Орловский Сергей Николаевич

История компаний. Александр Миронов

Миронов Александр Георгиевич

Саша Миронов в Нелидовке, кроме лазания по скалам, в основном сидел на лавочке и пел песни. Многие из них расходились по другим избушкам, но никогда не вставал вопрос — откуда они. И только спустя много лет Саша подарил мне сборник стихов, в которых они и оказались. И сейчас на Деде пробита шлямбурными крючьями трасса, по которой он поднимался.

Я, Александр Георгиевич Миронов, родился 17 мая 1947 г. в Красноярске. Детство и юность мои прошли в деревянном доме с деревенским укладом в центре города на ул. Вейнбаума. Учился и окончил школу № 11, где приобрёл своих лучших друзей. Мы стали ходить на Столбы, — сначала «дикарями», а потом уже постоянно, в избушку Нелидовку. Любовь к скалам переросла в любовь к горам, и я летом стал ездить в альплагеря, — в основном, на Тянь-Шань. С друзьями мы часто летали в Восточные Саяны, где путешествовали по тайге и сплавлялись по горным рекам, красивейшим глухим местам, какими они остаются и по настоящее время. Учась ещё в школе, в последних классах, я уже играл в профессиональных оркестрах. В дальнейшем окончил Красноярское музыкальное училище по классу флейты и стал работать в новом открывшемся цирке нашего города. В дальнейшем получил профессию настройщика музыкальных инструментов. В настоящее время работаю музыкальным мастером в КГМиТ и Краевой филармонии. Женат. Жена — преподаватель ДМШ № 7. Имею сына и двух внуков. Стихи пишу с одиннадцати лет. Это моя первая книга.

Александр Миронов. Времена года. Стихи. Красноярск 2008г. 204 стр.
Поэтическая серия «Сибирские соловьи»
Автор проекта Николай Ерёмин

УЛЕТАЕМ

Глаза посадочных огней на полосе.
И кубики домов, как в детском саде.
Нам надоело в воздухе висеть.
И голос стюардессы: «Скоро сядем»
Стекает солнце по уставшим плоскостям,
А впереди — упрямые метели
Потянутся наперекор дождям.
Снегам, что выпасть не успели.
Растают просеки в туманах, как во сне,
И встанут горы с плешью черных пятен.
Дружище, понимаешь, трудно мне
Расстаться с тем, за что мы дружбой платим.
Пусть в городах нас подождут дела.
Мы здесь лишь тем сильны с тобой, что вместе.
И ты меня, надеюсь, поняла.
Мурлычет грусть котенком в этой песне.
Нам площади несут к ногам цветы,
И статуи приветствуют молчанием,
И переносят на руках мосты
Через невзгоды и свои печали.

ЗВЕРИНОЙ ТРОПОЮ

Звериной тропою по вечной тайге
Идем, спина в спину, рука на курке,
По топким болотам, не ведая страх...
Застывшей прохладой свинец ждёт в стволах.
Глаза не под ноги, а в чащу лесов.
Идем по дороге чертей, не богов...
Мы тянем рассветы за тот перевал,
Где звезды-скелеты уснули у скал.
Манящие дали, глаза облаков.
Здесь все понимают друг друга без слов.
Ты первый подставишь плечо под удар.
И уж не надейся на милость и дар.
А если упал, то на месте второй.
Он так же, как ты, на себя примет бой.
И крови не бойся, свинца не жалей.
В том что-то звериное есть у людей.
Здесь шаг не чеканят и в ногу не идут.
Забыв все на свете, про дом и уют.
Тропа не пускает и липнет к ногам.
Ведя нас в какой- то затерянный храм.
Ведь жизнь — это воля, и воля в борьбе.
Борьба — это сила, и сила в тебе.
И пусть ты не знаешь, что ждет впереди,
В сознаньи одно — дойти, победить!

СВЯЗКА

Вот опять снег, пурга и мороз
Иногда донимают до слёз,
Ты идёшь по безлюдной дали
И не знаешь, что ждёт впереди.
И зачем это нужно тебе -
С рюкзаком за плечами шагать.
И никак не сидится в тепле,
Всё сам хочешь увидеть, узнать.
Нас связали верёвкой одной,
Где твоя судьба — там моя,
Ты за мной или я за тобой,
Береги ты меня — я тебя.

