Ферапонтов Анатолий Николаевич

Байки от столбистов - III. Благополучные жутики и ужастики. Постоянно что-то падает

Два дня мы шли к озеру Алло в Фанских горах; местные бабаи на полпути взвинтили цену за ишаков, наши начальники с ними не договорились, и всю поклажу на самом крутом участке пути пришлось нести нам самим. Самые выносливые, Сергей Прусаков и Виктор Янов, свое унесли, потом вернулись, чтобы нас разгрузить; шутка ли, мы несли с собой все, что нужно для нормальной жизни, на 45 дней. Это ведь не гималайская экспедиция с сублиматами; в рюкзаках и тюках были помидоры, яблоки, которые мы попросту нарвали по пути, в саду какого-то колхоза. Никого, конечно, не спросив и за них не заплатив.

Самые выносливые, они же и начальники, решили поставить лагерь с западной, ближней стороны озера: подальше идти на восхождения, зато комфортнее жить все эти дни. От палаток альпинистов лагеря Артуч, который стоял куда как дальше, пришел к нам в первый день человек, сообщил, что на нашу площадку иногда падают сверху камни, но начальники были и сами с усами, а потому предупреждение его проигнорировали, — как сейчас помнится, послали куда-то там со всякими советами.

Команда наша и впрямь жила комфортно: из распахнутого полога палатки, где жили мы с Максом и молодым врачом Валерой, впервые попавшим в горы, было видно само ледяное озеро Алло и очень красивая безымянная гора за ним. Озеро леденело близко, в десяти метрах; в нем все и умывались по утрам. Был на Алло и плот из деревьев арчи, — это среднеазиатский можжевельник, только высокий; на этом плоту мы с Максом плавали по озеру; высокая северная стена отзывалась громким причудливым эхом, — чего только не орали:

Десяток благостных, благополучных и ленивых дней: акклиматизация, так это называют альпинисты. И вот ночь, — необычно теплая и лунная; с той самой грозной стены, что нависла над нами, ежедневно «постреливало» камнями, но до лагеря они не долетали, и мы, привыкшие к этому шрапнельному вою, вполне благополучно под него и засыпали.

Глубокой уже ночью нас разбудил ужасающей силы грохот; грохотало, казалось, все ущелье, но эпицентр этого ужаса был где-то над нашими головами: несомненно, прямо на нас падала целиком та самая злополучная стена. Я успел еще подумать, что палатка стоит ближе других к стене, что каска далеко лежит, не достать, не успеть, и обреченно натянул на голову пуховку. А еще успел представить, как ребята из «Артуча» будут всю ночь и весь завтрашний день вытаскивать из-под глыб наши тела.

Секунды, однако, бежали, но ничего, кроме грохота, не происходило. Тогда мы высунули головы из-под пуховок; лунная дорожка на озере глядела прямо в распахнутую палатку, и в ее свете мы переглянулись. И тут — будто штору задернули справа налево: стена густой серой пыли закрыла от нас озеро. Только застегнули в спешке полог, как от дальней палатки раздался вскрик: «Врача, врача сюда!». Что делать, Валера пробормотал что-то нецензурное о клятве Гиппократа и вылез в кромешную пыльную тьму. Оказалось, что один из ребят, самый резвый, при первых устрашающих звуках рыбкой выскользнул из спальника и рванул босиком куда подальше. Он сильно изранил ноги о тамошние колючие камни и оказался единственным пострадавшим среди нас. Артучевцы прибежали на эту сторону озера как смогли быстро; мы их успокоили и, помолясь, вновь легли спать.

