Красноярские Столбы
СкалыЛюдиЗаповедникСпортСобытияМатериалыОбщениеEnglish

Н.Л.Степанов. Красноярские Столбы (из воспоминаний)

III. "Беркутовские затеи"

Восход солнца. Эту красоту нарождающегося дня на фоне подернутых синевой лесистых гор, панорамы раскинувшегося города, опоясанного голубой лентой Енисея - "Беркуты" непременно встречали только на 2-м столбе и обязательно с музыкой, танцами и чаепитием. Поднимались обычно еще затемно, с чайником, наполненным водой и музыкальными инструментами. Дрова находились по пути и на месте.

Подпись: Встреча восхода солнца Беркутами на 2-ом Столбе в июне 1914 года.
Внизу справа: Н.Леушин и Таня Степанова.
Вверху справа налево: Ага Свищева, Зина Шахматова, Ваня Степанов, Наташа Степанова, Лена Леушина, Лена Потехина (Алена) и ниже ее – Валя Яновская и др.
Второй столб , поскольку являлся самым трудным, то не рискуя на него подниматься затемно, большинство встречало восход солнца на 1-м столбе. Как правило "Беркуты" появление солнца встречают торжественным маршем, пением и пляской на манер диких племен. А когда с рассветом на 2-й столб поднимались другие компании, мы уже чинно распивали чаек у догорающего костра. Ухитрялись даже на стоянке делать пельмени, а варить и кушать на 2-м столбе с восходом солнца. После 2-го столба начинался обычный круговой обход всех столбов. Возвращались уставшие, но гордые победами над неприступными скалами. Лазали и по несколько раз в день, а закат солнца провожали всегда в Колоколе.

Наша компания славилась еще и немалым затейничеством. Пение, пляски, музыка, факельные шествия составляли обычное явление. К нам почти всегда к вечеру собирались с соседних стоянок, и веселье начиналось, а затем и шествия с факелами, пением и пляской, длившимися почти до восхода солнца. У нас были свои музыканты, певцы и танцоры, включительно до "балерин". Зачинщиками веселья, всяких шуток и острот были Иван Леушин, Костя Шапир, Сергей Плесовских, В.Яновский и др., а запевалой песен Агния Свищева, обладавшая хорошим сопрано. Пелись тогда революционные песни: "Варшавянка", "Смело товарищи в ногу", "На смерть Чернышевского", "Сижу за решеткой в темнице сырой", "Как дело измены", "Совесть тирана" и др.  (см. прим. А.Л. Яворского). Пелось много народных песен: "Варяг", "Ермак", "Дубинушка", "Бродяга", "Стенька Разин", "Из страны-страны далекой" и др. Хорошо пели старинные русские песни под гитару Миша и Мария Поляковы: "Чесал Ваня кудерки, русые свои волоса". У них были чудесные голоса. Под "Греченьку да зеленешеньку" - "Киска" (Ксения Соколова) неплохо отплясывала "чечетку", исполнителем балерины был Костя Шапир. Там же на стоянке девчата сооружали ему из цветной или газетной бумаги коротенькую гофрированную юбочку, что-либо фантастическое на голову и Костя недурно исполнял пируэты из "Лебединого озера", умирающего лебедя и т.п. В одежде, например, выдумывалось что-либо посмешнее. Джентльмен без рубашки, но при воротничке галстуке и манжетах или рваной в ленточки рубашке, демонстрируемые современной молодежью передались от "Беркутов". Об этом довольно красочно пишет т.Кублицкий в первой главе своей книги "Енисей река сибирская".

Однако справедливости ради следует сказать, что и "Беркуты" многое переняли от старшего поколения столбистов. Лазание, например, по скалам в галошах и использование их для факельных шествий перешли к нам от них. От них же перешел к нам существующий и поныне столбовский клич "тра-ля-ля". Появлялись тогда и другие, наподобие птичьих, но они так и не привились. Нам тоже хотелось иметь свой ".Беркутовский " клич и я предложил близкий к птичьему "Ораля-киу-киу", но и он не подошел и сколько мы не придумывали, лучшего тра-а-ля-ля не нашли и приняли его. А какие у нас создавались шумовые оркестры. Использовалось все, что было под рукой, начиная от мандолины, гитары, балалайки, гармонии и кончая подбором бутылок с водой, котлами и даже железной угольной лопатой, которая ритмическим шорканием о камни отлично заменяла у меня контрабас.

