Красноярские Столбы
СкалыЛюдиЗаповедникСпортСобытияМатериалыОбщениеEnglish

"Столбист" № 37

БАЙКА

Бедный Боря

На верхние Акташские ночевки опускался вечер. Последние лучи солнца вспыхивали на снежниках Дугобы. Наша компания, сбор спортобщества "Труд", коротала время за чаем, рассевшись вокруг здоровенного плоского камня. Кто-то мурлыкал под нос песенку, кто-то беседовал "за жисть". Но, вдруг, вскочил Середа и стал из-под ладони всматриваться в сторону перевала.

- Кто помнит, какая у Шлепкина шапочка? - спросил Володя с тревогой в голосе.

- Да, кто его знает, какая у Толи шапочка! Да и откуда ему здесь взяться? Ведь они с Борей Львовичем ушли под маршрут, и сейчас, должно быть, далеко отсюда.

Но Середа не ошибся - возвращались наши ребята. Только Шлепкин, вообще без шапочки, сгибаясь тащил на себе два рюкзака, а в шапочке из белых бинтов шел Боря.

А произошло вот что. Боря на узкой, крутой тропе, споткнулся и, не удержавшись, грохнулся головой на осыпь. И еще сверху по голове получил тяжелым абалаковским рюкзаком. Острые, как бритва камни, чуть скальп ему не снесли. Шлепкин вытащил Львовича на тропу, оказал первую помощь и повел вниз.

Боря, мужик здоровый и терпеливый, дошел сам. А, вот, как дальше быть? И стемнело, и здоровье все вышло вместе с кровью, пропитавшей бинты. Выход остался один - разворачивать полевой госпиталь. После врачебного осмотра наши эскулапы (а у нас их, слава Богу, двое - Галка Килижекова и Андрюша Осадчий) дали заключение: требуется операция, и срочно. А нет ни стола, ни простыней, и света уже не хватает на то, что бы разглядеть что-то под ногами, а что там у Бори в голове и подавно. Команды следуют одна за другой: "Готовьте отдельную палатку", "Конфисковать спирт!", "Соберите все фонари", "Живее, живее!".

И вот все готово к операции. Борю уложили на спальники в самой отдаленной палатке. Вспыхнул десяток фонарей - все, что имелось в наличии, да еще несколько одолженных у других участников лагеря. Для чего нужны фонари, не распространялись - информация о ЧП не для посторонних ушей, тем более, что в лагерь с контрольной проверкой нагрянул уполномоченный управления альпинизма. Вот его-то уши - самые, что ни на есть, чужие.

Наши хирурги уже приступили. Обработали израненную поверхность спиртом, которого, несмотря на жесткую конфискацию, мало. Он только для операции. Для обезболивания и внутренней анестезии не нашлось даже сорока грамм. Бедный Боря. Для него только одно - совет в дружеском тоне: чтобы никто не пронюхал о его белой шапочке, даже если будет очень больно, - молчать и не шуметь.

Еще совсем недавно Львовичу пришлось сниматься в одной из главных ролей в документальном фильме "Шесть сигналов в минуту". Об этом у Бори остались самые теплые воспоминания: "Лежу себе в акье (носилки для транспортировки пострадавшего - прим. ред.), любуюсь природой, под боком бутылки с холодным пивом...". А сейчас все по-настоящему: под боком, на чистом полотенце, холодная сталь хирургических инструментов.

Андрей в первую очередь обработал крупные раны. Боря терпит. Теперь самое сложное - удаление инородных тел - под кожу набилось много мелких камней. Осадчий орудует пинцетом, как гвоздодером: раз - откидывай! два - откидывай! А каково приходилось Боре! Ни звука с его стороны! Только раз (Андрей, видно, его достал вместе с камнем) выгнуло Борю всего, закрутил он ногами невидимые педали, и все.

Обработка, зачистка закончились. Боря остался без сил, эскулапы тоже. Но свежие бинты на ранах, свежий, крепкий чай сделали свое дело - Львович уснул, с ним рядом прикорнул дежурный мед. брат, а доктора по своим палаткам - им тоже досталось.

Кончилась эта история так. Встретились все-таки Львович с уполномоченным на узенькой дорожке. Живой, энергичный еще старичок просемафорил Боре рукой.

- Что это у Вас?

В голове у Львовича мгновенно выстроилась стройная версия:

- Во! - он вытянул вперед руку, показывая инспектору часы, стекло которых, раздолбанное вдоль и поперек, неизвестно как еще держалось в корпусе.

- Что Вы мне часы суете! Я про голову спрашиваю. Что у Вас с головой?

- Да я же то и говорю, что голова-то от часов. Вот разбиты все. А где?

- Ну и где? - взгляд уполномоченного уперся в честные Борины глаза. А тот уже не останавливаясь развивал тему.

- На неделе спустились в город отдохнуть. Ну, зашли пивка немного выпить. А тут местные подваливают. И за наш столик. Один кружку на стол хряк, да только вместо столика мне на часы! Стекло вдребезги, я к нему с претензиями, а он мне той же кружкой в лоб. Тяжелая кружка, с пивом.

Уполномоченный заинтересованно посмотрел на Львовича.

- И что дальше?

- А, вынесли этого гада. С нашей стороны все чисто, ни протоколов, ни объяснительных только, вот, пришлось забинтовать царапину.

- Откуда родом?

- Из Красноярска

- Молодец. Держи марку. - Пробормотал уполномоченный. - Продолжайте мероприятие.

(Кстати, в том же году Боря взошел на первый свой семитысячник - пик Ленина - прим. ред.).

Владимир ОЛЕЙНИКОВ, г. Ачинск

 


    

Вестник "Столбист" № 37. 2001 г. Владимир Олейников. Бедный Боря

Автор: null

Владелец: Бурмак Ульяна Викторовна

Предоставлено: Бурмак Ульяна Викторовна

Собрание: Столбист № 37

 Люди

Львович Борис

Середа Владимир Александрович

Шлепкин Анатолий Константинович

Rambler's Top100 Экстремальный портал VVV.RU

Использование материалов сайта разрешено только при согласии авторов материалов.
Обязательным условием является указание активной ссылки на использованный материал

веб-лаборатория компании MaxSoft 1999-2002 ©