Красноярские Столбы
СкалыЛюдиЗаповедникСпортСобытияМатериалыОбщениеEnglish

Кандидатская диссертация Лилии Зуфаровны Подберезкиной «Корпоративный язык: принципы исследования и описания (на материале языка столбистов)»

Защищена 9 января 1996 г в Институте русского языка им. В.В Виноградова РАН
 

ГЛАВА II. ЯЗЫК СТОЛБИСТОВ

3. Язык столбистов

Специфика языка столбистов проявляется прежде всего в лексике и способах номинации (их количественном соотношении). Синтаксические особенности не будут рассматриваться в данной работе.

Корпоративный словарь, объем которого насчитывает около 1000 номинативных единиц, являлся предметом изучения на протя­жении 14 лет, разные аспекты его изучения опубликованы автором в работах: [Подберезкина, 1988]; [Подберезкина, 1989]; [Подберезкина, 1990а]; [Подберезкина, 19906]; [Подберезкина, 1990в]; [Подберезкина, 1991];  [Подберезкина, 1993];  [Подберезкина, 1994а]; [Подберезкина, 19946]; [Подберезкина, 1995].

Как отмечалось в гл.I, 5, потребности номинации объектов неодинаковы в различных языковых коллективах, что обусловлено спецификой деятельности и характером корпорации. Данные, характеризующие соотношение между тем, каков круг реалий, полу­чающих обозначение в языке столбистов, и как   осуществляется номинация, какие номинативные классы участвуют в обозначении, приведены в таблице 1 (с. 183).

Как видно из таблицы, у столбистов в сферу номинатов входит целый ряд реалий, из которых наиболее многочисленны при­родные географические объекты (1.1.). Удельный вес микротопо­нимов, названий скал, камней, ручьев, участков местности и т.п. составляет в их словаре почти 50%, что обусловлено терри­ториальной "закрепленностью" корпорации на Столбах. Наряду с "традиционными" топонимическими номинатами свое собственное имя могут получить специфические: пень (Хмурый пень), дерево (Ух-дерево), поляна (Кузьмичева поляна), участок местности тропа (Манская тропа}, участок тропы (Аллея любви) и т.п. Активизация индивидуализирующей номинации харак­терна для многих реалий столбистского быта (1.2.): лазов на скалы, их отдельных участков и элементов прохождения, используемых выступов, зацепок, элементов скального рельефа, а также изб и стоянок столбистов.

Свое обозначение получают лица (2), характеризуемые по признаку принадлежности /непринадлежности к корпорации (2.1.; 2.2.), внутрикорпоративным отношениям и др., а также многочис­ленные компании столбистов и их члены, имена которых представляют эргонимикон и антропонимикон корпорации (2.3).

Значительное место в структуре номинатов занимают типичные столбистские ситуации (3), некоторые из которых подвергаются ономастической номинации (например, движения при прохождении хода Авиатор на скалу Перья: Маятник, Пропеллер (Вертушка) и др).

Таким образом, специфику языка столбистов во многом предопределяет особый круг номинатов, центральное место среди которых занимают естественные географические объекты, что в целом не характерно для других корпораций.

Многочисленные столбистские топонимы, гидронимы, антропонимы, эпонимы, эргонимы и т.д. находятся в активном обиходе носителей, о чем свидетельствует их регулярная воспроизводимость в речевом общении (см. гл.II, 2; Приложение N 3), и постоянно подвергаются языковой рефлексии (см. об этом ниже).

Второй аспект лингвистического описания  составляет сюжет о том, как сделан язык, выявление соотношения классов но­минаций, исследование специальной лексики.

Основу словаря столбистов составляют: 1) столбистский ономастикон (80% всех номинаций); 2) корпоративная терминология (8%); 3) нетерминологическая лексика, включающая "столбистские" профессионализмы и жаргонизмы (12%)

ТАБЛИЦА 1

Номинаты Номинативные классы
онимы апеллятивы
1. Предметы 1.1. географические объекты: скалы, кам­ни, тропы, ручьи, участки местности: Митра, Слоник, Огневка, Нели­довский ручей, Оленья лужайка термины  
столб, грива, видовка, бастион щель, феска, канифоль, калоши, развилка, кушак, стоянка, кордон
1.2. реалии столбистского быта: лазы на скалы, элементы их прохождения, участки хода, зацепки, виды скального рельефа, части экипировки, избы, стоянки и т.д. Кровососик, Двухэтажка, Печурка, Грузило, Михайловский карман, Музеянка, Перушка ход, хитрушка, зеркало, отрицалка, блин, ко­нек, кар­ман, катуш­ка, полка
2. Лица: 2.1. "свои" 2.2. "чужие" 2.3. компании Барс, Нахал Алтына Эдельвейс   избачи турики кипарисы
3. Ситуации Маятник, Пропеллер выйти, откидка, распорка Свистануться, уйти, калошевание

3.1. ОНОМАСТИКОН

Все особенности онимической лексики столбистов, необычайная активность самой ономастической номинации в их языке все­цело связаны с характером деятельности корпорации (лазание по скалам, требующее знания ходов разной степени сложности, посещение изб и стоянок), с ее культурными традициями, поведенчес­ими нормами (например, предписание роли гида любому столбисту), ее особым мироощущением, накладывающим свой отпечаток на языковое освоение корпоративного пространства.

В ономастическую систему Столбов входят топонимы, созданные в разные эпохи и на основе разных языков, прежде всего - тюркских племен. С конца 18 века, когда район Столбов был промыслово-охотничьим участком, сложились "цифровые" номинации: Первая и Вторая Поперечины (тропы), Первый, Второй, Третий и Четвертый столбы, появились названия Крепость, Дикарь, Лалетина и др. Остальные, хронологически более поздние номинации, явились результатом языкотворческих актов самих столбистов и в большинстве относятся к началу и середине века (этапы самого массового развития столбизма). Вместе с тем, в присвоении названий активно участвуют и современные столбисты, что позволяет говорить о непрерывности процесса онимической номинации и связанной с этим проблеме переименования, которая будет рассматриваться при описании языковой рефлексии.

3.1.1. Самый продуктивный способ образования онимической лексики столбистов - онимизация апеллятива. Как  отмечает Н.В.Подольская, "если подходить к процессу онимизации с точки зрения изменения/неизменения самой структуры апеллятива, фор­мальных его показателей, то это позволяет провести разграничение грамматической и семантической онимизации, определив первую как такой процесс, когда на базе апеллятива или апеллятивной основы образуется ИС (имя собственное. - Л.П.) с помощью служебных морфем, сложения корневых морфем или синтаксических средств, а вторую - как процесс, происходящий без формальных (материальных) изменений структуры апеллятива" [Подольская, 1990. С. 43]. Указанное разграничение было взято за основу и при анализе процесса онимизации в языке столбистов, преоблада­ющим типом которой является семантическое онимообразование.

3.1.1.1. Семантическая онимизация

У столбистов процесс наименования тесно связан с узнаванием образа, поэтому в их ономастиконе преобладают метафорические номинации, связывающие ономастическое пространство с другими мирами - миром животных: Кабарга, Беркут, Цыпа, Жаба, Гриф (скалы). Голубь, Крокодил, Акула (места на скалах). Мотылек, Слоник, Верблюд, Черепаха (камни); миром человека: Близнецы, Внучка, Дед, Ермак (скалы),Голова Манской Бабы, Плечо Деда, Язык (места на скалах), Гапон, Каин и Авель, Грешник, Монах (камни), предметным миром: Крепость, Рукавицы, Ковриги, Митра, Наперсток, Гитара (скалы), Кресло, Козырек, Унитазик, Конверт (места на скалах), Колчан, Ферма, Танк, Картошка (камни) и др.

Выбор оснований для метафоры может быть связан с "практическим" опытом человека, его бытом: Двухэтажка - двойная камен­ная отдельность на Втором столбе, Конверт - большой карман на скале Перья, используемый при прохождении ходом Авиатор, Комната - место на Втором столбе, имеющее геометрическое сходство с комнатой (две вертикальные стены и нависающий сверху камень), Вопросик - ход на Первый столб, опоясывающий его полуокружием знака вопроса, Корыто - ход на скалу Такмак по щели, имеющей профиль корыта, Обелиски - четыре силовых хода по вертикальным щелям естественных прямоугольных монументов у основания Первого столба. Огурец - ход на скалу Перья, участок которой между первым и вторым "пером" напоминает огурец, Рояль - ход на вершину Коммунара, где при заклинке рук в щель возникает положение как при игре на рояле, Хомут - ход на скалу Дед через расположенный дугообразно камень, Тараканий Лобик - гладкий, имеющий слегка покатую форму камень на Первом столбе, Львиная Пасть - широкая горизонтальная щель с западной стороны скалы Перья, Медовый Ме­сяц - уютная, удобная для стоянки площадка под скалой Крепость и мн.др. С миром культуры связаны образно-эстетические, "цитатные" метафоры: Окно в Европу - узкое отверстие в камне по ходу подъема на скалу Крепость, через которое хорошо виден район заповедника, расположенный к северу от скалы, Великий Могол - скала, названная по сходству с маской Великого Могола, Зуб Дракона - "раздвоенный" утес на вершине Китайской стенки, Замок Рыцаря - скала, в определенном ракурсе напоминающая громадный сказочный замок, Чертов Палец - утес в долине реки Лалетина, имеющий форму указательного пальца, на котором водятся змеи, Пагода - "ступенчатая" скала, названная по сходству с буд­дийскими храмами, Ассириец - утес, напоминающий голову мужчины с бородой в воинском шлеме и мн.др.

