Деньгин Владимир Аркадьевич

Столбистские истории. Деревация

В середине 60-х годов началось освоение западной стороны Китайской стенки. На праздник 1 мая выпало 4 выходных дня, и мы после работы ушли туда. Ближе к закату я для разминки ходил траверсом — вдоль центра стенки не выше метра от земли. В одном месте нога соскользнула, и я с маху сел на острый камень. Полежал минут 10 и подхожу, хромая, к костру. Народ посочувствовал и посоветовал мне разминать ногу, чтоб синяка не было. Решил я для разминки сходить на Центральные Столбы, где у лесника в избе стояли мои горные лыжи с ботинками. Со мной за компанию вызвалась идти девчонка Раиска, по прозвищу «Хакаска неумытая», которой надо было срочно похудеть. Двинулись мы по хребту через Откликные. В темноте вышли к III -му Столбу.

Между III -м и I -м ручей разлился метров на 10 шириной, и глубиной выше колена. Перешли мы его вброд, потому как ноги были и так мокрые, дошли до лесника и забрали лыжи. Возвращались через Лалетино, так как фонарика не было, а на тропе по хребту был реальный шанс в потёмках переломать ноги. В общем, добрались до палаток часа в 2 ночи...

Утром будит меня Олег С., просит лыжи — покататься. Дал ему лыжи и опять уснул. Просыпаюсь, выглядываю из палатки — он летит по сугробу, неуправляемый, и прямо в дерево! У меня сердце обмерло — сейчас мои единственные лыжи сломает! А он уже лежит у дерева и стонет. Подскакиваю к нему на трёх конечностях (одна не действует), вижу — лыжи целые, а он за ногу держится — крепко долбанулся. И пролежали мы с ним весь день на солнышке у палаток.

Вечером наш лекарь — Маша с «Уралмаша» — рекомендовала нам «компрессию»: чистый носок пропитать мочой, приложить к ноге и забинтовать. С мочой проблем не было, а вот с носками было туго. Выдала она из своих запасов два чистых носка, мы их добросовестно обмочили и замотали свои конечности. Лезем в палатку, раскрываем вход настежь, а в палатке — Толька К. и какая-то девчонка. Мы им толкуем, что атмосфера будет очень насыщенная, а они уверяют, что потерпят. Из соседних палаток сыплются рекомендации по этому поводу, типа спать в противогазах и прочее (*). Утром, видно, компрессия помогла: встали и пошли кататься на лыжах. А сугроб у Стенки метров 100 длиной от верхней стоянки до нижней. На горных лыжах мы тогда только начинали учиться, и ноги у всех разъезжались. А самый шик был, когда ноги вместе, и в стоечке писать повороты туда-сюда. Но чуть забудешь, и ноги опять расползаются. И тут мне пришла идея — выйдя на старт, спустил плавки к щиколоткам и пошёл! Ноги развести уже невозможно — плавки не дают! За мной все остальные. Вошли мы в раж, ломимся по трассе, а девчата проснулись, расселись на камнях под стенкой, как в ложе Большого театра, и наблюдают за нашим озверением... Плавки вернули на своё место, да и солнце уже размягчило снег — лыжи в сторону, и полезли мы на скалу... Бегаем в плавках, загораем. Но тут я заметил, что все смотрят мне вслед очень заинтересованно. Поглядел я назад, а у меня синяк всех цветов радуги — от чугунно-чёрного до жёлто-зелёного — от колена почти до пояса! Срочно надел трико — опять неладно — все просят показать синяк, и ведь не откажешь...

А предложенный мной способ вести ноги вместе при поворотах на лыжах назвали «деревация»* потому, что свободные от плавок выступающие части тела болтались на виражах и бились об окрестные деревья и вешки ворот.

Во время обеда случился казус со вторым инвалидом — Олегом С. Получилось так, что его плавки перестали выполнять функцию прикрытия того, что надо прикрыть, а он, не заметив этого, тянул чашку разливающей суп Люде по прозвищу Заяц, чтобы она налила и ему. Она же упорно отворачивалась и лила суп мимо чашки. Привлечённые шумом, поглядели мы на эту картину и отвалились кто куда, а наш учёный товарищ Гена К. начал ему намекать очень издалека. Мы-то въехали в тему и буквально задыхались от смеха, а Олег продолжал напирать с чашкой на Людмилу. Наконец он глянул вниз и мигом исчез в кустах, где и привёл себя в порядок.

В тот раз случилось ещё одно происшествие: Шурик Губанов висел на веревке и ломиком сбрасывал со Стенки «живые» камни, очищая трассы для лазания. Гена К. с киноаппаратом лез к месту падения камней, чтобы заснять разлёт осколков. Мы оттаскивали его в безопасное место, а он руками-ногами сопротивлялся...

Так и прошёл первомайский праздник. Выйдя на работу, я пошёл в заводской здравпункт, где хирургом работал член компании «Прометеи» по кличке «Пёстрый». Хотел я со своим синяком взять бюллетень и закатиться на Стенку до 9 мая. Но бюллетень мне «Пёстрый» не дал; сказал, что могу работать, и я ушёл от него в обиде.

*Деривация [лат. derivatio ] — 1) Боковое отклонение снарядов и пуль при полёте, вызываемое их вращательным движением.

2) Отвод воды из русла реки обходным водоводом (например, каналом), а также совокупность гидротехнических сооружений для этой цели

«Краткий словарь иностранных слов» изд-во «Советская энциклопедия» — М.,1968г.

(*) Описание ночи в моче

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Деньгин Владимир Аркадьевич
Деньгин Владимир Аркадьевич
Деньгин Владимир Аркадьевич
Владимир Деньгин. Столбистские истории

Другие записи

Сказания о Столбах и столбистах. Из столбистского фольклора
Вот уже полтора века в Красноярске не всем понятно кто такие столбисты? Кажется, чего проще. Это те, кто ходит в этот прославленный край тайги и скал постоянно, кто поднимается на скалы в меру своих сил. Вроде бы так, но это еще не все. Для нас, тех, кто имеет основания считать...
Незавершенная рукопись Анатолия Поляковского.
В бумагах покойного Анатолия Поляковского нашлась общая тетрадь в клеточку. И в ней, среди филателистических заметок, 8 страниц мелким почерком о столбовских приключениях. Нечто вроде записок для памяти. Пишущий легко и занимательно, Толя мог бы порадовать нас однажды новой повестью. Но не судьба. С разрешения Ольги Поляковской мы публикуем эти черновые заметки,...
Горы на всю жизнь. Властелин неба. 2
Как могло случиться то, что произошло с Абалаковыми и их товарищами на Хан-Тенгри? Вот как это объясняет Виталий Михайлович: «Тренировки и сложные, тяжелые восхождения закалили нас с Евгением, придали сил, выносливости. Но еще больше было самоуверенности: все можно! И только когда природа преподала горький урок, поняли, что для альпиниста...
Байки от столбистов - III. Черная метка
Столбы прививают человеку любовь к свободе, понимание ее самоценности и острую неприязнь ко всяческим ковам, запретам, нелепой регламентации. Это вовсе не означает, однако, равенства между понятиями «столбист» и «разгильдяй»; любому сообществу непременно свойственны различные самоограничения: тот, кто не принимает внутренних, неписаных правил компании и столбизма в целом, будет отторгнут...
Обратная связь