Красноярские Столбы
СкалыЛюдиЗаповедникСпортСобытияМатериалыОбщениеEnglish

Кандидатская диссертация Лилии Зуфаровны Подберезкиной «Корпоративный язык: принципы исследования и описания (на материале языка столбистов)»

Защищена 9 января 1996 г в Институте русского языка им. В.В Виноградова РАН
 

ГЛАВА II. ЯЗЫК СТОЛБИСТОВ

2. Общение

По характеру коммуникации в общении столбистов выделяются сферы официального (через печать, на городских конференциях, собраниях Совета объединения столбистов и т.д.) и неофициального (бытового) общения на Столбах и в городе, а также выявляются общие (по фактору адресата) и специфические (по фактору места коммуникации) линии дифференциации. Дифференциацию обще­ния столбистов с учетом фактора места коммуникации схематично можно представить следующим образом:

ОБЩЕНИЕ СТОЛБИСТОВ
1. Официальное 2. Неофициальное
1.1. устное 1.2. письменное 2.1.устное 2.2. письменное
1.1.1.город 1.2.1город 2.1.1 город 2.1.2 скалы 2.1.3 изба 2.2.1.изба

Специфика корпоративного общения наиболее полно проявляется в жанрах неофициальной речи, поэтому сфера официальной коммуникации столбистов не являлась объектом специального изучения. Однако для полного описания корпоративного общения представляется  важным выявить весь набор реализующих его жанров, в силу чего мы включаем в область описания обзор жанров официального общения столбистов.

2.1.1. Официальное устное общение

Официальная устная массовая коммуникация представ­лена жанрами выступлений столбистов на краевом радио, телевидении, художественных и любительских фильмов о столбизме (ре­чевое сопровождение). К последним относятся известный фильм А.Михайлова "Поклонение камням", где звучат авторские песни и размышления членов столбистской компании Грифы, любительские видеофильмы компании Голубка и др.

Сравнительно недавно возник жанр телепрезентации столбистской компании (отдельных столбистов), отличительной особенностью которого является многособытийность, комплексный характер. Так, например, юбилейный вечер в Доме журналиста, посвященный 30-летию компании Грифы, включал выступления основателей и "старейшин" избы, поздравления многочисленных друзей компании, популярные песни грифовских бардов и т.д.

В целом, несмотря на характерное для данной сферы общения отсутствие обратной связи между автором и адресатом, степень проявления фактора официальности в ней относительно невысока, что находит отражение в преимущественной ориентации текстов на разговорность, широком использовании в речи элементов публицистического стиля и т.п.

В официальном устном коллективном  общении столбистов зафиксированы преимущественно информативные жанры. Это, например, жанр доклада на ежегодных городских науч­но-практических конференциях столбистов, конференциях и заседаниях "Енисейской энциклопедии", где тема Столбов занимает важное место, и т.п. Темы докладов, стиль изложения (научный - научно-популярный - публицистический), степень употребления столбистской лексики и другие "манифестанты" жанра зависят прежде всего от типа конференции (ср. ежегодные городские конференции "Столбы" как феномен культуры" - Международный конгресс "Экология и бизнес в новых условиях", секция "Красноярские Столбы"), а также  ролевого статуса коллективного адресата (столбисты, любители Столбов - научная общественность города, ученые разных стран). Ср., напр., сами темы докладов на вышеуказанном конгрессе и конференциях, проводимых столбистами: "Осмысление феномена Столбов в свете национальной культуры", "Столбизм как явление народной культуры" и др. - и более частные: "Столбисты - жертвы репрессий", "Столбистское движение на современном этапе", "Восприятие животных в запо­веднике "Столбы" и др. Особенностью столбистских конференций является обязательное наличие в них неофициальной части: встреч со столбистскими старожилами, столбистами-депутатами, концертов бардов из разных компаний, организация выставок самодеятельных художников-столбистов и т.д. В целом для жанра доклада характерна актуализация автором-столбистом своей социально-профессиональной роли: профессор, научный сотрудник, директор заповедника и т.д.

Менее официальны такие жанры городских конференций, как слайд-рассказ (речевое сопровождение автором  слайдов какого-либо малопосещаемого района, слайд-рассказ об экспедиции на Памир и др.), рассказ-воспоминание, короткий жанр внепланового сообщения, реплики. См., напр., текст: Вот я тут вижу сидит с нами в зале дочь Яворского/ Алевтина Александровна// Не все может знают/ какой это был замечательный человек// Увлекательный/ любознательный// Ведь как интересно было с ним ходить по лесу/ все травинки/ цветочки/ мгновенно определял без всяких книг/ и по латыни// И о каждом своя история// И в ссылке даже занимался селекцией картофеля/ новый сорт вывел// Энциклопедических знаний был человек// Но не давил эрудицией/ знанием// В какую компанию ни зайдет/ все всегда оживит// Из лагеря пришел/ и то шутил// Встретить такого человека/ счастье на всю жизнь// (волнуясь, со слезами  на  глазах,  целует  дочь А.Л.Яворского).

Жанр дискуссионного выступления ярко характеризовал полемику столбистов с сотрудниками заповедника о статусе "Столбов" с середины и до конца 80-х гг. За круглым столом в Доме ученых неоднократно обсуждались и подвергались резкой критике со сто­роны столбистов проекты как полного закрытия зоны ТЭР для свободного посещения, введения там режима строгой заповедности, так и создания на Столбах национального парка на коммерческой основе.

Характерной особенностью всякого дискуссионного выступления является его "запрограммированность" в качестве реакции определенный текст, ситуативная обусловленность. Автор и адресат - конкретные лица с равными ролевыми статусами. Коммуникативная цель - оценить текст предшественника, вскрыть недостатки его позиции, аргументировать свою. К сожалению, в связи с трудностью фиксации, мы не располагаем текстами данного жанра. Но его письменный эквивалент - приведенные в Приложении 3 (N 29-30) образцы жанра дискуссионной статьи столбистов о проблемах заповедника в рубрике "Столбы" преткновения" в значительной степени характеризует эмоциональную насыщенность, публицистичность его текстовых реализаций.

