Красноярские Столбы
СкалыЛюдиЗаповедникСпортСобытияМатериалыОбщениеEnglish

"Столбист" № 12 (24)

Династия Шалыгиных

Шалыгины - одна из самых старейших столбовских династий в четырех поколениях

Шалыгин Михаил Семенович – друг юности А.Л. Яворского, первого директора Красноярского заповедника "Столбы". Родился 20 сентября 1878 года в Красноярске в казачьей семье. Юношей стал ходить на Столбы в избушку под Третьим Столбом вместе с Д.И. Каратановым и Г.И. Козловым (живописец), затем построили маленькую избушку под Четвертым Столбом. На Столбах он повстречал Татьяну Калашникову, которая потом стала его женой. У них родились четыре сына и дочь: Василий, Александр, Алексей, Константин. В 1912 Михаил Семенович поступает работать к Гадалову, а через три года открывает свою торговлю и имеет пять магазинов. В 1914 году избирается атаманом Красноярской казачьей станицы. Был церковным старостой. В 1924 году арестован по обвинению в контрреволюционной деятельности. Вскоре его выпускают. Но 8 октября 1937 года бывшего казачьего атамана и церковного старосту снова арестовывают. 25 октября тройкой УНКВД Красноярского края Михаил Семенович был приговорен к расстрелу.

Из воспоминаний Константина Михайловича Шалыгина*:

Шел 1924 год. Нас с братом Алешей еще совсем юнцов родители привели на Столбы. Едва заметная тропа среди густого леса, заваленного буреломом, привела к I Столбу. В камнях недалеко от ручья стоял шалаш из жердей. На нарах лежали вещи и завернутые в бумагу продукты. Закопченное ведро с посудой. Хозяева ушли в город. В то время ничего не прятали. По всей территории вокруг основных Столбов были оборудованы стоянки, построены избушки: на южном склоне IV Столба – Столбушка (Нелидовка), у основания Перьев – Перушка, в районе Манской Бабы – Малютка и Бабская, а также: Пионеры сибирских лесов, Безнасьтовская и другие.

Старший брат Александр стал регулярно брать нас с собой на Столбы. Ходили мы тогда на стоянку Шахтерка. Построена она была под Первым Столбом у начала хода Шахта. На катушке, под Коммунаром (вершина Колокол позднее переименована в Коммунар) под большим выступающим камнем был сделан деревянный настил, легкая стенка из жердей и веток. Получилась маленькая комнатка с каменной стенкой и потолком. Компания Шахта стала нашей первой столбовской семьей, а Шахтеры – наставниками. От них мы приняли все лучшие столбистские традиции.

С образованием заповедника все стоянки, построенные непосредственно у Столбов, нужно было перенести на полверсты от них. Не все столбисты приняли это решение сразу. Не ломали и Шахтерку. Однажды пришли на Столбы, а стоянки нет, кто-то ее разрушил. Вещи, аккуратно сложенные, лежат за камнем, накрытые покрывалом. Грустно стало нам, недолго думая, решили ее восстановить, принялись за работу. Незаметно подошел высокий, стройный мужчина, посочувствовал нам и предложил отдохнуть. За отдыхом завязалась беседа о заповеднике, о природе, окружающей Столбы, о птицах и животных, обитавших здесь, об их повадках и пользе для леса. Больше часа слушали мы, разинув рты, увлеченные рассказом. Так мы познакомились с А.Л. Яворским.

В течение нескольких лет, после того как разобрали стоянку Шахтерка, мы обитали в избушке Ранчо. Место под строительство избушки выбрали на крутом склоне горы к западу от Очаговских скал. В этом же районе, по горному хребту были построены избушки: Беркут, Очаг, Капелла, Невидал, Старая Сакля.