В основу наименования могут быть положены разные признаки, например, внешнего сходства: Позвонок, Минарет, Перья (названия скал), Решето - изба с большими щелями наверху. Чум - стоянка в виде чума, Грузило - хитрушка на Первом столбе, где при заклинке плеч между стенками скалы человек болтается, как рыболовное грузило: звука: Откликные - группа скал, название которых связано с хорошо слышимым здесь эхом; Колокол - популярный ход на Первый столб, где при постукивании ладонью о стенку скалы возникает гудящий металлический звук; Вороний Базар - скала в районе Диких столбов, где особенно шумно от карканья ворон; цвета: Голубая Горка - живописное место в начале подъема к скале Такмак, западный склон которого, сложенный сер­пентинитом, имеет зеленовато-голубой цвет, Красный Гребень -сиенитовый утес в виде зубчатой стены, при солнечном свете имеющий розовато-красный оттенок; модальный признак: Мечта - гладкий камень на Первом столбе, подняться на который мечтают многие столбисты, Аллилуйя - опасный ход на скалу Митра, при прохождении которого столбисту необходимо "петь аллилуйю"; функциональный признак: Первенец - первая скала Центрального района Столбов на пути Каштаковской тропой, Чип-чик - компания стол­бистов, которые очень легко лазали по скалам (Чип-чик-чик/ и уже там//), Скрытный - небольшая скала по Копьевой гриве, скрытая лесом; Павианы - компания столбистов, которые подобно павианам также хорошо лазали по скалам, и т.д.

Метафорическая онимизация лежит в основе некоторых прозвищ столбистов, характеризующих человека по  определенному признаку: Головешка - яркий брюнет, загоравший летом дочерна, Цыган - темнокожий, похожий на цыгана и др.

Другой тип семантической онимизации - метонимической - представлен небольшим количеством гидронимов:  Смородиновый (ручей, по берегам которого растет дикая смородина), Каменный (в верховьях добывали каменное масло), Глухариный и др.

Таким образом, в языке столбистов метафора занимает цент­ральное место в семантической онимизации. Характерно, что если в ономастиконе воров преобладают экспрессивно-оценочные мета­форы: Болото, Гробы, Конура, Стойло, Псарня и др. [СТЖ], то для ономастикона столбистов характерны образные и образно-эс­тетические метафоры, связанные с миром культуры.

Другой тип номинации связан с жизненными ситуациями, послужившими основой для возникновения наименования. Эти реальные ситуации могут быть единичными: так, название хода Мясо связано с разбившимся на этом участке "до мяса" столбистом; название хода на Первый столб Цветы появилось после того, как столбисты из компании Абреки в память о разбившемся на этом участке товарище усыпали подножие столба георгинами; название скалы Верхопуз, по объяснениям одних носителей, связано будто бы с тем, что с нее упал разомлевший под солнцем и уснувший на вершине толстяк, по объяснениям других - с тем, что "вылезут туда и кверху пузом валяются" (удобно загорать).

Другая группа имен связана с типовыми внутрикорпоративными ситуациями. Ими могут быть предпочтения в еде (прозвище столбистки, которая любит сгущенку - Сгущенка, достижения в лазании (прозвище "нахально" утирающего нос опытным столбистам - Нахал), регулярное исполнение танца (прозвище столбиста, исполнявшего "танец маленьких лебедей" - Балерина) и др. При­ведем характерное высказывание столбиста из компании Беркуты о присвоении прозвищ в компании, существовавшей в 1910-ых годах: "Клички ... давались в ознаменование какого-либо события или личной особенности. Например, "Паленый" - сжег спину у костра, "Шило" - острый на язык, "Идея" - придумывал что-нибудь новое, "Пуля" - любил соврать, "слить пулю", "Ворчун" - постоянно ворчал, "Заноза" - любил придраться, "Одеяло" - принес ватное одеяло, "Вяземский пряник" - привезла пряники из Вязьмы, "Иланский институт" - за серьезность, резонерство и нравоучения, "Незамай" - любила говорить это слово, когда к ней приставали ребята с дурачествами, "Киска" - носила имя Ксения, первые две буквы и послужили поводом назвать ее КС.. КС.." [ЛАЯ, N 7. С. 16]. Примечательно происхождение неофициального названия кордона Нарым, где живут лесники, работники заповедника, расположены Живой уголок  и другие объекты. Раньше эта поляна представляла собой своеобразное место столбистской "ссылки": здесь останавливались на ночлег изгнанные из компаний столбисты.

Ряд наименований связан с историческими событиями и фактами общественной жизни. В середине 19 века Столбы дважды посетил первый архиерей Енисейской епархии Никодим. Это событие вызвало появление названий Архиерейская площадка (легкодоступное южное "плечо" Второго столба, с которого Никодим освятил Столбы), названий скал Каин и Авель, Грешник, Монах, Скуфья (после революции - Коммунар) и др.

Исторические реалии, связанные с биографией Красноярска, зафиксированы в названиях скал Сторожевой, Острожный, Крепость, Караульный и др. Так называемые "символические" топонимы, характерные в основном для топонимии начала века, отразили некоторые понятия и символы революционного времени, см. напр., названия вершин Коммунар, Пролетарка, Корниловский бастион, Искра, Главный Штаб, Комиссаровка (избы), Комса, Антифраки (компании) и др. Скала Верблюжонок после восхождения на ее вершину группы скалолазов, посвященного шестому Международно­му фестивалю молодежи и студентов, получила официальное название Фестивальный бастион и т.п.

Таким образом, для столбисткого ономастикона в целом ха­рактерна высокая продуктивность семантической (прежде всего метафорической) онимизации. Метафорические и метонимические номинации охватывают все типы онимизируемых объектов.

3.1.1.2. Грамматическая онимизация (образование онимов с изменением структуры апеллятива) в языке столбистов наиболее полно представлена аффиксацией.

Многие названия происходят от личных имен и фамилий. Избы Борисовка, Нелидовка, Чернышевская, Михвасовка, Рульговка были названы по имени их основателей: Борис, братья Нелидовы, А.С.Чернышев, Михаил Васильевич (Михвас), В.Руйга.

Отфамильные модели распространены в названиях ходов (по фамилии скалолазов, впервые прошедших этим ходом, столбистов, в честь которых они названы): Абалаковский, Качаловский, Зверевский, Леушинский и мн.др., а также названиях некоторых скал и ручьев: Каратановский, Каратановская Дачка (скалы, названные в честь любившего эти места известного художника-столбиста Д.И.Каратанова), Вторая Каратановская (компания), Нелидовский ручей, Нелидовские камни, Чернышевская пе­щера и др.

В названиях изб, стоянок, троп, ручьев продуктивнее всего действует формант женского рода -к(а) с целой серией интер­фиксов: Столбушка, Перушка, Фермушка, Столбянка, Медичка, Беркутянка (избы), Столбовка, Огневка (тропы), Каменка, Маслянка (ручьи) и т.д. Гораздо менее распространены форманты -ина, -иха (Лалетина, Базаиха, Голощапиха}, форманты среднего рода -ово, -ино ( Лалетино,     Быково, Роево); не зафиксировано ни одной но­минации с продуктивными в современной топонимии формантами мужского рода -ов, -ин.
В некоторых названиях встречается формант -ун: Пыхтун, Качун, в качестве уменьшительного выступает формант мужского рода -ек : Оленек, Малек, Дикарек и др.

Из приведенных примеров видно, что типы мотивации онимов-дериватов весьма разнообразны: Пыхтун - самый крутой участок подъема на Столбы Лалетинской дорогой, заставляющий пыхтеть, Музеянка - изба, в которую ходили работники краевого музея, Роев - ручей, в котором в начале прошлого века один красноярец искал золото (постоянно что-то "рыл"), Малютка  - маленькая избушка в долине Бабского Калтата "шириной не более двух аршин", Голощапиха - ручей, названный по фамилии крестьян Голощаповых, Уродовка - изба компании, основателем которой является столбист по прозвищу Урод. Плешатка - изба, стоявшая на "плешинке", Шахтерка - избушка, расположенная напротив хода Шахтой на Первый столб и мн.др.

В результате действия онимической аффиксации возникают целые словообразовательные гнезда, в составе которых есть и составные наименования. Приведем некоторые характерные примеры: в районе Диких Столбов есть скала Манская Баба, соответственно протекающий рядом приток реки Калтат называется Бабский, Калтат, расположенные неподалеку скалки - Обабки, камень - Подбабок; по фамилии известных столбистов 20-30-х гг. (впоследствии репрессированных) братьев Нелидовых были названы Нелидовский ручей, Нелидовские камни, изба Нелидовка; по названию столба Дикарь получили имена находящаяся рядом небольшая скалка Дикарек, стоянка Дикарка, отдаленный район заповедника, в котором этот столб доминирует - Дикие Столбы и т.д.

