Шествие на «Столбы»

На перекрестке мнений

Красноярские Столбы... Кто ни увидит — восторг! А еще стал достопримечательностью Столбов «Живой уголок» Елены Александровны Крутовской. О нем, этом «приюте доктора Айболита», упоминается в любом путеводителе.

Но вот дошли слухи, что у Крутовской не все ладно. Оказывается, администрация решила ввести за посещение Живого уголка плату. А Крутовская решительно стала возражать. В ее адрес раздались резкие слова. Ну и — морально-производственный конфликт...

Я отправился на Столбы.

Редкостное по красоте место в отрогах Саян и... всего лишь в шести километрах от Красноярска. Изрезанные ветром и водой магмовые столбы словно бы вылезли из подземелья, явив свету свои причудливые изваяния. Она даже имеют имена: «Дед», «Беркут», «Перья». Вокруг — панорама горной тайги. И весь этот (уже мировой славы) уголок дикой природы — Государственный заповедник.

Е.A.Крутовская живет на Столбах 30 лет, после окончания университета (биолог по образованию). Сейчас не вспомнить, кто первым из диких обитателей попал к ней на выхаживание. С тех пор повелось: нашли ребята в тайге хромого косуленка или рябчика с перебитым крылом — несут Елене Александровне. Так родился «приют доброго доктора Айболита». Это наименование официально начертано на дощечке перед входом. В Живом уголке 130-140 обитателей. Лебедь кличет, бултыхаясь в ванной; белочки мельтешат за сеткой; хлопает желтыми глазищами сова; медведь урчит и лижет толстым языком железные прутья.

Пришла новая группа экскурсантов.

— Ой, а это кто? — читает табличку: «Филин. Заслуживает охраны. Лес без филина, как детство без сказок...».

Рядом двое мужчин кормят лисиц крапивой.

— Крапивой?!

— Они едят! Им витамины тоже нужны.

Елена Александровна объясняет, показывает. Рядом — плакатик: «...не забывай: ты навсегда в ответе за всех, кого приручил. (А.Сент-Экзюпери)». Елена Александровна убеждена, что большинство врагов природы — это люди, которых вовремя не научили ее любить. В Красноярске быстро расходятся ее книжки — «Ручные дикари», «Дикси»...

С рыси Дикси и начался особый период в истории Живого уголка.

Рысь росла, ей нужно было парное мясо. Медведь тоже на аппетит не жаловался. А бюджет у семьи скромен... Посмотрел на все это журналист краевой молодежной газеты — написал заметку: «Как Дикси стала вегетарианкой». Побывал Сергей Образцов — высказался в печати о бедственном положении «приюта». Крутовская делает святое дело. Зверушек несут — их ведь надо кормить!

Люди откликнулись. Со всей страны стали присылать особые корма, которые трудно достать. Даже пожертвования, кажется, были. Нашлись и в Красноярске принявшие к сердцу заботы Елены Александровны. Например, дирекция турбазы «Енисей» (которая водит на Столбы организованные экскурсии) решила выделить средства «зверям на пропитание». Но тут же вмешались бухгалтеры-ревизоры: на каком-де основании?! Тогда-то вот и нашли простейший путь. Установили входную плату. Рядом с вывеской «Приют доктора Айболита» поставили будочку, напечатали билеты: взрослый — гривенник, детский — пятачок... Крутовская спорила, жаловалась. Плата за вход ее глубоко оскорбляла. Казалось бы, почему? Но надо знать, что она за человек.

Вот что пишет она в одной из книжек: «По своему отношению к окружающей живой природе все люди делятся на две основные категории: равнодушных практиков и влюбленных чудаков... Вторым — влюбленным чудакам — неважно, какую практическую пользу приносит предмет их любви. На то они — влюбленные». Влюбленные чудаки — это и есть Елена Александровна и ее муж Георгий Джемсович Дулькейт, строитель вольер и фотолетописец «приюта».

Что значит для Крутовской Живой уголок? Акт доброты к животным? Но это еще и своего рода учебный класс доброты для тех, кто посетил Уголок. И вдруг этот звон монет! Уроки доброты — по гривеннику с души?.. Согласитесь: «приют доктора Айболита» и зверинец — не одно и то же.

