Красноярские Столбы
СкалыЛюдиЗаповедникСпортСобытияМатериалыОбщениеEnglish

"Столбист" № 38

Человек, который ходит по воде

Завершилась очередная одиночная экспедиция В.П. Коханова. На этот раз путешественник пересек по льду крупнейшее в мире озеро Байкал. За 23 дня пешком, на лыжах или на ледовых кошках Валерий преодолел более 700 километров

Валерий Коханов

МСМК по альпинизму, "Снежный барс", многократный чемпион СССР и России, восходитель на Эверест, МС по скалолазанию, спасатель международного класса МЧС России, кавалер ордена "За личное мужество" и медали "За спасение погибавших", участник Трансполярной арктической автономной лыжной экспедиции "Россия – Северный полюс – Канада".

Озеро Байкал

Самое крупное в мире, древнее озеро Байкал с площадью водной поверхности в 31500 км2, длиною в 636 км и шириною до 79 км образовано мощны­ми тектоническими процессами, проходившими 25 миллионов лет назад. Максимальная глубина Байкала достигает 1637 м. Где-то там, на глубине по­лутора тысяч метров, в разломе земной коры, продолжается "борьба" за устойчивое равновесие между магмой и твердой земной корой, поэтому на Байкале регулярны землетрясения.

Подготовка

Трансбайкальский переход Коханова уникален, сведений о подобных путешествиях, а тем более одиночных нет.

При подготовке экспедиции особое внимание уделялось безопасности путешественника. На случай встречи с волками или медведями Валерию советовали захватить в дорогу оружие: дробовик или пистолет. Но наш земляк считает, что "в походы нужно ходить с чистым сердцем и доброй душой". Для экстренного случая предназначалась ракетница.

Путешественник имел возможность регулярно связываться с "землей" с помощью спутникового телефона.

Была изготовлена палатка повышенной ветроустойчивости, а также экипировка для путешественника (в качестве утеплителя вместо пуха применялся синтетический материал тинсулейт).

Во время перехода использовались деревянные лыжи с металлической окантовкой, а также специальные трекинговые ботинки, благодаря которым лыжи можно было легко менять на "кошки".

Рацион питания во время экспедиции состоял из высококалорийных продуктов с большим содержание жиров. Суточная норма – 1 кг сухого вещества, калорийностью в пределах 5000 ккал (вес груза на старте – 64 кг). В состав были включены сублимированные продукты – картофель пюре, гречка, рис, макаронные изделия быстрого приготовления, мясо прессованное, колбаса сырокопченая, сало соленое, рыба, оливковое масло, шоколад, карамель, халва, сухое молоко, пакетированный чай и кофе, галеты, печенье, изюм, ку­рага, чернослив, орехи и сублимированные овощи: капуста, морковь, лук.

Начало пути

(заметки друга – Александра Кузнецова)

К первоначальной точке трансбайкальского перехода из Красноярска мы с Валерием отправились 9 марта. Загрузив в вагон баулы, лыжи, санки и заняв при этом пять мест, мы порадовались, что путешествие, наконец-то, началось (самое сложное во всех экспедициях – это выехать из дома).

В полдень следующего дня в Слюдянке Валерия, а значит и меня, встречал весь иркутский МЧС. Ребята погрузили вещи в машину и доставили нас на базу, расположенную на берегу Байкала. Два дня Коханов занимался подгонкой снаряжения, упаковкой продуктов. Проверял ход лыж на льду. Делал он это с утра до вечера, периодически задавая мне вопрос, не жалко ли мне его. Мне его было не жалко.

Пока Валера готовил себя в далекий путь, я сделал открытие: в Байкале водятся креветки. Честное слово. Нас спасатели угостили мороженой рыбой, голомянка называется. Размером с кильку. Ею раньше местные жители собак кормили, пока на берег не ступила нога "нового русского". Кто-то из искушенных любителей морепродуктов попробовал голомянку и обнаружил, что она по вкусу ничуть не отличается от креветок. Подтверждаю, это так. К слову, голомянка – живородящая рыба.

12 марта из Слюдянки приехали телевизионщики, представители мэрии, собрались туристы, местные школьники и радостно проводили нас в путь. За спиной Валерия, кроме рюкзака, на веревочке скользили сани с 50-килограммовым грузом. Я шел с легким рюкзачком (лыжи мне дали иркутские спасатели) и наблюдал, как Коханов вживается в природу Байкала. А красота там кругом ошеломляющая: несмотря на окружающие горы, простор чувствуется неимоверный. Байкал действительно место особенное. Я ощутил себя словно в сгустке неведомой энергии.

Чтобы ходить пешком по льду, толщина его должна быть не менее семи сантиметров. На лыжных палках, которыми пользовался Валера в этом путешествии, штычок как раз такой длины. Это необходимо для безопасности. Там, где из отверстия, пробитого этим штычком, появляется вода, идти нельзя. Под нами была основа не менее 30 см. Ровные поля перемежались битым смерзшимся льдом, торосами. Там, где снега не было, лед был ошеломляющей прозрачности. Впечатление такое, что лыжи скользят по воде. Идем молча, и у меня возникает ощущение единения с природой. Я ее частица, такая же, как она. Тебе никто не поможет, поэтому нужно жить в одном ключе с ней. Валера потом со мной поделился, что тоже так мыслит. А может, это я мыслю, как он. Он сказал, что, когда идешь совсем один, нужно мысли и чувства привести в порядок. И думать о хорошем, и зла ни на кого не держать, стараться не принести природе вреда, и тогда она тебе поможет.

