Красноярские Столбы
СкалыЛюдиЗаповедникСпортСобытияМатериалыОбщениеEnglish

А.Л.Яворский. "Из истории Столбов"

1901 год

В конце марта 1901 года художники Д.И.Каратанов, А.С.Шестаков и иконописец Г.И.Козлов, воспользовавшись праздничными пасхальными днями, ушли на Столбы и поселились в «Чернышевской избушке» под Третьим Столбом. В долине уже таяло, а на горах был еще снег и столбисты шли по Лалетиной на лыжах. Пасха была ранняя - 28 марта. Назавтра к ним в избушку пришел какой-то человек, совсем незнакомый и из разговоров выяснилось, что он и не столбист. Столбисты, поговорив немного, выявили в пришельце случайного человека, заподозрили как сыщика. На следующий день к избушке со стороны Деда подошла группа жандармов под командой пристава Покрассо, прозванного в городе самоварчиком за его толщину и отодвинутые от туловища в локтях руки, как ручки у самовара. С пришедшими были в качестве понятых базайские крестьяне. Начался обыск. Жандармы были злы, они страшно устали, т.к. шли без лыж по целине, по необычному пути, круто поднявшись с Лалетиной прямо к Деду. Они обыскали всех трех столбистов, избушку, вскрывали пол под ядовитые замечания художников, по адресу сыщика особенно. Ходили по всем следам, сделанным от избушки художниками, но, конечно, ничего не нашли. Да и найти нечего было, т.к. предполагаемой печатной машины вовсе на Столбах и не было. Она была закопана в городе, возле Каратановского дома по улице Новокузнечных рядов, как сообщает в своем дневнике сам Каратанов.

Шпик, как прозвали сыщика художники, юлил около Покрассо и жандармов, подслуживался и давал указания. Наконец исправник объявил столбистам об их аресте и их повели со Столбов опять же, конечно, по Лалетиной, но только обычным ходом. С устья Лалетиной также пешком до Базаихи, а от Базаихи до Красноярска на лошадях, где и поместили в тюрьму. В тюрьме арестованные были опрошены. Их обвинили в печатании и распространении прокламаций. Видимо, жандармы заподозрили не зря, т.к. один из арестованных Георгий Иванович Козлов действительно был участником подпольной типографии и в 1903 году после провала типографии был арестован и сидел в тюрьме уже вторично. Узнав об аресте столбистов, знакомые и мало знакомые стали приносить в тюрьму съестные передачи целыми корзинами, ведь была Пасха и по традиции везде было настряпано всякой снеди много. Кроме того был неписанный обычай передавать всяким сидящим в тюрьме что-то съестное и отказать в передаче значило нарушить религиозный обычай помощи ближнему. Приносили так много, что принесенным можно было кормить всю тюрьму в течении одного дня и естественно провизия пошла по камерам. Это был своеобразный протест красноярской общественности. Через три дня не найдя никакой вины все трое были отпущены из тюрьмы.
Сообщение Д.И.Каратанова


1901 год

В 1901-1902 годах в окрестностях Красноярска велась военно-топографическая съемка, в результате чего получилась карта в горизонталях района Столбов, на которой впервые отдельные Столбы правильно и впервые были ориентированы по отношению друг к другу. Кроме того даны их высоты над уровнем моря. Масштаб одна верста в дюйме.

Красноярский фотограф Л.Ю.Вонаго снимал Столбы.

В вышедшем в Томске «Альбоме сибирского наблюдателя», вып.2 В.А.Долгорукова имеется фотографический снимок Такмака с подписью «Окр. г.Красноярска. Утес под названием «Такмак» или «Столбы». Гранитный выступ, возвышающийся на 640 метров над уровнем моря. В утесе есть пещера».