Посредством основосложения в онимической лексике столбистов образованы единичные наименования: Кровососик, Шкуродер, Зубодерчик (ходы). Водораздел, Водопой (скалы) и др.

Менее продуктивным по сравнению с аффиксацией способом онимического словообразования является лексикализация отдельных форм слов, представленная процессами субстантивации (названия ручьев Таволожный, Дубровный, Воробьиный, скал Медвежий, Серединый, Подвершинный, Моховой и др.) и более полно - плюрализацией. Имена, рruгаliа tantum представлены прежде всего в эргонимах - названиях компаний Баламуты, Бесы, ахламоны, Беркуты, Абреки, Грифы и др., названиях ходов Обелиски, Пятна, Призы, Чипчики, Катушки, Соколики, Цветы, Этажерки и др., названиях скал - Развалы, Перья, Близнецы, Барьеры, Феодалы, Кармагульники и т.д. и отражают реальную множественность именуе­мых объектов.

Характерно, что такой продуктивный для многих корпоративных языков способ словообразования, как аббревиация, отмечен в обширном столбистском ономастиконе единичными прозвищами столбистов из разных компаний - БИФ (Беляк Иван Филиппович), Рант (Резвов Альберт Николаевич),  Барс (Борисов Андрей), Санвас (Саня Васильев) и др. Ср. также прозвища, представляющие сок­ращенные и оценочные варианты личных имен и фамилий: Ромыч (Роман), Клим (Климов),  Лапоть   (Лаптенок), Позема (Поземин), Лебедь (Лебедев) и др.
Продуктивный способ создания собственных имен - образова­ние составных наименований, часть из которых уже была представлена при характеристике других способов. Многочисленные в онимической лексике столбистов составные наименования не представляют единства, они различаются и по степени мотивированности, и по характеру семантики главного и зависимого слова. Основной структурный тип составных наименований в языке стол­бистов представляют двусловные сочетания по типу "имя прилага­тельное" + "имя существительное" (генитивные сочетания представ­лены только в четырех названиях ходов: Ребро Теплых, Петля Теплых, Гребешок БИФа, ход Югова). Выявлены три основные группы составных наименований.

3.1.1.2.1. "Композитные" топонимы. В наименованиях этого типа преобладают атрибутивные сочетания с определениями, выраженными довольно узким набором прилагательных - "топонимических эпитетов" [Белецкий, 1972. С. 155]. В столбистских композитных топонимах встретились разные виды топонимических эпитетов. Размерные эпитеты большой, малый преобладают в названиях скал и ручьев: Большой и Малый Беркут, Большой Седловой, Мылый Такмак, Большой Индей, Большой Сынжул; ориентационные эпитеты левый и правый продуктивно действуют в названиях ходов, обозна­чая соответственно левый и правый варианты их прохождения: Правое и Левое Мясо, Правый и Левый Баламут, Правый Сумасшедший и др.; "культурные" эпитеты: Чертов Палец, Чертова Кухня, Чертов Козырек; меморативные эпитеты, связанные с именами людей (самый корпоративно значимый тип): Сарачевская площадка, Качаловский садик, Теплыховские катушки и др.

3.1.1.2.2. Другую группу составных наименований представляют названия, включающие в свой состав т.н. "ложные" номенклатурные термины: Дуськина щель  (ход), Кузьмичева Поляна (кор­дон), Голубая Горка (место), Солнечный Грот (скала), Столбы (район заповедника), Каменная  Аллея (горизонтальный уступ) и др.

3.1.1.2.3. Наиболее многочисленны названия, включающие в свой состав народные географические и корпоративные термины: рассоха (Миничева рассоха, Медвежья рассоха, Глаголева рассоха, ворота (Львиные Ворота, Калтатские Ворота, Царские Ворота) и мн. др., которые будут подробно охарактеризованы в разделе "Термины", а также близкую к ним субстантивную лексику: лес (Заколдованньй лес), лужайка (Оленья лужайка), мыс (Козий мыс), тропа (Манская тропа) и др.

Некоторые составные наименования в языке столбистов имеют варианты - универбаты, которые образуются с помощью суффикса­ции: Зверевский ход - Зверевка, Сарачевский ход - Сарачевка, Поперечная тропа - Поперечка, Китайская стенка - Китайка Китай или субстантивации прилагательного, входящего в составное наименование: Манская стенка - Манская, Шалыгинский ход - Шалыгинский, Хитрый пень - Хитрый, Второй столб - Второй, Леушинский ход - Леушинский и мн.др. См., напр., тексты: Вы куда сейчас? - На Манскую//; Там катушки с той стороны и Шалы­гинский по расщелине//; ...что оставалось, если из еды/ продукты/ конфеты/ все оставляли под Хитрым//; Я как раз сидела на Втором/ и понесло откуда-то дымом//; На Леушинском полочки хорошие есть// и др.

Таким образом, онимизация апеллятива в языке столбистов представлена прежде всего процессами метафорической онимизации, в сфере грамматической онимизации - суффиксацией и лексикализацией.

3.1.2. Другой, гораздо менее распространенный путь образования столбистских онимов - трансонимизация, переход имени в другой ономастический класс. Продуктивные модели трансонимизации: название скалы, места - название расположенной рядом избы (Голубка, Ферма, Коммунары, Семинар и др.) и наоборот: Очаг (компания) - Очаг (скала). Грифы (компания) - Грифы (скала), Нелидовка (изба) - Нелидовка (ручей); название компании - наз­вание хода, который освоили ее члены: Лира, Чип-чик, Голубые, а также название компании - название избы, стоянки этой компании: Изюбры, Эдельвейс, Вигвам, Идея и мн.др.

Можно отметить некоторое сходство трансонимизации с метонимией (в обоих случаях речь идет о переносе наименования). Од­нако при трансонимизации по смежности переносится имя, а не его значение. Для сравнения приведем примеры метонимического пере­носа по типу "название избы - люди, посещающие ее": Ждали "абреки" Искру с обрезами//; Тротуары разломают на дрова /Нарым сам себе утащит//; "По дороге встретили Забаву, которая пошла но­чевать в Эдельвейс", "Перушка, как всегда, очень гостеприимна. Приходил Вигвам.     Сейчас все ушли на ревизию в Нелидовку", "Поздно вечером пришел Эдельвейс      ударным составом с гармошкой" (из дневников) и др.

3.1.3. Третий источник возникновения собственных имен - заимствование из других языков - представлен в ономастиконе столбистов небольшой группой топонимов тюркского происхождения, возникших на территории Столбов задолго до появления са­мой корпорации. К тюркским названиям относятся некоторые гид­ронимы: Сарала, Кандалак, Сынжул и др., оронимы: горные хребты Каштак, Абатак, скалы Такмак, Кизямы, и др. (Все заимствования требуют особого изучения).

В заключение представляется важным рассмотреть сюжет о том, как корпорация характеризуется собственным ономастиконом: "корпорация как именующий субъект". (Этот аспект ономасти­ческой номинации частично уже затрагивался нами при рассмотрении метафорической онимизации).

Оценка членами языкового коллектива своих объектов чаще всего отражается в отборе специальных словообразовательных средств. У столбистов онимы имеют богатую систему суффиксов субъективной оценки (в основном уменьшительно-ласкательных), что связано с хозяйским, "свойским", любовным отношением к Столбам. См., напр., модели следующих наименований: Дикарек, Малек, Оленек, Мотылек, Слоник, Орлик (камни), Тараканий Лобик, Печурка, Дробинка, Унитазик, Стульчик (места на Первом столбе), Соколики, Соболек, Уголок, Кровососик, Зубодерчик (ходы), Фермушка, Столбушка (избы), Гривка, Дачки, Каратановская Дачка (скалы) или употребление в бытовом общении следующих неофициальных названий: Столбит, Перышки, Воробушки, Рукавички, Коврижки (скалы). Лодочка, Гапончик (камни), Хомутик, Огурчик, Аллилуйчик, Баламутик, Вопросик (ходы), Червончики, Соколики (компании) и др. Это подтверждается и примерами терминологизированной лексики: видовочка, карманчик, ходик, полочка, садик, конек, турничок, хребтик, седловиночка  и др. Таким образом, первое свойство ономастикона, характеризующее корпорацию - эмоциональность, "экспрессия ласкательности".
Корпорация видит свое пространство в зеркале других фрагментов действительности, поэтому, как уже отмечалось, названия скал, камней должны прежде всего удовлетворять требованию "на кого (что) похож", отсюда преобладание в них метафорических но­минаций. Действие установки на узнавание образа (одно из проявлений ориентации метафоры на фактор адресата) очень велико. Так, например, скала Львиные Ворота была названа вначале по сходству с аналогичной в Гибралтарском проливе: два огромных камня и лежащий между ними горизонтально третий образуют как бы гигантские "ворота". Впоследствии на одном из этих камней нашли образ спящего льва, и первоначальная мотивировка постепенно утратилась. См. также тексты: (с площадки Четвертого столба) Смотрите на Перья/ видно? Верблюда видно? а на горбу у него мешки// А теперь Голубя ищите//; "Самое интересное, что я ухитрилась у Бабушки с Внучкой найти бороду" (из дневника) и др.

