Красноярские Столбы
СкалыЛюдиЗаповедникСпортСобытияМатериалыОбщениеEnglish

Охрана памятников природы

Схема охраны природы Сообразно тезисам, доклад о заповедниках нашего края имеет две части — вступительную первую и вторую собственно доклад об организации у нас охраны природы в целом и ее частях.

Первая часть взята, как предпосылка ко второй и не требует, в сущности, своего развития, тем более что динамика населения и его экономика стоят в отдельных докладах съезда. Поэтому я ограничусь зачтением тезисов, как положений по первой части, и приступлю ко второй самостоятельной части доклада — о современном состоянии вопроса охраны природы Сибирского края, базируясь, главным образом, на его восточной окраине — Приенисейской полосе, более знакомой по этому вопросу.

Причины роста народонаселения Сибири

Стремление деревни к городу и увеличение больших сел за счет выхода из деревни.

Массовое движение переселенцев из-за Урала в Сибирь, «самотек», как неорганизованный тип переселения. Уплотняющийся юг Сибири уже переходит к интенсификации своего хозяйства и приспособлению негодных земель. Скотоводство на пути к культурным формам широкого масштаба.

Индустриализация не за горами с ее новыми методами подхода к использованию наших богатств (электрификация и машинизация).

Оживление с вывозом сырья и особенно леса, благодаря развитию Северного Морского пути, работе Алтайской ветки и Ачминдора.

Наибольшая эксплуатация юга Сибири создает серьезную угрозу остаткам естественных, характерных ландшафтов края.

Целесообразность и своевременность охраны

Зачитанные положения говорят за целесообразность мероприятий охранного характера широкого государственного масштаба и их своевременность. Плановое хозяйство страны строит свой бюджет на фактических материалах и реальных ценностях края, учет которых не может быть достаточным без гарантий на прирост естественно-производительных сил страны, в связи с ростом и потребностью ее населения.

Мы ни в состоянии будем сводить необходимые балансы без знания наших возможностей в будущем, только на основании увеличивающейся потребности в сырье и продукции. Строгий учет окружающих нас запасов и гарантия их пополнения в природе естественным путем прироста, единственный правильный подход к делу, для чего необходимо знание нашего сырья во всех его формах и знакомство с условиями нормального его получения и целесообразного использования.

Для того чтобы ознакомиться с состоянием наших богатств, остановимся на рассмотрении отдельных крупных подразделений растительного и животного мира, а также на общих элементах ландшафта и хозяйственной деятельности человека в природе.

Растительный мир

Лес

Необходимо для ясности вопроса о взаимоотношениях человека и дерева рассмотреть порайонно это соотношение, оценив роль человека в деле эксплуатации окружающего его леса и зависимость его от последнего.

Побережье и тундра

Безлесье, как естественно-исторический фактор, имеет особое значение в жизни северянина, заставляя его в погоне за дровяным материалом проводить до 50% зимнего времени за добычей и заготовкой последнего, особенно вдалеке от широкого водного участка реки. Возможность использования плавника для дров и постройки здесь выполнена на 100%. Сплав леса из вышележащего района лесного (тайга) является обыкновенным явлением, особенно в обработанном поделочном виде (лодки, бочки и пр.). Лес в низовьях не местный и он ценен. По исследованиям ботаников лес отступает на юг, отодвигая свою северную границу. Охрана его была бы здесь крайней необходимостью, если бы она хотя в какой-нибудь мере имела под собой реальные возможности. Малая плотность населения тундры, пожалуй, компенсируется за счет малого спроса лесного материала. Естественный ход вещей отодвигает вопрос охраны в отдаленное будущее и только принципиально принимает необходимость фиксировать положение безлесья, особенно удаленных от вод Енисея дальних кочевий инородца-промышленника. В безлесье тундры отчасти лежит ее пустынность в отношении обитания человеком.

Лесная обл.

Обилие лесных пространств на севере Сибири и постоянно сырая атмосфера летнего периода в этом районе создают массу неудобств оседающему здесь промышленнику — русскому и туземцу, создавая на каждом шагу непреодолимые препятствия к его расселению и передвижению. Лес на задворках, на берегах, в отлогих хребтах, по островам рек и речек, лес везде и всюду дает свое, давящее инициативу расширения вглубь, начало. Лес — несчастье и с этим несчастьем здесь соответственный и обиход. Нарочитое выжигание лесных пространств, перешедшее от тунгусов и к русским, является обыкновенным явлением таежного севера. На гари пропадает ельник и нарастает, как дурная трава, молодой осинник, объедать ветки которого придет сохатый по первому же высокому снегу. Сохатый — пища тунгуса, предмет его охоты. Северянин принципиально не тушит костра, с определенным намерением самозажжения от него надоедающей ему всюду «трошшобы». Даровой лес не на учете у таежника. Идея охраны в целом лесных сообществ была здесь равносильна ханжеству. Но, если приглядеться поближе к низовой тайге, особенно, к ее водным многочисленным источникам, приходится глубоко задуматься над мудрыми заповедями какого-то «Большого Шамана» с Таза, который будто бы запретил остякам «рубить кедр, сдирать бересту с берез и охотиться на уток» (1920 г.). Рубка кедра здесь, конечно, обыкновенное явление и, повторяясь из года в год, дало в результате заметное уничтожение в ближайших районах кедрачей, что отразилось и на сборе ореха и количестве белки. Береста — этот необходимый материал для «тисок» инородческого «чума» и лодок представляет уже материал, за которым нужно много походить, прежде чем его найдешь соответственного качества. Таков «голос места», говорящий о кризисе; он не голословен и имеет под собой серьезное основание. Кедр и береза, как один из источников благосостояния, как туземного и русского населения, требуют охраны.

