Красноярские Столбы
СкалыЛюдиЗаповедникСпортСобытияМатериалыОбщениеEnglish

"Столбист" № 38

ПЕРСОНА

Чиновник – тоже человек

Каких людей воспитывают Столбы? Наш сегодняшний рассказ об Александре Пузанове – столбисте с сорокалетним стажем, КМС по альпинизму, инструкторе

Ступени

Родился 30 мая 1946 года. На Столбы пришел летом 1962 года. Закончил с золотой медалью среднюю школу, затем КФ НГУ (ныне КГУ). Отслужил армию. Поступил работать старшим инженером в Сибирскую аэрокосмическую академию. Защитил кандидатскую диссертацию. Занимался как научно-исследовательской, так и преподавательской работой. Работал зав. кафедрой КИЦМ. Был членом ученого совета Госкомитета по науке и технике при Совете Министров СССР. За внедрение новых технологий был удостоен медали ВДНХ СССР. Грянувшая перестройка в первую очередь "перестроила" отношение к науке, резко сократив финансирование научно-исследовательских работ. Не порвав с преподавательской деятельностью, Пузанов создает производственно-коммерческое предприятие. Но уже в 1993-94 годах стало ясно, что действующая налоговая политика "работает" явно не на то, чтобы бизнес и промышленность могли нормально развиваться, что движения в экономике не последовательные, законы и указы противоречивые. И Пузанов решает идти в политику, чтобы, используя личный опыт и знания, внести изменения в экономику родного региона. Так он становится депутатом, председателем комиссии по экономической политике и собственности городского Совета. На этой работе Александр Алексеевич действует как мудрый управленец и получает приглашение в краевую администрацию, куда, по окончании срока депутатства в городском Совете, и переходит работать. Теперь А.А. Пузанов – начальник управления топливно-энергетического комплекса Совета администрации края.

Уважаемый работник, примерный семьянин

– Хорошо, ребята, что вы заглянули! – обрадовался Пузанов, увидев нас в дверях.

Рассаживая хлопочет, поит чаем. Оглядываю кабинет. По интерьеру кабинета можно судить о характере его владельца. Кто-то водружает на видное место портрет начальника, кто-то сертификаты и грамоты. У Пузанова в почете горы: вот – Гималаи на закате; вот – Хан-Тенгри на рассвете. Значит, именно с этими фотографиями хозяину кабинета приятнее жить. А, судя по всему, времени здесь А.А. Пузанов проводит не мало. Прислушиваюсь к разговору.

– Приехал вчера домой. Мои уж легли. Хотел руки вымыть – воды нет: ни холодной, ни горячей. Ну, думаю, я вам задам, дожился, у начальника управления ТЭК воду отключили! Тут жена из комнаты выходит и говорит, чтобы я на кухне умылся. А в ванной воды нет, потому что она стояк перекрыла – сантехника бунтует. Ну, не ночью же ее чинить! А с утра – на работу пора. Ну, как-нибудь сама справится – не впервой.

Вот оно как, значит, живут большие чиновники! Время – только на работу. Интересуюсь, как Александр Алексеевич проводит свой отпуск.

– Да я в отпуске летом три дня был! Позвонили: иди, работай, – говорят. Надо куда-то подальше уезжать, чтоб не достали.

– А поехали с нами! Мы планируем летние сборы в "Талгаре" провести, – говорит Сенашов, – ты "Талгар" помнишь?

– Помню ли я "Талгар"?! "Талгар"! Это был мой самый посещаемый альплагерь. Хорошо бы, конечно, было бы съездить! А, может, и получится...

Родом из детства

– Александр Алексеевич, – интересуюсь я, – а занятия спортом не мешали Вам?

– У меня хорошая школьная подготовка была. В университете почти не нужно было учиться, автоматом все пятерки получал. Хорошо писал шпаргалки. И альпинизм нисколько не мешал. А потом юношеская жизнь прошла, появились взрослые проблемы, съездил я еще сколько-то раз и завязал с горами. Вот на Столбы только и выбираюсь.

– Но, тем не менее, альпинизм свой отпечаток наложил?

– Я думаю, что благодаря альпинизму я выработал у себя навыки общения с людьми, коммуникабельности. Научился подавлять свой эгоизм, преодолевать жизненные трудности. В детстве я был застенчивым, замкнутым человеком. Благодаря занятиям альпинизмом я понял, что человеку необходимо выработать динамические стереотипы поведения, чтобы в экстремальной ситуации действовать автоматически. В какой-то мере выработка динамических стереотипов поведения нужна и в общении людей, в том числе и для политиков. Например, в любой ситуации нужно оставаться самим собой, даже когда тебя провоцируют на какие-то дурные, несвойственные тебе поступки. У меня выработалась привычка гасить скандалы и не давать себя в них втягивать, находить оптимальные решения, чтобы обе стороны были удовлетворены.

– А в альпинизм Вы пришли через Столбы?