Название хода должно отражать его характерный признак, индивидуальную особенность: Поцелуйчик - ход, при прохождении ко­торого столбист должен прижиматься лицом к скале ("целовать камушек"), Кровососик - ход, где при заклинивании рук в щель обдирают ладони и костяшки пальцев, Постирушка - ход, при про­хождении которого пачкается одежда. Шкуродер - ход на скалу Перья, используемый столбистами для спуска по вертикальной щели, где нужно спускаться в прочной одежде (иначе - "шкуру обдерешь"), Ухо - сложный обход хода Уголок на скале Перья по форме выступающей в виде уха слона каменной плиты, Помойка - ход по грязной щели и т.д.

Принцип "зеркальности" позволяет увидеть корпоративную интерпретацию картины мира, "набор" источников образного мышления столбистов: от "предметных" и "человеческих", например, названия скал Бородок (инструмент), Орочон (северная народность), Сойотский (сойотами до революции назывались тувинцы) - до реалий индийской культуры: Будда (скала, в определенном ра­курсе напоминающая сидящего в позе будды человека), уже упоминавшиеся названия скал Пагода, Великий Могол и др.

В овладении ономастиконом есть две стороны: "ориентационная", необходимая для ориентации на Столбах, успешного лазания по скалам, и "эстетическая"; поиски онимических форм слова, само освоение ономастикона для столбистов составляют особое эстетическое наслаждение. Характерно, что в корпорации столбистов, носителей и хранителей своих традиций, не только зна­ют этимологию каждого имени, причину появления названия, но и стремятся передать ее новичкам.

Таким образом, третье свойство ономастикона, которое характеризует корпорацию, - высокий уровень языковой рефлексии, о которой пойдет речь дальше.

3.2. ТЕРМИНЫ

Терминологические номинации, именующие специальные понятия сферы столбистского пространства и быта, представляют срав­нительно небольшую (зафиксировано около 70 терминов), но совершенно самостоятельную часть словаря столбистов.

В сфере корпоративной терминологии выделяются два вида терминов: 1) народные географические - нарицательные названия объектов, соотносящие их с определенными классами географических объектов, и 2) специальные, связанные с собственно столбистскими понятиями и действиями.

3.2.1. К элементарным (народным) географическим терминам относятся названия форм рельефа, водных пространств, географических ландшафтов и т.д. [Белецкий, 1972. С. 151]. В словаре столбистов преобладающими  являются названия форм рельефа: столб, камень, стенка, видовка, плечо, грива, седловина, грот, лог и др.

Так, например, термин столб употребляется столбистами в значении "скала больших размеров, скальный массив, представляющий интерес для лазания" (помимо Первого, Второго, Третьего и Четвертого столбов к ним относятся скалы Дед, Перья, Дикарь); стенка - протяженный скальный массив, напоминающий стену больших размеров (длиной до 200 м), см., напр.: Манская стенка, Китайская стенка, Калтатская стенка и др., грива - гряда с по­логими склонами, как правило, с тропой (Копьева грива, Акулькина грива, Веселая гривка), бастион - скальный массив, сход­ный по форме с бастионом (Корниловский бастион, Нахимовский бастион, Фестивальный бастион), плечо - выступающий в виде "плеча" поднятый край скалы (плечо Деда, плечо Второго ) и др.

В целом для терминов этой группы характерна специализация значений, что позволяет квалифицировать их как местные геогра­фические термины. Для сравнения приведем пример из "Словаря народных географических  терминов"  Э.М.Мурзаева: "стенка - "пристань", "причал" в Архангельской обл.: стенки, подстенки - "маленькие протоки, которые соединяют заливы между собой, об­разуя целую сеть островов" [Мурзаев, 1984. С. 522]. Некоторые географические термины столбистов не зафиксированы ни в одном словаре: видовка - легкодоступная скала, с которой открывается красивый панорамный вид на окрестности (Столбовская видовка, Городская видовка, Калтатская видовка); цирк - кольцевое расположение скал по хребтам при виде сверху (Абалаковский цирк, Южный цирк, Нижний цирк, Верхний цирк) и др. См. тексты: Когда идти Каштаком будет первая видовочка/ не доходя Веселой гривки//; Есть здесь недалеко маленькая видовочка/ выйдешь отсюда/ вся долина Калтата видна//; Первая видовка по Каштаку Столбовская/ вторая Городская// С одной вид на Столбы открыва­ется/ с другой на город//; Соревнования будут в цирке//; Оба цирка входят в тройку основных скалодромов// и др.

Для некоторых географических номенклатурных терминов характерна полисемия, реализацию которой можно проследить на примере значений термина камень: 1) столб, скала (Пошли на камни//; "Совершили восхождение на Перышки, обычные камушки" (из дневни­ка); "Нас зовут чудаками - помешались на камне!" (из песни)); 2) отдельная небольшая скала высотой 2-4 м, имеющая часто при­чудливую форму (многие камни имеют названия: Слоник, Черепаха, Верблюд, Скиф и др.); см.текст: Там идти через седловиночку и будет маленький камень/ Малый Такмак//.

3.2.2. Вторая группа терминов связана со специальными по­нятиями и действиями столбистов. Важнейший из них - ход (лаз) - обозначает постоянный скальный маршрут через характерные эле­менты рельефа, используемый столбистами при восхождениях на скалы заповедника. На каждую скалу существуют свои ходы разной степени сложности; почти все они имеют собственные названия (см. об этом выше). У каждого столбиста есть свои любимые ходы. См. тексты: Да он несложный ходик будет//; Там с самого низа начи­нается ходик/ он вообще-то простенький/...; Фу/ какой мерзкий ход//; Вот поглядите/ я вам красивый ход покажу//; "Для Людмилы Зверевой не было большего удовольствия, чем подняться ходом Уголок, для Тамары Беспрозванных - Огурчиком на эту же скалу" [Патрушев, 1982а]. В терминологии скалолазов данная реалия на­зывается трассой. Как и большинство ходов, трассы имеют свои названия, отражающие наиболее существенные признаки номината: Беговуха, Болды, Семерка, Башня, Зеркало и др.

Короткие сложные участки хода, при прохождении которых в случае срыва можно спрыгнуть на камень или на землю, у столбистов называются хитрушками. Многие хитрушки имеют свои названия: Грузило, Ласточка, Глюкало (варианты: Глюкало 1, Глюкало 2, Супер-Глюкало); "теплушки" (хитрушки, проходимые только В.Теплых); Деминские хитрушки и др. Приведем характерные тексты: На Первом хитрушки знатные//; Хитрушки дают технику/ а трассы ломовую силу// У каждой хитрушки очень специфичная техника//; "Залезли катушками, поползали по хитрушкам", "Вечером сходили на Крепость. Дядя Коля одолел 8 хитрушек и одну Глюкалу", "Острая борьба развернулась на хитрушках" (из дневников). Терминология лазания включает названия зацепок, используемых столбистами при подъемах и спусках. Это в первую очередь мно­гочисленные небольшие углубления в скале - карманы: Носком до­тягиваюсь/ карман нехороший//; Был бы тут карманчик еще!; Держат карманы капитально//; Они боятся нижнего кармана/ на одном стоят//; Попробуй  на  этом  кармане  подогнуться// и др. "Нижний" карман, за который нужно подхватиться снизу, у столбистов называется подхват (участок хода с таким карманом обыч­но проходится в откидку). Искусственно выдолбленные карманы именуются долбленками: "Витя пролез по долбленкам и по Деминской катушке", "Залез бы и выше, но щели кончились, а по долбленкам лазить без страховки как-то слабо" (из дневников); глубокий, удобный, надежный карман называется ручкой (дверная ручка). Аналогично: полка - горизонтально вытянутый скальный уступ, на который можно свободно встать ногой: Там левее мха очень хорошие полки//; Смотри какая полка/ переночевать можно//; блин - типичный элемент скального рельефа в виде плоских выступающих наплывов, используемый столбистами в качестве опоры при лазании: Я тебя приму на блину//: Спускаться будем по бли­нам //; пупырек - самая мелкая зацепка для одного-двух пальцев:Что там есть? - Да только пупырек для правой руки//; ... там выход был только за счет пупырька/ а пупырек на полфаланги пальца//; сопля: Сопля/ это сопливый пупырек// Когда много ла­зят/ его затирают руками и ногами и он становится скользким// В жаркую погоду их тоже сопли называют/ руки потеют и калоши тянутся//; За нее (соплю) цепляешься/ она нагружается килог­рамма на три-четыре/ и ей достаточно//; пузо - округлый камень в скале или ее выступающая часть, сложный для прохождения под­нимающегося столбиста: Вот так берешься/ пузо здесь//; лунка - гладкое углубление без острых углов, используемое при лазании на трении (как правило, удобное, чтобы ставить в него пятку), и мн.др.

