Хвостенко Валерий Иванович

Байки. Бородачи

Следующая история произошла, кажется, в конце лета 1985 года. В тот год вокруг Грифов ходил медведь, и, разоряя заначки бурундуков , накопал огромных ям прямо у тропы.

На пороге моей квартиры объявился незнакомец. Молодой красавец с ясным взором, крепкой рукой и с роскошной черной бородой. А я в те годы тоже носил неслабую бороду, только рыжую. Коля (так его звали) оказался дипломником МГУ, специалистом по пещерной фауне. Два месяца он провел на практике в разных пещерах СССР, отсюда и борода. Он передал мне привет от старинного московского друга и сказал, дескать, много чего я повидал, а мечтаю о Столбах. Ну и прекрасно. Я взял отгул на работе, и среди недели мы отправились на Грифы. С собой взяли одного моего друга, Володю Сиротинина, который давно хотел побывать на Грифах. Володя провел лето на Байкале и тоже отрастил огромную бороду. И вот три бородача подошли к избе. Часов девять вечера. Солнце еще не село, и мирная скала окрашена последними его лучами. Попасть в избу непросто. Она расположена в нише скалы на сорокаметровой высоте. Нужны специальные приспособления и немалый скалолазный опыт, чтобы навесить переход — тонкое бревно на цепях над пропастью. Я навешиваю, ребята с интересом смотрят.

Вдруг снизу из-под скалы доносится «Ээй! Ээй! Ээй!». Протяжно так, монотонно, без эмоций. Я говорю: «Не отвечайте. Кричат не по столбовски. Мы пришли отдохнуть. Нам никто не нужен». Человек покричал так, покричал — и замолк. Проникли в избу. Опять «эй» да «эй». Что ты будешь делать. «Сходи, Коля, посмотри». Ушел молодой и пропал. Крошим салат, Коли нет. «Сходи, Володя, посмотри». Пропал и Володя. Что за чертовщина! Мне представился мужичок-с-ноготок, который заманивает и побивает моих товарищей. Пошел сам. Пробежал по тропе. Слышу голоса, вижу картину. Молодой человек сугубо городского вида: кожаный пиджак, галстук, штиблеты, дипломат. Плаксивым голосом повторяет фразу: «Я вас умоляю! Доведите меня до Манской стеночки !». Ребята что-то бубнят ему, увещевают. Подхожу. Сурово: «В чем дело?» Он онемел. Третья борода его доконала. Глухая тайга. Три страшных человека...

Выясняется. Молодой человек из Ленинграда, с ЛОМО . Утром прилетел в командировку на " Квант «. Сделал дела и решил осмотреть достопримечательности Красноярска. Его направили на канатку . Помахивая дипломатом, он пропутешествовал по Каштаку и у Четвертого свернул на Дикие . Не он первый, не он последний. У него было представление, что заповедник обнесен забором, и если идти по тропе не сворачивая, неизбежно придешь к забору, а там вдоль него — и на выход. Протопал он километров 15, а у Грифов битая тропа разбежалась сетью мелких тропок. И вот уже около часа он бродит вокруг, время от времени взывая к людям. Ребята объяснили ему про обратную дорогу, про поздний час, про Манскую стенку. Отправить одного — нельзя. Признался, что и в городе своем всегда теряется. Провожать на ночь глядя — нет смысла. В избу не идет — боится. Недолго искал я решающий аргумент. Показал на яму у тропы: «Знаешь, что это такое? Медведь выкопал. Моли Бога, что мы в будний день сюда пришли на твое счастье».

Следующая серия впечатлений началась, когда подвел его к отвесной скале и сказал: «Лезь! А дипломат мне отдай». «Как?! Зачем?! Не отдам!». «Да изба, дурачок, у нас на скале. А с дипломатом не залезешь ты». Смирился бедняга. По бревну шел с отчаяньем приговоренного. Более потрясенного, чем он, человека, не приходилось мне на Грифах видеть.
— Можно я на этой лавочке присяду?
— Да садись, пожалуйста!
— Можно я немножко покурю?
— Кури, ради Бога.
— А куда окурочек положить?

Позвали к столу. Театральным жестом распахнул дипломат. А там — бутылка шампанского и палка финской колбасы. «Я предлагаю выпить этот бокал за мое чудесное спасение и за вас, моих спасителей. Сколько буду жить — буду за вас Бога молить»! Да, истинно повезло городскому чудаку. Никто бы не хватился командированного. На следующий день улетел бы самолетик без него. И ломали бы голову родня и детективы. Была еще одна пикантная подробность этого происшествия. Признался, что там же, на «Кванте», уговорил женщину. И шампанское, и колбаска для другого дела припасены были. И вечерком, после прогулки, собирался навестить одну квартирку. «Не переживай, друг! Погрустит и простит. Жизнь дороже»!

Зато какая история для ленинградских застолий! Подозреваю, что более значительного приключения не будет в жизни у этого чудака.

Примечания для чайников.

Бурундук

— зверь такой.

Коля

— Мюге Николай, потомок Дениса Давыдова, смелый человек.

Манская Стенка

— Столб примерно в 10 км от города и в 5 км от Грифов.

ЛОМО

— знаменитое Ленинградское Оптико-Механическое Объединение.

Квант

— Красноярская фабрика фотобумаги.

Канатка

— Канатно-кресельная дорога, поднимает на смотровую площадку, откуда открывается вид на Такмакский скальный район, ближайший к городу.

Каштак

— тропа от смотровой площадки до Центральных Столбов, ~8км.

Четвертый

— Четвертый Столб в Центральном скальном районе заповедника.

Дикие

— Дикие Столбы, скальный район, наиболее удаленный от города.
Свернул на Дикие — тропа у Четвертого столба раздваивается и, проходя мимо Манской Стенки, углубляется в Дикий район.

Author →
Owner →
Offered →
Collection →
Хвостенко Валерий Иванович
Хвостенко Валерий Иванович
Хвостенко Валерий Иванович
Хвостенко В.И. Байки

Другие записи

Фотография "Старый клуб у Четвертого Столба" 1907 г.
[caption id="attachment_3945" align="alignnone" width="300"] Яворский Александр Леопольдович[/caption] [caption id="attachment_32865" align="alignnone" width="203"] Яворский Александр Леопольдович[/caption]   ГАКК, ф.2120, оп.1., д.41
Красноярская мадонна. Хитрушки
Блистательная идея Слоника, идея коротких, сложных безопасных лазов получила окончательное развитие в 1960-ые годы. Подобные лазы, очень точно названные «хитрушками», похожи по остроумию и сложности их прохождения на этюды атлетических шахмат, где человек в одном лице игрок и фигура, а скала одновременно шахматная задача и шахматное поле. Наибольшее число...
Восходители. Кто сказал "А"?
Что ж, вот мы и добрались до главного, ради чего и задумывалась эта книга, ибо что в судьбе альпиниста может быть важнее, чем подняться на Эверест! Да лучше не классическим путем, пройденным уже за сорок с лишним лет не одной сотней восходителей, а новым, куда более сложным, с которого уходили другие несолоно хлебавши либо...
Избушка Вилла
Избушка Первостолбовского отхода, начатая постройкой в 1928 году. Началось это с заявления группы учащихся о постройке избушки. Печатаю это заявление полностью: Заведующему заповедником Столбы гр. Яворскому Заявление учеников Красноярской профтехнической школы при Окр ОНО Харламова, Баркова, Сойкина и Заорского Будучи уже несколько лет...
Feedback