«На Столбах высланными студентами водружен красный флаг и начертаны лозунги революции».
Н.Баранский. Николай.  «В рядах сибирского С.Д. союза», стр.49


1902 год

Ленинская «Искра» № 22. Красноярск Енисейской губ. 9 мая: «Хочу поделиться с Вами своими майскими впечатлениями. В Сибири 1 мая, по крайней мере, насколько известно мне, проходило довольно спокойно. Кое-где, впрочем, благодаря «распорядительности» администрации, получились довольно занимательные картинки. Так, например, в нашем Красноярске. Перед 18 апреля /1 мая/ в последние 3 или 4 дня, почти каждую ночь по городу и в ж-д мастерских появились прокламации, разъясняющие значение рабочего праздника. 17 апреля, как говорят, к утру улицы города были красными от прокламаций /прокламации эти были на красной бумаге/. Их таскали ребятишки, торговки, извозчики. Передают, что только полицией было собрано в это утро 3000 листков. Листки эти были небольшие четырехугольники, на которых были означены лишь первомайские требования. Но кроме того были и большие красные, изящной формы, вроде афиш, которые продают обыкновенно в театре. Полиция, разумеется, была в большой тревоге. За последнее время здесь вообще она очень обеспокоена и то и дело производит набеги. О них стоит сказать пару слов.

18 появились прокламации Сиб. Союза /и вот вдруг полиция/ /уездная/ понеслась отыскивать типографию - куда бы вы думали? - на Столбы. Это большие скалы в 12 верстах от города в довольно глухом лесу - место прогулок любителей природы. И в результате привели четырех арестованных – каких-то любителей столбистов, воспользовавшихся Пасхой и забравшихся туда в избушку /там есть такая/. Привели их под конвоем, посадили, продержали день и выпустили. Теперь говорят, что Столбы взяты под надзор, ибо там на одном из недоступнейших мест в прошлом году еще какой-то любитель начертал масляной краской саженными буквами ужасное слово «СВОБОДА». Затем был арестован, как говорят, по доносу приказчик купца Гадалова. Недавно выпущен на поруки.

28 июня столбисты праздновали 10 летний юбилей своей первой /Чернышевской/ избушки. Был нарисован портрет Александра Семеновича Чернышева, одного из главных основателей этого столбовского пристанища. Пелись песни, были и сольные выступления. Ученик шестого класса духовной семинарии Кирилл Прозоровский с Третьего Столба густым басом провозгласил анафему Николаю Второму, за что на завтра же был исключен из семинарии без права поступления. Скоплением народа у избушки воспользовались жандармы и тоже посетили Столбов, арестовав какую-то случайную пьяную, вызывающе ведущую себя компанию и пытались залезть на Второй Столб с южной, недоступной стороны. Такой адрес был указан им нарочно столбистами, чтобы они не могли снять красный флаг с вершины Второго.

О событии рассказано Д.И.Каратановым и В.А.Сипкиным, А.О.Прозоровском, М.И.Пальминым и Л.А.Чернышевым

А вот что печатает по этому же поводу Ленинская «Искра» № 26:

… «Столбам /живописные скалы в 15-17 верстах от города/, о которых упоминалось уже в № 22 «Искры», еще раз было суждено сыграть роль идиотизмометра для нашей красноярской полиции. 28-29 июня поклонники и любители природы и сильных ощущений /которые, как известно, получаются не только от головокружительной высоты, но и от головокружительных напитков/ порешили справить юбилей избушки приюта, возведенного 10 лет назад самими же столбистами.

Сказано - сделано. За несколько дней до 29 июня столбисты начали делать приготовления к предстоящему торжеству. Полиция, пронюхав о каких-то сборах, имеющих касание к «неблагонадежной местности», постаралась, конечно, обеспокоиться и тоже стала снаряжаться в поход на Столбы. Ко дню Петра и Павла на Столбах кишмя кишел народ. Скоро /иные говорят - и ранее/ явилась туда и полиция с жандармерией. Лазающие по скалам и выпивающие у скал столбисты, настроенные хотя уж весело, но, однако, весьма еще мирно - тут естественно, не могли стерпеть и вознегодовали. Синие мундиры уж, конечно, совсем не входили в программу празднества. И вот к вечеру, когда немного стемнело, по адресу вражеского лагеря понеслись со всех соседних камней всевозможные возгласы: «Анафема», «Долой жандармерию», даже «Долой самодержавие». Полицией был сорван красный флаг с надписью «Свобода» с одного из высочайших Столбов. Избушка затем оцеплена и все в ней присутствовавшие человек 12-14 арестованы и под конвоем на крестьянских повозках из ближайшей деревни торжественно препровождены до города в тюремный замок. Большинство арестованных было выпущено в следующие же дни. Трое же, признанные почему-то за особо опасных, просидели 3-4 недели каждый. Шуму в городе эта полицейско-азиатская история наделала ужасно много. Иные негодуют, иные смеются. Красноярская полиция, кажется, потеряла теперь всякий кредит в глазах даже обывателя. Крестьяне ближайшей к Столбам деревни, принужденные нежданно-негаданно нести подводную повинность в страдную пору, были порядком возмущены полицией и до сих пор издеваются над нею.
Искра № 26 от 15 октября 1902 года

В Енисейском губернском правлении имелось дело № 82 об аресте на Столбах в этом году: Островского, Белова и Трегубова. Это дело должно находиться в Красноярском партийном архиве.