Значительную часть корпоративной терминологии составляют обозначения участков скального рельефа, которые являются эле­ментами прохождения ходов: катушки - наклонные каменные по­верхности без явных углублений и зацепок, преодолеваемые за счет трения и инерции движения, карниз - длинный узкий выступ, плоско нависающий камень, представляющий сложный участок для поднимающегося столбиста, зеркало - гладкая (без видимых зацепок) поверхность отвесной стены, отрицаловка - участок скалы, имеющий "отрицательный" наклон, нависание, пятна - места на скалах, где только по ним можно пройти какой-либо ход (от многократного наступания эти места приобретают беловатый цвет, столбист "идет" по пятнам), камин - участок скалы (скальная "ниша") в форме камина, по которому нужно подниматься в распорку, ребро, спираль и мн.др.

Многие из рассмотренных терминов образованы в результате процесса апеллятивации собственных имен. Оним становится тер­мином в том случае, если обозначенная им реалия неоднократно встречается в других местах. Приведем характерные примеры: Конек - камень у вершины Второго столба, имеющий покатую по­верхность (по сходству с гребнем крыши); любое подобное место, используемое при лазании (С коньков в дождь здорово слетают/ они очень опасны//; "На опояске осторожно спустились с верхне­го конька" [ЛАЯ, N 5]); Садик - заросшая кустами и деревьями площадка на северной стороне Второго столба; любой участок скалы, где растут деревья и кустарники: садик Свободы, Сарачевский садик на Втором столбе, Голубой садик, садик на Дикаре; Козырек - нависающая часть скалы у Третьего столба, рядом с которым в 1892 году была построена первая столбистская изба ("...золотой век столбизма, начавшийся с постройки избушки в косогоре под Третьим столбом вблизи Козырька" [Яворский, 1925„ С. 26]; любой скальный навес, укрытие, участок скалы, выступающий в виде козырька: Я там когда на козырек выходить стал оборвался/ два метра пролетел/ но попал на уступчик//; Шкуродер - ход на скалу Перья, используемый столбистами для спуска по вертикальной щели за счет различного сочетания скольжения и трения, возможен скоростной спуск вниз головой , т.к. ширина щели по мере спуска уменьшается ( Сюда идите/ сейчас он Шкуроде­ром поедет/  там на распорке едут//; "Выспорили шоколад, спускаясь вниз головой со Шкуродера"); любой подобный способ спуска (Головной шкуродер, Медведевский шкуродер и др.): Есть из Сарачевки/ из Комнатки на гриву/ маленький шкуродерчик// Ту­да можно в уголке спускаться/ а можно шкуродерчиком прокатить­ся//; "Из шкуродера вылазили камином, т.к. его буквально зава­лило"; Печурка - углубление на Первом столбе округлой формы, название проходящей через это место хитрушки; любое подобное место (Становись в печурочку//) и мн.др.

Некоторые термины языка столбистов заимствуются другими корпорациями (о воздействии столбизма на развитие альпинизма, спелеотуризма и другие виды спорта см.гл.II, 1). Так, например, в официальную терминологию спелеологов вошли такие столбистские термины, как шкуродер ("узкий ход"), хомутик (суже­ние), катушка (гладкая каменная плита), камин, карман, ручка (без изменения значений) и др.

Другая группа корпоративных терминов связана с ситуациями лазания: выйти - пройти какой-либо ход или его элемент (Ты вы­ходил так? - Нет еще// Думаю что можно//; Возьмись правой/ левую на упор// Ногу в карман/ все/ вышел//; Я тут вышел/ Шурик свидетель//), выход - участок хода или хитрушка, проходимые одним движением (Там даже не карман/ а (...) закрепляется на руках и выход за счет рук//),     выход в упор - прохождение участка хода или хитрушки, при котором карман используется как турник, клиниться (заклиниваться) - особым образом (стремясь как бы раздвинуть стенки щели) вставлять в скальную щель руки или ноги, используя их как точки опоры в процессе лазания (Попробуй мизинец клинить и прямо на нем//; Там неудобно настолько клиниться...), заклинка - способ прохождения элемен­та хода, при котором необходимо заклиниваться (Тут на заклинку//), распираться - продвигаться по скале таким образом, что­бы руки и ноги упирались в противоположные стенки, или чтобы ноги упирались в одну стенку, а спина была прижата к другой (Распирайся свободнее!), распорка - способ лазания, осуществля­емый за счет распора рук и ног между двумя стенками скалы (Зверевский весь на распорке/ силовой//; Он (ход. - Л.П.) в распорку/ но по ступенькам//), трение - вид лазания без использования карманов, где столбист держится только за счет трения калош (Они все лето лазили/ и все на трении/ на трении...), равновесие - вид лазания, при котором столбист нахо­дится на одной точке опоры и продвигается без использования зацепок (в случае отклонения, потери равновесия ему грозит срыв), откинуться - продвигаться по скале, отодвинув корпус от ее поверхности на вытянутые руки (Здесь откинуться хорошо надо/ и по инерции вылетай//), откидка - психологически сложный способ продвижения, при котором необходимо откидываться ( Вот откинулся/ подтянулся/ и на откидку иду в упоре//; Макс/ в откидку греби!), турник - место (в хитрушках, нависающих участ­ках скал) и положение, при котором можно повиснуть, взявшись руками за карман и осуществить выход за счет подтягивания с помощью рук (Если на турник ходишь/ то выйдешь//; У Теплыха последние турники настолько сложны...) и мн.др.

Таким образом, для терминологии столбистов характерны три способа образования терминов: семантические переносы, апеллятивация топонимов (уникальный способ корпоративного терминотворчества, связанный с пространственной спецификой корпорации), аффиксальная деривация.

Как видно из приведенных примеров, большинство столбистских корпоративных терминов образовано путем метафорических переносов и сужения значения. Все термины осознаются носителями как эмоционально нейтральные, о чем свидетельствуют факты их функционирования в пределах терминологической системы. См., напр., тексты: Ни одного серьезного кармана//: Там карманы на­выворот/ как на Китайке//; У меня там (в горах. - Л.П.) такой блин под рукой оторвался!; Здесь катушки нависают и голяк//; В камин Деда прекрасно заходится//; Я там выходил разочек на ле­вой руке//; Здесь выйдешь?; Главное первый раз выйти//; Я та­кой вариант у турника не брал//; Прыгают/ и там немножко пузо/ и оно откидывает//; Вон там еще какая-то сопля есть//: Шура/ хватайся за соплю! и др.

Некоторые ставшие терминами слова характеризуются новой словообразовательной парадигмой, см., напр., сопельность: Столбисты еще говорят сопельность/ ощущаешь сопельность/ когда идешь в жару//.

В целом для терминологии столбистов характерны:

1) мотивированный тип номинации (семантическая мотивация); не зафиксировано ни одного немотивированного термина;

2) отсутствие тер­минов - словосочетаний, заимствований иноязычных слов и мор­фем, аббревиации,  словосложения, образования терминов путем использования символов, составляющих значительную часть многих терминологических систем. Использование семантического способа словообразования в корпоративном терминотворчестве имеет ярко выраженную специфику, обнаруживая черты коллективного конкретнообразного мировидения столбистов. Положенные в основу мотивировки терминов образы относятся преимущественно к сфере обиходной лексики, что делает их выразительными, доступными, легко запоминающимися.

3.3. СПЕЦИАЛЬНАЯ НЕТЕРМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ЛЕКСИКА

К сфере нетерминологической лексики столбистов относятся большинство предикатов и имена лиц. В отличие от терминов, они обозначают специальные понятия столбистского быта, объем которых не точно регламентирован дефинициями, либо являются экспрессив­ными дублетами терминов, осознаются носителями как эмоционально-образные или экспрессивно-оценочные номинации, корпоративные жаргонизмы (о различии корпоративных терминов и профессионализмов см. гл.I, 5).

Для описания  данного  раздела столбистского словаря представляется целесообразным рассмотреть несколько ситуаций, характеризующих корпоративный быт.

3.3.1. Подготовка  к лазанию

Ряд номинаций этой группы связан с основной обувью столбистов - калошами, которые во избежание случайного снятия особым образом обвязывают вокруг ступни и щиколотки. Для словоу­потребления столбистов характерна форма единственного числа мужского рода - калош: Но ты смотри/ чтобы калош не соскочил//; Левый калош все/ херс//. Калоши хорошо держат (обеспечивают устойчивое сцепление подошвы с поверхностью скалы), если у них хорошая резина, в прохладную ветреную погоду или после дождя на сухой скале, когда "камень" чистый. Калоши плохо держат, тянутся в жаркую погоду и если они лысые (полысели) - утратили насечки на подошве, стерлись. См., напр., тексты: Попробуй на Слонике (проверить качество сцепления калош. - Л.П.)// Хорошо держат?; Канифольки не одолжишь? У меня калоши лысые/ ни черта не держат//; "Калоши полысели, не держат ни хрена, и нам добраться к цели мешает Сатана" (из песни). Чтобы калоши лучше держали, столбисты натирают их канифолью. В разговорной речи этот процесс может быть выражен по-разному: Вадик/ канифолься//: Канифольки намуслякай//; Канифолить надо/ они (калоши) у тебя сильно скользят// На/ проканифоль//: Подканифолиться не хочешь?