ДОЖДЬ

Дождь, дождь, дождь...
Возьми мои сомнения!
Снова ждёшь,
Где же взять терпения?
Я плыву на крыльях ночи летней,
Подо мной тайга тысячелетий.
Тишь, тишь, тишь...
Какое небо звёздное!
Что молчишь?
Тревожат мысли поздние?
Где-то там летит рассвет навстречу,
По горам, туманностям на Млечном...
Догорит костёр, как стужа ночи,
Ночь пройдёт, а если было, впрочем,
В этом сне, какого не видали,
То, о чём всю ночь с тобой мечтали.

ПОСВЯЩЕНИЕ ПОГИБШИМ В ГОРАХ

Опять сквозь тучи смотрит солнце.
Пришли дожди со всех сторон.
И не тускнеющая бронза
Лежит, как траур похорон.
В который раз уж это горе
Уносит к югу караван...
Слезами не наполнишь море.
Не переполнишь океан.
И пусть то знает каждый, каждый,
Кто может жизнью дорожить:
Он умереть согласен дважды,
А в третий раз — бессмертным быть.
Им быть бы здесь, среди поющих,
С боями горы вспоминать,
Ну, а они лежат под кручей,
Плитой им стала глыбы гладь.
Ещё рассветы только всплыли,
Витают в пламени небес.
Туманы солнце погасили
Молочной пеленой завес.

ПИРАТЫ

Нет в мире покоя,
Пока мы с тобою
Идем сквозь бураны, шторма.
Пускай мы пираты,
Не мы ж виноваты,
Что наша такая судьба.
И верят лишь в чёрта
Сердца наши черные.
Земли у нас нету родной.
Лишь палубы шаткость,
Дележ в лихорадке,
Моря в белизне голубой.
А кто там по ветру
Вещает нам встречу, -
Готовсь, заряжай, абордаж!
И что б ни случилось,
То Божия милость,
А смерть — просто жизни мираж.
Навешаны петли,
И некогда медлить.
Суй всех, а он там разберет.
Мы кровью помолвлены,
Давно наши головы
Ждет жесткий, как жизнь, эшафот.
Какие здесь думы,
Когда полны тюрьмы?
Земля за бортом, рулевой!
Там жгучее золото
Кому-то оковами,
Нам — снова вода за кормой...

ПАРУСНИК «ЧАЙНЫЙ КЛИПЕР»

Ему ветра послушны.
Бежит за шлейфом шлейф
Под звездами, уснувшими
В ладонях всех морей...
Сейчас в какие страны?
И что его там ждет?
Во власти океана
Он в темноту плывет...
Скрипят от крена мачты,
Молясь морским богам.
И хочется удачи
Мне этим парусам.
В лицо — простора дымка,
Обдаст соленый шквал...
Передо мной картинка,
Мой друг нарисовал.

ВЕТЕР СТРАНСТВИЙ

Когда ветер странствий мне болью вдруг станет
И в лужах асфальта листва поплывет, —
Тропа меж стволов, забытая память,
Как палка слепого, стук дятла замрет.
И бури черней мысли мечутся, споря...
Скрывается с пеной отчаянья слог.
В призыве вершин повседневность истории,
А в жизни — исканье новых дорог.
Идти тяжело, да назад не вернуться.
Там солнцем умытые горы во льду
И лица друзей задумчивых, утром
Шептавшие имя любимой в бреду.
Плывут облака-корабли над землею.
В их вечном скитании зримый упрек.
Кордоны вопросами тают за мною...
А что я ищу, и чего не сберег?..

ВСТРЕЧА

Когда я провожу в разлуке вечер
И по ночному городу брожу,
Я часто вспоминаю наши встречи,
Которыми, как жизнью, дорожу.
Мне кажется, на том вон переулке
Стоишь одна, и руки теребя...
И я спешу, забыв, что на прогулке,
Под нудный свист и хохот ноября.
Вон он, знакомый с детства переулок,
Я счастлив! Наконец, тебя нашёл,
Взял за руку, ты резко обернулась.
Простите, мне не вас! — и отошёл.

