Попов Юрий Георгиевич

Горы на всю жизнь. Начало. 5.

Надо сказать, что бюджет братьев Абалаковых в студенческие годы пополнялся в основном за счет предприимчивости и мастеровитости Виталия. Мечтатель и романтик Евгений, будущий художник и скульптор, был далек от житейских забот, так сказать от прозы жизни, и целиком полагался на брата. Конструкторские способности и практичность Виталия делали их жизнь сносной.

В 1930 году на деньги, полученные Виталием за несколько небольших изобретений, они совершили путешествие по Казыру, а на оставшиеся решили съездить к морю.

Впервые на Черном море! Остановились недалеко от Сухуми, на Синопской туристической базе. Не привыкшие к комфорту, братья не стали снимать койки для жилья, а попросту залезли на сеновал базы, где неплохо устроились.

Как-то рано утром проснулись от непонятного шума. Кто-то определенно лез на сеновал. «Уж не пожаловали ли хозяева? — мелькнула мысль. — Скандала не избежать...»

В чердачном проеме показалась лохматая голова парня. Он внимательно огляделся по сторонам, но братьев, притаившихся в соломе, не заметил. Наконец незнакомец влез и сразу же начал раздеваться, будто пришел в родной дом. На одной ноге — ботинок, на другой — какое-то тряпье. Снял тряпки, а от стопы-то — чуть больше половины! В чем дело? Порядком заинтригованные, братья не выдержали молчания и выдали себя.

Познакомились. Оказалось, что к ним на чердак пожаловал московский альпинист Николай Зильгейм. Был он, так сказать, спортсмен-одиночка, действовал на собственный страх и риск. А сеновал — его постоянная «гостиница».

Выяснилось, что из небольшой зарплаты счетовода он треть отсылал матери, на треть жил сам, а оставшуюся треть каждый месяц откладывал на лето — на очередной поход в горы. Человек совершенно неправдоподобной скромности, он даже не мог решиться вступить в какую-нибудь альпинистскую группу. Альпинизм в те годы стал уже обретать организационные формы. Группы альпинистов имели довольно сносное снаряжение и обеспечивались приличным питанием во время восхождений. А главное — был коллектив.

Зильгейм в одиночку совершал сложные восхождения, несколько раз поднимался на двуглавый красавец Эльбрус. Вот и незадолго перед встречей с Абалаковыми он спустился с него. Поход был для Николая неудачным. Получил тяжелое обморожение стопы — ампутировали больше трети.

Новый знакомый оказался интересным рассказчиком. От него Абалаковы узнали много нового об альпинизме, о покорителях горных вершин, подробности восхождений. Все это взволновало их. Раньше они полагали, что альпинизм — обычный спорт, один из его видов. Словом, альпинизм тогда их не интересовал. До сих пор братья считали, что и зимы вполне достаточно для «кувыркания» в снегу, а целое лето во льдах могут проводить только ненормальные люди. Оказывается, в альпинизме важно, просто необходимо, быть хорошим скалолазом. Что же, дело знакомое с детства. Воспитание выдержки, хладнокровия и закалки? Они только и занимались этим с юных лет. Нет, положительно интересное дело! Почему бы и не попробовать? «Проба» эта оказалась высокого класса.

Ю.Г.Попов

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Попов Юрий Георгиевич
Деньгин Владимир Аркадьевич
Деньгин Владимир Аркадьевич
Ю.Г.Попов. Горы на всю жизнь

Другие записи

Купола свободы. 03. Что-то случилось? (перевод семьи Хвостенко)
«ЧТО-ТО СЛУЧИЛОСЬ?» — спросила Бритни, указывая на машину скорой помощи. Скорая стояла в конце семикилометровой дороги, ведущей на Столбы. На краю заасфальтированного пятачка приткнулся зелёный металлический киоск, в котором пиво, минералку и чипсы продавали через маленькое зарешеченное окошко. От конца дороги к Столбам поднималась широкая тропа, теряющаяся в густом лесу....
Ручные дикари. Фитька
Я сплю. Голова моя лежит на подушке, а рука осторожно придерживает под подбородком тёплый пушистый комочек. Этот комочек живой. Когда я нечаянно во сне слишком сильно прижимаю его к себе, он начинает шевелиться и сонно бормотать: «фить... фить...». На рассвете я уснула очень крепко и разжала ладонь. Серая кошка Кисана, спящая...
Альплагерь "Алай". Орозбеков и Анаров
Пришли с горы в лагерь Валерка Швец и Юрка Степанов. Возбуждённые, силы через край, готовы бежать на любую гору! У них аклимуха давно прошла. А ко мне здоровье пришло с пиалой местного айрана. Я лежал на травке около палатки и мучился. Швецкий спросил: «может тебе айранчику, как раз туркмен рядом со своим...
Сибирский сад камней
От автора. Этот текст был написан для книги, которая готовилась к выходу в одном из красноярских издательств. Собственно говоря, основу этой книги должны были составить фотографии Вильяма Александровича Соколенко, а текст имел скорее вспомогательное значение. Однако, как говорится, «не срослось», книга в обозримом будущем вряд ли появится, а мы с Вильямом...
Обратная связь