Красноярский рабочий

Туристский азимут

Раздел ведет старший инструктор-методист, кандидат в мастера спорта по туризму М.Величко

На Базаихе

Лыжные маршруты в долине речки Базаихи смыкаются с маршрутами Торгашинского хребта, берут там свое начало или, наоборот, через него возвращаются в Красноярск. Их много — от деревни Яриновки на среднем течении реки до поселка Базаиха. Ограничусь маршрутами нижнего течения — от Давыдова лога до устья реки Моховой.

Базаиха течет в узкой долине, окруженная крутыми склонами гор. Слева по течению заповедная тайга урочища Столбы, доступ в которую без специального разрешения закрыт.

Справа по Базаихе тянутся кручи Торгашинского хребта, на 200-250 метров поднимающиеся над речной долиной.

Большой круг по нижней Базаихе начинается в поселке Водников или в Торгашино, откуда надо выбраться на старую дорогу между Острой сопкой и Торгашинским логом, которая и выводит на перевал.

На перевале — развилка: одна лыжня уходит вправо (на малый лыжный круг по Базаихе), другая, через вершину распадка, — в Давыдов лог и дальше по нему — на Базаиху. Спуск по логу длинный, сначала довольно крутой, от перевала до Базаихи — 3-4 километра. По мере спуска вниз ущелье Давыдова лога постепенно расширяется, редеют деревья, открывая доступ солнцу, спускается крутой распадок, на склонах которого можно кататься.

По реке лыжня идет или прямо по течению вниз, или по левому берегу, через ручей Намурт.

В двух-трех километрах справа открывается еще один распадок — Олимпийский лог, по нему можно подняться на нагорье и вернуться в поселок Водников, это даст в совокупности 12-15 км с трудными спусками и подъемами.

А можно идти и дальше, вниз по реке. Через 5-7 км — резкое сужение долины, а за ним справа — лог бывшего поселка мраморного карьера. По нему тоже можно подняться на Торгашинский хребет, а затем выйти на Цветущий лог и по нему спуститься к городу, к остановке 24-го автобуса.

Лыжня по Базаихе идет до города, часто вдоль дороги, иногда прямо по дороге, иногда по заснеженному льду реки.

Весь маршрут (большое кольцо по нижней Базаихе) составит 25-30 км. Места вдоль лыжни отменной красоты, воздух напоен ароматами сосны и пихты. В стране не так-то много маршрутов такой дивной красоты.

На Такмак

Вот и кончилась лыжная зима. Пройдет небольшое межсезонье, и откроются летние тропы наших странствий. Мы пригласим вас в летние окрестности города, в тайгу и в поле, в горы и на реки, в березовые перелески и черно-хвойные урманы зеленой зоны.

Межсезонье. Безтропье. Время клещей, от которых, увы, возможно опасное заболевание — клещевой энцефалит. Что же сидеть дома? Наверное, нет. Можно найти такие пути-дороги, которые и сухи, и безопасны, и интересны.

Вот одна из таких троп — на весенний столб Такмак, к его теплым, прогретым вешним солнцем склонам, снег с которых сошел еще в первой половине марта.

Наш путь начнется от предпоследней остановки маршрута 39-го автобуса на правом берегу реки Базаиха. Мы по подвесному мосту перейдем реку и между домами, узким проулком выйдем на склоны «голубой горки», названной так за голубой цвет камня, устилающего всю поверхность склонов, обращенных к Базаихе.

На вершине отрога к скальному массиву Большого Такмака ведет тропа, названная в столбовскую старину с шуткой «Устюговским трактом». По ней мы взбираемся на северо-восточное плечо массива, в последней части пути по узкой полочке над глубоким ущельем. Здесь, у верхней части тропы, вправо отходит скальный останец со старым названием «Малек», теперь он называется «Площадка Обручева». Да, на этой скале бывал геолог, академик А.С.Обручев. И если бы довелось повесить мемориальную плиту в память о людях, которые побывали тут, получился бы довольно длинный список именитых гостей, а среди них и писатели В.К.Арсеньев, В.Я.Шишков и многие-многие другие. С «Малька» открывается широчайшая панорама на Енисей, на Красноярск, на долину Базаихи, на дальние загородные степи по Каче — смотри, не насмотришься.