Лесостепь и предгорья

Леса полосы Сибирской жел. дор. магистрали, обитающие в лесостепной зоне с заходящими в нее отрогами Саянских предгорий, являются местами наибольшего хозяйственного использования. Железнодорожная магистраль, главные города, расположенные в этой зоне и быстрые полноводные речки предгорий, изливающиеся в широкий Енисей, сделали этот район предметом наиболее сильных посягательств человека в области эксплуатации лесных угодий. Целый ряд речек этого района сыздавна является прекрасным водным транспортом лесных материалов. С недавним переходом на тонну леса «мульем» и после соответственной расчистки естественных «заломов» и других препятствий на речках, лесные заготовки сделали большой шаг вперед. Американизм коснулся не только самих путей, он выявился и в оборудовании станций получения «мулья», в виде гаваней в устьях сплавных речек. Спрос леса заграницу северным морским путем и заказы на авиа-лес подняли на ноги лесные тресты, расширив заготовки, улучшив подготовительную к отправке обработку древесины.

За какие-нибудь десять лет таежные речки типа Маны стали неузнаваемы. Рубка леса трестами, по заказу учреждений, крестьянством привели к тому, что в некоторых местах некогда дремучей Маны нет леса на обыкновенный салик для сплава. Одна из красивейших речек окрестностей Красноярска — стремительная Базаиха — в какие-нибудь пять лет превратилась в безлесную долину с вырубами по всем впадающим в нее долинам крутых ручьев. Сплавка «мульем» открыла большие возможности для лесозаготовок. Сплавным речкам грозит, в первую очередь, полный отход от их первобытного состояния на всем их протяжении. Сотни компаний, отпускников, спускающихся по таежной Мане в виде летних 2-х недельных поездок, в скором времени будут лишены прелести созерцать лесистую Ману, обращенную на всем своем протяжении в сплошную вырубку. Необходимо оставить на всех эксплуатируемых: речках, плодбищах, железнодорожных участках небольшие районы наиболее типичных для данного пункта естественных насаждений, изъяв их навсегда из хозяйственного пользования человека.

Степь

Наиболее катастрофичным положением в потере живого дерева, как результата его нерациональной эксплуатации, отмечается степной район, расположенный на юг от Сибирской магистрали. Естественное безлесье степи в связи с все развивающимся земледелием и приспособлением неудобных мест посредством мелиоративных работ в месте полевых культур, становится год от года все более и более похожим на южно-русские степные районы.

В удел нашему степному югу по вырубке последних остатков лесных колков остается одно кизяковое хозяйство. Вместе с тем недавнее еще сравнительно прошлое Минусинских степей говорит за частичную ее лесистость. Спускавшиеся с Саянских нагорий леса переходили здесь в условиях песчаной степи в далеко заходящие на север бора сосняка и листвяка. Какие-нибудь 10 лет тому назад существовал большой сравнительно бор «борки», остатки которого в 1917 году были использованы, как строительный материал на барки окрестными жителями и переселенцами. Природа мстительна и обнаженные для ветров пески древнего русла Енисея пошли, не сдерживаемые ничем, на поселки переселенцев. Исчез Лугавский бор, и только жалкие его остатки на Татарском острове ждут охраны. Оставшиеся бора необходимо объявить заповедными, предоставив часть их, как климатические станции, в распоряжение лечащегося человека. Сплав по таежным в верховьях речкам в степной район, благодаря большой крутизне склонов речных долин менее обращает на себя внимание, чем более пологие в вершинах речки лесостепного района. Но, несмотря на это, опасность и здесь, и она касается главным образом низовий этих речек.

Высокогорье

Район высокогорий по своим условиям малого обитания вследствие суровых климатических условий почти совсем не подвергается эксплуатации в смысле использования лесных богатств и поэтому не имеется оснований к защите лесных угодий этого района. Теперь я перейду к отдельным формам растительности и человеку — агенту, рушителю и созидателю.

Боры

На особом строгом учете должны стоять те немногие боры, которые еще уцелели и представляют из себя колки среди безлесного или мало лесистого пространства по берегам р. Енисея, Кана и многих других рек Западной Сибири.

До 10-ти таких боров в Приенисейском крае требуют немедленной охраны и даже изъятия их из пользования окрестных жителей. Отношение окрестных жителей к таким еще уцелевшим борам различное. Если население Есауловского села охраняет свой бор, то недалекий Атамановский бор все же рубится атамановскими крестьянами, а какие-нибудь означенские совершенно не придают значения лежащему через Енисей от них бору.

Учет боровых остатков является первоочередной мерой охраны особенно в условиях безлесности района.

Порубка и затеска

Рубка леса, начавшаяся с первых времен завоевания русскими Сибири, как мера культурного внедрения человека в непроходимые дебри сибирских лесов с его городами, поселениями, хлебными культурами и лесозаготовками, докатилась и до наших дней, вобрав в себя по пути исторического следования много ничем не оправдываемых привычек. Свободное обращение с топором привело человека к нужному и ненужному упражнению этим орудием. Наш сибиряк всегда валит больше дерева, чем ему нужно. Не вывезенный лес в массе остается гнить на лесорубах. Затесывание, как заметка пути и как озорство, далеко не чуждо нам в нашем обиходе.