По сообщению Каратанова «Свободу» на 2-м Столбе писали трое: Денисюк, Белов и Островских (1899 г.).


1903 год

Вышла в свет книжка В.Анучина «По горам и лесам. Повесть из жизни маленьких искателей приключений». СПБ. 1903 г. Это описание приключения подростков, начитавшихся Майн-Рида и пошедших на Столбы. Описывается их путь через плашкоут в деревню Базаиху, речку Лалетину и ночевка в пещере Первого Столба. Лазание на Первый Столб. Встреча с мнимыми врагами, мустангами, крокодилами, индейцами и т.д. Повесть оканчивается всеобщим признанием, что Столбы лучше Африки и Америки и молодые путешественники, разочарованные в Майн-Риде решают жить по-новому и заменить все прелести экзотики своими местными. Повесть иллюстрирована 5-ю фотографиями /снимки Григория Трегубова/, из них 3 принадлежат к Столбовским видам.


1904 год

В новом выпуске альбома Сибирского наблюдателя имеется перепечатка о Такмаке 1901 года.

Новая серия открыток книжного магазина А.Ф.Комарова. Есть столбовские виды.

Открытки Д.П.Ефимова. Часть снимков этого издания представляетзимний пейзаж на Столбах.

Японская война сказалась на ослаблении в посещении Столбов столбистами.


1905 год

4 июня, т.е. в канун Троицина дня на Столбах происходит митинг. По свидетельству бывших там в это время митинг был в районе теперешней стоянки «Ферма». Есть описание Г.Манюкова железнодорожного рабочего этого митинга по его воспоминаниям.

К этому году относятся надписи и названия отдельных камней: Гапон - камень отторженец на север от Четвертого Столба и Государственный Совет - площадка на Третьем Столбе, где теперь «Союз Молодежи».

Экскурсия Енисейских гимназистов на Столбы.
Сообщение А.Н.Соболева, ее участника

5 июня падение в щель над Чернышевской пещерой рабочего красноярских мастерских Тимофея Берзака. На носилках был отправлен в город. Первую помощь получил в устье Лалетиной у врача В.М.Крутовского. Лежал очень долго в городской больнице. Ушиб головы и груди.
Сообщение самого Т.Берзака и его брата С.Берзака

Новое издание открыток Д.П.Ефимова. Есть столбовские виды.

Открытки Аксельрода. Есть столбовские виды.

Некто А.П.Бажин собирал на Столбах лишайники. Имеются в гербарии Красноярского музея.


1906 год

После второго съезда РСДРП в Красноярске некоторые члены съезда побывали на Столбах. Вот как рассказывает об этом организатор съезда Н.Н.Баранский: «Съезд закончился прогулкой на знаменитые Столбы1, где под влиянием прекрасной, по своей дикости ничем для сибиряка не заменимой природы и воспоминаний о прошлом нашей сибирской организации мы все, помню, дали клятву во что бы то ни стало через 10 лет собраться на Столбах всем кто останется жив, куда бы кого не закинула к тому времени судьба.
___________________________

1Скалы на правом берегу Енисея, в 10 верстах от Красноярска, на которых еще в 1901 г. высланные студенты водрузили красный флаг и начертали лозунги революции.

Н.Н.Баранский /Николай большой/.
В рядах Сибирского Социал-демократического союза.
Томск 1961 г. стр.92

Это было в июле 1906 г.

