Красноярские Столбы
СкалыЛюдиЗаповедникСпортСобытияМатериалыОбщениеEnglish

"Столбист" № 9 (21)

Елена Александровна Крутовская

24 сентября исполнилось 85 лет со дня рождения основательницы "Живого уголка" Е.А. Крутовской

Детство Лене выпало не легким: ей не исполнилось еще и года, когда первый приступ бронхиальной астмы едва не оборвал жизнь. Целыми днями девочке приходилось сидеть, вцепившись в ручки кресла, и дышать – всего лишь только дышать. И все же болезнь не изменила характер девочки. Отступал недуг, и она становилась прежним подвижным ребенком: участвовала в домашних спектаклях, играла в шашки и шахматы, занималась своим любимым делом – рисованием (позднее она даже обучалась на вечернем отделении Художественного училища им. Сурикова). Среди любимых книг – книги о животных. Лена и сама рано начала писать: стихи, пьесы для семейной самодеятельности.

В 1930 году, когда болезнь несколько утихла, Лена смогла пойти в школу. Придя «новенькой» в шестой класс, она легко и быстро вошла в коллектив. После окончания школы Елена поступает на факультет естествознания педагогического института.

В 1938 году арестовывают деда – Владимира Михайловича Крутовского, и Елене, сохранившей его очень известную в Красноярске фамилию, оказалось довольно трудно найти работу. Наконец ей удается получить должность зоолога при заповеднике "Столбы". Работа началась с инвентаризации фауны заповедника, фенологических и экологических наблюдений. Вскоре были поставлены опыты по одомашниванию глухарей. Но в 1941 году, в связи с переменой руководства, тему эту сняли и под этим предлогом Крутовскую уволили.

Весной 1945 года Крутовская устраивается лесником на Верхне-Слизневский участок. Некоторое время спустя Елену Александровну переводят на должность заведующей метеостанцией, а ее мать, Елену Владимировну, принимают наблюдателем метеостанции.

Любовь к животным, интерес к изучению их поведения; желание помочь тем из них, кто попал в беду, привело к тому, что, помимо выполнения своих служебных обязанностей метеоролога, Елена Александровна начала создавать "Приют доктора Айболита". В создании Приюта неоценимой оказалась помощь Джемса Георгиевича Дулькейта, принятого в 1952 году на должность наблюдателя метеостанции заповедника. Он был мастером на все руки – от заготовки дров и сена до строительства вольер и изготовления клеток. Был он и прекрасным фотографом, и не плохим художником. За годы работы в заповеднике он стал помощником, единомышленником, другом, мужем Крутовской. Все пятидесятые годы "Приют доктора Айболита" не признавался официально и не финансировался. Друзья-столбисты помогали чем могли (только в 1961 году Приют получил статус "Живого уголка" заповедника "Столбы"). В то же время сформировалось веселое братство с шуточным названием "Абармотия", признанным королем которого стал Джемс Георгиевич Дулькейт.

В 1953 году в сборнике "Преобразование фауны СССР" вышла статья Е.А. Крутовской "Опыты одомашнивания глухарей в заповеднике "Столбы". А в 1955 году была напечатана ее первая книжка для детей: "Лесные чудеса", оформленная ее же рисунками. Затем издаются и переиздаются сборники рассказов: "Ручные дикари", "Лоська", "Дикси". И уже посмертно, в 1990-м году, "Были заповедного леса".

А годы шли, годы любимого, но такого нелегкого труда. В феврале 1984 года не стало друга и помощника Джемса Георгиевича. После его смерти Елена Александровна прожила чуть больше полугода. Она ушла из жизни 7 сентября, не дожив до семидесятилетнего юбилея двух недель.

Осиротел "Живой уголок". Осиротели его питомцы, осиротели и те, кто трудился вместе с ней.

Материал подготовлен Ю. БУРМАК

Радий КОЛОВСКИЙ, старший научный сотрудник заповедника "Столбы" много общался с Е.А. Крутовской. Ниже мы публикуем его воспоминание о самой первой их встрече.

Шел полуголодный 1948 год. Нам, мальчишкам, Столбы были известны лишь по почти сказочным довоенным воспоминаниям взрослых. Знали только, что они где-то за горами и идти туда целый день. Наша дворовая компания выпускников 7-го класса решила отметить окончание школы большим самостоятельным походом. К тому же, родители наши находились еще под стрессом выживания, и не позволяли себе отдыхать при голодных детях.

В заповедник вошли через Диван, Такмак. С тяжелыми котомками (рюкзаков еще не было) и босиком (для сбережения обуви) голодные и вымотанные уже ночью спустились мы в лог. Около какой-то дороги и решили заночевать. Не успели расположиться, как снизу подошла компания девятиклассников из Овсянки. Посмеявшись, они взялись нас "курировать": мол, до Столбов всего ничего, а там есть большая стоянка Нарым. Добрели мы уже глубокой ночью, при накрапывающем дожде. Наши благодетели посоветовали нам стать на ночлег около стены какой-то избушки. Показали, где брать дрова и сами взяли из частокола старой изгороди. Через час содержимое котелка уже кипело, а наши животы урчали в предвкушении трапезы…

Внезапно раздались громогласные крики, блеяние козы и в свете костра возникла белая, косматая старуха и закинула наш котелок на крышу. Потом приковылял старик с топором и еще одна женщина помоложе. Наши котомки отобрали, а нас отволокли в жилище того козла, где и замкнули. Утром состоялся суд: предложили восстановить изгородь, пока милиция не приехала. Вкалывали мы, все еще голодные, часов до четырех. Потом нам отдали по реестру содержимое котомок и отпустили. Не оглядываясь, мы долго бежали вниз… Так состоялось наше первое знакомство со Столбами, знаменитым Семеном Ильичем, Еленой Александровной и ее матерью Еленой Владимировной Крутовскими.

В 1952 году меня представили Крутовской, как вполне благонадежного студента. Я напомнил ей эту историю. Вместе посмеялись. Оказывается, что тот козел успел тогда сожрать почти весь их огород, и Елене Александровне потребовалось приложить большие усилия, чтобы сменить гнев старших на милость…

Послесловие. Перенос Живого Уголка в устье Роева ручья – дело вынужденное. Елена Александровна, конечно, не предполагала наступления такого беспредела. Естественно, что Столбы и Живой уголок – единое целое. Но на прежнем месте Живой уголок вряд ли продержится больше двух-трех лет только на энтузиазме и, практически, без финансирования. Думаю, Елена Александровна сейчас бы с этим тоже согласилась, – несмотря на романтизм, она была прагматиком.

Рисунок из самиздатовского выпуска «Нарымские лица» (компания "Абармоты" 1962 год)


Rambler's Top100 Экстремальный портал VVV.RU

Использование материалов сайта разрешено только при согласии авторов материалов.
Обязательным условием является указание активной ссылки на использованный материал

веб-лаборатория компании MaxSoft 1999-2002 ©