А у директора Столбов Гавриила Васильевича Хоришко на сей счет примерно следующая позиция: хорошо ей (Крутовской) с ее добротой и чудачеством, а причем тут я, директор? Вольному воля — держи дома собаку, кошку... ну, рысь, в конце концов. А то ведь целый зверинец! А нас еще и критикуют: дескать, не помогаете.

На днях пришла группа пионеров. У них пятачков нет, а их вожатый не оформил какую-то бумагу. Кассирша тетя Лена их не пускает. «Идите, — говорит, — обратно». И не вытерпела Крутовская — впустила ребят незаконно, через заднюю калитку.

«Ах ты, беда! Ну, поставили бы кассу для добровольных взносов?! Нет, нельзя. Говорят: учесть их невозможно».

Я спросил Гавриила Васильевича:

— Как бы вы отнеслись к отмене входной платы?

— Был бы только доволен... меньше хлопот. Это нас балансовая комиссия заставила.

Надо кое-что пояснить. Дело в том, что красноярские Столбы — не просто красивое место для пикников. Это — повторяю — Государственный заповедник.

В Законе об охране природы в РСФСР сказано, что заповедником являются такие участки природы, «территория которых навечно изымается из хозяйственного пользования в научно-исследовательских и культурно-просветительных целях». Эталон нетронутой природы, научная лаборатория, резерват для пополнения дикой фауны.

Так вот, красноярские Столбы представляют типичный ландшафт саянской горной тайги. Почвы. Лесные насаждения. Около 50 видов млекопитающих, 150 видов птиц, 22 вида рыб. Более 550 видов травянистых растений. Их изучением и охраной занимаются семь научных сотрудников, в том числе и фенолог Е.А.Крутовская.

Вклад исследователей заповедника в природоведческую науку достаточно известен. Но, увы, только в научных кругах. Как раз на этом-то меньше всего останавливается взгляд красноярцев. Вот выписка из путеводителя: «Всю территорию заповедника принято делить на несколько групп или районов, главным из них является так называемый Эстетический район, наиболее посещаемый туристами». Но ведь район, в который официально открыт доступ посетителям, — лишь 2,7 процента его территории. Так что, если вникнуть, прав директор заповедника: «Приют доктора Айболита» — действительно лишь третьестепенная забота. Доброе вроде дело, но не вписывается! Привлекает людей? Но от посетителей и без того стонут научные сотрудники. Могут возразить: должны же заповедники заниматься культурно-просветительной деятельностью? Должны. Книги, лекции, статьи, плакаты — пожалуйста. Только не за счет доступа на его территорию толп отдыхающих. Ибо она — заповедная!

Однако Столбы — заповедник необычный. Дело тут еще в исторической традиции.

Столбы стали популярным местом отдыха красноярцев еще в конце прошлого века. Даже сложилась особая кличка «столбист». Одевались завзятые «столбисты» в необъятные шаровары, цветастые рубахи, подпоясанные красным кушаком, обувались обязательно в галоши... (галоши удобны для скалолазания).

Так получилось, что на Столбы особенно много ходило революционно настроенной молодежи. У скалы Ферма в 1906 году проходило заключительное заседание Второго съезда Сибирского союза РСДРП. Вот какие традиции у Столбов.

В 1944 году заповедник стал государственным, площадь его расширилась до 47,2 тысячи гектаров. А место прогулок и походов? Все там же.

Увы, люди по-разному воспитаны. Иные, несмотря на охранную и разъяснительную работу, ломают деревья, жгут костры, бросают мусор. А тут еще построили слаломную трассу на склонах заповедных гор. Летом по ее канатно-кресельной дороге катают желающих прямо... в сердце Столбов. Хозяйственникам прибыль, а заповеднику — новые массы бесконтрольных гостей.

Двойственность положения заметна и в действиях самой администрации заповедника. Пишут о задачах научных исследований, а заканчивают призывом: «Посетите Столбы — одно из красивейших мест нашего края!».

А есть ли выход из этого двойственного положения? Раз заповедник, стало быть, посещения логично запретить. А как же любимое место отдыха? Ведь на Столбах два всесоюзных туристических маршрута!

Г.В.Хоришко 22 года директорствует здесь. Прислушаемся к его мнению:

— Количество туристов стало таково, что Столбы несут все больший урон. Район посещения пора благоустраивать: строить дороги, тропы, места остановок. Но мы — бюджетная организация с совершенно иными задачами. На это нет средств. Видимо, в пределах заповедника пора создавать какую-то самостоятельную туристическую хозрасчетную фирму.