Пожары

Нежелание гасить перед уходом со стана костер и небрежное обращение со спичками при закуривании, а также и специальное поджигание сухой травы по весне ведет к тому, что из года в год наши сибирские леса выгорают на громадное расстояние. Горят леса далекой Катанги; в городе Красноярске дымно и угарно от недалеких пожаров у вышележащей Дербиной, совсем близко на виду у города горят палы по степным склонам окружающих гор. На виду у тысячи жителей горит пал и зажигает близкие чахлые леса, освобождая места из-под последних ценных пород деревьев для малоценной осины. Законодательство и общественность бессильны бороться с этим злом, так как оно внутри нас, в нашем несознании. Исследования геоботаников показали, что в Сибири на всей лесной площади нет ни одного места, где когда-либо не прошелся «красный петух». Последние годы дают показатель на увеличение лесных пожаров. По данным Енисейского Губернского Лесного Отдела с 1897-1908 год было 108 пожаров с площадью огня в 17.220 десятин, в 1922-23 г. было 167 пожаров с площадью 14.452 д. и в 1923-24 г. было 238 пожаров с площадью 41.304 десятины. Залежи торфа в окрестностях г.Енисейска горят годами, не переставая на зиму. Железнодорожное полотно является зачастую причиной пожаров тайги и степи. Проходящие поезда зажигают придорожную траву, и распространившийся пал грозит лесным участкам. Американское законодательство давно учло это явление и поставило под ответственность закона о-ва железных дорог страны.

Необходимо реальное преследование поджигателей.

Заказники

Самая рубка леса, как промысел, должна строго регулироваться соответственными лесными органами. На первую очередь должен решительно быть поставлен вопрос о лесных заказниках и о планомерной рубке, соответственно имеющимся правилам. За последнее время в перспективный пятилетний план Енисейское ГЛО включило вновь организацию лесных заказников.

Канада и Сибирь

Лавры заокеанской, родственной нам по природным признакам, соседки не дают нам покоя. Лесное хозяйство Канады находится на должной высоте и природоохранительные законы действуют там с драконовой силой. Штрафы в 100.000 долларов, тюрьма, расторжение договора имеют свое место в лесопромышленности Канады. Культурное обращение с лесом должно проводиться и у нас в Сибири. Каждая сдача в эксплуатацию леса должна быть точно оговорена и от заинтересованной в этом стороны должны требоваться гарантии соблюдения прежде всего правильности рубки, а также и охраны близлежащих лесных районов. Наложение значительных более или менее штрафов должно вызвать нормальное отношение к лесу заинтересованного в нем человека. Обследование лесных богатств нашего края является первоочередной задачей планового хозяйства, а выявление мест, подлежащих охране, явится прямым дополнением к этому плану.

«Друзья леса»

Создание Общества «Друзья леса» по типу среднерусских организаций этого типа в наших сибирских условиях также необходимо, особенно там, где леса, в силу естественно-исторических условий местности, являются редкостью.

«День леса»

День леса, проводимый нами в городе и приуроченный к празднику древонасаждения, понимается нами неправильно. Работа с деревом в лесу так же относится к этому празднику и, вопреки сложившемуся у горожанина мнению о бесполезности этой работы вне города, должна идти параллельно с работой древонасаждения в городе. Ни одно вовлечение леса в город имеется в заданиях этого дня, но и улучшение и благоустройство уже имеющихся поблизости нас лесов. День леса, или вернее дни леса, не должны обязательно совпадать с праздником древонасаждения. Кроме весеннего майского дня леса должно быть еще, по крайней мере, два: летний и осенний.

Древонасаждение

Проведение вошедшего и укореняющегося в нашей жизни праздника древонасаждения должно быть изменено коренным образом. Скороспелые, чисто чиновничьи планы повсеместной посадки сразу в один день не выдерживает никакой критики, создавая ложное представление в массах о ненужности посадки вообще, как заведомо неудачного дела, являющегося скорее развлечением.

Плановость должна быть на первом шагу.  Для каждого района должен быть разработан детальный план посадки, рассчитанный, конечно, не на один год. Посадка только в огороженном месте и под дальнейшей ответственностью за целость деревьев и уход за ними определенных организаций или лиц.  «Тополевое помешательство»  должно, наконец, уступить место посадке других пород деревьев, не требующих изобилия влажности на песчаных, яристых берегах рек в городах Сибирского края. Способы посадки в круглые ямы без подглинка должны смениться рытьем канав, с выглинкой их дна. Работа масс не должна пропасть даром, приведя к разочарованию и апатии в будущем.

Первоочередным в древонасаждении должен стоять вопрос о сохранении уже имеющихся насаждений и старых, бывших остатков древесной растительности в черте городов и их ближайших окрестностях. Городской сад Красноярска (сосновый бор среди города), кладбище Абалак г.Енисейска (кедровый бор), Омское кладбище (березовая роща), Новосибирские сосняки и многие другие должны встать под защиту строжайших охранных законов, так как насаждая с одного конца и уничтожая с другого — рядом приходится заниматься переливанием из пустого в порожнее.

Охрана последних больших тополей по островам и берегам больших рек вблизи городов и сел, как мест отдыха населения.

Строгая ответственность населения за порубку черемухи. Небывалый урожай черемухи 1926 г. по Енисейской губернии привел к повсеместной рубке деревьев целыми деревнями (Куваршина и др.). Забота о засеве и восстановлении порубленных за период 20-22 г. участков относится также к древонасаждению. Очистка окрестных мест гуляний населения в сибирских городах и наблюдение за чистотой их — также работа массового характера. При такой постановке вопроса работы с пользой хватит на всех и праздники древонасаждения и дней леса не будут, как теперь, хождением по улицам с музыкой не знающих куда девать себя граждан. Работы много, ее нужно наладить.

