Попов Юрий Георгиевич

Горы на всю жизнь. Начало. 5.

Надо сказать, что бюджет братьев Абалаковых в студенческие годы пополнялся в основном за счет предприимчивости и мастеровитости Виталия. Мечтатель и романтик Евгений, будущий художник и скульптор, был далек от житейских забот, так сказать от прозы жизни, и целиком полагался на брата. Конструкторские способности и практичность Виталия делали их жизнь сносной.

В 1930 году на деньги, полученные Виталием за несколько небольших изобретений, они совершили путешествие по Казыру, а на оставшиеся решили съездить к морю.

Впервые на Черном море! Остановились недалеко от Сухуми, на Синопской туристической базе. Не привыкшие к комфорту, братья не стали снимать койки для жилья, а попросту залезли на сеновал базы, где неплохо устроились.

Как-то рано утром проснулись от непонятного шума. Кто-то определенно лез на сеновал. «Уж не пожаловали ли хозяева? — мелькнула мысль. — Скандала не избежать...»

В чердачном проеме показалась лохматая голова парня. Он внимательно огляделся по сторонам, но братьев, притаившихся в соломе, не заметил. Наконец незнакомец влез и сразу же начал раздеваться, будто пришел в родной дом. На одной ноге — ботинок, на другой — какое-то тряпье. Снял тряпки, а от стопы-то — чуть больше половины! В чем дело? Порядком заинтригованные, братья не выдержали молчания и выдали себя.

Познакомились. Оказалось, что к ним на чердак пожаловал московский альпинист Николай Зильгейм. Был он, так сказать, спортсмен-одиночка, действовал на собственный страх и риск. А сеновал — его постоянная «гостиница».

Выяснилось, что из небольшой зарплаты счетовода он треть отсылал матери, на треть жил сам, а оставшуюся треть каждый месяц откладывал на лето — на очередной поход в горы. Человек совершенно неправдоподобной скромности, он даже не мог решиться вступить в какую-нибудь альпинистскую группу. Альпинизм в те годы стал уже обретать организационные формы. Группы альпинистов имели довольно сносное снаряжение и обеспечивались приличным питанием во время восхождений. А главное — был коллектив.

Зильгейм в одиночку совершал сложные восхождения, несколько раз поднимался на двуглавый красавец Эльбрус. Вот и незадолго перед встречей с Абалаковыми он спустился с него. Поход был для Николая неудачным. Получил тяжелое обморожение стопы — ампутировали больше трети.

Новый знакомый оказался интересным рассказчиком. От него Абалаковы узнали много нового об альпинизме, о покорителях горных вершин, подробности восхождений. Все это взволновало их. Раньше они полагали, что альпинизм — обычный спорт, один из его видов. Словом, альпинизм тогда их не интересовал. До сих пор братья считали, что и зимы вполне достаточно для «кувыркания» в снегу, а целое лето во льдах могут проводить только ненормальные люди. Оказывается, в альпинизме важно, просто необходимо, быть хорошим скалолазом. Что же, дело знакомое с детства. Воспитание выдержки, хладнокровия и закалки? Они только и занимались этим с юных лет. Нет, положительно интересное дело! Почему бы и не попробовать? «Проба» эта оказалась высокого класса.

Ю.Г.Попов

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Попов Юрий Георгиевич
Деньгин Владимир Аркадьевич
Деньгин Владимир Аркадьевич
Ю.Г.Попов. Горы на всю жизнь

Другие записи

Сказания о Столбах и столбистах. «Шпион»
Как-то, наш старый знакомый по Столбам Шмага (столбисты постарше знают, кто это) пригласил меня и Николая Ф. к себе домой в гости. Пивка попить, за жизнь поговорить, за Столбы тоже. А служил тогда наш Шмага в милиции. Мы его, конечно, о службе спрашивали, о той которая «опасна и трудна». Он не очень охотно делился, но кое-что...
Как столбисты летать учились
1. В небо с разгона Кто, взойдя на вершину горы, скалы или крутого холма, не вскликнет (хотя бы про себя): «Эх! Взлететь бы, как птица, и парить, парить над этим суетным миром». Вид сверху такое желание вызывает: ландшафт покорно распростерся, далеко все...
Байки от столбистов - III. Предисловие
[caption id="attachment_5641" align="alignnone" width="250"] Ферапонтов Анатолий Николаевич[/caption] Это уже третья книга воспоминаний, рассказов в застолье и у костра, — попросту говоря, баек. Возможно, друзья-собеседники мои что-то приукрасили, а о чем-то и умолчали. Некоторые случаи произошли более тридцати лет назад; детали забылись, пришлось немножко приврать, — пусть, если рассказ...
Путешествие позаповеднику "Столбы". Вниз, к турбазе!
Позади восемь километров пути, впереди осталось чуть более шести. Теперь нам предстоит передвигаться по дороге, по которой иногда ездят автомобили. Редко, но все же ездят. Гора, по которой нам предстоит спускаться, справедливо называется «Пыхтун». Правда, пыхтеть нам вряд ли придется: мы ведь...
Обратная связь