Избушка Перушка, построенная у Перьев на площадке под Львиной пастью в 1921 году, в 1926 году была перенесена к югу на 300 метров. В эту избушку стали ходить и мы. Соблюдая порядок в избушке, ремонтируя и благоустраивая ее, мы завоевали право стать преемниками и стали вторым поколением компании перистов. Перушка – родная и близкая нашему сердцу избушка. Здесь прошли самые замечательные дни нашей с братом юности и молодости среди близких друзей. Стояла она на бойком месте – на тропе, ведущей на каштаковскую дорогу. В Перушке всегда было много гостей, туристов, любителей попить чаю. Рядом с избушкой был большой плоский камень – любимое место перистов. Здесь можно полежать после сытного обеда, позагорать в ясный солнечный день, наслаждаясь приятным запахом трав лесной чащи. Особенно перисты любили свой родничок. Холодная, изумрудная вода вытекала прямо из-под камня. Как приятно по утрам после зарядки облиться из ведра холодной водой! Вытрешься полотенцем, подхватишь ведра с водой и бежишь в крутую гору. Поднявшись, сразу согреваешься и чувствуешь свою силу и бодрость.

Мы мечтали научиться в совершенстве лазать по скалам, знать все тропы и лазы. Но для этого потребовалось износить не одну пару калош, изодрать в клочья не одну пару брюк. На Столбах надо строго соблюдать основное правило: не уверен в силе – не лезь. Риск имеет свои пределы и за этими пределами риск становится глупостью. Бахвальство, лихачество, переоценка своих сил чужды столбизму. Чтобы стать столбистом, не обязательно быть спортсменом-скалолазом, надо только полюбить Столбы, побывать в дружных, веселых компаниях столбистов, полазить с ними по скалам. Испытав и преодолев чувство высоты и страха, ребята становятся ярыми патриотами Столбов и постоянными их посетителями. "Человек заболел Столбами" – так говорят здесь. Если у настоящего столбиста появилось немного свободного времени, он в любой час дня и ночи, в любую погоду готов идти на Столбы.

Еще не окончилась война, когда из госпиталя вернулся мой брат Алексей, на фронте он потерял руку. Раны заживали плохо, работать по специальности не мог. Нужно было начинать новую жизнь. Меня тогда мучила одна мысль, как вернуть брату душевное равновесие, заставить его поверить в свои силы, как помочь ему занять в обществе равноправное место. И я решил: "Надо идти на Столбы". До войны Алексей лазил хорошо. Все известные ходы на скалах преодолевал легко и уверенно. Мы с ним первые расчистили и поднялись по северной стене скалы Дед (в последствии лаз назван Шалыгинским. – Ред.).

Лазать по Столбам без руки Алексей стал не сразу. Лишь годы упорства, смелости и настойчивой тренировки позволили ему отработать своеобразную технику скалолазания до совершенства. При лазании Алексей рассчитывал больше на ноги и равновесие тела, – сказалась гимнастическая подготовка. Постепенно он освоил все основные ходы на Столбы эстетического района. Поднимался Уголком на Перья, Леушинским на II Столб. А после того, как он сам поднялся на Митру Алилуевским, мы были за него совершенно спокойны.

С 1945 года на Столбы стало ходить новое поколение династии Шалыгиных: дети Александра – Геннадий и Татьяна; дети Алексея – Анатолий и Светлана; дети Константина – Наталья и Василий.

В один из весенних вечеров 1947 года у Перушки стали собираться столбисты. Все здесь было как прежде. Большая ровная площадка, окруженная могучими, светлыми соснами, посредине ее кострище, выложенное из больших камней. Нет только избы, так любимой всеми столбистами. Ее снесли еще в 1938 году. Большинство собравшихся знали друг друга еще до войны. Все они были прекрасными скалолазами, смелыми, веселыми, энергичными людьми, тонкими ценителями прекрасного: Агапитова В.А., Торощин О.С., Куликова И.Н... Всю ночь ветераны обсуждали наболевшие вопросы и лишь под утро разошлись по своим компаниям. Так состоялось необычное собрание, заложившее основу организации столбистского общества "Беркуты". И.Ф. Беляк разработал положение и устав. 25 мая 1947 года на общем городском учредительном собрании было создано столбистское спортивное общество, объединяющее всех активных столбистов города, избрано правление в составе: И.Ф. Беляк, К.М. Шалыгин, Н.Н. Куликов, Г.К. Черкашин, А.И. Кунцевич. Дирекция заповедника дала разрешение на строительство десяти избушек, взамен тех, что были сожжены в 1938 году. Большую работу развернули Беркуты в организации культурных мероприятий на Столбах. Ежегодно в июне месяце проводили праздник столбистов: соревнования, танцы, концерты художественной самодеятельности, аттракционы.