– Конечно. Мне 16 лет исполнилось, когда наша семья переехала в Красноярск, мы с братом прослышали о Столбах и решили посмотреть на это чудо. Сразу предупредили родителей, что идем с ночевой. Походили вокруг скал, – ничего не поняли. А уже вечер наступил. И тут мы подошли к костру. Оказалось, что это Абреки. И нас ночью стали водить по Столбам. Для первого раза – ночью лучше всего лазить (темно же, ничего не видно). Залезли на Первый Столб, затем — на Второй. Потом сидели у костра, слушали страшные рассказы о том, что бывает на Столбах. Мы были пацанами, а там были взрослые дяденьки лет 23. Через неделю пошли на Столбы снова. И не зная ходов, за один день, залезли на Первый Столб, Второй, Митру, Перья. На Перья залезли Огурцом, попрыгали с Пера на Перо. В тот день мы превратились в начинающих столбистов. Потом я поступил в университет. На Столбы стал ходить постоянно. Правда, не очень мы жаловали Культурные Столбы (Центральный район заповедника. – Прим. авт.) – шпаны там много, к девкам пристают. Не заступаться – стыдно, заступаться – морду набьют. А, думаем, пошли дальше. А дальше: Манская Стенка, Баба, Крепость. Дошли до Развалов, сказали: "Мы здесь будем жить!". И прожили на стоянке БИФ несколько лет. Потом под склонами шестого и седьмого Развалов построили землянку. Название наша компания не имела, а ходили разные личности: Саша Хороших, Боря Дорогов, Слава Трутнев, Саша Аронов, Вик Васильев...

– Александр Алексеевич, а почему прозвучали только мужские имена? Девчонки не вносили ничего существенного, или они просто не задерживались в коллективе?

– Девчонок было много, и активность они проявляли хорошую, особенно в ночное время, и как постарше стали. В первые же зимние каникулы на первом курсе пошли мы, человек 15, в пеший поход по недостроенной еще трассе Абакан – Тайшет. Две недели пешкодралом. В мороз. Ночью -43°. Просыпаешься, а рядом с тобой в спальнике девушка и не можешь ей голову помочь поднять – от дыхания ее длинные волосы примерзли к снегу. Шарф от дыхания покрылся ледяной коркой... Потом зубы чистили в прорубе.

Были у нас, в университетской секции, и другие развлечения: сплавы по Мане, поездки на Кавказ, в Азию. В октябре, 29 числа, в день рождения комсомола, проводили массовое восхождение на Первый Столб. Собирались под Третьим Столбом, где висит мемориальная доска. Поскольку я был руководителем комсомольской ячейки, я двигал речь с вершины Третьего Столба, поздравлял вновь прибывших на Столбы первокурсников, второкурсников. После этого бросали клич: "Все на Первый Столб!". Поднималось человек 70-80, остальные оставались у Слоника и наблюдали за героями. Однажды случай такой был. Спускаемся, значит, мы по Колоколу. И вдруг на катушке Сережа Субботин поскользнулся и полетел вниз. А Боря Дорогов бросился его поддержать, да как-то неудачно. И оба они ба-бах! Гвалт сразу смолк, только снизу: бух, бух – два удара тел. И толпа от Слоника бежит к подножью, к тому месту, которое нам не видно. И тут какое-то чувство появилось, хоть и помочь ничем не можем, но захотелось просто бухнуться вслед. Но благодаря чему-то панику удалось прекратить. Я заорал: "Стойте все на своих местах!". Потихоньку организовали спуск новичков. Спустились. Смотрим: большой камень внизу, с одной его стороны Борька лежит, с другой – тот парень. Парень немного головой ударился, а у Борьки на ноге сухожилие повредилось. В общем, все нормально. А что бы было, если бы оставшиеся 50 человек сели на пятые точки и скатились?!

Были еще развлечения. Например, интересно было какую-нибудь девушку "загнать" на новый, еще не чищеный ход и оставить ее там. И если девушка начинала плакать, то в ее честь этот ход называли, допустим, "Тамарины слезки".

– А если серьезно, как Вы считаете, нужно ли женщинам заниматься экстримом, и какой должна быть идеальная альпинистка?

– Ну, прежде всего, она должна быть влюблена в альпиниста, и также любить горы. Любая женщина может стать идеальной альпинисткой, если сложатся соответствующие сочетания ее душевных качеств и качеств окружающих ее людей.

– Пожелание молодежи, читателям вестника, членам клуба "Столбист"?

– Пускай будет как можно больше людей членами. Настоящими, полноценными членами, а не просто так.

Записала Юля БУРМАК


Фото 03: Фото Петра Никютика. Вершина Корона. 4А

Rambler's Top100 Экстремальный портал VVV.RU

Использование материалов сайта разрешено только при согласии авторов материалов.
Обязательным условием является указание активной ссылки на использованный материал

веб-лаборатория компании MaxSoft 1999-2002 ©