Хвостенко Валерий Иванович

Байки. Седой

Ферапонтов Анатолий Николаевич

Еще один столбовский баешник — Толя Ферапонтов, Седой. Я с ним лично знаком не был, хотя по Столбам пересекался. Его устных рассказов, к сожалению, не слышал. А его литературные публикации , на мой вкус, превосходны. Вот два воспоминания, с ним связанные.

Впервые я его увидел и запомнил на чемпионате Союза в 1975м году. Ярко сияли красноярские звезды скалолазания на трассах в Крыму. И вот нам доверили провести чемпионат Союза. Трассу готовил, как мне помнится, Вова Теплых. Готовил по понятиям. Приедут асы, 50 человек со всего Союза, Столбы не должны ударить в грязь лицом. Трасса на Втором, нехилая. Внешний угол, внутренний, карниз, все путем. Она сейчас так и называется — «Союз». Началось. Показывающий — Владимир Теплых, Красноярск. Пролез показывающий легко и непринужденно. А дальше пошло кино в жанре психологического триллера. «Участник готов»? — «Марш»! — Старт ... Срыв. Мандраж крепчал. Мастера, раньше или позже, падали с трассы как спелые груши. Вот стартанул суперасс Шурик Губанов, весь в белом, элегантный как белый рояль. Шел легко, быстро. Прошел карниз. И — всеобщий вздох — срыв! Мне потом рассказывал Коля Молтянский, что Шурика вырубил клочок мха, упавший сверху на зацепку. Ситуация драматическая. Объявляют Ферапонтова. Толя лезет уверенно, но медленно. Кажется, что он на грани. Публика в ожидании срыва. И вдруг слышу за спиной голос: «Этот клещ не упадет»! Вот это и есть мое первое впечатление от Седого. Он не упал. Проявил высочайшую цепкость. Сила духа и жизненная цепкость выручали его не раз. Человек он был сложный. Жизнь била и ломала. Были и друзья, и недруги. Многие его не любили, некоторые переносили с трудом... А чемпионат закончился так. Вторым прошел трассу Коля Молтянский. Он и настроил молодого Саню Демина. Дескать, трасса — фигня, ломи, мочи... И Саня стал чемпионом Союза. В этот год впервые. Коля — вторым. А всего прошло трассу 6 человек.

Второе воспоминание о Седом, фотовспышка памяти. Опять Второй, я подхожу сверху к Коньку, иду на спуск. Снизу, во главе небольшой процессии, поднимается Седой. Не касаясь руками, легко, на равновесии и трении, поднимается по Коньку. Наблюдают две девушки. У одной не выдерживают нервы:

— Как вы можете так рисковать!..

— Это наша жизнь, мадам! — с пафосом кидает через плечо Седой.

Вот запомнилась же фраза на двадцать лет. Значит и в этом пафосе — Седой.

Author →
Owner →
Offered →
Collection →
Хвостенко Валерий Иванович
Хвостенко Валерий Иванович
Хвостенко Валерий Иванович
Хвостенко В.И. Байки

Другие записи

Сказания о Столбах и столбистах. Скалы и люди(необязательное отступление)
Скалы... Они стояли столько, сколько стоит твердая земля. Вулканы породили их, когда разделялась суша и море. Они стояли, рушились, возникали новые. Появлялась живая природа и наполняла неживую везде, где могла. На скалах жизнь появлялась от простейших форм — мхов и лишайников до красивых цветов и деревьев. Животный мир от простейших...
Байки от столбистов - III. Байки от Анатолия Ильина. Предновогодняя слеза комсомольца
Дело было аккурат под новый, 1982 год, а угораздило меня тогда работать в ленинском комсомоле. Что ж, работа не хуже иных прочих, только начальником моим был розовощекий и оптимистичный мерзавец по имени Володя, секретарь горкома, — шибко любил свою персону, не стеснялся при юных комсомолках лаяться матом, вот это...
Красноярская мадонна. Перья (Пальцы). Львиная Пасть Ходы и лазы. Авиатор, Зверевский, Этажерки
Правее — восточное Шкуродера, за подобным слоновой ноге основанием Второго Пера, на его северо-восточной стене взметнулся к небу целый букет из трех тонких вертикальных ребер-блинов, дополняющих полетный абрис утеса. Самое протяженное среднее ребро напоминает очертаниями то ли иззубренный скифский меч,...
Feedback