Как отмечалось в гл.II, 1, с калошами связан обряд посвяще­ния в столбисты и один из видов наказания - калошевание (битье калошами). Из столбизма этот обряд был заимствован альпинистами (поскольку основная обувь альпинистов - вибрамы, он называется вибравание). Широко используется предикат калошевать: "Свою очередную жертву он калошевал с разбега от перехода...", ср. также:"... Их ожидает жестокая расправа. Коллектив приговорил их к 10 калошам", "Совет "отцов" постановил принять в компанию "Любители" Поляка А. в качестве воспитанника со сроком испытания на один год (9 калош)" (из дневников).

3.3.2. Лазание по скалам

В значении "лезть", "продвигаться по скале" (независимо от степени сложности хода) столбисты употребляют глаголы идти: Ка­ким пойдем (ходом)? - Свободой//; Идешь все по отвесу/ там вон карман/ и по нему на самый верх//; Становись и пошли//; ходить: Я вообще-то ходил там...; Я хожу Ухо/ каждый раз прохожу по-разному//; " В позапрошлое воскресенье ходили на Корниловский сложным ходом" (из дневника). Если на определенном участке скалы можно "пройти", то значит это место ходится (Ну как там? - Да ничего/ ходится//; Щас вспомню/ как здесь ходится//). В процессе лазания стоящий лицом к скале столбист может подшагнуть - сделать маленький быстрый шаг, поставив ногу в другой карман (Перейди теперь левее и подшагни//; Теперь вот так/ чик-чик подшагни//). Направленное движение на определенном участке обозначается глаголом подбирать (Подбирай на белые места вычищенные//) . Предельная концентрация, собранность, смелость в преодолении сложного участка хода у столбистов выражаются словосочетаниями со словом наглость: Здесь на наглости иди//; А вот здесь дай бог наглости//; (совет) Валера/ наглые глаза! Поскольку столбистам часто приходится поднимать на скалы неподготовленных новичков и гостей, а также лазать в особо опас­ных местах, они используют страховку, страхуют (Я без страховки ходил там//; На страховке вообще-то можно//; Могли бы дать страховку нормальную...). Страховкой именуется сам процесс страхования, а также капроновая веревка (раньше кушак), которые столбисты пускают  при верхней страховке (Люда ему кушак пустила/ а он чуть-чуть не достает// И он улетел/ но за дерево зацепился//) . В молодежном жаргоне спуск веревки обозначается предикатом травить (Щас... трави сверху/ держишь? - Давай//). При нижней страховке столбист стоит внизу, закрепляя поднимающемуся ногу для равновесия, поддерживая и при необходимости подталкивая новичка. Моральная страховка состоит в том, чтобы страхующий столбист, приобретя устойчивое положение (закрепившись), просто стоял внизу и подбадривал лезущего. См. также текст: А еще мы друг другу ногу даем// Да/ есть такое выражение у столбистов// Если закрепился нормально/ для страховки ногу даем/ помогаем друг другу//.

Из лексики скалолазов столбистами (преимущественно моло­дежью) заимствуются некоторые обозначения способов прохождения различных участков хода, хитрушек: беговухи, при прохождении которых требуется прежде всего скорость и техничность, силовухи (ломовухи), при прохождении которых в первую очередь необходима значительная физическая сила (Я силовухой не могу ходить//; Там ломовухой накатывать надо//; На силовухах я им бу­ду сильно проигрывать//). При прохождении некоторых ходов, требующих значительных усилий, столбисты нагружают руки, ноги, определенные группы мышц (Не хочу пока палец нагружать// В то воскресенье сорвался/ руку и локоть потянул//).

Освоить ход, участок хода или хитрушку (вообще подняться на скалу) у столбистов значит взять (брать) его: Сейчас покажет/ как Хомут брать//; "Перья взяли Васька с Кишамбой", "На­конец-то, после двухлетних попыток, со скрипом взял я этот ход на страховке" и др. Как уже отмечалось при описании ономастикона, некоторые движения при прохождении определенных ходов получают собственные наименования. Так, например, при подъеме ходом Авиатор на скалу Перья необходимо, взявшись руками за выступающую часть камня, раскачаться и прыгнуть с одного "пе­ра" на другое, сделав при этом в воздухе поворот на 180 град. Первое движение (раскачка) называется Маятник, прыжок - Пропеллер. (Из Письма он выходит на Пропеллер//; Делаешь Пропеллер...//).

3.3.3. Срывы, падения

Лазание по скалам, подъемы и спуски сложными ходами сопряжены с риском, нередко здесь происходят падения. Срываются чаще всего нестолбисты, идущие без страховки, пьяные люди, столбисты, спасающие новичков. Тема падений в языке столбистов подвергается эвфемизации. Так, например, в значении "упасть со скалы", "разбиться" используются глаголы свистануться, сквозануться, а также уйти, улететь. См. тексты: ( на заседании об­щества столбистов) Причина смертности на скалах/ отсутствие профессиональных столбистов// Вот недавно две девчушечки стали вдвоем спускаться Свободой в мокрую погоду// Ну и на катушечке/ на переходе/ свистанулись конечно//; В то воскресенье девчонка на Первом с Пятен ушла//; А вообще там очень сложно/ можно улететь//; Это Попов/ помнишь? на Первом улетел/ когда девчонку спасал//. В значении "упасть со скалы, получив травму" употребляется глагол поломаться: (обсуждается проблема страхования столбистов) Ну что такое три тысячи/ пять человек поломались в год/ и все//. В ситуациях потенциальной угрозы падения ис­пользуется предикат выпасть: "Однако я сумел одеть только один кед и был этим настолько обессилен, что чуть не выпал из щели" (из дневника), "Крепко засели, но и выпасть могут. Помочь надо, а чем?" [Тронин, 1993б]. В значении "скользить по скале", "срываться" столбисты употребляют глагол плыть: Володя/ организуй страховку/ я уплыву сейчас//; Канифоль была плохая и галоши по­плыли// (пловец - столбист, который плохо держится на скале). Если во время прохождения хода столбист сделал вынужденную остановку, "застрял", о нем говорят приторчал (заторчал): Если долго не можешь выйти/ говорят/ приторчал парень!; Бывает хорошо идет/ раз! и приторчал в одном месте//; (порицание) И сидит/ и заторчала/ и заторчала//. Для обозначения ситуаций, когда столбист оказывает помощь застрявшему человеку, спускает со скалы находящихся в критическом положении людей, используется предикат снимать (... Это Катю я там снимал//).

Как видно из приведенных примеров, предикатная лексика столбистов обладает большими возможностями семантических трансформаций, см. метафорические переносы плыть, улететь, метонимические - калоши полысели, поломаться, нагрузить, лексико-семантические изменения у глаголов идти, ходить, выйти, брать, закрепиться, подбирать, держать, снимать и др. Ср. также изме­нения в синтагматике глаголов сделать:  сделать Нахимовский (подняться на эту скалу, покорить вершину), сделать Подкову (подняться на скалы Первый столб. Дед, Перья, расположенные по ли­нии подковы), см., напр., тексты: На Подкову пошли?; Подкову делали/ Мишку чуть не сдуло//; лазать: лазать богато (поднять­ся на много скал разными ходами), лазать Катушками, Обелисками, Пятнами (каким-либо ходом) и др.

Предметная нетерминологическая лексика в языке столбистов представлена названиями частей экипировки, о которых уже шла речь в гл.II,1: кушак, феска, развилка, скальные туфли, трикони (специальные ботинки для лазания зимой) и др., реалиями столбистского быта: нифеля (остатки заварки в большом чайнике после заваривания в нем "столбистского" чая), а также некоторыми общеизвестными словами, употребляющимися в особом значе­нии: щель (Давай в щель клинь//; По щелям выходи//; Смотри/ вот так по щелочке иди//), скала (Чувствуй скалу'; "Скалы не трудные, но довольно интересные", "Нашим гостем может быть каждый ... при условии, что он ... любит скалы и принимает наши обы­чаи"), вода (зимой на Столбах воду из ручьев необходимо искать, откапывать: "Мы с Валерой сразу отправились откапывать воду: провозились часа полтора", "Когда я меньше водки пил - легче воду находил"), изба (деревянный домик по типу охотничьего зи­мовья с печкой, нарами, необходимой посудой: Практически между избами не было серьезных разногласий//; В избах не было детских уставов/ типа у Хилых...), стоянка (площадка под естественным скальным навесом, где можно жить летом) и др.