А за спиной отвесно и неприступно поднимается северная стена Большого Такмака. И кто-то уже сидит на его вершине, и на шесте над пирамидкой полощется символ столбовской труднодоступности — алое знамя.

Люди поднялись на вершину не с севера, а с другой — южной стороны. Мы попадем туда, обогнув Большой Такмак с запада, по скальным сводам, довольно сложным для новичков. Поэтому, если вы впервые идете на Столбы, выберите себе в спутники знающего человека, инструктора.

Перед тем как спуститься, оглядитесь с площадки. Внизу глубокая долина речушки Моховой. За ней хорошо видна в привершинной части «Китайская стенка», правее «Воробушки», рядом, справа на этом же хребте массив Малого Такмака с геодезическим знаком. Потом, набродившись по такмаковским высям, вы уйдете через Малый Такмак на канатно-кресельную дорогу и спуститесь по ней вниз, в город.

А пока — на Такмак. Если посмотреть на весь массив с «Устюговского тракта», то мы увидим отдельные высокие скалы. Самая высокая — Большой Такмак, вторая — со сквозным гротом в скальном теле — Большой Беркут, третья — Великий Могол и, наконец, четвертая — Позвонок. На увесистых стенах Позвонка происходят часто тренировки скалолазов, а то и всесоюзные соревнования альпинистов.

Посидим у Такмака, посмотрим соревнования. Поедим на вольном воздухе и пойдем домой. И пока межсезонье, через неделю, в следующее воскресенье, сходим еще раз на Такмак. Знакомиться, так знакомиться.

К «Арке»

На рубеже веков это был один из самых излюбленных маршрутов красноярцев. Отчасти потому, что тут, на овеваемых всеми ветрами сухих вершинах Прибазаихского хребта, совсем недавно Иван Тимофеевич Савенков провел свои археологические раскопки, отчасти совсем по другой причине: когда еще все лежало в снегу, в грязи, здесь было сухо, весенне и весело. Рассказывали, что ходили туда с самоварами, с баранками, с вареньем — чаи гоняли, с вершин дальним Столбовским нагорьем любовались, дышали смолистыми ветрами тайги. Здесь, на склонах хребта, на южных солнцепеках раньше всего в окрестностях города распускаются весенние первоцветы: ветреница, мать-и-мачеха, камнеломки, лук гусиный, проломник седой, бурачок ленский, хороспора сибирская, остролодка одноцветковая, змееголовник, ярутка и другие чудеса весеннего цветения.

Все это уже близко: две-три недели, и придет настоящая весна на прибазаихские склоны Торгашинского хребта.

Путь к «Арке» начинается от станции Енисей. По Мокрому логу мы медленно взбираемся на Торгашинский хребет. Нижняя часть лога несколько разъезжена и грязна. Выше тренировочной санной трассы дорога превращается в тропу, входит в березняки и по ним выходит к средней линии хребта — к перевалам.

Уже отсюда открывается вид на долину Базаихи, на скалы Такмаковского района, на обширный район Куйсумской тайги.

По вершине хребтика вьется тропинка, и по ней наша дорога вверх, на юг — юго-восток. Все выше взбирается тропка, все обширнее дали... Известняковые скалы преграждают тропу. Она обходит препятствия, и мы на вершине. За провалом распадка — «Арка». Мы, не теряя высоты, обходим по дуге распадок и приближаемся к ней.

«Арка» — известняковая скала с многочисленными тропами, и некоторые из них — сквозные. Один из таких эоловых гротов имеет свод с копотью. Здесь древний человек жег какие-то свои ритуальные костры и, может быть, любовался, как и мы сейчас, удивительными окрестностями.

