Ферапонтов Анатолий Николаевич

Байки от столбистов - III. Как собаку убивали (Байка от Виктора Колпакова)

Восточно-сибирская овчарка Маня, из-за свирепости нрава своего, два месяца провела в вольере. Хозяйка Мани, молодайка Люба, сжалилась над ней и в понедельник, 1 апреля, вздумала ее прогулять до Первого столба без поводка. Конечно: что за свобода - на поводке. Оставив собаку под Катушками, Люба храбро полезла на скалу.

Еще на пути к скале им повстречался лесник, хорошо знавший и Любу, и Маню - со щенячьего возраста последней. Спустившись в Нарым, лесник обратился к своему коллеге: опасный зверь в лесу, что делать? По рации они связались с руководством заповедника и получили четкую инструкцию: увести по возможности в вольер, при невозможности - пристрелить. Люба все это время резвилась на Первом столбе в одиночку.

Здесь вступает в роль "третья сила", работница заповедника София Валенте; впереди мужиков с ружьями бежит она, чтоб спасти собаку, и находит, и зовет Любу, но Люба, услышав зов, еще усерднее повышает свое мастерство скалолаза. София как-то ухитряется увести собаку и доводит ее до Слоника, но преданая хозяйке (и, как окажется, преданная хозяйкой) Маня возвращается обратно.

Я не могу судить лесников за последующие их действия; я бы очень не хотел повстречаться со свирепой Маней где-нибудь на лесной тропе: они стреляли, и поделом. Беда в том, что стрелки из них - никакие. Уж стрелять, так чтоб не мучилась тварь, а то раздробили одной пулей сустав левой задней, а другой прострелили мякоть правой задней.

Ах, как Маня научила людей элементарной сообразительности! Те за ней по тропе, по следам крови, а она - в сугробы: шиш вы, неженки, туда полезете; у вас ружья и тупые человечьи головы, а у меня - собачья смекалка и больше ничего, но вам меня не взять. Маня добралась до зверинца, заскулила, ей тут же оказали помощь, а после свезли к ветеринару, и тот наложил гипс на раздробленный сустав.

А Люба? Ну, конечно, услышав выстрелы, пришла в догадку. А София? Ну, конечно, не догадалась терпеливо телом своим собаку прикрывать до появления Любы. А лесники? Ну, конечно, в отсутствие чувства сострадания нужно бы хоть стрелять поучиться.

Author →
Owner →
Offered →
Collection →
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов А.Н. Байки III

Другие записи

Были заповедного леса. У нас собаки. Никита - князь Серебряный
Пятнадцатого февраля 1973 года в нашем доме впервые появилась собака охотничьей породы — двадцатидвухдневный сеттер-леверак («блюбельтон»). — Как зовут вашу собаку? Как только не зовут нашу собаку! Неваляйка. Ландыш (в минуты нежности). Невыливайка (та самая, из которой все выливается). Черника в сливках (черники все больше, а сливок все меньше)....
Красноярская мадонна. Хронология столбизма. IY. Советский период. 20-е годы. 1921
1921 год. Военизированные походы частей особого назначения (ЧОН) через Каштак, Моховую, Калтат. Оборудована стоянка полевой штаб-квартиры ЧОН и ГК комсомола у подножия скалы Монах, переименованного в Комсомолец. Столбист-геолог А.Н.Соболев у западного подножия Четвертого Столба основал стоянку Закатная. Степан Астахов расчищает и осваивает...
Красноярская мадонна. Хронология столбизма. IY. Советский период. 40-е годы. 1946.
1946 год , апрель. Площадь заповедника увеличена до 45 300 га, в штат введены лесовод, зоолог, ботаник. В бане туркомплекса оборудованной под метеостанцию поселяются мать и дочь Крутовские — зав. метеостанцией Е.В. и зоолог Е.А. Первый огород в Нарыме. Второй демографический взрыв посещаемости. Война, перепахивая страны и народы, разрушает...
Красноярская Мадонна. Красноярская Мадонна
Когда грохочущий трамвай или роскошное авто несут вас по главной осевой линии правобережного Красноярска — проспекту «Красноярский рабочий», взгляду не за что зацепиться. Унылое порождение II мировой войны, лоскутные узоры индустрии: хрущевки, сталинки, заводские проходные, гигантские сигары дымных труб. И вдруг... словно византийская роскошь осеннего леса...
Feedback