Тронин Владимир Александрович

Сказания о Столбах и столбистах. «Перушка»

Абрамов Борис Николаевич

Среди всех столбовских изб раньше славилась «Перушка» тем, что в нее ходили сильнейшие столбисты-скалолазы. Об этом известно из книг И.Беляка и из рассказов старых столбистов. В первый год своих походов на скалы мы узнали, где она стоит. Тропа на «Каштак» шла рядом. На дверях висела табличка: «Не входи — побьют». Мы не входили, нас не били. Из скалолазов «Перушки» были наиболее известны Шалыгины. Толик Шалыгин, продолжая семейные традиции, успешно выступал на соревнованиях по скалолазанию, потом стал сильнейшим альпинистом. Подросла Наталья Шалыгина и поступила к нам в институт. Некоторое время занималась в нашей секции альпинизма.

Вот, как-то мы с другом Джо и говорим ей: «Наташа, мы уважаем Шалыгиных всех поколений. И избу вашу уважаем. Не могла ли ты пригласить нас туда в гости на одну ночь? Посмотрели бы, как вы там живете. Потом хвалились бы всем, что гостили в „Перушке“ по приглашению Шалыгиных». Она нас, конечно, пригласила. При этом возникла одна проблема. Мы учились в первую смену, Наташа во вторую. Она нам объяснила ситуацию. Сейчас там хозяйничает ее двоюродная сестра Cветa. С ней веселая компания. Чтобы избежать недоразумения, Наташа пишет ей записку содержания примерно такого: «Света прими этих товарищей как следует. Иначе будешь иметь дело со мной. Наташа».

Мы с Джо оделись поприличней и понеслись в избу. Прибыли мы туда часов в 9-10 вечера. Подойдя к избе, мы вспомнили мультфильмы, где избушка ходуном ходит. Она именно ходила. С чуть меньшей амплитудой, чем в мультиках. Собравшись с духом, мы зашли. Знакомый запах сивухи и табака. Толпа гудела. Нам кто-то чего-то рычал. Мы молча пробились к Свете с бумагой. На наше счастье, она была в нормальном состоянии, приняла нас хорошо и указала место на нарах. Мы скромно уселись, положив рюкзаки под нары. Потертый молодец типа «шныря» предложил нам выпить-закусить. Выпить мы сразу отказались, попили немного чаю и сели в углу, оглядывая публику. По нашему разумению, публика была из интеллигентов, изображавших уголовников, а может, которые и из темного мира затесались. Мне почему-то вспомнился рассказ Натальи о том, как в «Перушку» собирался ходить Седой. Как он пришел туда со своей свитой, как принес свой знаменитый кованый сундук. И как его оттуда выбрасывали. Только кто вылетел вперед — он или сундук — выяснить не удалось.

Особенно угарно веселилась тощеватая девица с подобающей ей кличкой — Кишка. Она своим визгом и похабными шуточками утомила и нас, и своих компаньонов. Наконец, начала успокаиваться сама. Да и публике, видно, надоело дуреть. Они уже собирались «бай-бай». Мы прикинули, что если Наташа придет не одна (она обещала прийти с подругой), то на нарах нам места не хватит. Быстро нырнули под нары, убрали дрова и нормально устроились. Вылезли, собрались выйти перед сном. Только обулись, как вдруг...

В дверь ударило что-то тяжелое, раздался короткий рев, и нечто большое залетело в избу с клубами морозного пара. Пар рассеялся, и мы увидели Мосла, подпиравшего потолок своей огромной фигурой. Он с порога вместо приветствия облаял всех присутствующих и персонально Свету. Та ответила ему в том же духе. Мосел заметил, что Света сильно разгорячилась, он схватил ее, как бревно, подмышку и вынес на улицу. Кто-то возмутился, пытался уладить инцидент. Но в дверях ему преградила путь широкая морда и мощная фигура Орла. Для большей убедительности он поигрывал внушительным колом. Мосел тем временем охладил Свету в сугробе, занес ее в избу. Положил на нары целую и невредимую, что подтверждалось повышенными децибелами ее ругани. Стоял Мосел и думал, чем бы еще развеселить публику, которая к этому времени как-то приуныла. Ничего умнее у него не вышло, как взять чурбан и бить им по столу, покрытому тонким пластиком. Банки и бутылки переворачивались, все лилось. Мосел блаженствовал. Вдруг его слегка трезвый взгляд скользнул по нарам и заметил нас. Меня он знал по судейству на скальных соревнованиях. Подошел, поздоровался и начал меня... стыдить. В том смысле, что старому столбисту, да еще и бывшему спортсмену недостойно быть в таком гнилом обществе. Надо идти с ним в «Искровку», где сейчас находится уважаемая публика — Губанов, Мазуров и другие. Если мы с ним не пойдем, то он не будет нас уважать со всеми вытекающими отсюда последствиями. Больших трудов стоило объяснить Мослу, что пришли мы сюда по приглашению Наташи. Он ее знает и уважает, к тому же, она скоро придет. Хорошо, помог Орел, его я тоже знал немного раньше. Мосел успокоился и собрался уходить. На прощанье предостерег толпу, чтобы нам не делали плохо. Иначе он утром придет, проверит. И, не дай Бог, что будет не так! Гости ушли. Мы с Джо залезли вниз. А тут и Наталья подошла. И не с одной подругой, а с двумя. Новая, незнакомая нам, была небольшого роста, шустрая не в меру, с писклявым голосом. Пока устраивались, она быстро узнала, кто мы, и немного рассказала о себе. Зовут ее Галя, она из-под Канска, работает в Проектном институте, учится заочно в Политехническом.