Выступления на Совете объединения столбистов носят менее официальный характер. Круг тем для обсуждения ограничен: это события в заповеднике (ЧП, положение дел в Живом уголке, новости); заключение договоров с администрацией заповедника на строительство изб, факты нарушения этих договоров отдельными компаниями (рубка леса в незаконном месте, задержка выплаты аренды и т.п.); столбизм в культуре города (организация выставок и конференций, обсуждение и корректировка первой карты Столбов, словника "Енисейской энциклопедии" и т.п.). Адресат - столбисты, любители Столбов, приглашенные сотрудники музеев и т.д. Приведем фрагмент характерного текста:

А. (председатель объединения столбистов, 68 лет) На Столбах произошло ЧП// С пятницы на Слонике / на Первом/ во многих местах / появились листовки// Суть такова/ упал парень девятнадцати лет с Первого столба// Друг обратился в Живой уголок// Ему отказали/ сказали/ что телефон не работает// Парень через неделю умер в больнице// Надо в тысячекоечной спросить/ проходил ли покойник по травматалогии/ что он со столбов упал// Фамилия его указана//

В. Они прямо говорят/ работники Нарыма отказали в помощи// Это провокация// Или с целью подорвать авторитет заповед­ника/ или с целью скрыть убийство// В Нарыме никто никогда ни­кому не отказывал за 140 лет// Просто этот не обратился, за по­мощью//

Г. (работает в Нарыме) В позапрошлом году/ парнишка прямо в щель на Чертовой кухне свалился// Так мы ночью в три часа его вытаскивали//

Д. Там за выходные тысяч сто прошло народу// И все эти листовки читали//

В. Я думаю/ красноярцы все равно скажут/ такого быть не может//

Г. Не скажи// 

Д. Надо Поповой (корреспондент газеты "Красноярский рабочий". - Л.П.) сообщить/ предупредить// Надо/ чтоб встреча прои­зошла и с теми/ кто писал//

 В. Надо взять листовку/ и пойти на телевидение// За такие листовки надо отвечать// Речь идет не только о моральном/ но и материальном ущербе// Все говорить теперь будут/ сволочи все там в Нарыме// (В расположенном в Нарыме Живом уголке находится касса добровольных пожертвований для животных. - Л.П.).

Таким образом, для жанров официального устного общения столбистов характерны представленность разных типов адресата (массовый, коллективный, конкретный); актуализация временной перспективы "старое" - "новое" (см. ушедшие из жизни жанры дебатов, полемического выступления, новый жанр телепрезентации), а также оценочность самого фактора официальности, степень проявления которого различна в различных жанрах.

2.1.2.

Важную и значительную часть официальной коммуникации столбистов представляет письменное общение, сферу бытования которого составляют краевая печать, документные тексты, краеведческая литература, рукописи.

Все жанры данной сферы характеризуются массовым типом адресата. В официальном письменном общении столбистов широко представлены императивные жанры. В начале 20 века на Столбах распространялись адресованные посетителям "Наказы", автором которых был коллектив столбистской компании Сакля. В "Наказах" были впервые сформулированы правила посещения терри­тории Столбов, которая еще не была объявлена заповедником. Лю­бителям природы, туристам предписывалось не оставлять после себя мусор, не портить деревья и скалы и т.д.

С середины 20-х гг. в издательстве отдела охраны природы главнауки наркомпроса стали издаваться небольшие брошюры, целью которых было "вкратце познакомить с правилами пользования заповедником". Авторами  их  были  столбисты  (А.Л.Яворский впоследствии стал  первым директором заповедника). Брошюры включали краткое описание  достопримечательностей  Столбов, истории их посещения, разделы "Где останавливаться", "Памятка экскурсанта" и др. Приведем характерные тексты последних разделов: "Где бы ни шли к Столбам, остановка должна быть только со стороны Лалетиной - в полуверсте от Столбов 1-го и 2-го. Для экскурсий в 100 человек (...) - только в экскурсионном домике (на запад от Второго столба, после перехода Беркутовского ручья идти по тропе согласно стрелок с надписью "к остановке экскурсантов").

Громоздкие экскурсии с лошадьми, походными кухнями к Столбам не допускаются и имеют остановку у р. Лалетиной сразу же после знака на поляне.
Наблюдение за раскладыванием костра должно быть строгое. Дрова для костра - только валежник.

Вода Столбов к пользованию пригодна вполне.

За чистотой около остановки смотрят сами посетители и уничтожают сор в огне костра.

Обзор. Обходить Столбы лучше всего по круговой от Первого к Бабе, Деду, Перьям, Четвертому, Третьему, Второму с его отрогами - Митрой и Рукавицами.

Руководителя нужно иметь или из города, или уговориться с идущими столбистами еще в городе. Часть нужных сведений найдется в брошюре "Столбы" - государственный заповедник в окрестностях Красноярска, N 1, изд. 1925г." [К Столбам. N 2. Красноярск, 1927. С. 4-5]; раздел "Памятка экскурсанта":
"Идя в природу:

1)  Обращайся с огнем осторожно. Упустишь огонь - не потушишь. 
2) Не руби дерево на костер, ведь есть валежник, его всегда много, только поищи.
3) Не пиши на красивых камнях свое никому ненужное имя. Пусть грамотность будет при тебе.
4) Чашку, ложку, нож, соль и спички всегда бери с собой, а хлеб - с избытком, мало ли что может случиться с тобой, и все это пригодится.
5) Не засыпай с мокрыми ногами и на голой земле. Подсушись и подстели.
6) В остальном, будучи товарищем в городе, будь вдвойне товарищем в природе.
7) Во время экскурсий всегда помни о той задаче, которая дана. Все наблюдаемое запомни, отметь в записной книжке.
8) Слушайся руководителя. Им учтено время, твои силы и способности.
9) В случае недомогания или заболевания - обратись к руководителю" [Там же. С. 10].

В 40-50-ые гг. издавались многочисленные памятки, автора­ми которых были столбисты из спортивного общества "Беркуты". Целью "памяток" было не только экологическое просвещение  многочисленных посетителей заповедника, но и, в связи с особенно частыми в то время случаями падений со скал, рекомендации по обучению основам техники свободного лазания.

К  информативным жанрам официального пись­менного общения относятся программы конференций столбистов, праздников на Столбах и др. Так, напр., программа праздника столбистов за 1947 г., составленная правлением общества "Берку­ты", включала восхождения на вершину Первого и Второго столбов, выступление духового оркестра на вершине Первого столба, подъем флага на вершине Второго столба, ночные факельные шествия  к экскурсионным избушкам и танцы возле них под духовой оркестр, демонстрацию прохождения лучшими скалолазами сложнейших ходов и мн. др.

Наибольшим количеством текстов из всех жанров этой сферы столбистского общения представлен жанр газетной статьи. Как отмечалось в гл.II, 1, тема Столбов занимает в краевой печати важное место. Авторами статей являются столбисты-краеведы, научные сотрудники, известные в городе люди. Цель информационной статьи - сообщить информацию о новостях заповед­ника, о проведении на Столбах субботника, о победах красно­ярских столбистов на крупных соревнованиях и т.д. В полемической статье, как уже отмечалось, необходимо выразить мнение о происходящем событии, дать ему оценку и т.п. Образец жанра полемической статьи см. в: Приложение 3, N 29.

В фокусе описания в жанре очерка - мир Столбов и столбистов: их обычаи и традиции, яркие личности в истории столбизма и мн.др. Так, например, серия очерков о выдающихся столбистах, автором которых является известный столбист и скалолаз, многократный призер чемпионатов России А.Ферапонтов, была опубликована в специальной рубрике "столбист" в газете "АИФ-Енисей". (Примечательно, что автор подписывался столбистским прозвищем - А.Седой). В целом для жанра очерка характерно широкое использование столбистских топонимов  и  специальной лексики в целях воссоздания реальности происходящих событий, достоверности описываемых фактов. См., напр., отрывок из очерка о В.Теплых: "В юности на Столбах его звали пренебрежительно: "очкарик". А он пролез на безымянном камне рядом со Слоником неприметную вроде бы щелочку - всего-то метров пять - и ушел служить в армию. Пусть пробуют другие.

