Иванов С. Красноярский рабочий

Жизнь, отданная горам

Память

На прошлой неделе исполнилось десять лет со дня трагической гибели членов совместной экспедиции спортклуба «Красмашзавода» и газеты «Красноярский рабочий»

Кажется, совсем недавно команда альпинистов побывала в редакции перед отлетом на Памир. Ребята делились своими планами, рассказывали о подготовке к зимнему штурму высотного полюса страны, были полны оптимизма.

В экспедиции приняли участие 23 человека. Семь из них — тренеры и обслуживающий персонал. Шестнадцать альпинистов готовились подняться на пик Коммунизма (высота 7.495 метров). Уже в те годы красноярские альпинисты задумывались о покорении «восьмитысячников» планеты. И целью экспедиции на Памир было как раз приобретение опыта и практических навыков в сложных условиях, близких к гималайским. В составе красноярской команды подобрались опытные альпинисты. Например, Иван Гамаюнов и Владимир Середа покорили все «семитысячники» Советского Союза.

Поначалу у горовосходителей дела шли как нельзя лучше. К утру 9 февраля было поставлено четыре лагеря, самый верхний из которых располагался на высоте 5.600 метров. Группа Владимира Середы обрабатывала маршрут выше этого лагеря. Группа Ивана Гамаюнова встретила утро в лагере на высоте 5.200 метров. В этот день она готовилась к спуску на отметку 4.700 метров. В 12 часов дня Иван Гамаюнов последний раз вышел на связь: «Мы на 5.200. Готовимся к спуску. Яровиков отнесет веревки на 5.400 и догонит нас».

Больше никто из альпинистов голоса Гамаюнова не слышал. В 15 часов на связь с базой вышел Середа и сообщил о ледяном обвале и о том, что связи с группой Гамаюнова нет. К поискам пропавших подключились все участники экспедиции. Кроме группы Гамаюнова, на пути лавины оказались еще двое альпинистов: Евгений Бакалейников и Юрий Смирнов. Им посчастливилось, что рядом оказался «козырек», созданный природой. Алмаатинцы, работавшие в составе красноярской экспедиции, в пять часов вечера нашли Бакалейникова и Смирнова. Основная лавина пронеслась рядом, и ребята «отделались» сотрясением мозга, ушибами и многочисленными переломами. Чуть позже было обнаружено тело Андрея Винарчука.

Друзья звали Андрея «Пух». Он действительно был чем-то похож на Винни-Пуха. И тем, что любил петь под гитару, и своим оптимизмом, и неистощимым чувством юмора.

Рассказывает супруга Андрея Екатерина Винарчук:

— Я более 10 лет занималась альпинизмом и всегда разделяла интересы мужа. Но перед экспедицией на пик Коммунизма было какое-то нехорошее предчувствие. Я неплохо шью, и Андрей попросил смастерить ему ветровку. Но я никак не могла сесть за швейную машинку, что-то отталкивало от этой работы. Тогда он рассердился, сам сел и за вечер сшил себе ветровку. Уезжал в хорошем расположении духа. В феврале нашей дочери Александре исполнялось полтора годика. Казалось, жизнь впереди, только живи и радуйся...

Все дальнейшие поиски были безрезультатны. Находили только обрывки одежды, палаток и спальных мешков. Через два дня сейсмологи сообщили о новых подземных толчках, и в горах произошло еще несколько сколов (одной из причин схода смертоносной лавины явились подземные толчки силой в четыре балла). Поэтому поиски прекратили и экспедицию эвакуировали.

Летом 1989 года в рамках экспедиции на пик Победы красноярские альпинисты предприняли попытку поисков погибших товарищей. Было найдено тело Геннадия Масленникова. Гена и Егор Ходырев, погибший вместе с ним, были друзьями. Обоим — по 22 года. Несмотря на свою молодость, это были опытные альпинисты. Дважды поднимались на пик Ленина: с красноярцами и в составе молодежной команды гималайской экспедиции. Им предрекали большое спортивное будущее. И была у обоих одна заветная мечта. В 1988 году в горах погиб их лучший друг — Василий Обухов. После экспедиции они хотели установить памятник товарищу, но...

Родители Гены Масленникова живут в Дивногорске. Он был у них единственным сыном. После трагедии в горах семья Масленниковых усыновила ребенка из детского дома.

Егора Ходырева и Юрия Кузовова нашли в 1990 году. Тело Егора было отправлено его близким в Белоруссию, а Юрий был похоронен в Красноярске. Для Кузовова понятие «друг» всегда было выше собственного «я». Был такой случай в горах, когда молния ударила в Сергея Замаева. Юрий, шедший с товарищами рядом, еще не очухавшись толком сам, начал спасать товарища. На Замаеве сгорела одежда, оплавились очки и подошвы ботинок. И только массаж сердца, сделанный вовремя, спас альпинисту жизнь. А затем Кузовов с друзьями тащили раненого товарища на руках.