Утром, когда мы полезли на «Первый столб», где еще и снега было много, Галя нас просто поразила. Она по скале не полезла, а просто понеслась. Мы веревку за ней выбирать не успевали. Говорим ей — у тебя же талант к скалолазанию. Станешь мастером, отблагодаришь за первые трассы. «Фу, какие глупости», — сказала Галя. А к лету начались серьезные дела. Выиграла она первенство Политехнического института, «Буревестник», призером города стала. Ушла заниматься в «Водник». Не прошло и двух лет, как стала Галя Краснополева (ныне Гуторина) мастером спорта, призером Первенства СССР. Сейчас работает в ДЮСШ по скалолазанию. Вот что значит вовремя из-под нар вывести девчонку на скалу. В «Перушке» мы больше не бывали. И стоять ей пришлось недолго. Причины ее сноса мы не знаем.

На новом месте новая «Перушка» появилась в лучшем исполнении — из бруса и попросторней. Но, видно, на плохое время сподобилось ей возродиться. Старые кадры отошли. Стала ходить туда разномастная, но исправно пьющая толпа. Заправлял избой в последние годы некто Донжуров. Он не имел никакого отношения ни к скалолазанию, ни к альпинизму. Советовали им навести порядок в избе, пустить скалолазов. Толку из этого не вышло. Избу раскидали.

Нет больше «Перушки» — гордого пристанища супер-столбистов. Брус от избы лихо утащили «Изюбры» при строительстве новой большой избы. Но, видно, принесли они на дереве вирус разрушения. Через 2 года запылали и они ясным пламенем.

В.А.Тронин

Author →
Owner →
Offered →
Collection →
Тронин Владимир Александрович
Деньгин Владимир Аркадьевич
Деньгин Владимир Аркадьевич
Боб Тронин. Сказания о Столбах и столбистах

Другие записи

Горы на всю жизнь. Подо мною — весь мир. 2
Накануне восхождения на Хан-Тенгри, в 1936 году, Евгений Абалаков закончил аспирантуру и, как скульптор, становится членом Союза советских художников. Именно с этого знаменательного года тесно переплетается его деятельность художника-скульптора и выдающегося альпиниста. В 1937 году он создает скульптурную композицию «Альпинист», удостоенную первой...
Красноярские Столбы: поход по речке Моховой
В первое воскресенье декабря 2010 года наша группа из трех человек (Владимир и Надежда Матвеевы и Сергей Стригунов) решила пройтись по речке Моховой, которая протекает по заповеднику «Красноярские Столбы». Для лучшего понимания нашего рассказа советую иметь под рукой карту заповедника (при отсутствии можно обратиться: www.stolby.ru ;...
Красноярская мадонна. Второй Столб. Северная сторона
Северная стена утеса закруглена по краям и к вершине. Центр стены выколот и имеет вид кубической полости. В основании откола, на высоте сорока метров от подножия Столба, — огромный квадрат Качаловского Садика (покорен А.Л. Качаловой в 1895 году). В центр стены...
Почему он пошел в верхолазы
[caption id="attachment_27719" align="alignnone" width="295"] Субботин Юрий Васильевич[/caption] Почему он пошел в верхолазы Красноярский мой новый дружок? Не сорвался, не дрогнул ни разу, Как бы ветер таежный не жег. Оттого ли, что выгрузив книжки, Снарядившись в поход до зубов, По субботам уходит мальчишки В пестрый мир Красноярских Столбов. А Столбы величавы и хмуры, То обломки, то глыбины...
Feedback