По аналогии с альпинизмом все лазы на Столбы были разбиты по трудности на двенадцать категорий. К самой сложной категории были отнесены: Коммунар на Первом Столбе, Сумасшедший на Митре, Шалыгинский на Деде, Авиатор на Перьях. Столбисту, освоившему все зарегистрированные ходы, умеющему руководить группой начинающих, лазить по ходам высшей категории присваивался первый разряд.

Для отработки ловкости, силы и чувства камня проводили соревнования на небольших, но сложных для подъема участках скалы (хитрушках). Победители награждались призами. Проводимые мероприятия подняли дисциплину на скалах, повысили класс лазания. А это было очень важно, так как по Столбам стало лазить все больше и больше народу и могла увеличиться опасность срывов. Так зародилось в Красноярске спортивное скалолазание.

В 1947 году была восстановлена избушка Перушка на том самом месте, где она стояла до войны. И постоянными посетителями ее были Шалыгины.

Рассказывает Анатолий Алексеевич Шалыгин:

Первый раз отец привел меня на Столбы в 1945 году. Из того похода помню только, как уже дома мать снимала с меня очень много клещей. Отец брал меня на Столбы каждую субботу. Родители справили мне настоящий костюм столбиста – шаровары, правилка (жилетка), феска, кушак, калоши. Я часа за два до прихода отца с работы одевался в этот костюм и ждал. На вокзале собиралось много народу. Все одеты по-столбовски, с гитарами, песнями, шутками, смехом. Переезжали через Енисей на пригородном поезде и уже общей компанией шли по поселку вдоль длинного деревянного забора, по деревянной мостовой. Кто до речки Базаиха, если шли по Каштаковской тропе, кто дальше до ручья Плотянка – Лалетино. Мы сворачивали на Каштак, где на кордоне жили и работали друг отца дядя Коля Тямышев и тетя Ариша. В огороде уже истоплена "по-черному" баня. Попарившись, напившись чаю и парного молока, шли дальше на Столбы в Перушку. Лазить по скалам я начал под руководством отца. Он запускал меня вперед, а сам лез сзади, подстраховывая меня, что без одной руки было не так уж и просто.

Помню, как самостоятельно поднялся на Второй Столб. До этого я его покорял то на плечах дяди Вени Луканина, то носил меня Володя Зырянов (с которым позже соревновался уже на равных). Большая компания перистов пошла лазить на Второй Столб, я тоже пошел с ними, но меня не взяли, а велели ждать внизу. Я пошел гулять вокруг Столба и возле Архиерейской площадки, наткнулся на лестницу, которая была построена геодезистами. Она была настолько ветхой, что пользоваться ею никто не решался. Я стал подниматься по ней, предвкушая удовольствие от вида лиц перистов, на них: удивление и великую радость. Но все оказалось иначе: они, конечно, удивились, но не обрадовались, а почему-то очень разозлились и прогнали меня назад (наверное, позавидовали). Когда я спустился вниз, меня уже ждала компания, и хороший подзатыльник отца.

Ну а позднее, когда родители перестали бояться отпускать меня одного на Столбы, я проводил там все школьные каникулы в компании обитателей других избушек и стоянок. Одно время мы с Сашей Сухих и Сашей Коловым прожили в Перушке целое лето, облазали все скалы не только в эстетическом районе, но и на Диких Столбах. Один раз в малиннике, возле Дикаря, встретили медведя. Пытались открыть что-то новое. Чистили Большую Этажерку на Перьях и Абалаковскую щелку на Коммунаре. Однажды пошли на Деда Шалыгинским, но что-то не захотелось спускаться к началу хода и мы полезли по стене со стороны Внучки. Вертикальная щель вывела нас на площадку, откуда начиналась самая сложная часть хода - горизонтальная щелка. Так Шалыгинский ход разделился на два варианта – Большой и Малый.

