«Красноярский рабочий»

Школа доброты

По многочисленным просьбам читателей очередной выпуск страницы «Человек и природа» мы посвящаем памяти Е.А.Крутовской, основательницы живого уголка «Приют доктора Айболита» в заповеднике «Столбы»

Репортаж


Е.А.КрутовскаяГроздь красной калины на траурном плакате с фотографией Е.А.Крутовской у входа в Живой уголок заповедника «Столбы». Трогательная подпись, в которой ни разу не упомянуто слова «была». 24 сентября Елене Александровне исполнилось бы 70 лет...

Щебечут в вольерах разноцветные пичуги, азартно прыгают белочки, ссорится с посетителями сварливый Тяфкин — Тяфкин-Тяф.

От вольеры к вольере почти беспрерывно движутся группы туристов. И дети, и взрослые с увлечением слушают рассказ невысокой темноволосой девушки-экскурсовода.

Это сотрудник Уголка, недавняя выпускница Красноярского педагогического института Нина Григорьевна Манькова. В последние годы именно она стала надеждой и опорой «Приюта доктора Айболита»: и в уходе за животными, и в научной работе.

Другая ученица и преемница Е.А.Крутовской — Людмила Писецкая. Есть еще трое рабочих по уходу за животными — они тоже самоотверженные и трудолюбивые люди. Все живут по-прежнему коммуной — в дружбе и взаимопонимании.

По-прежнему в четыре часа раздается звон колокольчика — маленький коллектив созывается на обед в светлой комнатке-столовой. Во главе стола, где обычно сидела Елена Александровна, так же ставится стул, и даже в выходные, при самом большом скоплении народа, он остается свободным.

Здесь по-прежнему уместив бодрость духа, как искренность и доверие друг к другу, сдержанность в выражении эмоций. Потому что слезливость и сентиментальность совершенно не свойственны были Елене Александровне.

За четыре последних года, из-за болезни, наверное, самых трудных в ее жизни, мне ни разу не случалось видеть ее хотя бы раздраженной. В самые последние дни никто не слышал от нее ни одной жалобы, она и тогда всех старалась подбодрить и приветить. Когда было уже совсем худо, успевала произнести;

— Извините, что я отвлекаюсь от беседы...

Рядом с ней неизменно вспоминается Джемс Георгиевич Дулькейт, потери которого она так и не могла пережить. Невысокий, согнутый почти вдвое тяжким недугом человек очаровывал с первой встречи своей неуемной энергией, молодым и задорным взглядом больших голубых глаз. По призванию он был художник. Великолепные его снимки украшают все книги Е.А.Крутовской. А в Живом уголке он исполнял обязанности и плотника, и конюха, и завхоза. Все вольеры, все вызывающие неизменное восхищение посетителей надписи сделаны его руками.

Теперь все это постепенно ветшает.

Многочисленные друзья Уголка стараются оказать ему бескорыстную посильную помощь: колют дрова, носят воду, собирают травы и семена на корм птицам. Каждому, кто пожелает, здесь найдется дело по силам и по душе.

Но вот уже три месяца вакантна в Уголке ставка рабочего, и отсутствие заботливых, сильных мужских рук очень ощутимо. Помощь и внимание исполкома горсовета были бы сейчас здесь очень полезны.

Поток посетителей в «Приют доктора Айболита» не становится меньше.

«Для нас было приятной неожиданностью посещение вашего Уголка. Мы как бы соприкоснулись с миром книг Даррелла. Ваш Уголок имеет свое яркое лицо и не похож на традиционные зоопарки», — написали, побывав здесь, артисты Большого театра Союза ССР.

«Считаем подобное „вольное“ содержание животных уникальным образцом доверия не только к животным, но и к посетителям. Здесь проникаешься чувством сопричастности к очень благородному делу — охране природы», — подтвердил от имени группы московских врачей профессор, заслуженный деятель науки РСФСР Е.А.Далиер.

Живой уголок на «Столбах» по-прежнему является одной из наиболее интересных достопримечательностей Красноярска, его гордостью, и должен остаться ею.

Т.Величко

Строки из писем
***

Елена Александровна Крутовская написала несколько добрых, книжек о «ручных дикарях» — зверях и птицах, одинаково полезных и для детей и взрослых. Лучшим утверждением ее добрых дел было бы издание ее рассказов — умных, точных наблюдений ученого и очень сердечного человека!

Если бы совесть можно было регулировать или настраивать, ее можно бы выверять по этической позиции Крутовской. Она обладала лучшим человеческим даром — постоянной готовностью общения с людьми, цветами, ручьями...

