Красноярские Столбы
СкалыЛюдиЗаповедникСпортСобытияМатериалыОбщениеEnglish

А.Л.Яворский. Столбы. Поэма

Часть 24. Сторожевой

 

Д.И.Каратанов. Иллюстрации к поэме А.Л.Яворского «Столбы»

Прекрасна степь Хакасии привольной,
По каменным логам чуть дремлющая тень
И юрт далекий дым, близь них наездник вольный
На иноходце разгоняет лень.

Недвижны по краям немой долины
Сторожевые бабы на часах
Хранят надгробные старины
И на живых наводят страх.

И спят в долине смерти этой
Народы царственных эпох,
Их имена ушли далеко в лету,
Как канул в лету их последний вздох.

Два озера больших: Шира и Иткуль.
Одно – соленое, другое пресных вод.
Былых морей малютки пережитки,
Долины смерти: выход, вход.

И косяки на водопой бегущих
Не знавших упряжи свободных скакунов,
И солнечный полет дозор степей несущих,
Повисших в воздухе, могучих беркутов.

И сусликов столбом у нор стоящих,
И ярких саранчовых шумный взлет,
И кисти ковылей под ветерком лоснящих,
И жаворонок, что про степь поет.

И прытких ящериц неуловимый шорох,
Турпана черного в полете трубный зов,
И отражение небес в степных озерах,
И пляс тарантулов – смертельных пауков.

Все живо так передо мной и ныне,
Хотя прошло немало долгих лет.
Во мне, таежнике по духу, дух полыней,
Степной Хакасии оставил память-след.

И я с прекрасным чувством вспоминаю,
Как я с котомкою среди камней бродил,
И сам того не замечая,
Я степь могильную в озерах полюбил.

Но все ж тайга милей степи, конечно,
Та горная тайга моих камней
С ручьем бурунно-быстротечным
И с волнами хребтов, взбегающих под ней.

И по тайге есть древностей могилы,
И не столетия стоят они в хребтах.
Мильоны лет их магмы породили
В своих глубоких тартарных печах.

И вот теперь руины их немые
Стоят и радуют наш восхищенный глаз.
Граниты, великаны те седые,
Столбами называются у нас.

И их немало по тайге найдется,
Участки целые чудеснейших руин.
И не один ручей у их подножья бьется
И сказки шепчет им в тени своих долин.

Чудесную речушку Моховую
Я безгранично смолоду любил
И всю ее журчащую кривую
С котомкой за спиною избродил.

И по притокам быстрым поднимался,
Заглядывая в тень глухих логов,
Ее истоками частенько пробирался
До главных флагманских Столбов.

И по хребтам бродил, испытывая ноги,
И камни, что венчают их чело,
Знакомы были мне, как все в хребтах дороги
Хитрейшие, как сети пауков.

Д.И.Каратанов. Иллюстрации к поэме А.Л.Яворского «Столбы» Вот камни те над Моховою –
Не поленюсь представить. Вот
Седой Ермак, Такмак, стеною
Многоэтажною взошедший на хребет.

За ним – второй Такмак, пониже и попроще,
А вдалеке – Глаголь стоит.
Там, где осиновые рощи
Наткнулись на гранитный щит.

Напротив через падь, в истоках
Чуть видимой здесь речки Моховой,
Вдоль по хребту, по правому по боку
Граниты Откликные спят стеной.

А вон и командор всея долины,
Чудесные пичужки – Воробьи,
Гранитные химеры-исполины,
Птенцы одной загадочной семьи.

А дальше – Стенки вид Китайской, вниз идущей,
Как молния сбегает по кривой,
И камень всю долину стерегущий
Недремный страж. Сторожевой.

Кто сторожем поставил на вершине?
Но сторожит его пытливый взор
Как прежде в старину, так и поныне
Великое молчанье дивных гор.

Бегут ручьи, гудят снежницы воды,
И льют небесные кристальные дожди,
Идут снега, но в колесе природы
Рождения камней над Моховой не жди.

Сплошные, тихие, но все же разрушенья
И в их процессе – красота камней.
Не может быть иного мненья,
Что это лучшее в природе наших дней.

Совсем не то природы созерцанье
Испытывает страж Сторожевой,
Ища во всем одно лишь угасанье,
Ревниво он стоит над Моховой.

Однажды мы сошлись по-над Калтатом
Обычною кампанией, втроем.
И, сидя близь избы, мы увлеклись закатом,
Глядя в небесный красный водоем.

А были небеса, буквально, огневые,
Так ярко красочно разубран неба свод,
И облака от юго-запада стальные
Сулили ночью гомон вод.

И было тихо так, горел костер лениво,
Скорее не горел он, а дымил.
И только чай в котле, нетерпеливо
Нагретый на углях, назойливо бурлил.

В логах уж сумерки прошлися,
И спеленавши лес, пришли к избе.
Вдруг в тиш