Красноярские Столбы
СкалыЛюдиЗаповедникСпортСобытияМатериалыОбщениеEnglish

И.Беляк. Край причудливых скал

4. «СТОЛБИЗМ» В ПЕРИОД С 1910 ПО 1920 ГОД

После 1910 года «столбизм» разросся с новой силой и принял форму устойчивых коллективов, носивших название «компаний». Компании выбирали себе названия, избирали руководителей, вырабатывали уставы. В этот период возникли «Фермеры», «Беркуты», «Волки»... Был даже создан коллектив под названием «Вольные», во главе которого стоял политический ссыльный телеграфист Завьялов. Он просуществовал всего один сезон и распался при воздействии полиции.

В правилах и наставлениях, вырабатываемых «столбистами», большое внимание, кроме спортивных вопросов, обращалось на охрану природы. Порицались и запрещались порубка деревьев, разрушение скал и лазов.

На фоне этой народной заботы о сбережении «Столбов» выглядели особенно варварскими действия царских чиновников.

Расширяющееся строительство города потребовало большого количества бутового и облицовочного камня. И тот и другой имелся в неограниченном количестве в разных местах недалеко от города, но подрядчики считали невыгодным возить камень за 25 — 40 километров от Маны или Бирюсы и старались устроить каменоломни еще ближе.

«Отцы города» благосклонно рассмотрели ходатайства (с присовокуплением солидных взяток должностным лицам) о нарезке участков для разработки карьеров и вынесли решение — выделить район Такмака и верховье Лалетинского лога, где расположены "Первый" и "Второй Столбы", для ломки и вывозки камня. Губернатор дал разрешение рвать скалы динамитом.

В Моховом ущелье были взорваны сиенитовые гроты, спускавшиеся от «Позвонка» к ключу, и легендарные, редчайшей красоты скалы, носившие название «Кизям», воспетые писателем-красноярцем В. Анучиным в легенде «Такмак». За сорок лет до этого ими любовались геолог П. Чихачев, затем путешественник Г. Потанин, собравший в 60-х годах прошлого столетия богатые материалы о «красноярском воеводстве». В 1890 году под своды «Кизям» была проведена экскурсия преподавательского состава и учащихся первой в Енисейской губернии «Воскресной женской школы». В 1894 году были сделаны фотографические снимки, дающие представление об этом живописном уголке. И вот в угоду наживе эти скалы были разрушены до основания.

Небольшой утес «Оленок», поразительно напоминавший животное с поднятой головой, словно принюхивавшееся к доносящимся из лога запахам, тоже подвергся уничтожению. От него осталась только глыба в 150 — 200 тонн весом. Было взорвано несколько огромных камней и у северного подножия «Второго Столба».

Трудно сказать, сколько времени продолжалось бы варварское разрушение утесов, имеющих большую эстетическую и геологическую ценность, если бы не энергичные протесты населения Красноярска. К губернатору обращались не только отдельные лица, но и организации («Общество попечения о начальном образовании», «Красноярская лига образования», Правление учительского дома просвещения и другие). Благодаря их настояниям разрушение было остановлено, но еще в течение трех последующих лет к берегу Енисея возили гранитные плиты, а через некоторое время началась массовая рубка лесного массива, составляющего красоту и большую ценность «Столбов».

Лучшие представители красноярской общественности снова подняли голос протеста, но городские власти пачками выдавали разрешения на порубку и вывозку леса. Купец Гадалов вывез с Каштакской деляны 1400 строевых бревен, железнодорожному ведомству было разрешено вырубить 23 десятины в Калтатской деляне. Устраивались даже торги на вырубку леса на «Столбах».

Особенно ощутимые опустошения растительности произвели австрийские солдаты-военнопленные, заготавливавшие в Лалетинском логу, у самого подножья «Первого» и «Второго Столбов», дрова для отопления казарм.

* * *

Сообщение о февральской революции 1917 год стало известно в Красноярске 1 марта. Большевистская партийная организация выпустила листовку, призывавшую население принять участие в выборах депутатов в городской Совет. 3 марта в железнодорожных мастерских состоялся массовый митинг, на котором были избраны депутаты, а на следующий день уже состоялось заседание Совета.

1 мая в Красноярске было впервые проведено открытое празднование пролетарского дня. Группа молодежи провела праздник под Такмаком. На вершине утеса был водружен красный флаг.