Ботанические сады

Как на одной из мер воздействия на массовое понимание идей охраны леса в различных его сочетаниях необходимо остановиться на идеи создания ботанических садов краеведческого характера и поддержку уже имеющихся, а также на зачатки культурного садоводства в условиях нашего сибирского климата. Ботанический сад Томского Университета является хорошим и заразительным примером для других городов. Сады братьев Крутовских и Олониченко в Красноярске и его окрестностях, а также Бедро в Минусинске, имеющие на сравнительно небольшой площади значительное разнообразие окультивировавшихся неместных растений, требуют определенного отношения защитных органов к этому большому для Сибири делу.

Липа

Охрана этого исчезающего в нашей флоре деревца, найденного только в очень незначительном количестве и приблизительно в трех-четырех местах нашего края, должна вестись как по линии изысканий новых мест обитаний этого реликта, так и в смысле реальной охраны уже выявленных участков. Невыясненность до сих пор мест произрастания липы в пределах Приенисейского края и в то же время указания авторитетных местных работников-краеведов, по крайней мере, на шесть-семь пунктов произрастания липы говорит за то, что о липе у нас мы еще почти ничего не знаем. В охране липы должен быть осторожный подход. Если липовый лесок предгорий Алтая в виду близкого развертывания Тельбесса должен будет подвергнуться нападению и быть, безусловно, охраняем, то еще больше вопрос о липе Приенисейского края, где отдельные ее пустыни, скорее благодаря выявлениям охраны будут открыты населением и, возможно, скорее уничтожены.

Озера

Защита отдельных видов растений на территории края по мере выявления необходимости этого рода охраны будет проводиться с привлечением, главным образом, внимания местного населения, которому надо внушить особенности условий произрастания данного растения в данном месте и значение его охраны.

Животный мир

Неизученность

Как общее введение в охрану животного мира приходится отметить неизученность некоторых отделов нашей фауны как в систематическом, так и биологическом отношении, особенно в ее мелких сочленах. Мелкие грызуны, посылаемые специалистам на определение, почти всегда дают какие-нибудь новости, если не видового свойства, то местонахождения. Даже такие крупные по размерам животные, как семейства собак и кошек до сих пор не имеют своих точных ареалов видового распространения и заключают в себе мифические, легендарные виды, которые еще со времен профессора Кащенко (1900 г.) до сих пор точно не уложились в нашу систематику. Черные, белые, красные волки, редкие по своему нахождению в пределах Сибирского края, как трюки, одиночными экземплярами фигурируют на выставках. Совершенно отсутствующая куница в пределах Приенисейского края в этом году появляется в красноярских пушных заготовках и оказывается, по обследованию, не первый год. Сведения о морских животных (моржи, дельфины) случайны, несмотря на добычу последнего из них в низовьях Енисея, как промыслового животного. Существование бобра в пределах Сибирского края до сих пор за неимением специальных обследований на Алтае и Урянхайском крае может оспариваться. Неизученность некоторых крупных форм специалистами, не говоря уже о мелких формах, заставляет поставить первоочередной вопрос — изучения и сводки сведений о наших млекопитающих с нанесением их более или менее точных границ распространения.

Соболь

Покоритель Сибири — соболь, так далеко затянувший казаков Ермака 300 лет тому назад, уже почти исчезает на запад от Енисея и требует особого внимания к охране. Время, когда на одного камасинца предгорий Канских белогорий приходилось до 20-ти соболей, осталось в заманчивых рассказах стариков. Самих камасинцев насчитывается не более 20 человек, а на долю растворившихся в массе русского населения остатков их приходится в среднем за сезон не более одного соболя.

Ловля обметом, особенно в марте беременных самок, сделала свое дело. Временные законы, ограждающие на срок зверя — заказники — несовершенная временная мера.

Заповедники

Необходимы заповедники соболя — гарантия полной его охраны навсегда. Попытка такого рода заповедников была в Енисейской губернии: Саянский и Казырсукский заповедники быстро развернули в 1916 году свою деятельность, но разгоревшаяся война и революционная горячка положили конец охране здесь соболя. Дело дошло до самогонного завода, чуть ли не в центре самого Саянского заповедника, спаивания промышленников-инородцев из карагасс и добычи соболя, кончившейся открытой торговлей его шкурками на Канском пушном рынке. В пятилетнем перспективном плане ЕНГЛО имеется в виду вновь организация этих заповедников. На берегу Байкала имеется также заповедник-питомник для соболя, действующий нормально и по сие время.

Идея заповедников и питомников для соболя на местах бывших его обитаний, назревшая вполне как результат быстрого его исчезновения, является объектом мысли многих организаций и учреждений. Госторг, ГЛО, Союз охотников, кооперация не прочь завести каждый свой заповедник этого ценного зверька.

Достаточно сказать, что в таком-то месте видели соболя, как уже зарождается мысль охраны его здесь.

Такое бдительное отношение к охране соболя заставляет серьезно взяться за эту работу. Необходимо создать особый специальный соболий комитет, через посредство которого и только через него смогут быть налажены: охрана соболя в заповедниках, разведение в питомниках, его промысел в разрешенных местах и даже учет продажи его шкурок. Только при самом строгом учете соболя и его текучести может быть налажена охрана этого зверька.

Куница

Этот зверек требует прежде всего тщательного обследования мест его обитания в бассейне Енисея и в случае нахождения, его там несомненной охраны.

Бобр

Терять последнюю надежду на нахождение бобра можно будет только тогда, когда будут обследованы самым тщательным образом вершины обоих Енисеев в Урянхае, хотя последние сведения говорят за полную безнадежность предприятия.