Помнится, путешествуя обычно вокруг скал, оркестр наш набрел на компанию пожилых и видимо прогрессивных по тому времени людей, похоже педагоги, так игра наша доставила им истинное удовольствие. У многих от умиления увлажнялись даже глаза. Много было у нас невинных и остроумных шуток вот над такими сентиментальными столбистами.

После умиления вызывавших у них неподдельный смех, а иногда у особенно щепетильных и сразу не понявших шутку, разочарование.

Подпись: Скала Рукавички, она же Гитара. Беркуты. Кому же, например, не захочется сфотографироваться на столбах, если к вашим услугам и фотограф налицо. Он бережно держит треногу, накрытую черным, как это бывает у всех фотографов. Кто-либо из ребят изображает этого услужливого фотографа. Особенно это хорошо получалось у Инн.Пешенкова. Он с очень серьезным видом любезно и долго усаживает желающих, поправляет каждого, столько же переставляет треногу, опять кое-кого пересадит или поправит голову, руку, ногу, просит быть непринужденными и, наконец, намучив всех изрядно объявляет: «Внимание... смотрите на меня... снимаю». Быстро срывает с треноги черное покрывало и... увы... и ах. На треноге не фотоаппарат, а... старый лапоть или галоша. Кто поймет шутку - заразительно хохочет, кто сразу не поймет - разочарованно негодует, а поняв, тоже начинает неудержимо хохотать, уже не над лаптем, а над тем, как их ловко провели. К сожалению, действительно фотографирование в те времена у нас как-то принято не было и фотоснимков сохранилось очень мало, а как бы они пригодились теперь для иллюстрации этих записей.

Когда уходили со столбов все вооружались посохами, выстраивались и Дуня Овсянникова обычно запевала на манер церковный: "Как рассердимся братья верные на отца нашего игумена и не пойдем мы ни к обедне, ни к заутрене, пока он не выкатит нам бочку зелена вина и не даст нам чашку потребную, тогда мы братия верные воскликнем торжественно: «Да здравствует наш отец Игумен со святою братией» и затянем нашу ярославскую: "Выйду ль я на реченьку, посмотрю на быструю" и т.д. При словах "выйду ль я"... все торжественно трогались в путь и пели всю дорогу бодрящие песни. На видовке у "Первенца"  (см. прим. А.Л. Яворского) обязательно делали привал, прощались со столбами. Иван Леушин всегда почти бежал впереди всех, то обгоняя, то отставая и тарахтел котомкой с чашками и ложками в ней.

Выл даже такой случай, когда он так забежался, что с речки Лалетиной попал в Роеву.

Пишу это спустя свыше 50 лет, а мне и сейчас эта картина ясно представляется, точно все это было вчера. Обновлением надписи "Свобода" осенью 1912 года мое посещение Столбов надолго прервалось, я был призван на действительную военную службу. Через год, осенью в 1913 году призывался и Н.Леушин, но ему повезло, он освободился по чистой и продолжал беркутовскую столбовскую славу.

Примечание: Для написания 2-й и 3-й глав взяты не только мои личные воспоминания, но и воспоминания бывших основателей Беркутовской стоянки: А.Д.Леушиной, Е.И.Овсянниковой, Н.Г.Плесовских (Окуневой) и старого столбиста, нашего современника А.Л.Яворского. 

  


    

Н.Л.Степанов. Красноярские Столбы (из воспоминаний). III. Беркутовские затеи

Автор: Степанов Николай Лаврентьевич

Владелец: Бурмак Ульяна Викторовна

Предоставлено: Абрамов Борис Николаевич

Собрание: Н.Л.Степанов. Воспоминания.

 Избы

Беркуты

 Компании

Беркуты (10-30 гг.)

 Люди

Леушин Иван Дмитриевич (Шило)

Леушин Николай Дмитриевич (Паленый)

Леушина Елена

Овсянникова Евдокия Ивановна (Вяземский пряник)

Пешенков Иннокентий

Плесовских Наталья (Иланский институт)

Плесовских Сергей (Протопоп)

Поляков Михаил

Полякова Мария

Свищева Агния

Соколова Ксения (Киска)

Степанов Николай Лаврентьевич (Идея)

Шапир Константин (Задира)

Яворский Александр Леопольдович (Липатич, Длинный)

Яновский Владимир Иванович

 Скалы

1-й Столб

2-й Столб

Колокол

Столбовская видовка

Rambler's Top100 Экстремальный портал VVV.RU

Использование материалов сайта разрешено только при согласии авторов материалов.
Обязательным условием является указание активной ссылки на использованный материал

веб-лаборатория компании MaxSoft 1999-2002 ©