Крутовская Елена Александровна

Были заповедного леса. Люди заповедника. Первый директор

Теперь, когда в распоряжении директора заповедника старший и младший лесничий, начальник охраны, шестнадцать лесников, живущих на кордонах, а в летний сезон еще столько же пожарных сторожей, верховые лошади, пять машин, два мотоцикла и на договорных началах — пожарный самолет, почти невозможно представить себе, как же управлялся с заповедными делами Первый Директор, который был един как Бог Саваоф (с той разницей, что у него не было даже архангелов на подмогу).

Учтите также, что Первому Директору, подобно Богу Саваофу, пришлось взять на себя сотворение заповедника не из первозданного хаоса, а что гораздо хуже — в месте, которое все окрестное население издревле считало своей охотничьей и ягодной вотчиной, где веселая и бесшабашная молодежь давно уже установила свои собственные законы — неписаные законы столбовской вольницы.

Помогло Первому Директору то, что он сам был столбистом, своим этому веселому братству, и самое главное — человеком, непоколебимо уверенным в правоте своего дела.

В истории Столбов, как и во всякой истории, есть свои приливы и отливы, свои «смутные времена», а то доисторическое (по нашему с вами счету) время, когда Первому Директору было поручено сотворить заповедник, можно назвать временем бурного наводнения Столбов стихийным и неорганизованным туризмом, еще не введенным ни в какие рамки.

Больше всего нарушений в заповеднике производили самые, казалось бы, дисциплинированные люди — военные, приезжавшие сюда целыми подразделениями: с лошадьми, походными кухнями, грохочущими оркестрами и прочими воинскими атрибутами, — и оставлявшие после себя мерзость и запустение как после татарского набега.

Все попытки Первого Директора пресечь эти нарушения кончались неудачей — время было поистине смутное, в необходимость сотворения заповедника тогда верили немногие, и бедному «Богу Саваофу», ходившему по столбовской моде в старых галошах на босу ногу и в черной рубахе распояской, немало досталось насмешек и грубостей от военного начальства.

Неизвестно, чем бы кончилось это неравное единоборство, если б однажды Первого Директора — Александра Леопольдовича Яворского не осенило: сел он за письменный стол и написал заметку в газету «Красноярский рабочий». В заметке живо и красочно рассказывалось, как в годы гражданской войны Буденному, преследовавшему беляков, лег на пути сказочный заповедник «Аскания Нова». И у прославленного красного командира не поднялась рука на это чудо — отдал Буденный приказ обойти заповедник. «Аскания Нова» была спасена.

«А вот наши военные начальники не уважают законы своей страны, не берегут свой заповедник — жемчужину Красноярска. Следовало бы им поучиться у Буденного», — так кончил Первый Директор свою заметку.

Заметка эта была напечатана.

— Сижу я у Нелидовки. Костерок развел. Чай кипячу... Вдруг — шум. Выхожу. С горы — несколько военных. Подходят. Козыряют. — Вы — директор заповедника? — рассказывал Яворский. — Я стою перед ними — рубаха распояской, галоша на правой ноге белой вязкой крест накрест привязана, на левой — черной. (Так мы тогда ходили). Вид, конечно, не очень... директорский! Переглянулись — и под козырек: где, товарищ директор, разрешите остановиться нашей части?

Когда мы жалуемся теперь на всякие трудности в нашей работе, на «туристскую стихию», которая нас «захлестывает», я вспоминаю этот рассказ Первого Директора. Вот кому было действительно трудно!

Ведь заповедник был тогда только что создан, совсем-совсем новенький, никем еще не признан, и у бедного его создателя — «Бога Саваофа в галошах» — не было ни архангелов, ни громов с молниями... был он совершенно один на вновь сотворенной заповедной земле, где все только еще начиналось!

Публикуется по книге
Е.А.Крутовская. Были заповедного леса
Красноярское книжное издательство,1990 г.

Материал предоставил В.И.Хвостенко

Author →
Owner →
Offered →
Collection →
Крутовская Елена Александровна
Хвостенко Валерий Иванович
Хвостенко Валерий Иванович
Е.А.Крутовская. Были заповедного леса

Другие записи

Столбы. Поэма. Часть 26. Митра
Крутил кино механик хитрый — Хотел заснять нас с Сашей на лазу. Карнизом мы пытали ход на Митру, Но ветер рвал и гнал из глаз слезу. Рванул дуван и вырвал опояску, Рубаха парусом трепалась на ветру, И видя ветра бешеную пляску, Киноп молил не лезть. Не по нутру Была ему стремнина Митры этой,...
Горы на всю жизнь. Подо мною — весь мир. 3
А тогда, в далеком 1942-м, все было иначе. В конце лета командование наших войск противопоставило немецким горным егерям альпийских дивизий генерала Клейста отряд советских альпинистов, стянутых сюда с других фронтов. Лучшие из них, как уже говорилось, учили воинские части вести...
Воспоминания Шуры Балаганова. Три песенки
Стоянка Бесы, Столбы Лишь только расстилает весна цветы ковром Надолго покидаем свой надоевший дом Рюкзак закинув за плечи, уходим на Столбы От улиц опостылевших и городской толпы Не манят ни кино, ни рестораны Ни всполохи неоновых огней Их нам заменит всплеск зари багряной И свет костра нам во сто крат милей...
Рустам-Бек
(современная былина без начала и конца) 1. Про разбойничков ...У нас был случай на стояночке Подвалили к нам Да дружиннички, Увидали двух наших мальчиков — Меж собою речь повели они: Гляньте, братушки, Эх, да дружиннички, Рать какая здесь Собралась у них: Двое мальчиков — Рать нешуточна...
Feedback