Имена лиц, как уже отмечалось при характеристике ономастикона, представлены  преимущественно  многочисленными названиями компаний и прозвищами столбистов. Значительная часть имен лиц в языке столбистов образуется в результате метонимических переносов по типу "название избы" - "люди, посещающие ее" (см. примеры выше), суффиксации по этому же типу: Перушка - перисты ("Столбисты помнят эту восемнадцатилетнюю девушку... звонкоголосую "перистку", ушедшую вместе с Лидой и погибшую при защите Москвы" (из дневника)), Фермушка - фермеры, Вигвам - вигвамовцы, Нелидовка - нелидовцы, плюрализации: Эдельвейс - эдельвейсы, Коммунар - коммунары, Невидал - невидалы, Решето - решоты, Баламут - баламуты и др. Компания может иметь групповое прозвище, например, члены компании Эдельвейс за их высокий рост в среде столбистов именуются кипарисами. См., напр., тексты: Из "кипарисов" кто поедет? (на сборы в альплагерь. - Л.П.); "Если Лебедь пролетел. Цыган выпить захотел И пошел гонять Забаву, "Кипарисы" на халяву Все сметают со стола..." (из дневника).

Важнейший признак, характеризующий нарицательные имена лиц - признак принадлежности к корпорации. Как отмечалось в гл.II, 1, "чужие" именуются туриками (Теплых один раз туриков до того заводил/ что они про корзину с яйцами забыли//), однодневниками (туристы, посещающие Столбы в основном с экскурсиями, без ночевки: Больше безобразий от однодневников/ но борьба все время со столбизмом//), собирательно туристом. (Турист раньше неорганизованный был до предела//), толпой ("Там стояла толпа и смотрела, как... падают с Авиатора"), а также иностранцами, чайниками, мурзилками и др.
Среди самих столбистов в зависимости от внутрикорпоративных отношений, степени приобщенности к столбизму и других приз­наков особые группы составляют столбятники ("бывалые" столбисты), отцы, старейшины, избачи (избушечники) - столбисты, пост­роившие себе избу (Абреки противопоставляли себя всем изба­чам//), стояночники - столбисты, имеющие стоянку, подкаменщики - столбисты, ночующие под камнями, в удобных скальных укрытиях (Я подкаменщиком почти пять лет был ...//; Подкаменщики/ проле­тарии Столбов//; "Центр кипучей жизни - в камнях северо-запад­ного развала Второго столба, где имеется уже более 10 основных компаний "подкаменщиков" [Яворский, 1925. С.28]. Женщины на Столбах устойчиво именуются тетками (Тетки перед однодневниками в Чертовой Кухне танцевали за жратву//; "... Ну ладно тетки уже еле дышат - скажу еще: спасибо, что живой").
Таким образом, номинации лиц - единственная сфера действия экспрессивно-оценочной метафоры. Наряду с метонимическими и метафорическими переносами активно действует аффиксальная де­ривация, характерно отсутствие аббревиатур и заимствований.

Представленное описание корпоративного словаря было бы неполным без рассмотрения основных типов его дифференциации, о которых уже шла речь во Введении. В языке столбистов, корпора­ции со своей историей, важнейшая линия дифференциации - поколенческая. Так, например, в начале века у столбистов была по­пулярна модель трансонимизации по имени государственных деятелей, см. названия камней Гапон, Лаппо и др. ("Какой полет, да видят боги, Я без пропеллера слетел, И от Гапончика с дороги Свою Нелидовку узрел" [ЛАЯ, 5]. Столбисты поколения 20-30-х гг. вместо слова "ход" употребляли номинацию лаз, многие их выраже­ния не знакомы столбистам среднего возраста: тыриться - идти непройденным ходом, "вслепую" (многие ходы в это время только открывались, а осваивались уже позднее), идти дером - идти без тропы, по траве. Однодневные экскурсанты именовались гастролерами. Из активного обихода столбистов исчезли многие названия частей экипировки того времени: опояска, кушак, котомка, наз­вания изб и стоянок: Зарукавишная слободка, Нарсвязь, Старый Клуб, Трибуна и др. Столбисты поколения 40-50-х гг. широко употребляли глагол зоревать (встречать восход на скалах), позднее, в связи с развитием на Столбах спортивного скалолазания и альпинизма, корпоративный словарь пополнился спортивными терминами: контрфорс, траверс, делать траверс, траверсировать и др. (примеры обратного влияния см. выше). С поколенческой дифференциацией корпоративного словаря тесно связана стилистическая: употребление деминутивных форм онимов и терминов свойственно представителям старшего и среднего поколения; корпоративные жаргонизмы, в том числе дисфемизмы, характеризуют преимущественно речь молодежи (см., напр., пупырек - пупырь, Шкуродер - Шкурник, распорка - распор, Китайская стенка- Китай, ночевка - ночер, Эдельвейс - Эдель и др.). При индивидуально-окказиональной дифференциации точкой отсчета является индивидуальная язы­ковая личность. История столбизма дает немало примеров ярких, творческих языковых личностей. Одной из них был А.Л.Яворский, сама жизнь и значительное творческое наследие которого (летописи, мемуары о жизни столбистов начала века, описания столбистских изб и стоянок, многочисленные стихи, уникальная двухтомная поэма "Столбы", написанная в лагере, и мн.др.) давно находятся в сфере исследовательского внимания автора, см., напр.,  [Подберезкина, 1991];  [Подберезкина, 1992в]; [Подберезкина, 1993в]; [Подберезкина, 1993г]. К сфере индивидуальных речевых особенностей А.Л.Яворского относятся частое использование в текстах диалектизмов (бродни, таяк, лыжница - в значении "след от лыж, лыжня", азям, релка и мн.др.), словообразовательных окказиона­лизмов: "Привет от Дикого Второму, Мы здесь дикуем вшестером", "Пока ж столбим, поем и любим", "...Чтоб потом, отстолбовавши, Мы вернулись вновь домой...", "Пойти поверхопузить малость, А в переводе - полежать..." [ЛАЯ, 5]; особых деминутивных форм: ложок, ложочек, камешок, камешочек, скалка, конечек, крутячок, гребешочек; "мифологических" образов-сравнений в поэтических текстах ("Весну на флейте Пан сыграл", "Сторожевой погас во тьме нирваны", "Не лог - Эдема пышный сад", "Парнас для всех столбовских муз","Треликий Янус" (о скале Дед)) и мн.др. Наконец, еще одну линию дифференциации, которую условно можно обозначить как групповую дифференциацию, представляет речевая специфика отдельных столбистких компаний. Так, например, речевыми маркерами компании Голубка являются групповые самоназвания волки, (ирон.) друзья, товарищи, называние всех женщин в избе независимо от возраста девчонками, групповые соматизмы тыква (голова), конец (предмет постоянного языкового обыгрывания), ономастические номинации: Яранга, Шхельда (деревянный туалет), см. текст: "Сходил на Шхельду: слабо сдаем вторичный продукт"), Насест (деревянный настил, "веранда" возле избы), многочислен­ные прозвища и "дневниковые" псевдонимы, отдельные выражения: чакру мочить (обливаться полностью водой из протекающего рядом с избой ручья), присловья: Приходите к нам в избу... (продолжение "Барс вам вырубит фигуру" означает, что занимающийся резьбой по дереву столбист по прозвищу Барс может не только высечь профиль человека из бревна, но и "вырубить" его в другом смысле). (Автор располагает примерами речевой специфики и других столбистских компаний, которые ввиду ограниченного объема работы здесь не приводятся).

Приведенные факты в значительной степени характеризуют языковое сознание столбистов, их творческое отношение к своему языку. Важным свойством корпоративного языкового сознания, как отмечалось при характеристике корпорации как именующего субъекта, является высокий уровень языковой  рефлексии, сюжет о которой завершит описание.

Рефлексия над фактами своего языка у столбистов проявляется прежде всего в активном отношении к внутренней форме слова - создании разных народных этимологии, объясняющих происхождение и смысл названий, моментах языковой игры и т.п. Как отмечалось при характеристике ономастикона, подавляющее большинство столбистских  имен  имеет прозрачную семантическую структуру, что является одним из критериев закрепления имени в языке: Россыпушка - стоянка на каменной россыпи, Пролетарка - вершина, названная по надписи "Пролетарии всех стран, соеди­няйтесь!" и др. "Непрозрачным" именам столбисты стремятся дать свою мотивировку, зачастую по-разному трактуя происхождение названия. Так, название избы Музеянка, основанной сотрудниками краевого музея ("музеянами"), многие из которых были впоследствии репрессированы, некоторые столбисты связывают с тем, что в избе жила творческая интеллигенция, "люди искусства", которых "посещала Муза". По объяснениям других носителей, в избушке, где долгое время жила основательница Живого уголка Е.А.Крутовская, находились чучела разных птиц, что придавало ей сходство с "музеем". Огневка - тропа, вдоль которой, по одним объяснениям, располагалось множество стоянок ночующих здесь столбистов (Идешь/ а кругом огоньки/ огоньки/ огоньки...), по другим: Осенью горит вся в рябине /вся багряная//, Хитрый пень получил свое название по находившемуся в нем "скрадку" (тайное место). В дупле этого пня столбисты прятали записки о своем местонахождении, возвращающиеся со Столбов оставляли продукты. Хитрый пень был, таким образом, своеобразным тайным столбистским "почтовым ящиком". Некоторые столбисты объясняют название иначе: Кажется/ что Пыхтун уже закончился/ а там такая площадочка с пнем/ и дальше подъем// Поэтому он и хитрый//. Нам известно по меньшей мере четыре мотивировки названия скалы Глаголь. По мнению некоторых столбистов, название произошло от белой удлиненной буквы "Г", выведенной на стенке скалы над стоянкой Е.П.Иванова, созданной в 1930 г. А.Л.Яворский считал, что имя Глаголь было дано компанией Д.И.Каратанова по названию находящегося там лога: "Лог с ручьем, что начинается на поляне, идет вширь к рч. Моховой не совсем прямо, а изгибаясь в виде угла, что напоминает букву "Г", а так как буква "Г" называлась раньше "глаголь" и этим именем называлась всякая углообразная линия, то, видимо, уже давно лог был назван базайцами (жителями деревни Базаиха. - Л.П.) "Глаголевым ложком". Понятно, что и ка­мень был позднее назван столбистами "Глаголем" [ЛАЯ, 2]. Некоторые столбисты ошибочно связывают название скалы с находившейся здесь раньше заимкой крестьянина Глаголева. Многие современные столбисты мотивируют старое название сходством скалы по форме с огромной буквой "Г", которая в раннеславянской письменности называлась "глаголь".