Обзор от «Арки» поистине феноменален. Вся долина Базаихи видна от скал «Ковриги» до горы Вышки, и дальше до Енисея узкие и глубокие провалы притоков Базаихи — Калтата и Моховой режут Столбовское нагорье на блоки, а, венчая блоки, вздымаются утесы Такмака, Китайской стенки и дальних Столбов. Зеленеет тайга, шумят воды речек.

Болгаш

Болгаш — небольшой ручей, правый приток Базаихи, текущий в узкой красивой долине, тесно поросшей березой, сосной и таежным подлеском. Над Болгашской долиной высоко подымаются крутые горы с многочисленными выходами на поверхность древних известковых отложений. По склонам живописно взбираются вверх одинокие сосны, с кронами причудливых форм, вольно разросшимися на ветру и под горячим солнцем. Сюда не долетают шумы города.

К долине Болгаша ведут несколько маршрутов. Однако в весеннее время лучшим представляется путь от конца улицы Матросова вверх по Цветущему логу к перевальным точкам Торгашинского хребта. Слева остается каменный карьер, кругом — березовое густолесье. Идти надо самой торной тропой, она и выведет на высшую отметку. Здесь разветвление дорог, важно выбрать нужную тропу: нужна та, которая ведет на юго-запад. Она сначала спускается только вниз, а потом поднимается на небольшой отрожек. От подъема тропа поворачивает к югу. Мы идем по густому бору с развитым травяным и кустарниковым подлеском. Поют синицы, стучат дятлы, иногда встречаются стайки поползней. Здесь можно встретить и белку, и бурундука, и зайца. Лисий след тут тоже не редкость...

Шумят кроны сосен при малейшем дуновении ветерка. Остро пахнет дыханием бора. Приятная прохлада. Косые тени. Тут каждый шаг — радость и удовольствие.

Перед выходом из бора к долине Болгаша тропа опять еле заметно идет в гору. Вот поляна покоса. За ней жиденькая кулиса из сосен и лиственниц, а за ней голубой простор. Мы выходим из леса, и вот уже перед нами внизу и Болгаш, и Базаиха, и изрезанность хребтов глубокими долинами древних речек. И ближние иззубренные останцы, будто древние ископаемые чудовища, оставшиеся на земле от древних забытых эпох.

Эти круги и были целью нашего похода, отсюда мы можем вернуться своим следом, но можем и спуститься вниз и уйти домой по Базаихе до остановки 39-го автобуса...

Наша настоящая цель совсем не формальна: мы ходили подышать сосновым воздухом, взглянуть с высоты на дальнюю тайгу, приобрести мускульную усталость и заряд бодрости на всю неделю.

Вдоль Гремячей гривы

Сюда, на южные склоны Гремячей гривы, весна приходит раньше, чем во многие другие места пригородных окрестностей. Тут и ручья раньше, чем где-либо, изрезали снежную целину и принялись за свою работу. Здесь и отжурчали они скорей, закончили свою коротенькую вешнюю жизнь... По северной покати в сторону плодово-ягодной станции все еще лежит зима, а тут — весна в полном разгаре, и на открытой ветрам и солнцу поляне уже трепещет в синей вышине быстрокрылый жаворонок, и далеко разносится его волнующие душу трели. «Все скоро, поет он. Все скоро — и тепло, и лето».

Маршрут по южной стороне Гремячей гривы начинается от конечной остановки автобуса № 12 у совхоза «Удачный». По берегу Собакиной речки мы идем около полукилометра по первому большому логу (вправо по ходу), выбираемся на верхнюю террасу над Енисеем. По оврагу есть хорошая тропа, которая и выводит на верхнюю дорогу.

Здесь, на плоскости террасы, надо оглядеться. И хотя наш путь на восток, вдоль кромки соснового бора, мы можем сходить и назад, к поляне у бора над Енисеем, и посидеть тут, позагорать, если позволяет погода.

