Деньгин Владимир Аркадьевич

Столбистские истории. Песня остаётся с человеком…

В 60-х годах прошлого века нас, советских инженеров, посылали на уборочную, в помощь сельскому хозяйству. И предложил нам однажды предколхоза вычистить коровник. Мы согласились, но спросили его, почему местные не берутся за это, хотя и нуждаются в деньгах. Он ответил: «Вы почистите и уедете, а им, их детям и даже внукам приклеят прозвище на всю жизнь».

Утром наша четверка плотников приступила к работе. Вернее, приступило двое. Двоих, не отошедших после вчерашнего, положили под стеной на солнышке. Закатили мы с товарищем тракторную тележку в коровник и стали совковыми лопатами бросать в неё из колодца пахучую субстанцию, густотой схожую с повидлом. Когда тележка наполнилась до краев, бросил мой товарищ полную лопату, а она отразилась по законам физики, прилетела обратно и залепила ему весь фасад. Он сразу ослеп, оглох и не мог даже слово сказать. Хоть меня и трясло от смеха, я взял его за искорёженную поверхность двумя пальцами, вывел наружу и стал поливать из шланга.

В это время в голове начали складываться первые строки, а к вечеру песня была готова. Пользовалась она бешеным успехом. Сначала её распространили по всему району, где трудились наши братья-инженеры с завода телевизоров, затем она прошла по городу Красноярску и его окрестностям. Потом ребята из моей столбовской компании увезли её в горы, и вскоре её запели во всех горных районах альпинисты Союза. Её даже пытались у меня украсть, но это уже другая история...

Что до самой песни, то мелодию я взял у Городницкого, слова тоже перекликались, да и идея обоих песен была примерно схожа. Итак, переделка широко известных «Атлантов»:

Когда на сердце тяжесть
И холодно в груди,
Гавно в коровник чистить
К ребятам приходи.

И чтобы скот рогатый
В навозе не зачах —
Несут гавно ребята
На собственных плечах.

Держать с гавном лопату
Не мёд и не шашлык,
Особенно ребятам,
Кто хил и не привык

Их молоко не радует,
Им сливки не нужны —
Сидят в гавне ребята
На благо всей страны.

Они, как коммунисты,
В родимой стороне;
Ребята с сердцем чистым
И по уши в гавне

Их тяжкая работа
Важней других работ;
Из них ослабнет кто-то
И в яму упадёт.

Не в ядерном кошмаре
Ведь мир, и не война,
Погибнуть может парень,
Накушавшись гавна.

Но яме той зловонной
Мы друга не дадим —
В гавне мы не утонем
Мы всё его съедим.

P . S . Песня была публично исполнена мной под аккомпанемент дяди Толи Молтянского на вечере столбовской песни в Доме Учителя 31.01.2003 г. Реакция битком набитого зрительного зала была неоднозначной: немногочисленные представители рафинированной интеллигенции морщились и негодовали, как будто им предлагали вкусить предмет песни на лопате. Остальная столбовско-туристская братия встретила давно знакомые слова песни с восторгом. На первом ряду сидел Володя Крейзер: турист, альпинист, депутат горсовета — так он подпевал во всю глотку, а потом не выдержал и от хохота чуть не свалился с кресла...

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Деньгин Владимир Аркадьевич
Деньгин Владимир Аркадьевич
Деньгин Владимир Аркадьевич
Владимир Деньгин. Столбистские истории

Другие записи

О Цыгане
19 октября 2009 года умер Цыган, в миру Саша Михайлов. Смерть его отозвалась в столбистском сообществе. Он был легендарной фигурой на Столбах. Я, в числе многих столбистов, присутствовал на похоронах. Под сильным впечатлением написал байку Умер Цыган , но тогда не решился её опубликовать. Мне показалось неуместным на фоне смерти говорить,...
Манская стенка. Зеленый луч.
[caption id="attachment_27237" align="alignnone" width="208"] Соколенко Вильям Александрович[/caption] Стояли мы однажды под Манской стенкой. С той стороны, где ручей. Почти всей нашей шоблой стояли. Николаич, Отец, Вин, Андреич (ну я сам то - есть) и тетка из Питера одна заезжая, типа...
Нары под Львиной пастью
Устройство нар с запада под Львиной пастью под выходом Пищевода компанией Леонида Хаймовича, Вячеслава Суслова /сын первооткрывателя столбизма Н.И.Суслова/ и А.Тюшнякова. Здесь эта компания жила до сожжения их устройства ягодниками с 1911 по 1915 гг. Впоследствии они и организовали избушку «Перья». ГАКК, ф.2120, оп.1.,д.7
1926 г.
Этот 1926 год Каратанов начал на Столбах, где он пробыл с 3 по 8 января. Отсюда на лыжах со своим другом Яворским он сбегал к долине Калтата, где они измеряли гигантскую лиственницу, недавно упавшую. Художника заинтересовало это мощное дерево, возможно ровесник события на Енисее — постройки Красноярского острога 1628 года. Он долго стоял над...
Обратная связь