9 июля, когда вышел манифест о разгоне Государственной Думы, было воскресеньем. Комитетчики в полном составе вместе с работниками нелегальной «техники» отправились с раннего утра на Столбы. Нагрянувший ливень загнал нас всех в пещеру, где мы собрались уже остаться на ночевку, как вдруг из города явился посланный за нами верховой с сообщением о разгоне Думы. В оживленных толках о том, чего ждать из России, что делать самим здесь на месте, потащились мы по размытой ливнем дороге в город.
Н.Н.Баранский /Николай большой/.
В рядах Сибирского Социал-демократического союза.
Томск 1961 г. стр.97

По проверке не получается, чтобы 9-го июля было воскресенье.
А.Яворский

Ранней весной еще по снегу была сожжена столбовская избушка у Третьего Столба. Поджог был организован жандармерией. По слухам роль поджигателя выполнял базайский крестьянин Иван Кожевников, служивший в охранке в качестве агента.
Казаки и полиция разгоняли со Столбов публику и препровождали ее на Лалетину и на Каштак.
Сообщение В.Сипкина

Новое издание открыток Д.П.Ефимова. Снимки Аксельрода. Есть столбовские виды.


1907 год

Жандармы пробовали с помощью базайского крестьянина забелить белой краской надпись на Втором Столбе – «Свобода». Краски хватило лишь на букву «С». Вторично попытки закрасить не возобновлялось за отказом крестьянина лезть второй раз. В связи с этим на Третьем Столбе вблизи бывшей избушки появилась надпись – «А все-таки Свобода».

Весной за Вторым Столбом на долготе «Гали» было отыскано подходящее место для сооружения стоянки компанией Д.И.Каратанова и М.A.Масленникова. Здесь под приваленной к Столбу плитой были выстроены нары, забраны кругляком обе стороны между Столбом и Плитой и поставлена железная печка уже в 1908 г.

Новое издание открыток А.Ф.Комарова.

Акцизный чиновник В.Ястремский производил снимки Столбов /13 на 18/ и продавал их любителям в городе.


1908 год

В конце июня Столбы посетили жандармы вместе с казаками и арестовали значительное число столбистов. Арестованных повели по Лалетиной и отпустили с половины дороги, предупредив, что кто придет на Столбы, то в первый раз запишут, во второй сделают замечание, а в третий препроводят в тюрьму. Угрозы остались только угрозами. Жандармерию очень раздражало, как скопление очень большого числа молодежи на Столбах, так и водруженный на вершине Второго Столба красный флаг, недосягаемый для них. Наблюдения за вершиной Второго Столба велись жандармами из города с береговой, так называемой, Матвеевской беседки, котoрая была против переулка Степановского и ныне уже не существует. В субботу и воскресенье в этой беседке с биноклем сидел жандарм и наблюдал вершину Второго Столба.

Григорий Николаевич Трегубов первый из Каратановской кампании производил снимки Столбов /9 на 12/. Один снимок /вид со Второго на Первый/ был помещен в «Географии» Иванова под названием «Выходы гранитов в окр. Красноярска».

Профессор Томского технологического института В.Обручев с лаборантом П.П.Гудковым и 15 студентами в течении 6 дней обследовал столбовский район и производил практические работы по геологической съемке местности.

Л.Ю.Вонаго выпустил 2 серии открыток окр. Красноярска. В числе их были и столбовские виды, в изданном им же альбоме Красноярска и его окрестностей имеются 4 снимка Столбов.

Начиная с 1908 г. и по 1912 Столбы снимал и продавал снимки в Красноярске служащий переселенческого управления Арсений Иванович Роганов. Снимки стереоскопические.


1909 год

У южного отрога «Бабы» с ея западной стороны устроены нары и имеется надпись «Трибуна». Это остановка компании: И.Чеканинского, Н.Антипина и С.Телегина.

Около южного отрога камней от Четвертого Столба найдены остатки совсем маленькой рубленой избушки, находящейся в 200-250 метрах от конца Четвертого Столба. Около нее по логу много сгнивших дров в метр длинной и старые пни. Из этого можно заключить, что она принадлежала когда-то дроворубам. Впоследствии удалось узнать от старых столбистов, что в эту избушку столбисты времен «Чернышевской избушки» делали даже разгрузки, когда при наплыве посетителей в избе становилось тесно.


1910 год

Яков Басин из компании молодых художников, группировавшихся около Красноярской рисовальной школы, построил в «Новом клубе» нары.

Некто Тюленев жил около месяца на Столбах под «Козырьком», где строил нары и загородку.

Компания Каратанова переселилась в местечко «ШША» под Четвертым Столбом.