Она как бы незаметно сообщала всему, что ее окружало, значительность и духовность. Если мои дети и внуки хоть в малой мере имеют и чувства восприятия красоты и сострадания, смею думать, что сказались походы в тайгу на причудливые скалы, к зверушкам и птицам Елены Александровны.

Т.Ряннель,
заслуженный художник РСФСР

***

Нам, столбистам среднего поколения, очень повезло в жизни тем, что наша юность и зрелость прошли на скалах с романтикой ночных костров, туристских песен под гитару, утренних, к восходу солнца, восхождений, и тем, что многих нас судьба свела под крышей маленькой метеостанции, затерявшейся среди зеленого моря горной тайги. В этом домике нас всегда ждало неизмеримо большее богатство — общение с Еленой Александровной Крутовской.

По выходным дням зимой и летом собиралась веселая «разношерстная» компания за тесным столом среди клеток с канарейками, сибирским соловьем-красношейкой, попугаями. Сидели далеко за полночь при живейшем участии в спорах, обменах мнениями, решениях «глобальных проблем» хозяйки гостеприимного дома. Зачастую споры прерывались стуком в дверь: кому-то требовалась помощь. И не успокоится Елена Александровна, пока не будет найден йод и бинты или не устроены под крышу, скажем, целый класс школьников, которых на ночь глядя, в мороз привела молодая учительница на «Столбы».

Мы, жители почти миллионного Красноярска, самую последнюю информацию из жизни города или страны получали здесь. И это не удивительно — настолько широк был круг общения Елены Александровны. Возвращались домой в приподнятом настроении. Отчего-то пела душа, словно прикоснулась к роднику с живой водой.

Нам казалось, что Елена Александровна должна жить вечно. Но столь внезапно оборвалась так нужная всем жизнь.

Осталась память, которая заставляет нас быть чуточку строже к себе, добрее в отношении к людям, чище в помыслах и делах.

Р.Никитин,
старший методист краевого
научно-методического центра

***

Живой уголок в Красноярском заповеднике «Столбы». Это прежде всего школа, народная школа! Школа доброты человеческой.

Проходит время, меняются посетители, идут чередой звери и птицы, нареченные с завидной фантазией: козел — Таныш, рысь — Дикси, сорочонок — Солька, глухаренок — Фитька, медведь — Тайгиш.

«А ты можешь отличить кролика от зайца?» — спрашивает посетителей любовно написанный плакат у клетки, где прыгают вперемешку зайцы и кролики. И задумается большой и маленький.

«Назови этих птиц?» — опять плакат, а в клетке десяток самых разных пичужек. И опять разбужена любознательность. И так шаг за шагом, к постижению тайн живого мира.

Трудно переоценить воспитательное значение Живого уголка. И наш долг — сохранить память о его создателе. Лучшим признанием труда Елены Александровны было бы решение о присвоении Уголку заповедника «Столбы» имени Елены Александровны Крутовской с установлением мемориальной доски у входа в Живой уголок.

В.Абрамов,
директор Восточно-Сибирского филиала проектно-технологического института

***

Она мечтала о процветании заповедника «Столбы» и Живого уголка. Хотела обобщить свой многолетний опыт в большой монографии — «Поведение диких животных в неволе», хотела порадовать новыми увлекательными рассказами самых юных читателей.

В тридцатых годах Елена Александровна первой привела в известность видовой состав птиц и зверей заповедника.

В 1961 году был создан первый среди заповедников страны зоологический уголок и четко сформулированы его задачи. В работе 1953 года «Опыт одомашнивания и полувольного содержания глухарей» она выступила инициатором оказавшейся очень перспективной проблемы. Эти работы переведены в Финляндии и Швеции. Ее публикации по изучению поведения животных в неволе («Поведение глухаря в условиях приручения», 1977. «К вопросу о поведении диких животных в условиях их вольерного содержания», 1980 и др.) привлекли большое внимание этологов страны.

С 1957 по 1972 год Елена Александровна опубликовала в соавторстве с Т.П.Буториной шесть работ о сезонном развитии горной тайги по материалам заповедника и о сезонном развитии природы Средней Сибири.

Широкой общественности Елена Александровна известна своими научно-популярными и детскими произведениями «Лесные чудеса», «Ручные дикари», «Дикси», «Лоська». «Приют доктора Айболита». Эти книжечки, интересные ребенку, подростку и ученому-экологу, мгновенно исчезали с прилавков.

В благодарность за все хорошее, что Елена Александровна сделала людям и, прежде всего, нам, красноярцам, хотелось бы переиздать ее научные и научно-популярные и детские произведения в виде сборников. Довести до публикации незавершенные работы. Создать в Красноярске на базе Живого уголка краевой зоопарк имени Е.А.Крутовской и непременно сохранить при нем «Приют доктора Айболита».

