Хомич Ю. Советская Сибирь

Три дня, которые потрясли нас!

Городок на Енисее
Славный центр обширного Красноярского края разительно отличается от не менее славной столицы Сибири — Новосибирска. Прежде всего — ярко выраженной всхолмленностью. Любые строения здесь либо карабкаются по склонам, либо расположены у подножья гор.

Красноярск — город со своим лицом, которое, может и не так просто формулируется, но вполне ощущается. Где-то здесь покоится воспетый рок-оперой граф Рязанов, коварно обольстивший и покинувший верную Кончиту... Характерная местная деталь — часть домов построена из желтого кирпича. В общем и целом — строения здесь пониже, чем у нас. И пусть не обижается Красноярск, у которого не за горами четырехсотлетие, выглядит он провинциальнее своего более молодого соседа. Но при этом «провинциальнее» вовсе не значит «хуже».

Интересная местная особенность — трамвайные остановки подняты над уровнем дорожного полотна. И защищены оградой со стороны проезжей части. Утерли нам нос красноярцы! Раскрученными местными брендами, очевидно, можно считать «Енисей» и «Ермак» — они задействованы во множестве местных названий... А сам Енисей Оби ничуть не шире. Во всяком случае, в том месте, где мы его переезжали по мосту.

Еще одно отличие — сеть местных газетных киосков называется «Розпечать». А не «Роспечать», как у нас. Видимо, от слова «розница». Маленький «Диснейленд» под названием «Остров сокровищ». В нем, как в Греции, все есть — вплоть до Эйфелевой башни. Правда, в одну тридцатую натуральной величины. Чем еще город обращает на себя внимание заезжего ротозея? Пальмами на улицах. Как оказалось, пальмы в кадках высаживаются в начале теплого сезона, а ближе к зиме откочевывают под крышу. Вот. Украшают город изящные сине-желтые урны. С трогательными в своем патриотизме надписями «Красноярску — 375 лет!»

По дороге к Столбам вдоль всего шоссе выстроились заведения с нежными женскими именами: продуктовый магазин «Виолетта», загадочный павильон «Мария. Круглосуточно». Интересно, чем торгуют в этой самой «Марии»? Тем более, двадцать четыре часа кряду...

На подходе
«Неудачи преследовали нас...» Нельзя сказать, что мы повторили судьбу известного некогда литературного героя, но началось все с происшествия. А именно — мы утеряли наш основной контакт. То есть телефон директора заповедника. Приходится ориентироваться по обстановке. Путем опроса пассажиров и кондуктора в автобусе определяем остановку, на которой надо выйти. Примерно определяем. Вот здесь, по дорожке, надо подниматься в гору... К нам пристроилась собака. Прямо на остановке. Сначала деликатно намекнула на то, что неплохо бы ее угостить. Намек был нами дружно проигнорирован. Четвероногое погрустило, погрустило, но все равно прибилось к нашей «стае». И... возглавило ее. Резво побежав по дороге. Как потом оказалось, барбосяка совершенно точно определила, куда нам идти. И привела «экспедицию» прямехонько на кордон Лалетино. Где «раскланялась» и убралась восвояси.

Заповедник: первые шаги
Итак, кордон Лалетино. Перед входом сидит в засаде видавший виды «запорожец». В нем — деловой старичок с рацией и в камуфляже. «Ребята, пройдите туда-то... Найдете инспектора Майбаха Анатолия... Он вам укажет, где можно поставить палатки. Иначе — придется составлять протокол».

Пока решается наша судьба, проходим в «Визит-центр». А если отрешиться от помпезного названия — обычный гостевой домик. С минимальным набором удобств, зато с целой картинной галереей по стенам. На тех же стенах — более чем фотографически выполненные изображения бабочек (надо полагать, местных). Почему более чем фотографически? Да потому, что с первого взгляда — это не картины, а коллекция реальных насекомых.

Деревянные лестницы круто взбегают на поросшие высокой травой склоны. Травы, действительно, какой то дальневосточной красоты и размаха. Абсолютно прозрачная речка (или большой ручей) с жутко холодной водой. При этом одни местные обитатели уверяют, что водоем сей немыслимо грязен, другие — что вполне пригоден для питья. А заканчивается кордон часовней. В честь Святителя Иннокентия. Рядом с памятником религиозным вполне светский монумент — гитара, моток веревки и пара галош. Типичный набор скалолаза? Потому, как посвящено это все погибшим красноярцам — альпинистам, скалолазам и столбистам. Места гибели разбросаны по всему бывшему Союзу и части зарубежья. А первая траурная дата, кажется — 1897 год...