М.И.Чулковым на Столбах был заснят кинематографический фильм. Съемки велись в компании «Волки» под «Бабой». Фигурировали братья Клюге, братья Безноско и др. компаньоны. Засняты подъем на Второй Столб и обед на столбе. Этот фильм был показан в Красноярске, а затем попал за границу, где и был украден. Негатив же сохранялся у автора Чулкова.
Сообщение Чулкова

На южном склоне от Четвертого Столба компанией Каратанова был сделан карьер и на нем сооружен шалаш. Этим было намечено переселение и строительство избушки. Но распавшаяся компания не успела осуществить своего желания. Были положены только 2 звена избушки. Строители были: А.Яворский, К.Гидлевский и А.Тулунин.


1911 год

Л.Хаймович, А.Тюшняков и В.Суслов строили нары около Львиной пасти с запада под выходом Пищевода, где и жили до сожжения их ягодниками в 1915 г.

Павел Прокопьевич Устюгов устроил стоянку в нише Такмака, где и проживал летами до 1924 года. /Устюговская площадка/.

В № 178 газеты «Сибирская жизнь», издаваемой в Томске появилась статья Романова Ф. /рыбака манского/ под заголовком «Столбы /близ Красноярска/», достать которую в Красноярске не удалось.

В вышедшем в этом году «Спутнике по городу Красноярску», издание В.И.Щипанова помещен снимок Второго Столба, хотя в главе касающейся окрестностей Красноярска ни одним словом не упоминаются Столбы.

В северо-западных камнях в подножье Второго Столба обосновались стоянкой столбисты «Беркут».

В южных отрогах Второго Столба поселились с осени на месте стоянки столбистов «Беркуты» базайские каменотесы /надпись на камне «Изосим Воротников»/. Всю зиму 1911-1912 гг. здесь рвали отдельные глыбы камней. По рассказам одного из каменотесов Базайского же крестьянина Фокина /прозвище мурашик/ только из одного валуна было сделано до 700 ступеней, которые вывозились в город в течении всей зимы и пошли на строительство дома работников просвещения /ДРП/ и доходного поповского дома на Большой улице.


1912 год

На Столбах, как и всегда в большинстве учащаяся молодежь. Реакция, начавшаяся после резолюции 1905 года, постепенно ослабевала. Многие старые столбисты разъехались, и произошло не только обновление, но и нарастание новых молодых энергичных компаний. От основного ядра «Первой Столбовской избушки» уже не осталось и следа. Из старых столбистов ходят только Каратанов, Сипкин, А.Тулунин, Яворский и некоторые другие.

Основавшись еще в 1911 году в развалах Второго Столба, компания «Беркут» превратилась в большую и ведущую компанию и вполне обстроилась на своей стоянке. Леушины Николай и Иван, Степанов Николай и др.

Под восточным отторжением от Деда обосновалась компания из-под Бабы, которая, переменив свое название «Волки» на «Главный штаб», стала, как и «Беркуты» одной из ведущих компаний. Клюге Владимир и Виктор, Безноско Николай и Анатолий и др.

Николай Безноско впервые залез на Митру. Он же вырыл колодец у юго-восточной части Первого Столба.

На западном склоне хребта к югу от Третьего Столба под отдельной группой камней /с запада/ семинаристами духовной семинарии бр. Шахматовыми и Климовым устроена стоянка: нары, загородка. Название «Семинарский камень» или «Семинар».

Томский профессор, физик Вейнберг производил на Столбах наблюдение над качанием маятника. Им же были определены некоторые высоты в районе Столбов.

Ботаник Иона Васильевич Кузнецов производил обследование Красноярского уезда в ботаническом отношении, результатом чего вышла его работа «Растительность Красноярского уезда». На стр.34 воспроизведен фотографический снимок автора - вид с Четвертого столба на Первый, Второй и Третий Столбы под названием «Смешаный лес» /13 на 20 см/.

Фотограф переселенческого управления Н.А.Пикулевич производил снимки Столбов и дальних камней. Появились в продаже его стереоскопические снимки /фотохудожественное ателье «Пикулевич и Ко»/.

Открытки изд. контрагенства «А.С.Суворина и Ко».

1912 год можно считать смело годом начала столбовского строительства, продолжавшегося три года.

Франц Францевич Шиллингер из Главнауки снимал на Столбах кинофильм.