В.Смагин,
заведующий лабораторией
лесной типологии Института леса
и древесины СО АН СССР,
доктор биологических наук, профессор

***

Однажды со мной случилась беда. При восхождении на Эльбрус я сильно поморозил ноги. Лечась в Красноярске, очень сожалел о невозможности дойти до любимых «Столбов».

И до чего же я был удивлен и буквально ошеломлен, когда у меня дома появилась Елена Александровна со словами: «Собирайтесь, едем на «Столбы»... Посадила меня верхом на низкорослую лошадку по имени Горбунок и привезла к себе. Насколько я был тогда Крутовской благодарен — не выразить никакими словами.

С.Колотилин,
художник

Елена Крутовская
Люди и зверушки


— Расскажите нам о ваших милых зверушках,
что-нибудь самое интересное.
— А что если я расскажу вам о вас, дорогие друзья?

(из разговора в Живом уголке)

Флинт купил машину


Любимый экспонат туристского большинства — наш Миха. Он импонирует своей величиной. Мимо него просто невозможно пройти и не увидеть. А «видеть» умеют далеко не все!

Маленькая, сплошь заросшая кустами малины вольерка соловьев-красношеек. Обычно проходят мимо.

— А тут никого нет.

— Подохли, наверно.

Другие разглядели:

— Нет, вон есть одна птица, только у нее почему-то одна нога! (Соловьи любят сидеть, поджав под себя лапу).

И как резюме:

— Насажали воробьев и думают — интересно!

Изумительную прелесть этой чудесной птички, словно самой тонкой акварельной кисточкой нарисованной (ожившая японская виньетка!), редко кто сам заметит и оценит. Надо помочь.

Представляя туристам наших соловушек, я говорю:

— Рекомендую — Его Величество Соловей. Соловей-красношейка — один из лучших певцов нашей тайги. Кто сказал, что в Сибири нет соловьев? Настоящего «классического» «курского» соловья у нас действительно нет, зато здесь обитают целых три его восточных сородича: синий соловей, красношейка и свистун. Здесь перед вами — красношейка. Кстати, это тот самый соловей, который пел во дворе у китайского императора. Помните: «В Китае все жители — китайцы и сам император — китаец!»

Сказочника Андерсена знают все. И уже иными глазами смотрят на изящную птичку, овеянную очарованием андерсеновской сказки.

Миха «работает» у нас на амплуа клоуна. До Олега Попова с его тонким мастерством ему далеко, он «выдает» дешевые трюки, сдобренные грубым юмором на уровне третьеразрядного «рыжего». Но большинству туристов нравится. Уж такое существо человек: ему всегда приятно видеть серьезного зверя, валяющего дурака для его развлечения. Впрочем, кто кого развлекает, но совсем ясно. Несомненно одно — обе стороны получают одинаковое удовольствие.

Опыт нашей работы показал, что ценность этого или иного живого экспоната меньше всего определяется его бухгалтерской стоимостью. Важно, как оформить экспонат, подать его посетителю.

В 1969 г. громадным успехом (почти наравне с рысью Дикси и Михой) у всех туристов пользовались Маринка, Кыш-Мышь и Марфута Леопарди — три обыкновенные домашние кошки, сидевшие в маленькой вольере с табличкой: ПОСАЖЕНЫ ЗА БРАКОНЬЕРСТВО. ОХОТИЛИСЬ В ЗАПОВЕДНИКЕ.

И что самое важное: они не просто веселили, как Миха, они запоминались.

Возвращались из города. На Пыхтуне навстречу — большая группа туристов. Долетел обрывок разговора:

— Нет, а ты кошек-браконьеров видел?

— 3дорово! Больше всего мне понравилось!

Нашего Витю (он обрубал ветки со сломанной бурей осины на корм зайцам) предупредили «на полном серьезе»:

— Эй, что делаешь? Здесь рубить нельзя, здесь заповедник, не знаешь? Смотри — посадят в клетку! (явно под впечатлением кошек, посаженных за браконьерство!).

Наша удачная находка — домик морских свинок Капитана Флинта и Били Мало. Пока свинки сидели просто в клетке, их почти не замечали. Теперь они любимцы ребятишек. Домик получился просто чудо: вокруг низенькая ограда с калиткой у домика — окошки, труба, даже, скворечник! И так уютно смотрится он среди зелени! Ребятишкам нравится страшно: даже пищат от восторга.