За пять часов мы прошли 17 км. Поставили палатку. Когда зажигаешь примус, а их Коханов прихватил два – бензиновый и газовый, в ней становится тепло. Правда при этом возникает другая опасность – может подтаять лед, низвергнув нас в полуторакилометровую бездну Байкала. Шучу. Кружка чая, гречневая каша быстрого приготовления, два кусочка сала, три конфеты и две галеты – таков был наш ужин. Проглотив его, мы постарались уснуть.

А ночью началась... канонада. Трещал лед. Ощущение, словно он трескается со всех сторон и под палаткой тоже. Жутко. И вот тут мне стало жаль моего друга Коханова, которому предстояло слушать эту канонаду много ночей подряд.

А утром был восхитительный восход. Выпив чаю и сфотографировав Валерия, я пустился со всех ног в обратный путь. А Валера пошел дальше.

Поход
(воспоминания путешественника)

Байкал – живой организм. Особенно это ощущается ночью. Вдруг вокруг начинает трещать, лопаться, булькать. По палатке проходит вибрация. Чувство такое, что сейчас лед разверзнется и тебя поглотит байкальская пучина. Но я знал об этой особенности Байкала: читал, спрашивал, так что засыпал под "канонаду" спокойно.

В первые дни перехода дневная температура была на удивление теплой (до +8°С днем), а ночью t понижалась до -30°. Кроме того, в этот период часто мела низовая пурга, а на третий день выпала месячная норма снега. Плюсовая температура сделала снег достаточно сложным для продвижения на лыжах, поэтому часто приходилось идти без них. На протяжении всего пути часто встречались становые щели, шириной от 0,5 до 2 м, преодоление которых требовало определенного "ледового" опыта" и специального снаряжения – "кошек". Максимальный путь, пройденный за день – 42 км. Рабочий день начинался в 9 утра, а заканчивался в 7 вечера.

На Байкале постоянно дует култук – ветер с юга. Я это знал, и когда готовился к переходу, маршрут проложил с юга. Ветер меня подгонял. Но получалось, что он дул не всегда в спину, а чуть в бок. И передвигаться приходилось галсами. Зато, когда совпадали наши направления, да еще лед был гладким как зеркало, я просто садился на сани и рулил лыжными палками. Классно. Как на моторе.

Когда шел снег, приходилось идти по компасу и карте. Очень необычные ощущения, как будто находишься в банке с молоком.

Идти было тяжело, но восторг от картин, которые менялись каждое мгновенье, смывал усталость, словно эликсир жизни. В одних местах прозрачность льда открывала бездну, в других лед походил на стопочку смерзшихся блинов. А какие восходы, закаты – краски, как на рериховских полотнах. Нет таких слов, чтобы передать их красоту.

Однажды, когда я шел по торосам, произошел такой случай. Сани часто переворачивались. Приходилось останавливаться и возвращать их в нормальное положение. Вдруг почувствовал, что я не один. Замер, внимательно осматриваясь вокруг, увидел его. Белек был желтовато-белый и сливался с поверхностью льда, его выдавали лишь черные усы и бусинки глаз. Но если бы он не шевельнулся, я бы прошел мимо и не заметил его. Видимо, мое присутствие напугало малыша. Он выполз из ледяного разлома и быстро, как мог, на брюхе, цепляясь коготками передних лап за лед, поспешил прочь. Такой смешной, неуклюжий и очень трогательный. По льду нерпы бегать не могут, их стихия – вода. Я осторожно обошел детеныша нерпы, сделал несколько снимков, и мы расстались.

Позже, когда я встречался с рыбаками и жителями побережных селений, мне попадались и нерпятники. Они спрашивали, видел ли я нерп и где. Я никому не рассказал о своей встрече с бельком. Но охотники и без меня знают, где лежбища беззащитных животных. Промысел ведется при помощи дубинки. Выбравшегося на солнышко малыша бьют по голове. Промысловики свою жестокость объясняют необходимостью выживания. Своей, конечно.

Встреча

Экспедиция успешно завершилась 4 апреля в 14 часов 19 минут в Нижнеангарске. Встречали Валерия хлебом-солью. Причем дважды. Первый раз по-настоящему – с баней и водкой, второй раз – на следующий день, когда приехали журналисты. Вид у героя был самый многострадальный.

Планы

Коханов мечтает о трансантарктической экспедиции. И она может уже стартовать в ноябре 2002 года, если найдутся спонсоры. Еще думает организовать выставку фоторабот, сделанных во время своих путешествий. "Вот только, – шутит он, – нужно к имеющимся портретам белых мишек и нерп добавить фото пингвинов и других обитателей Антарктиды".

Юля БУРМАК

Фото Александра Кузнецова и Валерия Коханова

В статье использованы материалы газеты "Красноярский рабочий"


Rambler's Top100 Экстремальный портал VVV.RU

Использование материалов сайта разрешено только при согласии авторов материалов.
Обязательным условием является указание активной ссылки на использованный материал

веб-лаборатория компании MaxSoft 1999-2002 ©