Песец

Охрана песца в виду значительных его количеств в тундрах нашего беспредельного севера и большой подвижности этого зверька может свестись, пожалуй, только к борьбе за более культурный способ лова зрелого песца.

Кляпец должен быть преследуем прежде всего как орудие пытки, а не лова для песца. Разведение в питомниках, где песец особенно должен быть уживчив, явится лучшим способом его эксплуатации, особенно наиболее ценной голубой его формы.

Марал

Считаясь с быстрым исчезновением марала в полосе Сибирской железнодорожной магистрали, необходимо имеющуюся в охотничьем Законодательстве запрещающую границу боя этого зверя на запад от Енисея продвинуть вдоль железной дороги на восток через всю бывшую Енисейскую губернию.

Северный олень

В виду еще возможных захождений северного оленя вдоль Саянских отрогов на север до широт Красноярска, на что имеются некоторые, сбивчивые правда, указания, необходимо объявить их заповедниками в районе полосы железной дороги в пределах бывшей Енисейской губернии.

Сохатый

Показателем истребления сохатого, самого громадного из наших лесных животных, служит отход на север в пределах краевых потоков Енисея в лесной области тунгусских кочевий. 30 лет тому назад сохатый добывался тунгусами и русскими на Ангаре в очень большом количестве. С проведением железной дороги и тракта от нее на Ангару через Чуну и Муру, усилился заход на север, на промысла. Сохатый на Ангаре уже не такое обыкновенное явление. Охота по насту на беременных сохатух целыми деревнями с собаками сильно уменьшила количество этого зверя. За сохатым, ушедшим на север от Ангары, ушли и тунгусы. Во время плавания в 1921 г. по Катанге (Подкаменная Тунгуска) приходилось слышать жалобу тунгусов и русских на выход сохатого на север и здесь. Встречавшиеся в 1908 г. А.А.Макаренко сохатые на Катанге в 1921 г., нами не были встречены, несмотря на почти месячный сплав по этой реке. Истребление по насту зверя настолько велико, что трудно поверить, чтобы один охотник-тунгус по прозвищу русских «Сохатиная смерть», заганивал в весну до 40 зверей, едва успевая снимать с них шкуры, совершенно не используя их мясо. Азарт гона силен. На Чуне в деревне Березовке мы не застали ни одного мужчины, все ушли гонять сохатых.

Охрана сохатого в полосе Сибирской железнодорожной магистрали и запрещение убоя сохатых по насту — вот первоначальные меры охраны.

Косуля

Что касается косули, то количество ее в полосе жел.-дор. полотна также чрезвычайно сократилось. Еще какие-нибудь 30 лет тому назад торгашинские казаки против г.Красноярска через Енисей «возили возами» косуль с ближайшей речки Базаихи. Если теперь здесь после расселения хуторян вглубь хребта встретится охотнику косуля, то это вызывает немало разговоров в среде природных охотников. Отход этого животного на юг несомненен и здесь не лишне подчеркнуть возможность охранных мер его в полосе жел.-дор. магистрали.

Зоологические сады

Как пропаганда идей охраны в культурных центрах Сибирского края необходимо основание зоологических садов с содержанием в них наиболее редких или ценных зверей. До сих пор богатый Сибирский край почти не имеет, кроме Омска, ни одного зоологического сада, где проезжающие по Сибири могли видеть местную живую, не чучельную фауну.

Общество «Друзей животных»

Создавать общества друзей животных необходимо, тем более что неорганизованные такие общества имеют свое начало чуть ли ни в каждой школе в виде так называемых «живых уголков». Такое о-во объединило бы любителей животных и создало бы некоторую плановость в ведении живого уголка школы.

Птицы

Птицы Сибирского края до сих пор не подвергались нигде полному исчезновению в связи с деятельностью человека. Такая даже степная птица, как дрофа, охотно мирится с нарушителем девственного покрова — плугом и скоро привыкает к черной пашне. Обилие водоплавающей и боровой дичи позволяет как будто не бить пока тревогу о заповедности специально какого-нибудь представителя из мира птиц. Недовольству охотников в «переводе птицы» в данной местности может быть положен конец основанием временных заказников для охотничьей дичи, что за последнее время и начинает довольно широко распространяться.

Рыбы

Рыбные богатства Оби и Енисея исключительны по своим качествам. Налицо имеется богатейшее семейство лососевых и осетровых рыб. Что же касается эксплуатации этих ценностей, то она в общем не выдерживает ни малейшей критики. Примитивность орудий и способов лова привели к быстрому понижению количества рыбы в водах Оби, Енисея и их притоков. А.И.Березовский приводит классический пример с осетровыми Ангары. Вместо 77½ тысяч пудов красной рыбы, пойманной на Ангаре в 1897 г. с вывозом в 70 тыс. пудов на продажу вне Ангары, в 1924 году добыто только около 6 тысяч, а недостаток ее для собственного потребления вызвал ввоз извне. Близки к этому озера юго-запада Приенисейского края — Хакасского района. Жалобы рыбаков на сокращение рыбы слышатся со всех водных бассейнов Сибирского края.

Бой на подпорожных ямах и корчагах нерестующей здесь красной рыбы и чира, заездки и езы особенно на горных речках, самоловы на широких плесах и неводьба неокрепшей молоди с выбрасыванием ее на берег, ведут к быстрому сокращению рыбы в сибирских водоемах. Едва ли где по отношению к другим животным так несправедлив человек, как к рыбе. Самый животрепещущий вопрос о сохранении древнего семейства осетровых стоит ребром и также неотложно остро, как и вопрос с соболем у млекопитающих. Места распространения того и другого ограничены и требуют чрезвычайной охраны — заповедности некоторых пунктов. Лов на ямах с большими накоплениями осетровых должен быть прекращен и разрешен только в местах меньших скоплений. Самоловы — это тот же обмет на соболя, только в другой среде и при большом масштабе, расстановки должны преследоваться со всей строгостью закона.