ЗАКАТ

Закат рисует вечер...
И горы-облака
Спускаются навстречу
Таинственным векам.
Ещё шумят метели,
А здесь, передо мной,
Ресницы синих елей
У речки под скалой.
Другим никак не станешь,
Взлетишь с огнём во тьму.
Пускай себя обманешь,
Что это — ни к чему.
Но горы ведь не спрятать,
Тайгу не обойти,
Опять идешь куда-то,
А что там, впереди?
Луна сбирает бусы,
Росинки на кустах.
И лес, как мальчик русый
В веснушках на щеках.
Глаза его — просторы,
А кудри — синева.
Он знает громов споры
И молнии слова.
Мы с ним давно знакомы.
Так что ж ты? — Отлегло?
Утятами паромы
По гребням понесло.
Вечерняя прохлада
И зябкость по утрам,
И время не по датам
Считаем — по костям.
Закат рисует вечер.

ПЕСНЯ

Я тебя встречу
Майской порой
В пасмурный вечер.
В солнечный зной
Весна смеётся в глазах твоих,
И любовь дарит нам на двоих.
Вдруг тебя встречу
В зимнем лесу,
И снежный ветер
Гонит слезу.
Радости выше счастье моё.
Ты меня слышишь, сердце поёт.
Осенью встречу,
Может, её,
Листья на плечи
Падут с берёз,
И под ногами шуршит печаль,
Старою сказкой новых начал.
Нет, лучше встречу
Я тебя днём,
В летнюю пору,
И под дождём.
Солнцем нас встретит в радуге лес,
Сколько на свете в мире чудес!

МОЙ КОНЬ

Если только в безоблачном небе
Грянет гром среди бела дня,
И рассыплются молнии — вехи,
Знай, к тебе я направил коня...

Припев

А меня он несёт в перекаты,
Сквозь туманы, в неведомый путь,
Где пьянеют шальные закаты,
За полночь не давая заснуть.

Обуздать бы его ненароком,
Спутать ноги проточной водой,
Ускакать к тем краям не далёким,
Отдохнуть у царевны — постой...

Припев

Солнце бьётся о гребни на искры,
Разлетаясь в алмазную пыль,
Твоих глаз отраженья лучисты,
Шум волос — значит, на море штиль.

Припев

И со мною, конечно, со мною
Моя память, надежда и боль,
За невзгодами, за тишиною
Убежала девчонкой босой...

Припев

Последние годы Саша много времени проводил на фирме «Стейнвей» в Германии. Оказывается, процесс изготовления рояля отслеживает его настройщик, а не просто покупают.

На похоронах Саши главный дирижёр симфонического оркестра краевой филармонии сказал: «Где я ещё найду человека, который сможет четыре разных рояля на один голос настроить».

К оглавлению

Author →
Орловский Сергей Николаевич

Другие записи

Восходители. Носорог страшнее Эвереста
Вернувшись в Катманду, парни застряли там еще на десять дней в ожидании команды Кузбасса: ИЛ-76 МЧС России должен был увезти в Красноярск всех вместе.. Что и говорить, красноярские спасатели здорово выручили ребят, организовав чартерный рейс Красноярск — Катманду, избавив их от изнурительного перелета Красноярск — Москва — Катманду, оцените разницу. Гигант...
Сказания о Столбах и столбистах. «Перушка»
[caption id="attachment_31593" align="alignnone" width="350"] Абрамов Борис Николаевич[/caption] Среди всех столбовских изб раньше славилась «Перушка» тем, что в нее ходили сильнейшие столбисты-скалолазы. Об этом известно из книг И.Беляка и из рассказов старых столбистов. В первый год своих походов на скалы мы...
Путешествие позаповеднику "Столбы". Собираемся в дорогу
Что нужно взять с собой, отправляясь на Столбы? Это зависит от цели вашего путешествия. Если вы решили просто пройтись по заповеднику, не поднимаясь на скалы, можете одеться так, как если бы вы поехали на дачу или за грибами. Возьмите что-нибудь...
Война и начало разброда компании
Первый крестик смертности был поставлен в рамке за инициалами Владимира Клюге, а в связи с войной крестики, начали появляться и за другими инициалами /в 1958 г. единственный живой член компании «Главного штаба» — это Виктор Адольфович Клюге — врач ренгенолог Красноярской лечкомиссии/. Интересна судьба одного из членов компании «Главного штаба» — Александра Флорианова...
Feedback