В народных этимологиях часть столбистов всегда стремится к реалистическому толкованию имен (см., напр., тексты: Напридумывали разные легенды/ Лалетина да Базаиха// Просто купец был такой/ Лалетин/ построил в устье ручья дачку/ от него и пош­ло//; Бабкой назвали не потому что на бабку похожа/ а потому что Дед рядом//), другие же, наоборот, - к "ассоциативному", романтическому, иногда заведомо неправильному:  Баламут потому Баламут/ что баламутный ход/ непонятный// (на самом деле ход именуется по названию компании Баламут. - Л.П.). Одним из проявлений языковой рефлексии столбистов является создание собственных легенд, мотивирующих лежащие в основе названий скал образы (в архиве автора около 10 таких текстов).

Уже отмечалось, что поиски выразительных названий, их освоение, составляют для столбистов особое эстетическое удовольствие. В процессе ономастической номинации активно участвуют и современные столбисты, называя новые ходы и хитрушки {Очкарик, Акробат, Третья Этажерка и др.), места на скалах, камни (Блоха, Крокодил), осуществляя переименования (Верблюжонок - фестивальный бастион, Подвершинный - Танк, Глаголь - Ма­лый Беркут и др.), в некоторых случаях переиначивая существующие названия (Великий Могол - Монгол). Вместе с сожженными избами, распавшимися компаниями, ушедшими из жизни столбистами из лексикона нынешних столбистов исчезли многие интересные наз­вания (Седёлки, Площадка Духов, Наперсток, Манишка, Гульники и др.). В связи с этим остро назрел вопрос о необходимости лексикографического описания и кодификации столбистского ономастикона, первым опытом которой явилось создание карты скальной части заповедника [Карта, 1993], а вторым - издание словника "Енисейской энциклопедии" (раздел "Красноярские Столбы") [Подберезкина, 1994а], подготовленных при участии автора. В настоящее время готовится к изданию Енисейский энциклопедический  словарь, "столбистский" раздел которого [Подберезкина, 1995а] представлен в Приложении N 2.

В корпорации культивируется вкус к языковой игре. Каламбуры ориентированы как на слуховое восприятие (в устной речи), так и на зрительное (в дневниковой коммуникации). Обыгрывание слова может быть связано с заменой звуков, слогов: изба Вигвам - фиг вам, вицемэр (столбист) - лицемер, а также вице-мерин, вице-мерзкий, рифмованием: "Михвас, ждем вас пить квас у нас". Приемы обыгрывания омонимии используются при розыгрышах новичков (Чем столбисты отличаются от простых людей? Тем/ что они здорово лазят по карманам//: Уголовников на Столбах море// (посетителей Живого уголка. - Л.П.)), в дневниках компаний: "Сыпались афоризмы и мак из рулета. Утром все подмели", "Береги природу, мать твою!", "В грязь лицом мы не ударили, но когда возвращались на Грифы, Лаптенок ударил мне в лицо вибрамом. Самое обидное, что он даже не заметил, как прошел по мне, лежащему на тропе, в триконях", "...Наверное, волки, посетили "Такмак" (Такмак - название популярной у столбистов скалы; ресторана на правобережье). В целях создания комического эффекта могут обыгрываться антонимы: "В конкурсе разговорного жанра, конечно же, не было равных В.Тронину, который положил сидящих и усадил стоящих яркими комментариями к темным местам своего толстого тома столбовских историй, столь широко описанных им для узкого круга читателей". В письменных текстах часто используются приемы словообразовательной игры: "Снег. Метель поднялась... Добрались до избы (Перушки - Л.П.). Оперились: по­ели, попили чай, погрелись. Пошли дальше"; "В субботу день был прекрасный, сходили в шкуродер, откуда Филиппов выпал, оставив часть своей шкуры" и др., см. также название журнала компании Голубка - Голубчик.

Как было показано в гл.II, 2, шутливо обыгрываться могут целые жанры (официальные речи, объявления и т.п.). Приведем пример обыгрывания выходных данных в юбилейном выпуске журнала "Грифы": "Изд-во фирмы "Филипс и К". Бумага самая лучшая. Печать специальная. Тираж 30 экземпляров. Заказ друзей. Цена - кто больше" [ЛАГ, 16].

Представленное описание языка столбистов, вербальных про­явлений их языкового сознания, как кажется, позволяет увидеть специфику корпоративной интерпретации языковой картины мира. Уникальна сама "карта" этой картины, зоны наибольшей детализации которой - естественные объекты и артефакты (ходы, их варианты, избы и т.д.) - связаны с наличием у корпорации собственного географического пространства. (Характерно, что в ономастиконе арготирующих (корпораций, не имеющих своего "фиксированного" пространства), наиболее значительную часть, по наблюдениям В.Д.Бондалетова, составляют этнонимы (другая часть представлена личными именами, ойконимами, топонимами, теонимами) [Бондалетов, 1971]). Как было показано, процесс де­тализации "карты" у столбистов бесконечен в связи с открытием все новых объектов: ходов, хитрушек, безымянных скал, камней, троп и т.д. Основным средством картирования в корпорации являются собственные имена, значительное количество и разнообразие которых позволяет говорить о корпоративном оно­мастическом пространстве.  (За пределами рассмотрения в данной работе остались многочисленные зоонимы - придуманные столбистами клички животных в Живом уголке, являю­щиеся предметом специального изучения). Уникальные  свойства ономастикона - его метафоричность, "экспрессия ласкательности", создаваемая за счет лексикализации деминутивных форм и употребления уменьшительно-ласкательных суффиксов, семантическая прозрачность внутренней формы слова  -  позволяют рассматривать его как факт не только корпоративной, но и наци­ональной культуры в целом. Характерно, что если, например, в языке воров метафора характеризуется "отсутствием эстетических заданий" (Лихачев), то в языке столбистов, как было показано в этой главе, напротив, - изначальной функционально-эстетической направленностью. Отметим также, что если метафора, лежащая в основе диалектного топонима, всегда стремится реалистично истолковать свой объект, то у столбистов информация о характере и признаках объекта "пропускается" через мир культуры.

На значимость ономастикона для самих столбистов указывают такие факты, как высокая активность его использования, характерная и для письменной коммуникации (см., напр., текст: "С парнями из Эдельвейса мы шли с Китайки через Откликные, Барьеры и Кабаргу с заходом в Эдельвейс, где выпили на четверых три чайника чаю. Вечером ходили в гости на Медведицу. В субботу Лепыч и дядя Боря лазили на Центре" [ЛАГ, 181); полная осво­енность (несмотря на отсутствие кодификации) членами корпорации (ср., напр., замечание Э.М.Мурзаева о том, что "жители больших городов вряд ли знают 3-5% названий улиц, площадей, переулков, топонимия которых реально существует, но остается неизвестной населению" [Мурзаев, 1964. С. 24].); наконец, бережное сохранение и поколенческая трансляция ономастикона, связанные с осознанием его культурной ценности.

Как показал анализ способов номинации, преобладание в языке столбистов семантических трансформаций (метафорических и метонимических переносов в ономастиконе, метафорических - в терминологии, метонимических и сужения значения - в именах лиц и предикатной лексике), единичная представленность аббревиатур, номинаций, образованных посредством словосложения, за­имствований иноязычных слов и морфем, а также рассмотренные выше манифестации языкового сознания корпорации указывают на то, что язык столбистов в целом является естественным средоточием "национальной стихии языка" (Красильникова), обнаруживая существенные различия с преломлением языковой картины мира в групповых жаргонах, ориентированных прежде всего на заимствования и разнообразные искусственные имитации. 


Rambler's Top100 Экстремальный портал VVV.RU

Использование материалов сайта разрешено только при согласии авторов материалов.
Обязательным условием является указание активной ссылки на использованный материал

веб-лаборатория компании MaxSoft 1999-2002 ©