Загораживание рек езами, речек заездками и перегородка «сакмала» должны также преследоваться.

Временные рыбные заказники песков и тоней не будут иметь большого значения. Положение более катастрофично чем кажется и требует более решительных мер на местах нереста рыб Сибирского края.

Как мера предупреждения ловли неполноценной молоди должен практиковаться контроль над величиной ячей рыболовных снастей. Для лучшего подведения баланса все увеличивающегося уменьшения от улова количества рыбы необходима поддержка рыборазводческих хозяйств и подсадка рыбы, особенно в замкнутые бассейны степных озер.

Красоты природы

Эстетические места

«Необозримая лежишь ты передо мною в немом величии страна моя родная» — писал поэт-сибиряк Омулевский о Сибири. Действительно, необозримая Сибирь немого величия представляет полную видовых красот необозримую панораму. Величавый хан - Алтай, дремучие Саяны, сказочно священный Байкал, жемчужина Киргизии — Боровое, героический пейзаж Столбовского заповедника и многие другие действительно прекрасные уголки Сибирского края требуют неотложной охраны. Многие тысячи сибирской молодежи воспитаны в условиях прекрасно могущественной природы, выковавшей в характере сибиряка ценные качества его натуры — стойкость и чуткость. И ни один влюбленный в свою природу сибиряк отмечает наши красоты, их видит всякий заезжий, побывавший хотя бы в одном из указанных уголков края.

Специальные экскурсии в Сибирь и по Сибири с целью поглядеть и увидеть эти красоты уже налицо и развитие их из года в год говорит за действительную ценность поездки.

Несмотря на видимую ценность, у наших эстетических уголков много и, пожалуй, даже слишком много врагов, желающих использовать однажды их материальную основу, главным образом, камень и лес.

Недалеко ходить за примером. Нынешний государственный заповедник «Столбы» в окрестностях Красноярска не раз подвергался нападению вредителя-человека. Тысячи сажен лиственных дров уничтожили гигантские лиственницы. Заготовки железнодорожной строящейся линии оставили пеньковые долины на месте основных насаждений, а тысячи ступенек, сделанных из столбовского сиенита, шоркаются бесконечными тысячами подошв посетителей на лестницах учреждений. Ценность использования однажды утратила в руках каменотеса вечную ценность — красоту формы природы.

Красота природы должна быть охраняема независимо от узкопрактических задач. Нужно помнить, что при общем голосовании об использовании материала с техническими целями силы будут колоссально неравны. Узкие специалисты практической сметки останутся одиночками. Все молодое, чуткое единогласно поднимает руки протеста и заставит замолчать тех, кто посягнул на немое величие.

Завтрашний день человека, утратившего прекрасное в природе, приблизил бы его к его первобытному безразлично-животному состоянию. Американцы давно учли эту грозную возможность, и эстетические заповедники Соединенных Штатов приводят в понятную зависть европейских путешественников.

«Интеллигентская затея», опоэтизировавшая природу в поисках красивого, как ее часто теперь называют, все же верна в своей основе и, если она еще непонятна крестьянину, привыкшему только бороться с природой, то в рабочие массы городов она пустила крепкие корни. В посетителях тех же «Столбов» после учащихся, на втором месте стоит рабочая среда.

Только что вчера проснувшийся крестьянин, шагнувший по-американски быстро навстречу обновленческой заре, не заставит себя долго ждать в вопросе о прекрасной природе и, если за 8-10 лет произошла ломка векового, тысячелетнего сна русского крестьянина, через какие-нибудь 20-30 лет мы не узнаем его, а наиболее интенсивная форма крестьянского хозяйства позволит ему, уже более свободному, здраво взглянуть на эксплуатируемую природу и может быть в первый раз за всю жизнь поколений вдуматься в мировую задачу, разрешив нужные вопросы жизни: отчего и почему. Не за горами всеобщее обучение, когда данная в народ книга поможет ему разобраться в его ошибках. Наша задача — подчеркнуть необходимость охраны эстетических районов и указать формы его проявления. В первую очередь в качестве эстетических заповедников необходимо выделить уже известные в Сибирском крае красивые места, служащие объектом паломничества сибирского населения: Боровое, Чемал и др. наиболее красивые, доступные уголки Алтая, Котлы в окрестностях озера Шира и некоторые Байкальские пейзажи, которым грозит или будет в ближайшем будущем грозить опасность хозяйственного использования.

Столбы

Уже имеющийся первый государственный эстетический заповедник «Столбы» в окрестностях Красноярска, привлекающий к себе внимание России и известный за границей нашего СССР, требует поддержки в расширении его устройства для наибольшего доступа к нему больших масс населения. Имеющаяся уже охрана должна быть усилена. Постройки для посетителей у границ заповедника не вмещают большей части желающих и требуют расширения.

Метеорологическая станция, расширяющаяся за счет Главной Геофизической обсерватории и дающая ценные данные об изучении климата предгорий Саян в условиях ветра и камня и работающая с перебоями, должна быть поставлена на полную работу. Обход границ заповедника является также первоочередной задачей. Субсидия Главнауки и Московского центра в размере 75 р. в месяц совершенно недостаточна, нужна помощь краевой организации.

Помощь необходима и, надо думать, она не за горами.

