Красноярские Столбы
СкалыЛюдиЗаповедникСпортСобытияМатериалыОбщениеEnglish

"Столбист" № 35

АЛЬПИНИЗМ

Зимний…

Прошло 15 лет со знаменательной даты отечественного альпинизма – первого зимнего восхождения на пик Коммунизма (7495 м)

К 16 января 1986 года в г. Ош собралась элита отечественного альпинизма со всех альпинистских центров СССР (Москва, Ленинград, Алма-Ата, Донецк, Харьков, Крым, Екатеринбург, Душанбе, Ташкент…, непременно и Красноярск). От нашего города было двое: Сергей Антипин и автор этих строк.

Неординарность восхождения заключалась не только в том, что это было первое зимнее восхождение на высшую точку СССР, но и первый этап отбора во вторую Гималайскую экспедицию (Канченджанга, 1988 г.). А для любого альпиниста-высотника Гималаи – это Мекка, цель жизни и сверхзадача-эксперимент над собственным организмом. Я уверен: все были проникнуты значимостью момента, тем более "неприкасаемых не было" и было обещано, что в Гималаи поедут сильнейшие. Именно поэтому выбранная тактика восхождения была не характерной для школы советского альпинизма – тотальная осада горы (такую тактику выбирают часто китайские, японские экспедиции). Для отечественного альпинизма цена человеческой жизни ставилась значительно выше амбиций и чаще всего соблюдался принцип безаварийности. Экспедиция 1986 г. идет в разрез этим принципам: гору нужно было взять любой ценой, не смотря на жутчайший холод (t выше 6000м не превышала -460); гипоксию (нехватка кислорода), сжатые сроки (на всё, про всё 30 дней).

В те годы пресса не так открыто писала о всех трагедиях, ЧП и несчастных случаях, поэтому показательно то, что написано в первом репортаже "Советского спорта" от 9.02.86: "То, что происходит сейчас на пике Коммунизма, – подвиг в мирное время. У редакции нет точных, исчерпывающих сведений с Памира. Хриплый, прерывающийся голос рации доносит до нас лишь обрывки информации. Связь с ледником Москвина через Душанбе и Ош в зимних условиях затруднена. Но даже из имеющейся информации мы догадываемся, что покорение такой вершины в зимнюю непогоду дается с огромным трудом, ценой больших усилий, дорогой ценой. Все тут очень сложно, сложнее, чем предполагалось, наверное, чем мы можем понять из скупых сообщений. Горы не сдаются без боя. Особенно зимой…" Этот репортаж написан так неопределенно, хотя первая группа была на вершине уже 4 февраля (около 17 часов по местному времени): В. Балыбердин, Г. Василенко, А. Москальцов, Ю. Разумов; М. Туркевич; В. Шопин, Ю. Янович. А на спуске ребята схватили холодную ночевку. Выжили, но сильно обморозились. 7 февраля еще 10 человек взошли на вершину ( среди них – красноярец С. Антипин). А еще было 7 узбеков из экспедиции Эльчибекова. В итоге 24 человека побывали на высшей точке СССР. Но "за кадром" осталась самоотверженная работа и тех, кто по разным причинам не был на вершине. Это и С. Бершов, и Ю. Голодов, и В. Шкарбан, и Э. Липень. Вернулся из-под вершины и я. И от этого возвращения до сих пор двоякое впечатление: если б не вернулся, был бы, наверняка, одним из самых помороженных, а это ампутации, неопределенность будущего… Но об этом тогда не думалось, очень хотелось наверх, и только благодаря категорическому приказу В. Хрищатого вернуться – ушел. Тогда я его ненавидел, сегодня – благодарен!

Горя и трагедий было предостаточно: двое погибли, практически каждый, кто работал выше 6000 м – обморозился, а у каждого четвертого из экспедиции – ампутация. Все это грустно, но таков суровый вид спорта – альпинизм! Не готовы мы были к другому – до сих пор по достоинству не оценено это уникальное восхождение отечественной школы горовосходителей. И второй грустный итог – с той экспедиции началась давка, именно давка, звезд и молодой элиты, рвущихся в Гималаи.

Оглядываясь на события 15-летней давности с позиции нынешнего опыта, считаю, что организовали и провели первую экспедицию на зимний пик Коммунизма из ряда вон плохо. Все руководство – московское: Зыбин, Иванов, Путрин, Черный… (а как известно, москвичи не очень щепетильны к проблемам и трудностям своих подопечных и подчиненных). Собрали нас в Оше и особенно не интересовались какое снаряжение у кого есть – что привезли, то и хорошо. Заброска в Дараут-Курган, а затем на ледник Москвина была по принципу "кто готов, тот и летит". С самого начала работы, на горе не была прекращена давка и гонка – каждому хотелось первым взойти на пик Коммунизма зимой (войти в историю). Возьму для сравнения, базировавшуюся рядом, экспедицию ленинградцев под руководством Л. Трощиненко и Г. Чуновкина, которые в тех же условиях сходили успешно на пик Корженевской (7105 м). Без ажиотажа. Без давки. Ни одного обмороженного или больного. На вершину поднялись 18 человек.

Можно еще долго перечислять недостатки в организации и проведении той экспедиции, но хочу остановиться на другом: люди. Испытатели-высотники – они, как родственники: так не похожи, ярко индивидуальные и все же чем-то неуловимо близкие друг другу. Все характеры выкованы годами трудных походов, народ основательный, надежный телом и духом. Словом: альпинисты-ассы. И какие бы трудности не ставили перед такими людьми горы и обстоятельства рядом с сильнейшим  Балыбердиным,  надежным  Хрищатым, балагурным Туркевичем, рациональным Виноградским, рассудительным Першиным любой альпинист-высотник чувствовал себя сильнее. Горный спорт выковывает для жизни кремневых людей – закаленных, выносливых, бесстрашных. Альпинизм не умещается в привычные спортивные рамки. Восходители сродни таким людям, как полярники, космонавты, океанологи. По-настоящему греет им душу и веселит сердце только одно – поединок со стихией гор. "Альпинизм находит свое оправдание в людях, которых он создает, в своих героях" – сказал как то французский альпинист Люсьен Деви.

И все-таки, очень дорогую дань берут горы, выбирая лучших из альпинистской элиты. Вспоминаются их имена начиная с тех, кто остался там, зимой 1986 года навсегда – Валерия Анкудинова и Николая Калугина… Я хорошо помню своих друзей-альпинистов, работающих в горах бок о бок со мной на Зимнем Коммунизме, а затем не вернувшихся с гор… Валера Хрищатый, Витя Шкарбан, Гриша Луняков, Зинур Халитов, Гена Василенко, Леша Москальцов (да и Володя Балыбердин погиб в движении) – все они частичку себя, своего участия отдали нам, живущим и помнящим их, настоящих друзей-альпинистов, родственников по духу.

Владимир ДЮКОВ

Фото 02: Сергей Антипин. Снимки А. Кузнецова и В. Машкова


Rambler's Top100 Экстремальный портал VVV.RU

Использование материалов сайта разрешено только при согласии авторов материалов.
Обязательным условием является указание активной ссылки на использованный материал

веб-лаборатория компании MaxSoft 1999-2002 ©