того ни с сего,

Что смерть я приму от крюка своего.

              С варенья на Шхельду пошёл прямиком,

              Бумаги не взяв почему-то,

              Хотел подтереться ледовым крюком,

              И помер сию же минуту.

              Проткнулась прямая кишка у него,

              И принял он смерть от крюка своего.

Автор →
Деньгин Владимир Аркадьевич

Другие записи

Восходители. Вспомогательная группа
Существует немало видов спорта, требующих определенного мужества, однако мужество альпинистов-высотников беспримерно. Они не могут сказать: «Чур, я не играю», сойти с дистанции, уехать ночевать домой или в комфортабельный отель. Они не могут отказаться от борьбы и спуститься вниз, ибо спуск с вершины тоже тяжелая и небезопасная работа. Вовсе невозможен отказ,...
Красноярские Столбы: поход по речке Моховой
В первое воскресенье декабря 2010 года наша группа из трех человек (Владимир и Надежда Матвеевы и Сергей Стригунов) решила пройтись по речке Моховой, которая протекает по заповеднику «Красноярские Столбы». Для лучшего понимания нашего рассказа советую иметь под рукой карту заповедника (при отсутствии можно обратиться: www.stolby.ru ;...
Горы на всю жизнь. Властелин неба. 2
Как могло случиться то, что произошло с Абалаковыми и их товарищами на Хан-Тенгри? Вот как это объясняет Виталий Михайлович: «Тренировки и сложные, тяжелые восхождения закалили нас с Евгением, придали сил, выносливости. Но еще больше было самоуверенности: все можно! И только когда природа преподала горький урок, поняли, что для альпиниста...
Переписка А.Л.Яворского с Институтом истории, филологии и философии СО РАН СССР
Дорогой товарищ! Как много в жизни каждого человека есть неповторимого, что бывает только с ним и больше ни с кем, как много интересного и поучительного происходит с каждым из нас на жизненном пути! Особенно, когда уже прожито немало лет, когда есть на что оглянуться и о чем вспомнить. Но, к сожалению, в повседневной текучке...
Обратная связь