Курорты

Сибирские курорты, особенно широко развернувшиеся за последнее десятилетие в связи с мировой войной и последствиями голода, привлекают к себе все больший и больший наплыв ищущих лечебной помощи масс.

Несмотря на это, наиболее полное использование курортов не всегда бывает возможно, вследствие того, что владеющее этими курортами население окрестных деревень и сел рассчитывает на них, как на хозяйственные участки и использует их по-своему. Если одно население бережет для «воздушников» бор, то другое рядом уничтожает свой бор, не менее ценный, на дрова.

Кроме того, обращение с курортными благами: минеральный источник, грязь и т.д. самих лечащихся не всегда бывает на должной высоте. Выжигание степи палами и ее засорение понижают ценность производимого на ней кумыса, и сама степь вытаптывается очень частым посещением скота в ущерб населению курорта, особенно поблизости от последнего.

Все вышеприведенные примеры заставляют нас придти к некоторым соображениям охранного характера и здесь. Прежде всего необходимо национализировать места курортов, или, во всяком случае, не допускать окрестное население к хозяйственному использованию их.

Затем на каждом курорте, сообразно с его действующими началами, отвести защитную очень небольшую зону, объявив ее заповедником для сохранения на ней прежнего первобытного состояния природы курорта. Такой участок, огороженный хотя бы примитивной паскотиной, даст в будущем ценный материал для суждения о прошлом курорта и за своей незначительной величиной не скажется ущербом на деле лечения. Кроме того, он будет источником возобновления тех форм растений, животных и лекарственных веществ, которые будут истощаться в использованном районе благодаря вечному присутствию самого пользователя — больного человека.

Ландшафты

Не дожидаясь полного уплотнения Сибирского края на юге от Сибирской железнодорожной магистрали, нужно отнести эту часть в разряд первоочередной охраны, выделив здесь участки наиболее характерных ландшафтов всюду, где идет массовое использование природных богатств, особенно в районах интенсивных земледельческих культур.

Пустившая прочно корни в обработку полевых культур машинизация сделала свое нивелирующее все различия дело. Мелиоративные работы положили начало осушке болотистых мест и приведению к возможности использования безводных пространств степи. Грядущая электрификация с уже появившимися передовыми орудиями глубокой обработки почвы — тракторами докончит этот уравнительный процесс, приведя доступные по климатическим условиям почвы на юг от Сибирской жел. дор. магистрали к беспредельному однообразию американских хлебных полей.

Характерные естественно-исторические особенности природных условий края растворятся в давящей их со всех сторон культуре, унося в потомство легенду о некогда привольных минусинских, туземных кочевьях хакасов, так талантливо 100 лет тому назад воспетых мифическим поэтом Кузьминым.

История требует ответа об исчезнувшей бесследно географии.

Задача сохранить характерные ландшафты стоит остро в нашей программе всего нашего дальнейшего существования.

Выделить ландшафтовые заповедники необходимо.

Научно-промышленная охрана

Сюда относятся, прежде всего, все временные меры охраны типа заказников и практические мероприятия культуры в виде зооферм, фитопитомников, рыборазводства, а также и законодательства, регулирующего аренду, способы и орудия производства лова.

Здесь учтено урегулирование закуп-сбыта, как побочная мера охраны богатств природы, в виде запрещения ввоза в промышленные и промысловые районы орудий, не отвечающих своему назначению, культурной добычи, а также браковка низкопробного неполноценного товара, в виде молоди, подполи и т.д.

Комбинации

Приведенные разделы выявляют насущные нужды заповедничества Сибирского края и дают более или менее исчерпывающую программу действия. Едва ли в природе найдется какой-нибудь пункт конечного разделения прилагаемой схемы, так строго и точно выдержанной. В подавляющем случае это — комбинация охранных признаков, конгломерат объектов охраны в одном и том же районе. Таким образом, раздутость программы только кажущаяся и охрана при желании и умелой постановке ее вполне осуществима.

Проект схемы охраны

Прежние мероприятия охраны

Сводки сведений о прежних мероприятиях по охраны растительного мира Сибири не имеется и опыты в этом отношении, сделанные до нас, остаются для нас совершенно неизвестными или представляют порой неожиданные открытия. Разнобой государственных учреждений охраны в прошлом с общественными и любительскими начинаниями приводили к быстрому концу начатое и неподержанное вовремя дело охраны. Достаточно вспомнить песцовый питомник, основанный по инициативе Бурякова в Дудинке, заказники некоторых охотничьих обществ юга Канского и Минусинского уездов, чтобы стал ясным этот основной недостаток прежнего подхода к охране в пределах края.

Современный подход к охране

Вопрос предполагающегося исчезновения пушного зверя Сибири настолько остр и ясен, что не требует никаких доказательств. Жизнь сама выдвигает его как боевую первоочередную задачу и поставленный в прошлом году во главу угла 1-го Сибирского Охотничьего Съезда и выставки в Новосибирске, а также в повестку 2-го совещания представителей охотничьей кооперации там же, вопрос охраны собрал вокруг себя общественное мнение Съезда.

Однако, несмотря на единогласное признание твердости охранных мер, резолюции Съезда осторожно подходят к осуществлению этой охраны, рекомендуя полумеры в форме заказников. Осторожность сказалась в боязни признать полную заповедность, как меру охраны. В своем докладе Ю.А.Кудрявцев как бы предупреждает, чтобы Съезд отнесся осторожно к организации заповедников на том основании, что «все относительно и ничто не вечно».