1913 год

Ранней весной по снегу М.П.Чулков вторично делал на Столбах кинематографические снимки. В катании на лыжах сзади Первого Столба на снимках фигурировала компания Каратанова. Съемщики останавливались под Дедом в «Главном штабе», откуда заснят также заход солнца.
Сообщили М.Чулков и Д.Каратанов

Умер Владимир Клюге.

3 июня 1913 года на мысу хребта, идущего от Четвертого столба на юг при слиянии Третьестолбовского ручья и ручья, впадающего в него с востока, в камнях братьями Шахматовыми и Константином Климовым /семинаристы/ была выровнена площадка и построены нары с навесом. Становище озаглавлено «Ферма».

В камнях северо-западного развала Второго Столба, что под «Рощицей» построены под навесом нары с загородкой и дано название стоянке «Гнездо». Здесь останавливались «Сокола» красноярской «Соколки».

Поздно осенью кто-то из каменотесов, базирующихся в стоянке Беркуты, набрели на зимнее хранилище «Фермы» и похитили шубы, котлы и прочий инвентарь.


1914 год

Пожар, начавшийся около Первенца, подошел к Четвертому Столбу, был погашен столбистами и cлучившимся дождем.

Одним базайцем, привозившим публику на Столбы, возилась и водка, продаваемая с наценкой за 90 копеек бутылка. Будучи напуган столбистами, разыгравшими акцизных чиновников, он больше не возобновлял торговли.

Появились на Столбах профессионалы-галошники, собиравшие галоши и продававшие их в городе в утиль сырье по слухам по 8 рублей за пуд. Ими же расхищались в поисках за резиной и другие принадлежности столбовского обихода, спрятанные в камнях столбистами. Галошничеством занималась пожилая женщина с двумя детьми, служившими ей ищейками.

С западной стороны Деда компанией «Танго» /члены этой компании носили рубашки цвета танго/ были построены нары под навесом камня в сыром гроте и сделана насыпь с навесом, а на ней стол. Имеется надпись «Дача» /здесь когда-то поселились члены компании «Волки», которые сделали надпись «Берлога волков»/.

В камнях северно-западного развала Второго Столба обосновались «Голубые», члены этой компании ходили в голубых рубашках.

Год очень шумный, особенно несносны компании молодых парней из Николаевки /«Слобода 3-го Интернационала»/ с ревом в бутылки без дна, гармошками, двусмысленными частушками, матом и револьверными выстрелами, сопровождаемыми диким криком.


1915 год

В связи с продолжающейся тяжелой Германской войной, мобилизациями молодежи и материальными трудностями, Столбы как бы опустели и шумные субботы и воскресенья были тихи как и самые молчаливые Столбы.

Николай Леушин из «Беркутов» впервые залез на вершину Колокола.

В 72 № «Енисейской мысли» появилось стихотворение В.Горбунова «На Енисее»:

Столбы, Столбы седые великаны
Природы ли вы созданы игрой,
Иль накидали вас великие титаны,
Играя скалами могучею рукой

Стихотворение заканчивается патриотическим настроением, вызванным уходом сынов Енисея на мировую войну.


1916 год

В июле Столбы посетил профессор геологии Киевского университета Червинский.

Падение с Митры Я.Боголюбского, отделавшегося изломом ноги и ушибами.

Некто П.Башмаков подновил надпись «Свобода» на Втором Столбе.

Компания Хаймовича устроила нары в камнях к югу от Львиной пасти.

Сгорела «Бабская избушка» близ Манской бабы и Манской Стенки.

На Столбах обычна солдатская шинель, буханки солдатского хлеба и всякие выходки военщины: рубка столов и сидений, не загашенные костры, грозящие пожарами и т.п.


1917 год

В северном отроге Львиных ворот Н.Кюппаром и Борисовым были устроены насыпь и нары. Стоянка просуществовала до 1921 года.

Постройка нар в северо-западном развале Второго столба повыше Беркутов под названием «Хутор».

Открытки издания контрагенства «Суворина и Ко».

В № 39 «Нашего голоса» от 11 мая имеется «Воззвание группы любителей сибирской природы». Оно начинается словами о первой свободной русской весне и оживающей природе, на лоно которой из пыльного города вот-вот двинутся усталые горожане. К ним и обращена просьба об осторожном обращении с костром и о сохранении леса. Воззвание оканчивается убедительной просьбой не портить красивейших скал никому ненужными надписями. Здесь все время говорится о Столбах.