Отношения с заповедником наша группа оформляет вполне официально. При помощи некоторого числа денежных знаков в обмен на квитанции о разрешении поставить палатку, разжечь костер, и вообще — жизнедействовать. Строгая сотрудница заповедника вопрошает: «А вы знаете, чего на нашей территории делать нельзя?» Знаем, конечно — рвать цветы, пугать зверушек и ругаться матом... Нашим сопровождающим по извилистым горным тропам назначен Михаил Белый, государственный инспектор по ... в общем, если я верно понял, он здесь лесник, милиция, СЭС и охотовед (в едином лице).

На выходе с кордона нас обогнал давешний «Запорожец». Наш знакомец в камуфляже восседал за рулем. И помахал нам ручкой на прощанье. «Страж кордона» с грохотом и треском исчезает в лесной чаще. А мы продолжаем свой путь. Пешком и с рюкзаками.

Пешком и с рюкзаками.
Не могу сказать, крутым был этот путь в гору, или просто таковым мне показался. Но хождение под рюкзаком тяжело связывалось в моем сознании с отдыхом. Хотя бы и активным. Семь потов с вашего покорного слуги точно сошли. А если бы на столбах стояли обещанные синоптиками 37 градусов тепла! К счастью, погода балует — пасмурно. И с неба льется почти невидимая водяная пыль... А горная тайга подступает к самой дороге — мрачные такие, высоченные елки. И еще масса всяких иных деревьев — только я их по названию не знаю. Из изобильной (судя по рассказу Михаила Белого) местной живности встречали белку. Произвела большое впечатление... Разглядывали в бинокль место нашей будущей стоянки. Далеко и непонятно. Да, хочется упомянуть любопытную деталь — здесь почему-то нет комаров. Ну, ни то, чтобы совсем нет, а нет в новосибирском смысле — когда они мешают идти, дышать и отдыхать.

Перевал. Это что-то. Сама мысль о том, что дальше пойдем по горизонтали, и может, может быть, даже вниз, окрыляет невероятно. Этот самый перевал отмечен двумя достопримечательностями — киоском и источником воды. Киоск не работает, зато водопой... О, вот это воистину живительная влага! Когда организм уже отказывается принимать воду внутрь, лью ее себе за шиворот. В конце концов, набираю воду в каскетку и нахлобучиваю на голову. Божественно! Кстати, при источнике есть несколько пластмассовых стаканчиков. Негигиенично, но очень домовито.

К избе вышли уже тогда, когда всякая вера в ее существование почти угасла. Скорее, не изба даже, а коттедж. Вот вам, ребятки, место для палатки, вот костровище — устраивайтесь. Место для костра — совершенно окультурено, обложено по периметру большущими каменьями. Посреди очага стоит таганок, накрытый решеткой. Хоть барбекью жарь. В костровом комплекте даже чайник имеется. Удобно, но неромантично. Я так метал о чайке из котелка, с ароматом дыма... Не выгорело!

Место сие любопытно и живописно. Кроме уже перечисленных красот и чудес отмечу изобилие ягоды. Черника здесь растет прямо под ногами. Казалось бы, наклонись и рви... Но — сбор дикоросов здесь строжайше запрещен. Под страхом штрафа и немедленного выдворения с заповедной территории. Потому собираю ягоду украдкой — лишь в те времена, когда, по моему мнению, никто этого не видит. Сорвешь по-воровски и с разу в рот. Вку-у-сно!

Очередной эксклюзив избы «Идея» — это «Красноярское хореографическое училище». Такой вывеской украшен местный... люфтклозет, выражаясь по-научному. О чем говорит подобная вывеска? По моему субъективному мнению — о горячем и искреннем стремлении к культуре здешних поселенцев. Но, конечно, самое-самое — это «Сад Камней» («Каждый уважающий себя Кузьмич должен иметь «Сад Камней», — Михаил Белый).

Сам по себе сад — это панорама, открывающаяся с одной из скальных площадок. И позволяющая рассмотреть значительный кусок Красноярска. Или, по желанию, множество параллельных горных хребтов, растворяющихся вдали. Первая гряда зеленая, вторая цвета морской волны, а те, которые совсем рядом с горизонтом, почти синего цвета. Честно говоря, я приехал за сотни километров и четыре часа горячился вверх с рюкзаком только за тем, чтобы это увидеть. Жизнь удалась!

По ходу дела разбиваем лагерь. Серега рубит дрова, Эдуард пошл по воду, Катерина хлопочет над ужином, я — обдумываю стратегию. А как же без стратегии — завтра ответственный день...

