Джонатан Тесенга

Купола свободы. 07. Вечером первого дня (перевод семьи Хвостенко)

ВЕЧЕРОМ нашего первого дня на Столбах мы пили пиво на веранде домика, в котором Валерий поселил нас. С крыльца тропинка, извиваясь между деревьями, вела в сторону Столбов. Лес медленно погружался в темноту. Сырой воздух наполнился запахами тайги. За день я впитал в себя максимальную дозу столбизма. Впечатления не укладывались в голове.

До распада СССР Красноярск входил в число закрытых городов Советского Союза. Российские масштабы (до Красноярска три дня пути на поезде от Москвы) только усугубляли его изоляцию. Даже если столбисты знали о страховке и существовании альпинистских верёвок, возможно, они были для них недоступны? Но почему же сейчас, когда железный занавес исчез, продолжает жить традиция бесстраховочного лазания? Ведь теперь многие столбисты совершают восхождения в различных частях света.

Я спросил Олега, использует ли он столбистский стиль лазания в своих экспедициях.
«Нет, конечно. В горах мы используем верёвки», — ответил Олег таким тоном, словно объяснял очевидные вещи. Вконец сбитый с толку, я спросил Валерия и Олега: каким образом вообще возник столбизм? Почему красноярцы от мала до велика до сих пор выбирают этот стиль?

«Свобода», — с гордостью ответил Валерий. Он напомнил о большой полке в пятидесяти метрах над землёй на восточной стене Второго столба. Там мы видели слово «Свобода», написанное двухметровыми буквами.

«Эту надпись сделали в 1899 году, — сказал Олег, — она очень важна для столбистов, мы подновляем её каждые два года».

Свобода? Вплоть до последних десятилетий российская история — это история тоталитарного государства. Для меня слово «Сибирь» являлось синонимом опустошения и безысходности.

«Свобода», — после долгой паузы повторил Валерий. И на этот раз широко улыбнулся.

Author →
Owner →
Offered →
Collection →
Джонатан Тесенга
Хвостенко Валерий Иванович
Хвостенко Валерий Иванович
Джонатан Тесенга. Купола свободы

Другие записи

По горам и лесам. Глава XI. Он умирает! - На вершине. - Долой Майн Рида! - По-новому.
— Наш Крокодил... Егорка... упал вниз... Наш Крокодил, — бессмысленно повторял Змеиный Зуб и оборачивался то к Кубырю, то ко мне, — что же теперь? — Теперь вытаскивать его нужно, — сказал Кубырь. Змеиный Зуб тряхнул головою, потер себе кулаком лоб, словно только что очнувшись от сна, и стремительно кинулся к краю скалы. Я поспешил...
Сказания о Столбах и столбистах. Покойник исчез
Столбисты из «Голубки» Серый и Нахал (многие знают кто это) лазили летом ночью на Первом Столбе. Было тепло, не очень темно и немного скучно. Вдруг услышали они тут же на скале женские голоса. Немногие женщины осмелятся одни лазить ночью. Вот и решили проверить много ли еще у них смелости осталось....
Столбы. Поэма. Часть 9. Серединный
В глухой тайге, где нет тропинки, Где четырех ручьев исток, Лежит подобно коростинке Гранитный крошка-камешек. Бывал ли кто у камешечка? Ну, разве кто, когда блудил, Ту удивительную точку Он никогда б не позабыл. И я блуждал в тайге глубокой, И этот блуд я так любил, Что иногда судьбы жестокой За заблужденье не корил. Зато...
Купола свободы. 08. Come, come... Simple! (перевод семьи Хвостенко)
«COME, COME... SIMPLE!» — подбадривал Семён. Его взгляд отдавал безумием, улыбка сверкала золотом. Он только что проделал самый забойный трюк из всех, что мы видели до сих пор: спуск вниз головой без страховки. Спуск Вопросиком «Даже не думай об этом!» — сказала Бритни безапелляционным тоном. Весь день ей казалось,...
Feedback