Доспав, огляделись: на всем лежит слой пыли толщиной в палец, камни разбросаны по лагерю, но никто не мог сказать точно, лежали они тут раньше или прилетели сюда прошлой ночью. Неприятное происшествие разбирали; на предложение перебраться все же к общему лагерю наши старшие ответили беспечным отказом: второй раз не упадет. Вот тут-то они были неправы: упало, да еще как:

Я тороплюсь, наверное; тот последний в моей жизни альпинистский сбор не уложишь в узкие рамки одной байки: между первым и вторым обвалами стены случилось многое. Четвертого июля на пике Ленина погибли восемь лучших советских альпинисток. А мы сходили в те же дни на пик Энергия. Двенадцатью годами раньше, если судить по описанию маршрута, чайники из Новосибирска прошли тот маршрут за день, по сухой скале и в калошах; что же, и мы взяли с собой калоши, только они не пригодились. Нам пришлось три дня сражаться с перепадами погоды и землетрясением, карабкаться по пояс в снегу по длинной крутой плите без всякой страховки. Откуда-то сверху рушился лед, разбиваясь на осколки; мы съеживались, прятали пальцы под каски, но куски льда все равно больно лупили по плечам и спинам. А нам нужно было спешить: под жарким солнцем весь этот снег с южной плиты мог в любое мгновение уплыть вниз — вместе с нами.

Ближе к концу сбора мастера, соискатели медалей чемпионата Союза, ушли на Чимтаргу, а мы, оставшиеся, были вынуждены коротать время в палаточном лагере. В горах одно развлечение — преферанс, вот этим и занимались целыми днями. Сидим мы, стало быть, с ВээСом под тентом нашего шикарного кемпинга, «гусарика» пишем, причем я — лицом к скале. Вижу вдруг с изумлением, что наверху той самой скалы вспыхивает облако, затем средняя ее часть как бы подпрыгивает, и все это начинает падать на нас. Ух, как мы бежали: Повариха команды как раз в это время рассиживалась на «шхельде», даже трусики не поддернула, так и рванула впереди нас, сверкая незагорелыми ягодицами. Позади все громко рушилось и грохотало: затем нас накрыла пыль,- густая, вязкая, нетерпимая.

Выход был один: ползти к озеру, мочить в воде то, что было на нас и через это дышать. Из нас троих только я был в футболке, так что сами понимаете, через что дышали ВээС и повариха. Избавление пришло скоро: снизу дунул ветерок и прогнал, отодвинул эту пыльную стену на лагерь артучевцев.

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов А.Н. Байки III

Другие записи

Байки от столбистов - III. Ведьма
«Что есть жена? Сеть прельщения человеком. Светла лицом, и высокими очами мигающа, ночами играюща, много тем уязвляюща, и огонь лютый в членах возгорающа: Что есть жена? Покоище змеиное, болезнь, бесовская сковорода, бесцельная злоба, соблазн адский, цвет дьявола:» Вы узнали себя, сударыни? Невинным мальчиком довелось...
Лавина-2000. Как это было.
Со слов Валерия Балезина. Красноярская команда на чемпионат России-2000 подобралась хорошая. Кроме Балезина, еще 8 человек: Олег Хвостенко, Юра Раилко, Юра Глазырин, Леша Походенко, Вася Шайморданов, Денис Прокофьев, Дима Цыганов, Андрей Литвинов. Накануне сделали тренировочное восхождение на вершину Шхара (5200 — вторая по высоте в районе). Ночевали...
Красноярская мадонна. Хронология столбизма. 20-й век. 1909
1909 год. На Первом Столбе три хода: Шахта, Катушки, Вопросик. Железнодорожник Фролов покоряет юго-западную вершину Первого Столба — Колокол (ныне известна как Коммунар) через северную Горизонталку и западный каскад щелей Первую и Вторую Вертикалки. И.Ф.Беляк втречал 64-летнего Фролова на Столбах в 1951 году. [caption id="attachment_32922" align="alignright" width="350"] На...
Как мы на Белуху ходили. Часть III. Через Западное плато.
Наташе 28. Наши города Свою жизнь я прожил в четырех городах: в Куйбышеве, Новосибирске, Якутске, Красноярске. Ну, в Куйбышеве я родился и жил до окончания школы. А в 1959 навсегда переселился в Сибирь. В новосибирском Академгородке я жил, учился, работал до 1965. К новосибирскому периоду относятся наши первые совместные походы. Настолько крепкая возникла дружба,...
Обратная связь