Как-то рассказываю, что старый морской пират (капитан Флинт) теперь остепенился, обзавелся домиком и мирно разводит клубнику на грядках... Контраст между романтическим именем и толстой свинкой вызывает веселый смех. Вдруг один из туристов прерывает меня восклицанием:

— Ого! Он уже и машину приобрел!

Гляжу — действительно, в уголке дворика стоит игрушечная голубая «Победа» (как потом узнала, маленький Витя — сынишка лесника — поставил ее Флинту по собственной инициативе, увлеченный придумкой с домиком).

Страус или цапля?


В подавляющем большинстве наши посетители — народ катастрофически невинный в вопросах зоологии. Оправданием им служит плохая постановка преподавания естествознания в школе (об этом уже много писали), а также крайне малое количество у нас зоопарков — всего 26 на всю огромную страну!

— Ой, посмотри, посмотри, какой страус!

— Какой же это страус, когда это вовсе цапля?

А на самом деле это и не страус, и не цапля, а серый журавль.

Журавль — символ Родины. Каждый знает песню о журавленке, который торопит вожака, правда? А вот настоящего журавленка, разгуливавшего по двору Уголка, одна девчушка приняла за новый вид бройлера (так сказать, последнее достижение отечественного птицеводства).

Смешно? Скорее грустно. Какие же мы хозяева своей планеты, если так плохо знаем ее обитателей?

Такое же бытующее понятие, как и то, что совы днем слепы: «бедные зверушки, они, конечно, голодают». И отдают иногда буквально последнее — бутерброд, кусок колбасы, яблоко, чтоб подкормить несчастных, несомненно, жестоко обкрадываемых сотрудниками Уголка зверушек.

Часто слышу:

— Звери голодные. Подохнут скоро. Доходяги.

— Воруют у них, небось.

Преимущественно мальчишки-подростки. Говорится без особого убеждения, просто потому, что привыкли слышать такие разговоры дома, в семье (этакое мещанское, живучее до сих пор убеждение, имеющее свое выражение в поговорке: «Стоять у воды и не напиться»).

Подхожу:

— Кто скоро подохнет?

Несколько растерялись, не ожидали «лобовой атаки».

— Волк. Вон как отощал. Лежит, не поднимается. Не кормите, небось...

Захожу в вольеру (сзади тихое: «ax!») Сорока (так зовут волчицу) вскакивает, прыгает передними лапами на грудь, демонстрируя наши дружеские отношения, заигрывает по-собачьи: глаза веселые, ласковые. Все ясно, что зверь здоров и доволен жизнью.

— Ну, подыхает?

Не сдается. (Другие уже покорены: вот это да! С волком запросто).

— Вон медведь голодный. Булку из рук ка-ак рванет!

— Тоже скажешь — отощал?

Позади смеются. Миха — поперек толще.

Очень хорошо иметь дело с совсем маленькими ребятишками. Для них Уголок — царство сказки.

Только раз за все время попался пятилетний карапуз, который явно скучал у нас в Уголке и тянул маму за рукав:

— Пошли! Хватит, уже все посмотрели!

В то время как родители (вот подарок!) не могли оторваться от вольер и жалобно упрашивали своего Вову:

— Ну, погоди минутку, ну, мы сейчас... посмотрим еще мишку... Ой, а белочки-то? Нет, а ты лисят видела?

...Почти каждый выходной приходит Юра. Ему пять лет. Он приходит с папой или мамой, иногда с одной мамой.

Если меня нет в Уголке, Юра подходит к веранде и вежливо просит, чтоб меня позвали. Когда я выйду, крепко вцепляется своей маленькой ручонкой в мою руку, словно боится, что я сейчас исчезну, и тащит меня к вольерам. С этой минуты я в его личном распоряжении, и он не уступает меня никому.

Почти ничего не говорит, только вздыхает, а если скажет что-нибудь, то на ухо, шепотом, так поверяют заветную мечту, которую нельзя высказать громко.

Самая заветная мечта Юры — иметь дома какого-нибудь зверька (хоть самого-самого маленького). Увы, городская квартира, мама с папой работают... Словом, папа решительно против. Мечте не суждено стать реальностью.

— Это ваш внучек? — спрашивает меня Высокое Начальство, которому пришлось ждать, пока мы с Юрой не закончили традиционный обход вольер.

— Это мой будущий помощник! — отвечаю я.

Увы, пока Юра вырастет, много воды утечет. И, наверное, другие увлечения вытеснят из его сердца первую Большую Любовь. А жаль...

После таких посетителей чувствуешь себя немножко волшебником. До чего это здорово — творить сказку! И вдруг, как ушат холодной воды:

— А скажите — для чего, собственно, все это? Ну, вот все эти ваши клетки, звери, этот ваш... Уголок. Поди, больших денег стоит содержать? Деньги-то, небось, государственные расходуются? Лучше бы образцовую звероферму организовали, по крайней мере, доход бы приносила...