Осторожность к «словам, обязывающим к их выполнению», не дала твердой линии Съезду. Охотничий азарт резко подчеркнут этой опасностью — удержаться навсегда от выстрела в соблазнительном заповеднике. Поставить точку над «и» все же нужно и этой точкой, наряду с заказниками, должны быть, конечно, и заповедники.

Схема охраны

Раздающиеся голоса с мест, идущие от первоисточника — промышленника туземца и русского — вообще признание охотничьих мощных организаций на съезде и кооперативных органов совещания говорят за необходимость твердого шага в деле охраны животного мира Сибирского края, а отчеты ГЛО красноречиво говорят за немедленные меры охраны его лесов. Придавая несомненное значение хозяйственности общественных организаций: охотсоюзов, артелей, кооперации и государственному аппарату в целом, приходится все-таки констатировать некоторую однобокость взгляда на охрану природы вышеуказанных организаций. Всюду на первом плане стоит только подлечивающая болезнь, мера временного оздоровления и дальнейшего хозяйственного использования полунакопленных сил.

Дело научной организации — повести корректирование этой основной ошибки. Поскольку человек всей своей деятельностью вносит коренные изменения в естественную обстановку природы, интересы науки в первую очередь требуют немедленной, полной заповедной охраны, контроль которых должен быть в руках научного центра края через его научные организации на местах при полном техническом содействии заинтересованных обществ и организаций. Только при такой постановке дела можно быть уверенным в успехе.

На втором месте должны стоять заказники, более многочисленные формы охраны природы, открываемые на срок по инициативе охотсоюзов, обществ и коопераций, при их непосредственной охране и контроле научно-промышленной организации центра и мест по линии общего учета и целесообразности организации заказника.

Третье место в охране должно быть отведено законодательству, регулирующему: 1) сдачу в эксплуатацию угодий; 2) способы лова и 3) снабжение снарядами лова промышленников и покупку сырья заготовительными органами только в выходном полноценном товаре. Контроль в местах больших заготовок (складах), распределение угодий РИК'ами и др. органами, а также досмотр за способами лова по мере возможности должен быть производим, как обязательная мера, в центрах и на местах под общим руководством и инструктажем специальных научно-промышленных организаций с общей отчетностью перед научно-контрольным центром.. Ни одна разработка не должна быть сдана в эксплуатацию без условий оставления небольшого участка, наиболее типичной ее части, в первобытном состоянии и подлежит отгородке со стороны предпринимателя, оставляя свой след в истории.

Особое внимание законодательства должно быть обращено на сроки охоты и окончательно должен быть решен вопрос о запрещении весенней охоты на территории Сибкрая, как не имеющей никакого промыслового значения и служащей только предметом добычи пищи или удовольствия.

В первом случае она еще допустима как жизненная необходимость в быту исключительного промысловика — туземца и русского, во втором случае это в основе самое ужасное преступление человека в природе — встреча огнем пробуждающегося к жизни молодого, еще не рожденного поколения или летящих из далеких стран пернатых. В весенней охоте лежит 50% нашего неурожая на пушном фронте.

Исполнительным аппаратом по связи может быть союз охраны природы, созданный по типу Всероссийского в Сибирском краевом масштабе. Таким образом и самоконтроль масс через членов Охотсоюза будет иметь свое место в широкой общественности.

Будущей организации охраны природы Сибирского края предстоит нелегкая задача ценного выбора заповедных мест. Согласованность выбора заповедника с условиями охраны, целесообразностью и характерностью места должны быть на первом плане.

О заказниках животных и растений подскажет сама жизнь. С делом охраны нужно торопиться. Пример Франции, опоздавшей в этом смысле и оставшейся при одной разработанной под сельскохозяйственные культуры земле, должен подгонять нас к работе.

Приложенная «Схема охраны природы Сибирского края» содержит в себе ее конструкцию и указывает подразделения до конкретного указания мест охраны.

В основе схемы лежит научное руководство при посредстве постоянного Сибирского комитета по охране природы, действующего на основании инструкции Совета Народных Комиссаров от 23 августа 1926 г. и включающего в себя представителей науки и почти всех Наркоматов. Сибкомитет ведет охрану по пяти различным по типу линиям заповедности: заповедники (охрана раз навсегда), заказники (на определенный срок,), питомник (до зрелого возраста), культурник (источник знания о крае и пропаганда идей охраны местных и неместных организмов), закон (регулятор договора с предпринимателем, способа лова, типа орудия, времени охоты — срока, а также снабжения промышленника культурными орудиями лова и покупку полноценного сырья).

Не являясь исчерпывающей, схема все же является попыткой свести в одно целое, как всю массу объектов охраны в условиях Сибкрая, так точно и дать отправные точки охраны указанием на главные пути следования в этой охране.

Комитет, составленный междуведомственно и объединенный единой идеей охраны, найдет в отдельных отделах схемы точки своего приложения по принципу заинтересованности ведомства.

Самая конструкция охранного аппарата изложена в вышеприводимой инструкции, напечатанной в Еженедельнике Наркомпроса за 1926 г., № 36, § 718, данная же схема есть конкретное указание путей охраны для Сибкрая.

А.Яворский

ГАКК, ф.2120, оп.1., д.184


    

А.Л.Яворский. Охрана памятников природы

Автор: Яворский Александр Леопольдович

Владелец: .Государственный архив Красноярского края

Предоставлено: .Государственный архив Красноярского края

Собрание: А.Л.Яворский. ГАКК

Rambler's Top100 Экстремальный портал VVV.RU

Использование материалов сайта разрешено только при согласии авторов материалов.
Обязательным условием является указание активной ссылки на использованный материал

веб-лаборатория компании MaxSoft 1999-2002 ©