Подготовку к выборам в городскую думу красноярские большевики вели под лозунгом: «Долой министров капиталистов!», «Вся власть Советам'!», «Мир хижинам — война дворцам!», «Долой войну!» В многочисленных листовках, на собраниях и митингах большевики разоблачали антинародную, предательскую политику соглашательских партий и разъясняли массам свою программу, призывая голосовать за список с.-д. В итоге выборов они получили 41 депутатское место из 82. Председателем думы был избран большевик Я. Ф. Дубровинский, хорошо известный трудящимся города.

Июльские дни в Красноярске были отмечены десятитысячной демонстрацией трудящихся города и солдат, прошедшей тоже под большевистскими лозунгами.

В эти месяцы на скалах Эстетического района появлялись призывы РСДРП. На «Столбах» часто можно было видеть экскурсии с красными флагами и революционными лозунгами, организованные профсоюзными организациями.

До революции сборным пунктом передовой молодежи были стоянки под «Дикарьком» и под скалой «Самодеятельный». Последняя, где до революции происходили частые сборы, всегда привлекала внимание полиции. «Столбисты» назвали ее «Штабом коммунаров».

28 октября в Красноярске было получено сообщение о победе пролетарской революции в Петрограде. В этот же день был выпущен специальный номер газеты «Красноярский рабочий», в Доме просвещения было проведено заседание Совета. Исполком поручил председателю военной секции Сергею Лазо захватить правительственные учреждения, что и было осуществлено в ночь на 29 октября. В последующие месяцы, под руководством большевистской партии, была проведена большая работа по организации и укреплению советских органов. Она была прервана в 1918 году контрреволюционным чехо-белогвардейским мятежом и иностранной интервенцией.

31 мая 1918 года было прервано сообщение с центром страны. Рабочий Красноярск выставил заслоны против огромной, до зубов вооруженной вражеской армии, однако перевес сил был на стороне контрреволюции. Красноярск, отрезанный от других городов, оказался во вражеском кольце. 18 июня 1918 года исполком красноярского Совета эвакуировался пароходами на север, и в городе на полтора года воцарилась жесточайшая реакция.

В казармах, школах и клубах были расквартированы колчаковские войска, казачьи сотни, чехословацкие и итальянские полки. В тупиках станции Красноярск стояли американские бронепоезда... Воинские части интервентов под флагами США, Англии и Франции помогали белогвардейцам душить молодую Советскую республику. Подпольный комитет большевистской партии развил энергичную деятельность по борьбе с контрреволюцией и разложению вражеского тыла. Члены организации были разбиты на небольшие, строго законспирированные группы, связанные с комитетом через представителей. Каждая группа имела сеть конспиративных квартир и явок

Одна из таких квартир была, например, в доме № 98, по улице Лебедевой. Через нее Красноярский Комитет получал из центра России деньги, медикаменты материалы, доставлявшиеся через колчаковский фронт для помощи партизанским отрядам. Комитет руководил партизанским движением, помогал армейскому совету партизанских отрядов посылкой агитаторов, специалистов по ремонту оружия, по изготовлению бомб и т. д. Партизаны прорывались к железнодорожной магистрали, перерезывали важнейшие коммуникации противника громили хорошо вооруженные, многочисленные карательные экспедиции.

В самом Красноярске, где находилась большая армия интервентов, в середине 1919 года произошло восстание солдат 31-го стрелкового полка, подавленное колчаковцами с исключительной жестокостью. Участились побеги рабочих-железнодорожников в партизанские отряды, и никакие репрессии не могли остановить этого народного движения. «Столбы» явились в этот период промежуточным пунктом между городом и партизанскими отрядами Щетинкина и Кравченко. В охотничьих шалашах и таежных избушках скрывались люди, бежавшие от колчаковской мобилизации, из тюрем и «поездов смерти». Летом 1919 года там был организован склад оружия, предназначенного для манских партизан.

Не только на улицах города, но и на скалах появляются в это время надписи: «Смерть Колчаку! Смерть интервентам!»

* * *

Небо обложено тучами. Порывы ветра качают вершины деревьев, колеблют на утесах столетние сосны. В тайге хмуро и безлюдно. Впервые за сорок лет на «Столбах» и летом было мало народа. Лазы на утесах стали покрываться лишайниками, тропы зарастали травой, но опытный глаз мог все же видеть человеческие следы на заброшенных тропах и в глухих местах — у далеких скал «Дикарь» и «Крепость».