И не преминули попробовать все сильнейшие лазуны-мастера, все же оконфузились. Лишь через два года это удалось сразу двоим парням из компании "Веселые ребята". Да и потом таких находилось не много, а всего набралось чуть более десятка. (...) Петля Теплыха на Втором столбе до сих пор никем после него не пройдена. То есть, со страховкой - пожалуйста, там и "коза на мотоцикле заедет", как говорят столбисты. Но без страховки?" [Ферапонтов, 1993г].

В отличие от очерков, столбистские мемуары представлены не только литературными произведениями в форме личных воспоминаний, но и рукописными текстами старейших столбистов, глав­ная цель которых - показать определенный срез столбистской культуры, жизни и быта столбистов того времени, которое наибо­лее памятно автору. Так, например, в рукописных мемуарах А.Л. Яворского "Воспоминания о создании избушек в районе заповедни­ка "Столбы" 1906-1911гг.", "Воспоминания о стоянках стол­бистов" и др. фактически представлена хроника столбистской жиз­ни первой трети 20-века. Автор подробно описывает быт и тради­ции более 40 столбистских компаний, историю создания (и распа­да) изб и стоянок, происхождение их названий, подробно указы­вает основателей и членов избы и мн. др. В мемуарах известного столбиста К.М.Шалыгина описывается жизнь столбистской компании Перушка в 60-70-е гг., одним из основателей которой он являлся.

В отличие от "энциклопедических" мемуаров А.Л.Яворского, отразившего в мозаичной культуре столбизма преимущественно культуру столбистской интеллигенции 20-30-х гг., в мемуарах В.Тронина "Избы-призраки" о жизни трех столбистских компаний в 60-70-е гг. запечатлен другой ее срез - так называемая "босяцкая" культура, к которой в свое время был причастен сам автор. Издание правдивых, лиричных мемуаров В.Тронина ознаменовало появление печатной литературы столбистов, до 1990-х гг. существовавшей лишь в рукописных текстах. (О готовящемся издании поэмы А.Л.Яворского "Столбы" см. в: Подберезкина, 1993г).

Таким образом, рассмотренные здесь жанры устного и письменного официального общения столбистов еще раз подтверждают сам факт существования этой сферы в различных непрофессиональных досуговых корпорациях.

Важнейшими жанрообразующими признаками жанров официального общения столбистов являются коммуникативная цель и образ автора. Различная степень проявления самого фактора официальности, публичности обуславливает участие в построении текстов разностилевых элементов, специальной лексики столбистов.

2.2. Неофициальное общение

К экстралингвистическим признакам, характеризующим сферу неофициального, бытового общения столбистов, относятся:

  • специфические условия и место протекания коммуникации (скалы, столбистские избы); устный и письменный характер  общения;
  • ситуативная обусловленность; преимущественно  диалогическая форма общения; неофициальность отношений между членами корпорации;
  • спонтанность, непосредственность общения.

2.2.1. Для жанров неофициального устного общения столбистов  наиболее значим фактор адресата. Жанрообразующими свойствами обладают такие  характеристики  адресата,  как "свой"-"чужой", в зависимости от которых выделяются жанры интра- и интеркоммуникации, а также жанры, используемые в обеих сферах. Дальнейшее членение речевых жанров в этих сферах осу­ществляется в зависимости от социально-ролевого статуса адресата.

К сожалению, в связи с трудностью фиксации текстов, нам не удалось записать тексты неофициального общения столбистов в городе (2.2.1.1). В бытовом общении столбистов на Столбах зафиксированы все типы речевых жанров.

2.2.1.2. Неофициальное устное общение на Столбах

К императивным жанрам интракоммуникации от­носятся советы,которые столбисты дают друг другу в процессе лазания по скалам:

А. Попробуй на этом кармане подтянуться// Ты там хорошо держишься? Б. (на середине хода) Как выйти? А. Правую (ногу) нагрузить и подтянуть // (Б. соскальзывает) А. Шура/ хватайся за соплю// Б. (спрыгивая) Нет/ откидывает что-то// А. Попробуй/ правой выйдешь// Зацепиться получше и ногой прямо ползти// Б. (поднимается снова) Правая такая же по сложности// А. (наблюдает) Ногу нагружай/ левой (рукой) прихватывайся// Подтянись сильней! (очень быстро, на подъеме) Ногой вытаскивай себя! Б. (снова срывается и прыгает на землю) Там откидка такая! (поднимается в очередной раз) А. Прихватись// Кати!!! (Б. срывается) Попробуй мизинец клинить и прямо на нем// Б. Микропорка и то лучше/ чем эти калоши// А. Подбирай на белые места вычищенные/ там тоже что-то должно быть// Да/ да/ ход// (внимательно наблюдает) Ты живот от скалы отдирай/ а там дальше можно не клинить руки// Б. Здесь как? А. На упор// Здесь откинуться хорошо надо и по инерции вылетай// [Текст записан методом скрытого наблюдения у одной из хитрушек скалы Львиные Ворота];

А. Главное/ первый раз выйти// (наблюдает за Б.) Да он несложный ходик будет/ если сюда дотянешься/ мощный будет карман// Б. (спрыгивая) Носком дотягиваюсь/ карман нехороший// (поднимается снова) А. Вон там еще какая-то сопля есть// (наблюдает) Вот отличнейший карман! Б. Бесполезно// (спрыгивает) В. (обращаясь к Б.) Канифольки намуслякай// (канифолит калоши) Б. Ты выходил так/ Вовка? В. Нет еще// Думаю что можно// (начинает лезть) А. Здесь выходи/ а там дальше пешком// На нем только удержаться// В. Был бы здесь карманчик еще! (продолжает подниматься) Канифоль здорово держит// (прошел сложное место) Да тут карманы лучше чем на Деде! (после подъема) Я тут вышел/ Шурик свидетель// [Текст записан методом скрытого наблюдения при лазании по хитрушкам Первого столба].

Как видно из приведенных примеров, коммуникативная цель в жанре совета - побудить адресата к выполнению определенных физических действий, продуманно эти действия регулировать. Эллиптичность высказываний автора, приоритет которого основан на знании данного хода, опыте его прохождения, сопровождается активной жестикуляцией, показом того, "как надо". Ролевые отношения между автором и адресатом - "свой - своему". Адресат заинтересован в получении совета, что подтверждают его вопросительные реплики. В целом реакция адресата носит смешанный характер: некоторые действия имеют речевое сопровождение. Если адресат - менее опытный, начинающий столбист, то императивность совета начинает приобретать более категоричный характер:
А. Внутрь/ не залазь/ а вон там левее щель для левой руки// Так/ не надо так// Встань на этот карниз и по той щели иди// По щелям выходи// Там вот так (показывает) и на руках// Теперь вот так/ чик-чик подшагни// Справа камень когда почувствуешь/ уходи туда// (Б. поднимается вслед за А.) На ладошках подтягивайся и вот туда/ где ладошка/ ногу ставь/ и прямо в распор идешь/ идешь... [Текст записан методом включенного наблюдения при подъеме ходом Уголок на скале Перья].