Куда спешить?
День второй: стремительно теряем высоту. Попросту говоря, проделываем тот же путь, что и вчера, но по короткому маршруту. Вчерашние четыре часа подъема спрессованы до четверти часа спуска... По каким-то неимоверно высоким и мокрым травам. Потом — по руслу ручья. Все вымокли насквозь. И пошло-поехало «то взлет, то посадка». То карабкаемся в гору, то несемся вниз. Обошли мы за этот день... Не буду перечислять — во-первых, всего не упомнишь, во-вторых, из-за «галопом по европам» многое как-то смазалось в восприятии, в-третьих, усталость от прогулок на свежем воздухе позволяла созерцать в основном, скажем так, спину идущего впереди товарища. Да и как можно рассказать о Столбах? Их надо видеть, по ним надо ходить! И — скалолазить! Хотя, в этот тяжкий день лазание меня особо не прельстило. Зачем, если и снизу, от подножия столба, все видно?

А вот коллегам просто неймется. Эдуард, Татьяна, Наталья и Сергей скачут по скалам, как зайцы. Или — как белки? И как не боятся «юркнуть»?!

Замыкаю процессию путешественников. Потому, как куда спешить? И, потом, хочется побыть наедине с собой, подумать о вечном, о необъятном. А то сотоварищи отвлекают своей оживленной болтовней... В итоге авангард отрывается куда-то вдаль, и исчезает в лесной чаще. Надо догонять, но, увы — силы Марианны, шагающей передо мной, явно на исходе. Приходится применять психотерапевтический прием «Сейчас выйдем на поляну, там нас ждет холодильник с холодным, освежающим, острым ПИВОМ!» Имя янтарного напитка действует воистину магически — Марианна прибавляет ход, прибавляет, прибавляет... вот мы уже всех и обогнали! А насчет пива на полянке, если честно, я приврал...

Все заканчивается, даже второй столбовой день. С победой, отмотав более двадцати километров (с изрядным набором-потерей высоты), возвращаемся в лагерь. На размочаленных в кровь ногах... Быстренько раздуваю костер, быстренько гоношу ЧАЙ. Именно ЧАЙ — крепчайший, и безумно сладкий. Одна, две... шесть кружек — и усталость долгого пути как рукой сняло. А теперь — спать!

В суету городов...
День последний: мы уходим. Последняя «прогулка» по еще не посещенным столбам. Даже ваш покорный слуга отдал посильную дань восхождениям... Мастер-класс продемонстрировали новосибирским «акулам пера» юные столбисты. С такой обманчивой легкостью просто гулявшие по скалам, что части путешественников захотелось повторить их подвиги. На первых же метрах подъема на скалу пришлось убедиться — легкость сия ой как условна... В Красноярск мы двинулись на подъемнике. Сидишь себе в кресле, паришь в небесах, и созерцаешь, как к тебе медленно, но неуклонно приближается краевой центр. Точнее, ты к нему. Все, закончилась «канатка», началась цивилизация...

Юрий Хомич
Советская Сибирь, 31 июля 2003 г

Автор →
Собрание →
Хомич Ю. Советская Сибирь
Пилигрим. Спецвыпуск

Другие записи

Шагнули к городу «Столбы»
Достопримечательности Красноярска глазами наших гостей Улетая из Красноярска, вспомнил о своем московском знакомом, собирателе значков, и купил в аэропорту серию, посвященную заповеднику «Столбы» — местной достопримечательности. Прибыв в столицу, звоню: «У меня для тебя сибирский сувенир». Вечером, как встретились, высыпал я ему на стол пригоршню алюминиевых прямоугольничков: то-то, думаю,...
Вестник "Столбист". № 4 (28). Люди-пауки
СКАЛОЛАЗАНИЕ С 24 по 26 марта в спортивном комплексе «Энергия» прошел открытый чемпионат Красноярского края по спортивному скалолазанию на искусственном рельефе Участвовало 65 спортсменов из Дивногорска, Томска, Новосибирска, Кемерово, Красноярска. Причем гости особых иллюзий на призовые места не питали, понимая, что победить в городе, где только действующих чемпионов мира по скалолазанию пять человек —...
Калоши для Британского музея
Побывав на знаменитых Красноярских столбах, вряд ли останешься равнодушным. Не случайно сибиряки горный район, разместившийся в отрогах древних Саян, называют краем причудливых скал. Наибольшей популярностью пользуется близкий к городу Такмаковский район столбов. В архивах красноярских историков сохранился любопытный документ. Запись была сделана в 1823 году местным рудознатцем...
Тарзан в мешке
В этом году чемпионат страны у скалолазов прошел необычайно рано, в конце марта — начале апреля. Стал он первым стартом в сезоне, так что все команды ехали в Москву и Воронеж, не зная, кто и насколько готов. «Конечно, есть признанные лидеры, на которых всегда делают ставки, — говорит Любовь Захарова, заслуженный тренер...
Обратная связь