Ферапонтов Анатолий Николаевич

Байки от столбистов - III. Байки от Николая Захарова. Курьез

Напридумают же люди: Всякие там факсы, модемы, вот и сотовые телефоны тоже. Команда наших альпинистов, к примеру, сидя в базовом лагере под северовосточной стеной Эвереста, могла запросто болтать со своими друзьями и близкими в Красноярске.

Надумал позвонить домой и капитан команды; позвонил, конечно, внезапно и застал жену врасплох. Ну, как там дома дела? — а Люба только-только вернулась с дачи, куда отвезла машину, простите, навоза. Так — что в неожиданности говорить мужу? Люба и ляпнула: Коля, я купила машину навоза.

Слышимость, надо сказать, была весьма неважная, недалеко от лагеря бушевала гроза, и потому Николай не все расслышал. «Какую машину, Люба?»- изумленно переспросил он. Бедная супруга перебрала все синонимы слова навоз. Сдержанный капитан уговаривал: «Люба, ты не кричи, скажи медленно, какой марки машина?»- «Да дерьма, дерьма машину на дачу!»- выходила она из себя, сколько ей времени было отпущено, да вот беда: связь была односторонней, она мужа слышала, а он ее — нет. По окончании связи Николай задумчиво спросил у тибетского воздуха: и зачем ей вторая машина, да еще дерьмовая — на дачу, вроде сказала, ездить?

Дни шли за днями, наши альпинисты работали в обычном режиме: днем — пахота на стене до изнеможения, вечером в палатке треп до сна. Появление второй машины у Захарова никого не оставило равнодушным. При свете примуса парни рассуждали так: вот, в Америке на семью меньше двух машин не бывает, на одной муж на службу, на другой — жена по супермаркетам или к парикмахеру. Да черт побери, чем мы хуже? Тебе что, Николай, денег жалко на бензин? А что — Николай. Он уже смирился с тем, что жена у него особа малость своенравная.

Неделю спустя Люба сама, с группой встречающих, прилетела в Катманду. До возвращения парней с Горы времени было предостаточно, а потому вся группа сходила на трекинг под ледник Кхумбу, полюбовалась снизу, но зато вблизи на гималайские гиганты; тревожное ожидание не покидало всех вплоть до получения известия: поднялись, спустились без потерь.

И вот — обросший бородой муж по-медвежьи облапливает Любу, целует и шепчет ей на ухо: «Так какую ты там машину купила?».

Author →
Owner →
Offered →
Collection →
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов А.Н. Байки III

Другие записи

Красноярская мадонна. Люди Столбов. Предтеча
Когда на Каштаковской тропе приближаешься к Центральным Столбам, справа по ходу видны уютные, округлые валуны. Камни так и манят присесть, отдохнуть после двухчасового путешествия по коридорам осиновых, сосновых да пихтовых елей. Делаешь шаг, другой среди приманчивых глыб и оказываешься на скальной площадке над обрывом. Распахивается залитое светом волнистое...
Купола свободы. 09. Он сорвался! (перевод семьи Хвостенко)
«ОН СОРВАЛСЯ! — закричал я, — Валерий упал! Он соскользнул!» В пятнадцати метрах от вершины Второго столба под ударами влажного ветра Валерий неаккуратно поставил ногу на маленькую покатую зацепку и соскользнул. Ни вскрика, ни звука... он просто исчез из виду в направлении западной стометровой стены. Остальные: Бритни, Бёчам, Михаил и Олег, — находились на узком неудобном гребешке...
Столбы. Поэма. Часть 31. Гитара
Гуди гитара! Пой, родная! Звените струны! Пусть с тобой Польется песня молодая Над вечно дремлющей тайгой. И пусть душа с тобою рвется, Не заглушай ее порыв. И над Столбами пусть несется Тобой повторенный мотив. В тени сосён, на южном склоне, В прекрасный, теплый, летний день, В угоду ягодной мамоне Я тешил...
"Главный штаб" в период 1914-1918 г.
Война с Германией для многих оказалась неожиданным событием и, конечно, чрезвычайным. После первых дней недоумения и растерянности наступил период вспышки и патриотических настроений, особенно среди всегда чуткой молодежи. Много столбистов было мобилизовано, но немало их пошли добровольцами. Из «Главного штаба» на войну...
Feedback