Как видно из некоторых реплик первых текстов совет может перевоплощаться в требование (в ситуациях риска, при угрозе падения), цель которого - побудить адресата к абсолютно точному совершению действия. См., напр., тексты: Володя/ организуй страховку/ я уплыву сейчас//; Откинься! Откидывайся больше! Руками передвигай// Иди в откидку// Жопу откинь назад!

Если совет побуждает к действию, которое необходимо осуществить, то коммуникативная цель подбадривания - побуждение к успешному завершению действия, исключение ситуации его преры­вания. Подбадривание обращено к сфере эмоционального состояния человека и произносится во время осуществления действий:

- Работай-работай-работай- работай!!!;

- Тяни/ Галка/ чуть-чуть осталось!;

-      Чувствуй скалу!;

(при прохождении хода Поцелуйчик, где надо прижиматься лицом к скале) Целуй камушек! Целуй его!

В сфере внешнего общения столбистов с новичками, гостями, туристами с указанными жанрами соотносятся инструктивы, адресованные желающим взобраться на одну из скал. Приоритет автора основан на знании ходов, опыте многократных восхождений. Ролевые отношения: проводник, инструктор - новичок, инструктируемый. Адресат заинтересован в правильном выполнении предписываемых действий, при отсутствии страховки полностью подчиняется инструктору-столбисту. Невыполнение предписываемых действий кос­венно наказуемо порицанием. Адресат не владеет кодом автора, что предполагает большую экспликацию смысла высказывания, актуализацию невербальных компонентов коммуникации (речь-сопроводитель действий), подробный рассказ и показ того, как надо продвигаться на каждом участке хода. Выбор маршрута, сложности хода зависят от опыта автора, степени подготовленности новичка, а также от пола адресата. Последний фактор существенно влияет на дифференциацию речевых средств, ср. тексты, адресованные женщинам (1) и мужчинам (2; 3):

Здесь надо идти спокойно// Ну чо ты/ куда суетишься? Доставай до того кармана// Ты сначала ногами по этой полочке пройди// Да не бойся/ тут такая полка/ переночевать можно// (...) А теперь смотрите девчата/ вот так встали враспорочку/ ноги спустили и прыгайте// (показывает) Можно за этот карман держаться//;

Ногу спускай/ но-гу! Так/ давай// Пошел// Откинься больше// Смотри/ вот так по щелочке иди// Карманчики сухие везде// (показывает) Видел как я? Вот держись// Иди по гребню... Потихонечку. .. Теперь весь переходи в другую щель// Расклинивайся// Берись внизу// Вот выходи сюда... Разворачивайся за гребень... Держись и иди прямо ногами// Отталкивайся больше влево// Все/ иди/ иди/ иди// Вот уступчики хорошие// Становись и пошли//;

Смотри/ взялся/ вот здесь взялся// Смотри здесь выход какой //(показывает) Здесь отжимаешься/ потом вот что делаешь// сначала так/ здесь выходишь/ тут торчишь/ подаешь руку Максу// (проходят участок скалы) Тут клиниться// Так/ вышел/ да? Выходи/ Сережа// Смотри не вывались// Оттолкнул себя// Еще выталкивайся// Вот смотри/ вот туда ногой перебирайся// Выходи туда руками// Больше выйди сюда/ еще больше!.. Уперся? Выйди еще чуть-чуть// Давай/ расперся/ теперь эту ногу назад и выходи// Взялся? Ты отталкивай себя ногой и выходи/ такой толчочек назад// Вниз себя отталкивай// Выходи на меня// Во/ вышел// Теперь ногой/ а руками туда// Во/ взялся// Вот теперь смотри/ берешься вот так/ и вот-так-во// А вот еще карманчик/ видишь? Взялся? Рукой правой тянись// Все/ выходи//.

В качестве подбадривания новички могут услышать быль о заблудившейся корове одного лесника, которая, жалобно мыча и позванивая колокольчиком, взобралась на эту скалу. Рассказ завершается поговоркой "здесь же корова задом заходит", то есть очень легко подняться. См. также уже упоминавшиеся "хохмы" для тех, кто на Столбах впервые: Лезьте/ не бойтесь/ здесь по четвергам вертолет летает//; Тут только подняться/ а там лифт с той стороны// и др.

Столбисты обращаются друг к другу с просьбами:

- Борь/ ты передай/ я его на Хитром ждать буду//;

-Сашка/ подержи (веревку. - Л.П.)/ я откинусь//;

- Пойдем на Перышки/ Я Авиатором поднимусь и все//. Адресат может выполнить просьбу, поставив условие:

- Слышь/ я упаду к тебе со своими // Мне одному их тягать не под силу//

-А жор у них есть?

Возможны косвенные реализации жанра просьбы в виде вопроса: Канифольки не одолжишь? У меня калоши лысые/ ни черта не держат//.

Таким образом, императивные жанры во внутреннем и внешнем общении столбистов имеют тонкие различия, описание которых могло бы составить фрагменты "гермо- и крипториторик" (Елистратов) корпорации.

В общении столбистов широко представлены  оценочные жанры, коммуникативная цель которых - выразить похвалу, одобрение, порицание и т.д. Объект оценки, как правило, не 2-е лицо - демонстрирующий высокое мастерство лазания, освоивший сложную хитрушку столбист, интересный рассказчик, бард (в жанре похвалы), или неопытный столбист, столбисты, оставившие после себя беспорядок в избе (в порицании). Это характеризует специфику корпоративного общения, имеющего скрытый дидактический эффект (оценка 3-его лица как бы заменяет жанр "поучения", нехарактерный для внутристолбистского общения). Автор стремится быть объективным в оценке. Адресат - информируемый и одновременно "скрыто поучаемый". Приведем некоторые речевые реализации указанных жанров:

- Вот смотри как встал Вовка (на почти вертикальной стенке. - Л.П.)/ хорошо стоит//;

- Вадик/ черт/ все хитрушки на Первом берет!;

- Во-во/ красиво вышел//;

- Славик чуть с сопли не сорвался/ пловец// Его еще учить да учить//.

Если даже объектом оценки является сам адресат, автор продолжает отклонение от прямых оценок и может оформить высказывание, например, как общее суждение: (обращаясь к столбисту, несколько раз пытающемуся взять хитрушку) Не тот столбист кто ломится/ а кто подумает/ и может не лезть//.

Объектом оценки могут быть реалии столбистского быта (ход, место, карман и т.п.), которые более распространены, так как относятся к пространству, характеризующему жизнь корпорации:

(о скале Манкая Баба) Смотрите/ какой у нее профиль/ подбородочек// Какая женщина!; Там левее мха очень хорошие полки//; Микропорка и то лучше/ чем эти калоши//; Фу/ какой мерзкий ход//; Гнусное место (ход. - Л.П.)// и мн.др.