Ерунда какая-то получается, усмехнется проницательный читатель. Так заповедник или место прогулок? Какой-то «национальный парк» получается...

Стоп! А почему «какой-то»?

В последние годы у нас все чаще пишут о необходимости еще одной организационной формы охраны уникальных природных территорий — о создании национальных парков. Четкое пояснение дает проф. Банников, знаток заповедного дела у нас и за рубежом. По его мнению, национальный парк — это «музей природы». Приходи, любуйся, но не рви, даже не трогай. (Музей и есть музей!). Заповедники — для науки, парки — для посетителей. В национальных парках — разработанные маршруты, регламент поведения, тропы с твердым покрытием, места остановок. В такую систему «вписывается» и живой уголок Е.А.Крутовской.

Итак, большая часть природного парка отводится под «запасники» музея — туда посетителей не пускают, там «хранилища» для его дикого мира...

Но ведь это же и есть сегодняшние Столбы! Так не привести ли истинное положение дел в соответствие с новой идеей — не узаконить ли существующее положение Столбов?

Тут надо отметить, что Е.А.Крутовская решительно против создания природных парков на базе существующих заповедников. Правда, она говорит, что опасен не туризм, а туристская стихия. Но ее пугает слово «прибыль». Крутовскую можно понять: веками именно «прибыль» была врагом природы. Но времена-то меняются. Несколько лет назад Елена Александровна яро протестовала против строительства дороги на Столбы. А сегодня согласилась...

Вот и с организацией природного парка, добрая Елена Александровна, все моральные неудобства с оплатой посещения вашего «приюта» отпадут. Билеты будут продавать не под вывеской Айболита, а у шлагбаума и рядом с канатно-кресельной дорогой. Деньги пойдут на организацию удобств для туристов и одновременно на охрану причудливых скал.

И вот что хотелось бы сказать в заключение. Моральные конфликты — чаще всего не просто результат несовпадения характеров. Они возникают как следствие сложившихся обстоятельств, в которых характеры по-разному проявляются. Людей сталкивают обстоятельства. Но давно известно и житейское правило: хочешь избавиться от проблемы — ищи организационное решение. Если люди конфликтуют, — значит они поставлены в конфликтную ситуацию. Ищи способ ее изменить. А споры, ссоры, взаимные обиды проблем никогда не разрешали, только заводили в тупик.

Впрочем, случай с Живым уголком только помог нам нагляднее увидеть проблему Столбов, да и других чудесных уголков природы нашей огромной страны.

Б.Петров,
соб. корр. «Известий»
Известия 27.08.1975

Материал предоставлен В.И.Хвостенко

Предоставлено →
Хвостенко Валерий Иванович

Другие записи

Вестник "Столбист". № 38. Взрыв в Абалаковском цирке
ТРЕВОЖНЫЙ СИГНАЛ Еще 17 лет назад, в 1985 году постановлением Крайсовета был закрыт 2 карьер под Такмаком. Но при ремонте Коммунального моста этот карьер временно приоткрыли. А вот закрыть почему-то забыли. Видно денежное это дело столбовский сиенит рубить на пятаки. В заповедном ущелье рычат моторы, работает горняцкая...
Великолепная шестерка и тренер
В Фанских горах на Памире завершился 37-й чемпионат СССР по альпинизму в классе технических восхождений. Команда России, укомплектованная альпинистами Красноярского края, уверенно завоевала звание чемпионов страны Совершив первопроход на вершину Замок (высота около 5.000 метров), наши земляки набрали наибольшую сумму...
ЗаСТОЛБили
В заповеднике «Столбы» сейчас тихо и белым-бело. После длинной и очень теплой осени спят наконец в своих берлогах медведи, зарываются на ночь в снег рябчики и глухари, осторожно перебирают ногами по сугробам в поисках еды пугливые косули... «Хорошая зима, — удовлетворенно кивают лесники. — И морозов нет, и снегу в меру выпало. Для зверья —...
Вестник "Столбист". № 2. Ходы на "Перья"
Ход «Ухо» (ск. «Перья») начинается по наклонной щели под нависающий камень, который формой напоминает ухо слона. Далее следует траверс вправо. Окончание этого участка изображено на фотографии. Затем ход огибает ухо и идет влево и круто вверх по чищенным скалам. Явно выраженная вертикальная щель постепенно становится...
Обратная связь