Я уже не чувствую себя волшебником. Моя гордая радость испарилась, как воздух из проткнутого воздушного шарика. Хорошо сказал писатель Бианки. Просто замечательно сказал:

— У входа в твою страна Див должна быть надпись: «РАВНОДУШНЫМ ВХОД ВОСПРЕЩЕН».

Равнодушные всех мастей и рангов — самая тяжелая категория посетителей.

«Серая болезнь равнодушия» в области наших отношений с природой, к сожалению, еще встречается у нас не так уж редко.

День дню не равен. Иногда за весь день не приходится сделать ни одного замечания идет «хороший посетитель» — интересующийся, дружески настроенный, а назавтра — прямо язык устает, пока добьешься, чтоб не дразнили и не пугали животных.

...Освещенный закатным солнцем, в величественной позе раскрыв свой черный с мраморными разводами веер, стоит на своей горке Ункас. Я невольно приостановилась, за любовавшись им. Глухарь — сказочная древняя птица. Никогда не устану я любоваться этим чудом и гордиться и радоваться своей причастности к нему!.. Приостановились и крепко сложенные, великолепно загорелые, очень довольные собой мужчины в плавках:

— А это кто — глухарь?

— В уху бы его!

С трудом удержалась от желания зарычать.

Бывают же такие черные дни!

Но перед самым закрытие" Уголка, уже в сумерках — пропахшие дымом костров ребята. Откуда они к нам? С Саян, с Байкала? Рюкзаки, фотоаппараты, разбитые о камни дальних дорог вибрамы... Слишком усталая и расстроенная неудачным днем нехотя подхожу к ним, чтоб вежливо попросить на выход, — уже пора закрывать Уголок.

— Ой, до чего же у вас тут хорошо! Это вы все здесь устроили? Вы — сами? Наверное, вы очень счастливый человек да?

В голосе тоненькой девчушки почтительное восхищение с оттенком хорошей молодой зависти. И все они — ребята и девушки — смотрят на меня снизу вверх, ведь вот я сумела найти свою настоящую дорогу в жизни, а они... они еще до сих пор (самому старшему из группы, наверное, лет 25) не успели ничего сделать!

Славные мои ребята, а ведь вы угадали! Я действительно очень счастливый человек! Но как это здорово, что именно сегодня вы догадались мне позавидовать!

Завтра будет хороший день. Обязательно!

«Красноярский рабочий», 22.09.84 г.

Материал предоставлен Сиротининым В.Г.

Автор →
Предоставлено →
«Красноярский рабочий»
Сиротинин Владимир Георгиевич

Другие записи

Вестник "Столбист". № 5 (17). Абалаковским – 35!
35 лет назад, с 22 по 24 мая 1964 года на Красноярских Столбах прошли первые соревнования на приз нашего знаменитого земляка Евгения Абалакова Рисунок Юрия СубботинаИдея проведения таких крупных соревнований, как матчевая встреча городов по спортивному скалолазанию, зародилась на заседании президиума Краевой секции альпинизма города Красноярска 31 января 1964 года. Началась...
Вестник "Столбист". № 6. Рюкзаки
Без рюкзаков не мыслим ни один вид активного отдыха: альпинизм; скалолазание, туризм (горный, пеший, велосипедный, лыжный, водный...); спелеология и даже ведение дачного хозяйства! Каждому, кто надевает рюкзак, хочется, чтобы он был удобен, прежде всего, ему. Именно поэтому существует так много различных конструкций, форм и размеров...
«Столбы» Из спецвыпуска "Красноярского рабочего"
С природными богатствами Красноярского края как бы соперничают его природные красоты. Особенно живописны окрестности города Красноярска. Своей изумительной красотой они привлекают многочисленных туристов, путешественников, экскурсантов. В 1791 году, когда через Красноярск в Илимскую ссылку следовал автор «Путешествия из Петербурга в Москву» А.Н.Радищев, он не мог не отметить в своем дорожном дневнике...
Вестник "Столбист". № 9. Великолепная "шестерка"
АЛЬПИНИЗМ Великолепная «шестерка» В августе 1998 года в Фанских горах, на чемпионате СНГ в скальном классе, сборная красноярского края прошла маршрут Солонникова (6Б) на пик Чапдара Как хорошо смотреть на горы лежа на достархане, в обнимку с огромной тарелкой плова и кувшином хлебного вина. Так и хочется крикнуть: «Горы, я люблю вас!»....
Обратная связь