Таким образом, отсутствие второго лица в оценочных жанрах столбистов (в т.ч., как будет показано ниже, и письменных), с одной стороны, исключает "куртуазность" оценок официального общения, с другой - характерные для многих жаргонов "ты"-оценки. Распространенные наряду с оценками лиц оценки столбистских реалий обусловлены "пространственной" спецификой корпорации.

К информативным жанрам внутристолбистского общения относится жанр новости. Предмет сообщения, как прави­ло, связан с внутренними событиями корпорации. Цель коммуника­ции - поддерживать единство "информационного пространства" в пространстве топографическом, информационно "цементировать" корпорацию. Существенный момент характеристики адресата - владение общим кодом, возможность кодирования ответной информации. См., напр., текст, записанный во время напряженных отно­шений столбистов с администрацией заповедника:

А. Следующая Голубка/ Миша/ нас-то в среду спалили//

Б. Что там в Нарыме/ горючего осталось? (общий смех)

В. Пора переходить к межстолбовскому террору/ скоро тротуарчики будем рубить//

В представленном фрагменте А. - столбист из компании Изюбры, изба которой сгорела в среду, Б. и В.- столбисты, посещающие избу "Голубка". Первая реплика наряду с информацией содержит намек на дальнейшее сжигание изб. Реплика Б. конкретизирует первую - сжигают люди из Нарыма, как неофициально на­зывается кордон, где живут лесники и работники заповедника. Высказывание В. содержит шутливое предостережение (текст был записан в то время, когда для облегчения подъема на Столбы начали прокладывать деревянные настилы, "тротуарчики").

Как видно из приведенного примера, адресат после получения сообщения может выразить отношение к событию, ввести ответную информацию и т.д. В устном общении нами зафиксированы в основном "плохие" новости, т.к. большинство текстов записывалось в сложное для столбистов время (см. об этом гл.II, 1). Приведем некоторые образцы этого жанра с разными типами ответ­ных реакций адресата:

А. В среду/ говорят/ пожар был// Б. Где? А. В Изюбре// Ребята с Эдельвейса видели// Б. А-а-а... Я как раз сидела на Втором и понесло откуда-то дымом// Значит Изюбры горели...;

А. В этом году 37 альпинистов погибло// Это много// Дюков с Ш-ным (неразборчиво. - Л.П.) в связке ходили// Стоят на полке/ Ш-н - давай под карнизом пройдем / Дюков - нет/ по стен­ке// Ш-н - да под карнизом проще// Нет и все... Полезли// Ш-н только под карниз/ а тот упал// Б. Насмерть? А. Нет/ ногу сломал!... Ясное дело/ 20 тонн / в лепешку// Так Дюков еще один спустился с высоты 100 метров/ потом сутки на скале сидел// Они без наблюдателей шли/ а рация у Ш-на была... Дюков сейчас второе рождение празднует... После этого все высотники собрали чемоданы/ Ш-н ведь капитан был// Б. А кто выступал? А. Россия-2//;

А. Слышал/ вчера на Китае (Китайская стенка. - Л.П.) труп был? Какой-то хмырь лет под пятьдесят ломанулся по Зеркалу без страховки// Ну и ушел с самого верха// Там фамилию на Проспекте написали// Б. Зря// Он что/ пьяный был? А. Хуже/ с теткой//;

А. С Вопросика вчера кто-то упал// А где с Первого еще падать? Только с Вопросика// Б. Ой/ у меня Лешка в двух опасениях поучаствовал/ совсем зазаикался... А. А вот неделю назад девчонка с Первого ушла// Как раз Вигвамами пошли на ту сторону без страховки// Там нога плохо клинится/ могли бы дать страховку нормальную// Она же откинется/ руки отпустит/ а там отрицаловка// Пьяные парни/ говорят/ были//.

В сфере интеркоммуникации информативные жанры представлены прежде всего "демонстративами" - своеобразными указаниями на столбистские реалии и рассказами о них. Автор - столбист, выступающий в роли добровольного экскурсовода, гида. Адресат -гости, новички, туристы, впервые (эпизодически) посетившие Столбы. Предмет сообщения - мир Столбов и столбистов. Цель коммуникации - вовлечь адресата в "свой" мир, создать атмосферу доверия, возбудить интерес к передаваемой информации. "Демонстративы" отличаются стремлением максимально "одушевить" мир природы и скал, испытать наблюдательность адресата, подроб­но рассказать о происхождении того или иного топонима, о лазах на скалы, истории их освоения столбистами и т.п. См., напр., тексты: (у скалы Львиные Ворота) Вон лев/ видите? Спящий// Морду на лапы положил// Северным ветром ему ухо развернуло// Название не потому что лев было придумано// На Гибралтаре есть та­кие же камни/ Львиные Ворота называются// И сюда перешло// Это потом уже Льва нашли... Слоник тоже// Какой он слоник/ он на хрюшку больше похож/ справа вон рыльце// Это ниже камень Склоник назывался/ потом название на этот перешло/ только сразу Слоник//; С плеча Деда/ нет/ с Первенцев надо смотреть/ Перья как монахини склонились// А отрицательное перо как злая монашка//: Самый трудный ход на Перьях Третья Этажерка/ вон крайнее верхнее перо// Там по крайнему ребру до полки долазят и срываются/ сыпется все// Самый сложный ход// Может из молодых кто откроет//; У Коммунара с западной стороны лаз Лира/ компания Лира была// С восточной стороны есть лаз Рояль// Тоже как на Кровососике руки обдирают// Встретишь столбиста/ чо руки в крови? - Да по Роялю шел// и др. Демонстрироваться может прохождение хода: Вот поглядите/ я вам красивый ход покажу// Ножку сюда - раз! и пальчиками - раз! раз! и еще раз// А вот здесь дай бог наглости//.