Николай Николаевич Козьмин в «Сибирских записках» № 6 за 1915 год, вышедших лишь в 1917 году, дал статью под заглавием «Заповедники». Автор говорит о заповедниках вообще, упоминает и о Столбах. Делается сравнение выгод, которые могут быть извлечены от экскурсий молодежи на Столбы, имеющих воспитательное значение с одной стороны и с другой с практическими использованиями материала Столбов для постройки и обогащения какого-нибудь коммерсанта. Автор говорит, что «Состояние, извлеченное из Столбов, быть может пойдет на устройство заводов в промышленных центрах, но Красноярску от этого не будет легче».

Яворский начал сборы грибов и лишайников на территории Столбов.


1918 год

В карьере на южном склоне хребта от Четвертого Столба с лета К.Климов с «Фермы» начал строить избу и положил уже два звена, но подошедшая компания Каратанова, начавшая здесь строительство еще в 1910 году, стала продолжать строительство и окончила его, отпраздновав открытие избушки 21 сентября. Избушка сначала называлась «Косогоркой», затем «Столбушкой» и впоследствии «Нелидовкой». Строили ее: А.Роганов, А.Яворский, Нелидовы А. и Н., И.Пирожников.

Братья Безноско строили тайно избушку окопного типа вблизи Деда.

Проложено хождение зимой на лыжах по Моховой /особенно из Нелидовки/.

На восточной стороне южного отрога Бабы построен из веток шалаш.

Падение на Первом Столбе члена учредительного собрания от Енисейской губернии В.Я.Гуревича, отделавшегося только ушибами.

Пожар, начавшийся от Сухого Калтата, по Гриве подошел к Четвертому, «Ферме» и «Столбушке», не причинив вреда последней.

На одном из отдельных камней /близ Колокола/ появилась надпись «Николаю Патлых от Р.С., убитому меньшевику во время юнкерского восстания в Иркутске» /отражение внутренней борьбы революционного характера/.

На Манской стенке кто-то неоднократно водружал черный флаг, который неоднократно же заменялся красным, который ставил там Николай Леушин из «Беркутов» /молчаливая борьба партий/.

В № 72 газеты «Воля Сибири» от 19 сентября помещена статья директора Красноярского музея А.Я.Тугаринова «Об охране Столбов». Автор говорит о вандализме, которое он видит в рванье камней в районе Столбов, рубке дров и вообще порче красивого района Столбов, причисляя сюда же небрежно ведущих себя столбистов, превративших Столбы своими отбросами в помойную яму. Уделяется также внимание писанию надписей и кострам. Ставя своей целью пробудить в обществе сознание необходимости охраны Столбов в виде выделения их в заповедник, автор дает вкратце способы осуществления этого плана по следующей схеме. Воспрещение рубки леса, добычи камня, охоты, сенокошения, разведение костров и борьба с любителями делать стенные надписи. Достигается это по мнению автора устройством в разных районах избушек для ночлега с готовым кипятком и штата сторожей-наблюдателей за выполнением вышеуказанных правил. Клуб столбистов, объединяющий столбистов, должен взять на себя инициативу организации проектируемого заповедника и наблюдение за его охраной. Таким образом, автор говорит здесь о заповеднике, как его понимают заграницей, т.е. это тот же «Натур-парк».

Ранней зимой уже по снегу у Первого Столба идет усиленная рубка березовых дров, а в ноябре и декабре они вывозятся в город.


1919 год

Компанией «Павианы» с северной стороны Прадеда выстроены висячие нары и стол. Инициаторами явились печатники Губсоюза во главе с Иннокентием Михайловичем Львовым.

У избушки «Косогорки» желобили крышу.

В виду большого урожая ягод и грибов масса сборщиков посещала Столбы и около Четвертого на юг от дорожки ведущей к Манскому свороту выстроен шалаш, просуществовавший два года.

Появились новые надписи на Первом и Втором Столбах, направленные против чехов и Сибирского правительства: «Долой прихвостней временного сибирского правительства», написанные «Беркутами».