Как-то, сидя в Перушке, топили самовар, готовясь к чаепитию, и кто-то сказал: "А почему бы нам ни попить чайку на Перьях?". Мы набрали дровишек в рюкзак и шишек для дыму. Полезли на Перья. Когда мы уже пили чай, к нам подошли ребята из Теремка Володя Капелько, Володя Бакланов (Бяка), Горенский и Гена Югов. Сказали, что они слышали, что, якобы, мой отец спускался с Перьев Шкуродером вниз головой, и решили попробовать со страховкой. Привязав Югова за ногу кушаком, Капеля стал его страховать, спускаясь за ним. Так у меня зародилась идея спуститься вниз головой самостоятельно. Первую попытку я сделал зимой. В Шкуродере намело сугроб снегу, что могло смягчить мое приземление в случае невозможности остановки на блине (откол в конце камина, образующий некое сужение к настоящему времени сломан). День хотя и был солнечный, но стены в Шкуродере были покрыты изморозью, а я был одет в штормовой альпинистский костюм. Поэтому спуск у меня получился быстрый и я не успел ничего почувствовать. Только появилась какая-то легкость и радость, и я тут же бегом поднялся наверх, чтобы спуститься еще раз. Ну, а потом этих спусков было много и летом, чаще при зрителях.

В конце пятидесятых стал выступать на соревнованиях по скалолазанию. Был чемпионом края и призером ВЦСПС. В 1960 году в Ялте победил в индивидуальном лазании по свободно выбранному маршруту, оставив позади себя В. Зырянова и самого М. Хергиани. В армии, служил в альпроте на должности замкомандира по горной подготовке. В 1966 году уехал в Ялту, работал начальником контрольно-спасательной службы Южного берега Крыма. Затем Харьков, Нурек (Таджикистан). Занимался промышленным скалолазанием. МС по альпинизму. Был чемпионом СССР, чемпионом УССР, чемпионом РСФСР. Наиболее памятные восхождения: п. Шхельда (по треугольнику, п/п, 6Б к. сл.); п. Чатын (по диретиссиме Ю ст., п/п, 6Б к. сл.), п. Коммунизма (Ю-З ст. п/п, 6Б к. сл.).

В 1974 году Перушку сожгли работники заповедника. Ребята построили новую избу на восточном склоне IV Столба в стороне от троп, но и она простояла не долго. Ее, как и остальные избы, раскатали работники заповедника. В том же году я вернулся в Красноярск. Работал тренером по скалолазанию и санному спорту, выезжал в горы.

В 1978 году родился сын Алексей, который принял эстафету преемственности поколений столовской династии. Сначала носили его на Столбы в спортивной сумке, затем он сам стал ходить в заповедник. В пять лет отдали его в акробатику, через год – в спортивную гимнастику. Зимой же он занимался горными лыжами. Однажды пришли с ним в спортзал "Энергия". Там проводил занятия Рудольф Руйга. Алексей полазал по стендам, понравилось. Стал ходить на тренировки к Алисе Грачевой, которые перемежались с походами на Столбы. В 14 лет появилась возможность поехать в Швейцарию на первенство мира среди юниоров, где он стал четвертым. Наверное, сказался опыт посещения Столбов в спортивной сумке.

Помимо стендов тренировки проходят и на скалах. Образовалась компания единомышленников, влюбленных в природу. Это братья Игорь и Женя – сыновья столбиста и альпиниста Овчинникова; братья Павел и Митя, сыновья столбистов-скалолазов Зои и Александра Деминых; дочери Рудольфа Руйги – Ирина и Татьяна; Ирина Зайцева; Ольга Бибик; Дима Чащин; Олег Морозкин. Компанией катались на горных лыжах, а теперь и на сноуборде. Выступают на соревнованиях по экстремальным видам спорта, но и скалы не забывают.

Столбовская династия Шалыгиных продолжает жить!

__________________________

*К.М. Шалыгин скончался 10 лет назад 27 декабря 1989 года

Фото 01 – К.М. Шалыгин
Фото 02 – А.М. Шалыгин
Фото 03 – Ночевка на стене п. Коммунизма: Анатолий Шалыгин и Олег Гриппа
Фото 04 – А.А. Шалыгин


Rambler's Top100 Экстремальный портал VVV.RU

Использование материалов сайта разрешено только при согласии авторов материалов.
Обязательным условием является указание активной ссылки на использованный материал

веб-лаборатория компании MaxSoft 1999-2002 ©