Специфический жанр устного внешнего общения столбистов - рассказ-воспоминание. В сфере интракоммуникации этот серьезный монологический жанр просто невозможен - как уже отмечалось в гл.II, 1, в избе идет постоянная "смеховая работа". Однако в рамках экскурсии по Столбам рассказ-воспоминание, дополняющий "демонстративы" информацией исторического характера, позволяет адресату составить цельное законченное впечатление о столбистах и столбизме, сохранить это впечатление на всю жизнь, отразить его в жанре благодарности (см. об этом ниже). Коммуникативная цель данного жанра - познакомить адресата с обычаями и тради­циями столбистов, историей становления столбистских компаний, столбизма в целом. Тема рассказа, стиль изложения, степень употребления специальной лексики зависят от ролевого статуса адресата: приглашенный гость компании - официальное лицо (из­вестный ученый,  представитель  администрации, бизнесмен и т.д.); гость - близкий друг столбиста (компании); незнакомые туристы, попросившие показать Столбы; адресат, уже бывавший на Столбах, интересующийся отдельными моментами истории столбизма и т.п. Жанрообразующим средством является и ролевое "амплуа" автора: известный старейший столбист, старожил - "рядовой" столбист, "подкаменщик" и т.д. (см. иерархию ролевых статусов столбистов в гл.II,1). Приведем некоторые образцы этого жанра. Фрагмент рассказа А.В.Веселовского (художник, 81 год, известный столбист) автору диссертации: Раньше ведь не было такой дороги на Столбы/ добираться нужно было пять с половиной часов// И мы шли/ ночью/ после работы// Лазили и регулярно ходили// И рассвет встречали на скалах/ и песни пели/ танцевали у костра// ... Какая сила объединяла людей? Любовь к природе/ к коллективу/ увлеченность радостью общения// Отводишь душу/ но и самоутверждение тоже/ сам залезешь/ товарищам поможешь// Было человеческое! Компании ходили не только на Столбы/ но и в гости друг к другу в городе// Доверяли человеку и на скале/ и в жизни// А как же// До тридцать седьмого года избы вообще не закрывались// (пауза) И не просто тут общие интересы и психология// Что-то есть сильнее скал/ желание коллективной радости/ проявление своего личного в коллективе//.

Фрагменты рассказа основателя избы "Голубка" С.Баякина московскому писателю Ю.Короткову: У каждой компании своя особая жизнь/ своя атмосфера// Свободная/ непринужденная// Отдыхает душа/ выход эмоций// (...) Часто вопросы между компаниями решались мирно// Но у Искры с Абреками конфликт долгий был// В семьдесят втором Седой зацепил Цыгана// Искровцы и спровоцировали драку... Абреки противопоставляли себя всем избачам// Феску давали за Коммунар// Абречье все по Хомуту лезет в фесках и развилках/ а сзади надписи на шароварах /на попе / не уверен - не обгоняй/ закрыто на ремонт// (...) В избах уникальностей было до черта// Было много ярких индивидуальностей/ интеллектом на порядок выше// Атмосфера создавалась в общении/ характерами и интересами// В избах не было "детских" уставов/ типа у Хилых - за утайку водки десять калош// У Грифов был своеобразный устав// Грифы всегда считали себя элитой... На хохмы Грифы были великие мастера (...) Подбегают в плащ-накидках/ фуражках// Товарищи туристы/ у вас лишних нету? Здесь сбежала банда особо опасных вооруженных заключенных/ обороняйтесь чем можете// Те всю ночь дрожат//... Или голяком мимо туриков чешут// Ближе к Центру плавчата напялят/ и дальше//.

Представленный обзор жанров устного неофициального обще­ния столбистов опирался в основном на фактор адресата. Другой значимый для столбистских речевых жанров фактор - место комму­никации (схему дифференциации корпоративного общения по этому признаку см. выше). Как уже отмечалось, если на скалах используются в основном жанры "практического" общения (с целью освоения ходов, формирования отношений и т.п.), то в избе, особом смеховом пространстве столбистов, культивируется прежде всего общение эстетическое. Здесь широко представлены вторичные речевые жанры, в том числе фольклорные, письменные образцы столбистской словесности.

2.2.1.3. Неофициальное устное эстетическое общение (в избе)

 Общей особенностью сферы устного эстетического общения является коллективная "смеховая работа", в которую вовлекаются все присутствующие в избе, в том числе гости, частое употреб­ление шутливых афоризмов и поговорок компании ("Приходите к нам в избу - Барс вам вырубит фигуру...", "Викто-о-рия, вот такая исто-о-рия", "Мишка Шерин парень крепкий… (кулаки его как репки - Л.П.), "Ох уж эти девчонки..." и мн. др.), перевод любой информации в жанр шутки и др. Приведем один пример. А. Миш/ варенье будешь? Б. (не расслышал, думает, что его спросили о начинке принесенных булочек) Да-да/ с маком// (дружный смех; выражение "с маком" начинает употребляться в разных си­туациях) На Манскую идешь? - Ага/ с маком//; Здравствуйте с маком...; Ну ты там давай/ с маком// и т.д. Смеховое обыгрывание любой случайной фразы лежит в основе  жанра застольного балагурства, который может модифицироваться в шутку, столбистский треп, хохму, розыгрыш и другие. См., напр., текст: А. Барс/ тут про столбистов рассказать просят// Б.  (столбист по прозвищу Барс) Все столбисты делятся на уголовников - кто в Живой уголок ходит/ стояночников/ подкаменщиков/ избушечников/ однодневников/ и залетных//. Встречаю одного у сортира Грифов/ в сетке бутылку шампанского тащит//. (Пародируя интонацию) Я тут вообще-то со смотровой площадки заблудился// Не подскаже­те/ как дойти обратно? (От смотровой площадки до указанного места - более 20 км. - Л.П.) Ну отвел его в Голубку// Шампанское раздавили// А. А еще/ помнишь? две тетки зимой подгребают со стороны Музеянки/ в сапогах/ в пальто/ шапки зимние// Мальчики/ а где тут остановка тридцать девятого автобуса? (На Столбы всегда ходят в легкой спортивной одежде; от избы Голубка до указанной остановки - почти 15 км, троп практически нет, т.к. это другой район заповедника. - Л.П.).

К сожалению, фиксация текстов вышеуказанных жанров в избе практически невозможна (очень слабое освещение одной свечой, невозможность использования магнитофона и т.д.). Истоки этих жанров, как отмечалось в гл.II, 1, восходят к столбистскому "кукольному театру", речевой забаве столбистов начала 20 века "кузькина мать" и другим традициям корпорации. См. также рассуждение о специфике "столбовского трепа" известного столбиста-рассказчика В.Тронина:  "Жанр  художественного живого рассказа на Столбах - это какая-то причудливая смесь уличного молодежного фольклора, охотничьих рассказов, одесских анекдотов, армейской, в стиле Теркина, или флотской "травли на полу­баке". (...) Главное то, что вольный живой рассказ дает редкую возможность человеку самоутвердиться, выложить не только фак­ты, но и свое отношение к ним, вложить душу в слово. Чаще всего рассказчик стремится развеселить людей, отвлечь их от до­машних забот и тех проблем, с которыми они столкнулись на Столбах и, конечно, дать нужную информацию. Особенно любят слушать рассказы новые на Столбах люди. Через эти рассказы они входят в незнакомый, во многом непонятный им мир. (...)" [Тронин, 1992].

Новичкам, гостям, а также самим столбистам адресован жанр хохмы - короткого рассказа о забавных происшествиях среди са­мих столбистов, о розыгрышах новичков, туристов и т.п., В отличие от шутки, "застольного балагурства" хохма, как и "столбовский треп" - преимущественно монологический жанр. Автор - столбист, свидетель или участник самой проделки. Адресат владеет "азами" кода: знает некоторые географические реалии запо­ведника, топонимы, названия основных изб, хорошо представляет местоположение избы, в которой находится и т.п. Цель коммуникации - вовлечь присутствующих в смеховое пространство компании, дать некоторое представление о ее "стиле". Приведем характерные тексты: (рассказ столбиста из компании Грифы, изба которой находится на вершине 40-метровой скалы) Гена Коваленко тщательно отрабатывал трюк - падение// Но там летишь/ и с одного метра есть незаметная щель// Однажды приходит Шурик Губанов// Он ему/ здравствуй Шурик / и падает// Но падает на самом деле/ пролетел пять метров и где-то зацепился// Вылазит/ весь в крови/ у Шурика губы белые/ а он - ну что/ здорово я тебя разыграл?

