Красноярские Столбы
СкалыЛюдиЗаповедникСпортСобытияМатериалыОбщениеEnglish

"Столбист" № 5 (29)

Падение с Эвереста

1970 г. Японская горнолыжная экспедиция: 34 участника и 800 носильщиков. Юхиро Миура спустился на лыжах и с парашютами с Южной седловины в Западный Цирк (200 м). Спуск длился менее двух минут

…Пожалуй, это началось в 1964 году в Италии, когда на традиционных соревнованиях на установление абсолютного рекорда скорости Миура достиг скорости 171 км/час и оказался шестым. Там он трижды подал. Каждый раз репортер восклицал: "Миура еще жив!". После финиша Юхиро Миура поверил в свою судьбу.

Три года готовился японский горнолыжник к спуску на лыжах с Эвереста. Он начал тренироваться. Изменил привычки в еде. Жене позволялось ставить на стол только фрукты. Мяса и даже риса он больше не ел. В течение двух недель он сбросил десять фунтов. Дальше – больше... "Но я постоянно мерз. Был вынужден перестроить питание. Рыба, орехи, снова мясо...". Тренировочная экспедиция в Гималаи: б/лагерь, восхождение – и трагедия, которая едва не привела к краху. Лавина! Погибли восемь шерпов.

5 мая 1970 года. "Ветер на Эвересте сегодня не такой противный – мне приходится только иногда сопротивляться его шквалам. Поступают точные и требовательные команды из приемника, который вмонтирован в шлем. Шлем – это каска пилота с замками безопасности. Она должна сохранить мою голову целой и невредимой. Наша камера должна действовать при минус десяти. Она отказывает. Оператор отогревает ее под рубашкой… Канты лыж я славно наточил, они похожи на лезвия бритвы. Наконечники палок подобны острию копья. Уклон ледовой трассы 45 градусов. По моим расчетам, через 6 секунд после старта я достигну скорости более 170 км/час. Если мой парашют не раскроется спустя 7 секунд, тогда я не только побью мировой рекорд скорости на горных лыжах, но и всего себя. По этой ледовой стене даже не пытались взбираться альпинисты. Она опасна, но я попробую съехать именно здесь. Скалы торчат изо льда, ветер гонит наверх снежные вихри – обзор местности не вселяет в меня мужества, однако я не боюсь. Я стартовал во многих гонках, в том числе и в нескольких смертельно опасных. Там я овладевал искусством подавлять неприятные чувства. "Смерть – это может со мной случиться?" Для такого вопроса у меня сейчас нет времени. Я пуст, готов на все.

Старт. Ветер в лицо. Ветер, который вызываю сам, своей скоростью. Ветер становится твердым, как стена. Еще мгновение, и парашют раскроется. Лед под ногами. Трещины, канавки, между ними камни. Канты лыж остры, как два самурайских меча, а острия палок совершенно бесполезны на этом льду, так он тверд.

Я не могу остановиться. Тормозить? Безнадежно. Я тяну за лямки парашюта. Но ветер дует сзади, в парашют, деформирует его. Меня раскачивает из стороны в сторону, как куклу в руках ребенка. В душе крик: парашют совершенно бесполезен. Внезапно меня бросает на грохочущий под лыжами стеклянно прозрачный лед. Теперь у меня нет ни малейшей возможности выбраться на одну из запасных трасс, где бы я мог затормозить.

Я полностью потерял контроль над движением. Я как камень, падающий с ледовой стены. Лыжи сорвало с ног. Больше нет возможности даже пытаться тормозить. Еще десять секунд – и меня сбросит с края глетчера в темную голубизну пропасти...

Я жив и в сознании. Лежу лицом вниз, вытянувшись на камнях во льду. Щель, гигантский зияющий провал, – в нескольких метрах от меня. Я должен потрясти головой, два или три раза стукнуться шлемом о лед – только так убеждаюсь: жив. Радость переполняет меня. Пробую ботинками хотя бы слегка зацепиться за лед. И тут в шлеме крик: "Не двигайся, Юхиро, пожалуйста, не двигайся". Вскоре вижу трех друзей и двух шерпов. Они прокладывают путь ко мне через ледовое поле".

Материал подготовила Юлия БУРМАК


ЕСТЬ МНЕНИЕ

Называйте вещи своими именами

Май. 36 лет назад проведены первые соревнования на приз Евгения Абалакова. И вот каждое лето проводятся эти старты. Но какими они стали! По внешнему виду они напоминают ярмарку, рекламирующую разнообразный товар, а по содержанию – цирковой балаган, где участники болтаются на веревках, не соблюдая никаких правил скалолазания.

Мне хочется узнать имя того спортивного деятеля, который додумался назвать это скалолазанием.

Как могли красноярцы допустить, что матчевая встреча по СКАЛОЛАЗАНИЮ на приз нашего земляка ЗМС по альпинизму Е. Абалакова стала проводиться на стендах. Мы столбисты, скалолазы, альпинисты должны предохранить от позора имя нашего прославленного земляка. Пусть стендовые лазания не проводятся как соревнования по скалолазанию. Нужно называть вещи своими именами.

Виктор РУБАНОВ
Ветеран войны

Фото 02 – Ирина Руйга. Снимки Геннадия Карнаухова и Рудольфа Руйги


Rambler's Top100 Экстремальный портал VVV.RU

Использование материалов сайта разрешено только при согласии авторов материалов.
Обязательным условием является указание активной ссылки на использованный материал

веб-лаборатория компании MaxSoft 1999-2002 ©