К «Обелиску» под «Первым Столбом» подошел человек в куртке, испачканной мазутом. Он снял с плеч холщевый мешок, достал из него банку с краской и стал подниматься на скалу. Уверенные движения свидетельствовали, что это — опытный «столбист». Оглянувшись вокруг, он прополз на карниз под скалу и, устроившись поудобнее, стал выводить на шероховатой поверхности камня: «Долой Колчака и интервентов!».

Неизвестный художник выскреб палочкой остатки краски, подправил отдельные буквы и бросил банку вниз. Затем повернулся к скале и перечитал написанное.

— Что же, сделано неплохо! — с удовлетворением сказал он. — Каждый поймет... Лишь бы патрули не увидели раньше времени: сырую краску легко стереть.

Спустившись вниз, рабочий набросил на плечи лямки мешка, подтянул ремень и, опираясь на палку, ушел через косогор к Манской тропе.

Пунктами связи между городскими подпольными большевистскими организациями и партизанскими отрядами были «столбовские» стоянки «Фермушка», «Очаг» «Коммунары». Сюда пересылались известия о положении на фронте, о передвижении войсковых частей. Отсюда сведения незамедлительно передавались по назначению — партизанам. Вся средняя часть Енисейской губернии представляла собою в это время группу фронтов. Бои шли в Степно-Баджейской волости, в Минусинском уезде, в Тасеевской волости, в Кемчугской тайге. Колчак вынужден был выделять крупные воинские соединения под командованием лучших своих генералов, но они не в силах были погасить пламя всенародной войны. Колчаковцы были биты и на Мане, и на Усу, и в Степном Баджее.

И вот пришел радостный день: 8 января 1920 года в Красноярск вступили передовые части Красной армии. Отборные части Колчака потерпели окончательное поражение на подступах к городу. Здесь было взято в плен около 60 тысяч солдат и офицеров, захвачено несколько бронепоездов, 4 самолета. Ставленник американских и английских капиталистов, кровавый адмирал Колчак был выдан Иркутскому политическому центру и расстрелян 7 февраля 1920 года.

С ликвидацией колчаковщины кончились чудовищные насилия над сибирским населением. Народ приступил к залечиванию ран и восстановлению разрушенного хозяйства. Сделать нужно было многое: только в трех районах Енисейской губернии пострадали 7942 крестьянских двора, а общие итоги разорения в губернии выражались в 800 миллионов рублей.

Большевистская партия и советское правительство приняли решительные меры и к восстановлению разрушенных очагов культуры и к организации новых. Большое внимание было обращено на охрану памятников природы и на создание заповедников. Первый заповедник был создан в дельте Волги.

С 1920 года создается еще ряд заповедных мест в районе Южного Урала и в других местах.

10 апреля 1920 года Енисейский Губревком вынес постановление о запрещении рубки леса в расстоянии четырех квадратных верст от «Столбов» и объявил эту площадь защитной. Население проявило горячую заботу об этом замечательном уголке. По воскресным дням, в период большого скопления людей, выделялись группы дежурных для наблюдения за порядком, для руководства экскурсиями, дачи объяснений и т. д.

В 1924 году отдел охраны памятников природы при Главнауке принял решение считать территорию «Столбов» Государственным заповедником и подчинил его Красноярскому отделу географического общества. 30 июня 1925 года Губисполком, руководствуясь декретом ВЦИК и СНК от 7 января 1924 года об охране памятников природы, определил более точно границы заповедника и воспретил на его территории ломку камней, порчу естественного их вида надписями, высечку углублений, рубку леса, уничтожение подлесья и нарушение естественного травяного покрова. Площадь заповедника была расширена почти до четырех тысяч гектаров.


    

И.Беляк. Край причудливых скал. «Столбизм» в период с 1910 по 1920 год

Автор: Беляк Иван Филиппович

Владелец: null

Предоставлено: null

Собрание: И.Беляк. Край причудливых скал

 Избы

Коммунары

Очаг

Ферма

 Компании

Беркуты (10-30 гг.)

Волки

Фермеры

 События

Взорваны скалы в Моховом

Красный флаг над Такмаком

Распил камней у Первого Столба

 Люди

Анучин Василий Иванович

 Скалы

1-й Столб

2-й Столб

Дикарек

Дикарь /Дикий камень

Крепость

Обелиски

Позвонок

Такмак

Rambler's Top100 Экстремальный портал VVV.RU

Использование материалов сайта разрешено только при согласии авторов материалов.
Обязательным условием является указание активной ссылки на использованный материал

веб-лаборатория компании MaxSoft 1999-2002 ©