Один раз Гена ушел раньше// Попрощался// Все/ я пошел// А мы пошли позднее// Спустились/ с нами были две девушки// А Гена им говорил/ осторожно/ на Столбах привидения бывают//... Идем// Вдруг сзади нечеловеческий визг// Гена спрятался в сугробе и схватил в темноте одну из них за щиколотку//.

Один раз турики развели костер под скалой/ поставили стоянку// Вдруг сверху прыгает в костер человек в шинели/ и молча уходит// Потом второй/ третий/ и так вся компания// Изба ведь снизу не видна/ ребята спустились и с определенного места стали съезжать по веревке/ и прыгать в костер// Так бедных туриков через пять минут сдуло// (все члены и гости избы Грифы лазают зимой в шинелях. - Л.П.). (О хохмах и розыгрышах как неотъемлемой части стиля жизни столбистов см. гл.II, 1; Приложение 3, N 27-28).

Многие шутки столбистов отличаются афористичностью:

- Ты почему не ешь?
- Да на диете сижу/ худею//
- Ну и зря// Хорошего человека чем больше/ тем лучше//;

- Андрей/ пошли на Перья//
- Что я там/ не был что ли//;

см. также шутку о том, что "столбисты - это те, кто ходит на общество столбистов" и др.

Весьма разнообразны авторские песни столбистов, которые исполняются под гитару в каждой избе (см. Приложение 3, N 23-26). Во многих песнях отражается эмоциональное состояние человека во время подъема на скалы, неотъемлемым элементом ко­торого является риск:

Мне говорили: на Столбах ты хватишь перца.
Куда ты лезешь? - Разобьешься в прах!
Но я упрямо лез. Стучало сердце:
"Меня ничто не испугает на Столбах!"
[Приложение 3, N 26].

Через некоторые песни устойчиво проходит образ столбовского Сатаны:

На Дикаре, в гнезде вороньем,
Где облаков стена,
Жил бог столбистов и Столбов -
Проказник Сатана.
Он может хвостик протянуть,
Когда придет конец,
А может и ногой толкнуть -
Тогда придет хана...

Сатана может помешать добраться к цели, "верхом на сатане" можно "махнуть" на вершину Перьев; Сатана смеется над калошеванием новичков.

Под Дедом толпится народ:
Кто первый на Хомут?
А трое "ахламонов"
По "щечке" Деда прут.
Вот здесь расклинка, здесь уступ,
И пузом, и спиной -
И вот уже на "голове" -
В обнимку с Сатаной. [Приложение 3, N 24].

Образ песенного лукавого Сатаны частично пересекается с образом Черного столбиста в страшилках для новичков, неизменно пугающего девушек на скалах, встреча с которым грозит лю­бому человеку на Столбах бесследным исчезновением.

Многие столбистские песни отличаются необычайной лиричностью ("Избушка таежная", "В сказочном саду", "Китайская стена"), некоторые проникнуты ностальгией по утраченным традициям ("Столбинское танго"). Отметим, что в каждой компании есть свой особый песенный репертуар, свои барды, песни которых записываются на кассеты и бережно хранятся.

2.2.2. Неофициальное письменное общение

Большой интерес представляют письменные формы неофициальной коммуникации столбистов, зафиксированные в дневниках и жур­налах компаний, значение которых для языкового коллектива столбистов уже отмечалось в гл.II, 1. Здесь необходимо подчеркнуть, что эпистолярные навыки представляют не только значительную корпоративную ценность, но и важнейшую часть корпоративной культуры столбистов. Об этом свидетельствуют и бережная охрана самой традиции ведения дневников, возникшей в начале века, и многочисленные факты языковой рефлексии над своей  письменной словесностью в журналах различных компаний. См., напр., следующие тексты: "Сей журнал есть манускрипт государев, по заполнении коего подлежит хранению в кунсткамере столбистов. Уличенных в небрежении, корявописании непотребном надлежит принуждати к пилке дровей и колотию оных, тако же водотасканию до исправления почерка"; "Хочется заметить, что "Голубчик" начинался как литературно-художественно-спортивный  журнал. Жаль, что многие из пишущих никогда не читали той давней реликвии избы "Голубка", может быть поэтому так велик поток некоторой безвкусицы, царящей на страницах этой книги. Поэтому на правах бывшего главного редактора сгоревшего журнала произвел небольшую цензуру. Старайтесь писать талантливо, друзья!"; "Стихи сочинять - дело полезное... Если на нары сможешь залезть ты";

"Потухший взгляд, убогость мысли -
В журнале Вика пишет "стих".
Начала строчек мыши сгрызли,
В концах вообще какой-то жмых.
Ее рука к карикатуре
Была привычна с давних пор,
Теперь взялась писать! В натуре!
Поставлю это ей в укор"

и мн.др.

Как нам известно от информантов, о сгоревших вместе с избами журналах столбисты скорбят как о навсегда утраченной части своего "столбистского" существования. В дневниковых записях (автором просмотрено более 20 дневников компаний Голубка, Грифы, Перушка и др.) отчетливо прослеживается специфика речевого поведения и эпистолярных традиций различных компаний. Все это побуждает обратиться к более подробному рассмотрению данной сферы столбистского обще­ния.

К письменным видам неофициальной словесности столбистов относятся их эпиграфика (лозунги, плакаты, надписи и т.п. в избах, напр.: "Нет ни девочек, ни дам - убирай посуду сам" (в избе "Эдельвейс"), "Наша ниша борется за звание экологической" (в избе "Грифы"), "Приходите к нам в избу - Барс вам вырубит фигуру" (в избе "Голубка") и др.), эпистолы и разнообразные жанры художественной речи, зафиксированные в дневниках и журналах столбистских компаний, рукописях, печатных изданиях. Последние представляют область особого исследования и вследствие ограниченного объема работы не включаются в сферу данного описания.

Как известно, особенностью жанров письменного общения вообще является их установка на неоднократное прочтение. Несмотря на различия эпистолярных традиций каждой компании, ограни­чение и заданность круга адресатов (члены избы), тот факт, что дневники читают и столбисты из других компаний, и гости, обусловливает дополнительную общую для всех столбистов ориентацию письменных форм коммуникации на  обобщенного адресата (всякий читатель журнала) в роли ценителя, их эстетическую направленность.