Места тут красивые, открытые, далеко видно. Тут можно долго сидеть и следить за теплоходами на реке, за полетом коршунов над террасой, слушать жаворонков, овсянок, синиц...

Посидели и вперед! Мы возвращаемся к месту подъема и идем по тропе вдоль дороги, то по бору, то по березнякам, а то и полянами на восток, к сопкам. Мы пересекаем долины весенне-летних ручьев — одну, вторую, третью, добираемся до линии ЛЭП...

По борам и березникам уже со средины апреля (в обычный по погодным условиям год) распускаются первые цветы: ветреница алтайская, а затем и прострел, фиалка, медуница, хохлатка, а в начале лета — жарки, орхидеи, ирисы, шиповник, черемуха, таволга.

Не рвите цветов, пусть увидят их в будущем и ваши дети, и ваши внуки. Приучите себя не трогать их! Пусть будет заповедана на сохранность эта красивая местность около города.

Уже с конца апреля здесь отдыхают и селятся по рощам перелетные птицы. И их разноголосый свист и гам — тоже безусловная достопримечательность маршрута. Дрозды, дятлы, лесной конек, иволга, чижи, щегол, зяблик и другие.

У большого ручья за линией ЛЭП — развилок троп. Если спуститься по ручью вниз в долину Енисея, окажешься на остановке 12-го автобуса. Тропа по южному подножью вокруг двух сопок уведет к Студенческому городку, а при желании и к остановке 46-го маршрута. Если уйти на северный склон Гремячей гривы и спуститься к дороге, то вот она — остановка 26-го.

Гремячая грива — это не один маршрут, их тут — лето ходи, не все выходишь. Одно надо помнить: вся эта местность — зеленая зона города, и в ней режим заповедника.

«Красноярский рабочий», 19.02.83 г.
«Красноярский рабочий», 20.03.83 г.
«Красноярский рабочий», 02.04.83 г.
«Красноярский рабочий», 09.04.83 г.
«Красноярский рабочий», 16.04.83 г.

Материал предоставлен Сиротининым В.Г.

Автор →
Предоставлено →
Красноярский рабочий
Сиротинин Владимир Георгиевич

Другие записи

Лучше гор могут быть только горы
В минувшие выходные на красноярских «Столбах» впервые прошли соревнования скалолазов и альпинистов на призы команды «Эверест-96» Ненастная погода, дождь стеной, что шел все эти два дня, никак не сказались на ходе соревнований, состоявших из двух этапов. В забеге на шесть километров по размытой дождем трассе приняло участие 32 человека. Наилучший результат...
Заповедано потомкам
Волчий вой, протяжный, но совсем не тоскливый, а какой-то по-хозяйски спокойный, раздался с той стороны, откуда мы только что пришли. Все стоящие у наскоро сооруженного костерка враз замолчали и повернули голову. — Чего это он? Не ночь ведь, да и тепло. — И людей должен был посторожиться... — А может, свадьба, да мы ему помешали? — съехидничал кто-то. — Я бы...
Вестник "Столбист". № 34. Встретились семьями, но не подружились
В.Г. Путинцев (1.07.1917-9.09.2000) В специальном выпуске ко Дню Столбистов мы опубликовали библиографическую статью об удивительном человеке, знаменитом красноярце, создателе первой в стране ДЮСШ по скалолазанию В.Г. Путинцеве. Редакция не однократно обращалась к Владимиру Григорьевичу с просьбой написать о том или ином событии и он нам никогда не отказывал. Жаль, что обращались мы не часто.. Сегодня...
И вспыхнули софиты
Осень в прошлом году выдалась на редкость теплой и солнечной. Мы, члены любительской киностудии «Факел» красноярского спелеоклуба, решили, что грех сидеть при такой погоде в городе, и выехали на Красноярское водохранилище, в недавно открытую дивногорскими спелеологами пещеру Женевская. Целью нашей...
Обратная связь