Напечатан, но не вышел в свет фантастический очерк Н.К.Ауэрбаха «Художник Больших». Автор рисует картину будущего Столбов. Вагон трамвая по Лалетиной с едущей на Столбы молодежью. Ресторан у подножья Первого Столба, искусно сооруженный в скале гранита. Появление молодежи, расположившейся на террасе ресторана, сразу оживило доселе молчаливые Столбы. Встреча со старым столбистом, художником Больших, пришедшем сюда с Дикого камня, куда он ходит с тех пор как на Столбах появился ресторан, трамвай и пр. культурные начинания. Повесть заканчивается воспоминанием старого столбиста о революции и гражданской войне.

Дальше идут сведения из сохранившегося частично дневника А.Л.Яворского. Стиль старый:

10 мая – На Гремячем лодочная переправа в Базаиху /возчик Вагин вылитый Чарльз Дарвин/. Ходят и через ж-д. мост.

12 мая – По Лалетиной внизу под Первым Столбом нарублено несколько громадных лиственниц и стоят два шалаша дровосеков.

8 июня – Лазали на Второй Столб. С вершины покати его на водоразделе лога, идущего в Слизневу и Лалетиной, стоит барак и вокруг него заготовка леса на дрова городским самоуправлением. На Столбах много народа: юноши на «Ферме», скауты изгадили Столбы надписями, под Семинаром Климов, за вторым «Беркуты», «Сокола» и др.

15 июня – На Столбах против прошлых лет заметно оживление. Ходят чехи с «Соколами», немцы и австрийцы с заготовки дров на Лалетиной. Итальянцев пока не видел.

21 июня – Около «Фермы» поют чехи.

30 июня – Лалетиной рубят лес немного выше Пасеки.

7 июля – В Лалетиной на даче Всеволода Михайловича Крутовского мне рассказали будто бы австрийцы, что за Вторым рубят дрова, сделали 20 столиков и угощают на них столбистов кофе и пирожными, которые они пекут на сковородах.

12 июля – Петров день. Народу много.

26 июля – Масса ягодников тянет Манской тропой на чернику.

23 июля – На Диком кто-то спалил на верху камня площадку для остановок /кедрач и черничник/. По разбросанным газетам узнал, что передо мной был там В.Митич с компанией.

30 июля – В Базаихе, идя со Столбов, узнали о восстании в военном городке, после которого был расстрелян столбист, завсегдатай Анатолий Безноско.

26 августа – В помещении Первой городской лечебницы состоялась лекция С.Ф.Тарасова на тему «Столбы». Лектор осветил естественно-исторические особенности Столбов. В конце была вынесена резолюция о желательности охраны Столбов.

19 октября – Лекция геолога музея А.Н.Соболева в доме юношества на тему «Геологический очерк окр. г.Красноярска». Эта лекция была вызвана лекцией Тарасова, не совсем правильно освятившего некоторые факты геологического характера.


1920 год

Всю зиму и ранней весной шла вывозка дров из-за Второго Столба. От «Австрийского барака» была торная дорога по Лалетиной.

Музей приенисейского края, Союз художников и Лесной отдел ходатайствовали перед Губревкомом об охране Столбов. Результатом чего было постановление, напечатанное в № 77 «Красноярского рабочего» от 16 апреля 1920 года:

Постановление Енисейского Губернского Революционного комитета от 10 апреля 1920 года. «По докладу Енисейского Губернского земельного отдела Енисейский Губревком на основании ст.ст.30, 84, 88 основного закона о лесах объявляет защитную лесную площадь в размере 4-х квадратных верст по верстовому радиусу от местности под названием «Столбы», расположенную в верховьях рч.Лалетиной в части Базайской дачи. На указанной площади запрещается всякая рубка и повреждение леса в виду ценности этой местности, составляющей общенародное достояние: во-первых, как исключительный по красоте памятник природы, во-вторых, в виду водного источника истоков рч.Лалетиной от высыхания и в-третьих, по необходимости сохранения здесь лесных насаждений ввиду невозможности облесения за близким выходом на поверхность гранитов. Нарушившие настоящее постановление будут привлечены к ответственности по законам Российской Социалистической Федеративной Советской Республики. Председатель А.Спунде. Заведующий Губернским земельным отделом… Заведующий Губернским лесным отделом Сергей Розинг».

Результатом этого постановления было перенесение рубки леса в Калтат и на участок ниже по рч.Лалетиной.

Лесной отдел сгоряча собирался послать топографа для засъемки защитной площадки, да так и не собрался.

Умер от тифа К.Климов, инициатор постройки «Семинара», «Фермы» и «Столбушки».

К э