Вспоминает Людмила Кузовова:

— Я не хотела, чтобы Юра ходил тогда в горы. Всячески старалась остановить его. Но он или отмалчивался, или отшучивался. Аргументами в пользу поездки были его обязательства перед товарищами по экспедиции и прекрасное снаряжение. В конце концов, я поняла, что все это бесполезно. Мужчин нельзя останавливать... После смерти Юры мне и другим семьям погибших ребят очень помогли их друзья-альпинисты. Они поддержали нас морально и материально. Наша с Юрой дочь Надя сейчас уже сама стала мамой. Если внук когда-нибудь захочет пойти в горы, я ему перечить не буду. Пусть только он будет грамотным альпинистом. На примере Юры я видела, что значили для него горы.

Ивану Гамаюнову и Юрию Яровикову судьба уготовила участь остаться в горах навсегда. Случается, что горы «освобождают» тела погибших альпинистов. Но такое бывает крайне редко.

Юрочка, как называли друзья Юрия Яровикова за его отзывчивость и удивительную улыбку, был «мотором» всех экспедиций с его участием. Для него, казалось, не существовало усталости. В любую трудную минуту он брал инициативу на себя. Вот и в свой последний день он вызвался отнести наверх веревки, хотя силы были уже на исходе, и Юрий должен был спускаться вниз на отдых. Он прокричал встретившимся на пути друзьям, что все идет нормально, помахал рукой и медленно зашагал вниз...

Ваня Гамаюнов, как самый опытный спортсмен, был руководителем погибшей группы. Он носил звание «Снежный барс» и имел неоспоримый авторитет у друзей. Жил он в Дивногорске, работал инженером на Красноярской ГЭС.

Ирина Гамаюнова до сих пор не теряет надежды вернуть тело мужа на красноярскую землю. С этой целью предпринималось несколько поисковых экспедиций. Но сейчас пик Коммунизма находится на территории другого государства, и поездка туда требует огромных финансовых затрат.

9 февраля в часовне Апостола Сибири и Аляски св.Иннокентия, расположенной в заповеднике «Столбы», состоялась панихида по погибшим десять лет назад альпинистам. Почтить память друзей пришли почти все участники той роковой экспедиции.

Только чудовищный случай помешал тогда красноярским альпинистам покорить пик Коммунизма. Стихия не посчиталась с планами сибиряков. Эта экспедиция не была авантюрой, как сейчас думают многие. Красноярские альпинисты решились на зимний штурм высотного полюса Советского Союза только после того, как взвесили свои силы и тщательно подготовились к восхождению. Когда задумывалось покорение этого пика, у всех на уме уже был Эверест. Недаром половина участников памирской экспедиции 1989 года штурмовала Эверест. И вклад в то, что красноярцы покорили самую высочайшую вершину мира, внесли ценой своих жизней Иван Гамаюнов, Юрий Яровиков, Андрей Винарчук, Юрий Кузовов, Геннадий Масленников и Егор Ходырев.

Сергей Иванов

«Красноярский рабочий», 13.02.99 г.
№ 25-26 (23680-23681)

Материал предоставлен Б.Ганцелевич

Author →
Offered →
Иванов С. Красноярский рабочий
Ганцелевич Б.

Другие записи

Вестник "Столбист". № 35. Колокол гор
Федерация альпинизма России сообщает сведения о погибших альпинистов СНГ в 2000 году 9.02. Запорожский Михаил (36 лет), Пятигорск, МС; Ашаров Геннадий (41), 2р; Бережной Сергей (32), 2р; Терехов Игорь (22), Железноводск, 2р; Бренден Марк (38), Лондон; Даймсонд Винсент (33); Пейн Марк (37) — Ушба...
Будем знакомы
Дорогие читатели, к сожалению, мы не настолько богаты, чтобы устроить прием и пригласить на него всех подписчиков «Красноярского рабочего», да и время застолий прошло, да и, будем откровенны в нашем узком кругу, достать нынче трудно, хоть и праздник. А на нет и суда нет. Подумали мы, погадали и решили устроить презентацию. В конце концов, пора снять...
Вестник "Столбист". № 5 (29). С Днем Великой Победы!
«Во время исторических боев за Кавказ в одном горном разведывательно-штурмовом отряде два отделения были сформированы из красноярских „столбистов“. Они в течение 28 часов сдерживали натиск немецкой горной дивизии „Эдельвейс“. Из 17 человек в живых осталось только четверо, но стратегический пункт и господствующая высота были удержаны. Неоценимые волевые качества красноярских „столбистов“ не раз...
Вестник "Столбист". № 37. Как я выполнял значок
Редактор вестника С.И. Сенашов — альпинист с 30-летним стажем! Первый раз выполнять значок я поехал зимой (январь 1971). Мы поехали на альпиниаду на Мунгун — Тайгу. Выехали мы раньше всех из Красноярска, и с большими приключениями добрались до аэропорта Ак-Довурак. Там просидели две недели, и несолоно нахлебавшись, возвратились домой. (В своей жизни я еще два...
Feedback