Структура дневниковой коммуникации характеризуется диалогичностью (основная модель: запись - ответный текст). Так, побуждающими к диалогу (а в некоторых случаях провоцирующими его) являются многие тексты в дневниках избы "Голубка". Приведем характерный пример: "Самурай! Следи за посудой!!! Я после ревизии выбросил на помойку кефирную бутылку. Половина ее была набита дохлыми мышами. На окне в маленькой баночке тоже мышка кончила. Кружки переворачивай! Банки закрывай! А то будем кушать мышиную кашу вместо натуральной. Барс" - "Барс! Все принял. Кефир с детства не пью. А кружки у меня всегда вверх дном. Аккумулятор надо отнести в Нарым и зарядить. Как понял? Прием! Самурай" - "Лизоркина! Убей крысу. Она мучает Барсика" и т.д. В журналах других компаний (напр., Грифов) превалируют монологические жанры:  хроника, художественные впечатления, рассказы-описания и др., не предполагающие ответной реакции конкретного адресата. Жанровые и тематические предпочтения в дневниках каждой компании в значительной степени характеризу­ют специфику общения в ней в целом, ее стиля и речевых традиций. Ср. преимущественное внимание к конкретным членам избы в жанрах дружеского (сатирического) шаржа, пародии, теме "топографи­ческого низа" и ее постоянного смехового обыгрывания в жанрах хроники, поздравления и др. в "Голубчиках" - и лирические миниатюры, художественные описания природы  в журналах компании Грифы. Следует отметить и специализацию способов описания в дневниковой коммуникации разных компаний: преимущественно поэ­тические, эмоционально насыщенные тексты в "Голубчиках", где часто используются сравнения, гиперболы, сниженная лексика, ак­туализируются иностилевые элементы в целях создания комического эффекта - и главным образом нейтральные прозаические записи с элементами языковой игры в журналах Грифов, авторам которых присуща объективная эпистолярная манера. Различны в разных компаниях и сами способы обозначения авторства. Так, например, в журналах компании Грифы автор всегда обозначает себя псевдонимом (Одинокий Удав, Черный Рант, Доцент Чижик, Бродяга-2, ВИХ, Руби и т.д.), прозвищем (Дама, Заяц, Лапоть, Дрюнич, Лепыч, Артист, Боб) или просто указывает фамилию (Федоров, Черных и т.д.). В журналах избы "Голубка" большинство записей анонимны, в некоторых указываются прозвища (Самурай, Кузя, Нахал, Джек, Кирпич) или псевдонимы (Болкин, Шустрый Карандаш), в редких случаях автор присваивает себе имя другого члена компании или обозначает себя через собирательный образ ("группа товарищей", "крайком", "глас народа", "крик уставшей души" и т.п.).

Важным жанрообразующим признаком в письменной словесности столбистов является не только принадлежность автора определенной компании, но и его возраст. Поколенческая дифференциация проявляется и в самом наборе жанров "молодежного" общения, и в средствах их воплощения (частом использовании окказионализмов, жаргонизмов, экспансии  определенных  словообразовательных средств: микродолбленки, микроуборочка, микросвязки и т.п.). Так, например, "молодежным" жанром является подробный рассказ о дороге на Столбы, в избу. Приведем характерный образец этого жанра из дневника Грифов: "В субботу вышел в два часа дня из карьера и пошел в Идею. Шел по чьим-то следам. Потом они как-то странно повернули влево, и я подумал: Идея пошутила, топча тропу. Но я оказался неправ. Это я понял, когда поднялся довольно высоко по Моховой. Оказывается, два каких-то идиота спускались по целине с Откликных. О боже мой, как они плутали! И я плюнул на них и пошел вверх по речке. Снегу было немного выше колен, иногда попадалось по пояс. Выгреб я на гору через три-три с половиной часа. Еще через час я выпал на главный хребет по пояс в снегу, иногда и выше. Измотавшись вконец, я дошел до скалы и увидел лыжню. Класс, лесники делали обход. Улегшись на снег, понял, что "некуда больше спешить". Тем более уже был поздний вечер. Я немного отдохнул.

На Каштак выбрел уже где-то часа через два. С палкой в руке, как с посохом, с капюшоном на голове, как монах, с боль­шим рюкзаком и в снегу, как идиот, я добрел до Забавы. Как я лелеял мечты, что будет тепло и горячий чай!

На Забаве было столько людей, сколько дров. А дров, увы, не было. Тем более, что старую они разобрали, а новую хотя и наполовину построили, но она была вся в дырах. Не растопив печь, я достал спальник и лег спать. Дождавшись утра, вышел на тропу и в полдвенадцатого был у скалы. Пока лез вверх, пришла Галя (Сгущенка). Только сварили уху из карпа, пришла Аня из Ленинграда. Пока один иду колоть дрова. Витя Черных" [ЛАГ, 17]. (Среди собранных автором материалов около 30 молодежных текстов данной тематики).

Весьма характерным для дневниковой коммуникации молодых членов компании Грифы является жанр пародии на лирические стихотворения и размышления их родителей из этой же компании. Приведем один из образцов этого популярного молодежного жанра:

"Прекрасный вечер! Дети скал у неба
Ведут беседы на волшебных языках.
В тумане Крепость, там на ней Победа,
Таежные вершины мудры, седы,
В них растворяются земли уставшей беды,
Здесь Мира Зеркало в заоблачных Столбах.
 А в сердце радость и печаль, и бог и Бах!..
 И вдруг канистрой по балде бум-бум- бабах!"

Важным жанрообразующим признаком в неофициальном письменном общении столбистов является и ролевой статус автора внутри самой компании. Так, например, выносить письменные порицания и благодарности, а также быть авторами императивных жанров могут только "старейшины" или "отцы" компании, новички и гости могут оставить в журнале только "благодарность" или "пожелание" и т.д.

Таким образом, специфика письменной коммуникации столбистов, ее структура, жанровая и тематическая специализация, особенности способов и средств описания обусловлены прежде всего различиями в характеристике автора - его принадлежностью той или иной компании, возрастом, ролевым статусом. Описанию жанровой системы эпистолярного общения столбистов посвящен следующий фрагмент работы.

Одним из "фундаментальных" жанров эпистолярной коммуника­ции столбистов является информативный жанр хрони­ки, автором которой может быть любой член компании. Как прави­ло, в ней фиксируется серия событий, происходивших с компанией (отдельным столбистом) на Столбах вчера или то, что происходит в данный момент. Описания могут быть как очень  подробными (если речь идет о праздниках, крупных событиях в жизни членов компании), так и лаконичными, если автор фокусирует свое вни­мание на отдельном событии. Ср., напр., тексты: "Утром ходили на Пестик и Дикарь. После ужина заснули, но ненадолго. Просну­лись от громыхания гитары о камень. Шуруп в носках выскочил из палатки и бросился обнимать вновь прибывших. Кто-то истерично взвизгнул и убежал  за палатку, а Удав принялся уговаривать: "Ира, не бойся, это брат мой Толя!". Брат принялся помо­гать ему утешать испугавшуюся девушку, и когда все уладилось, выяснилось, что никакая это вовсе не девушка, а Алик Черный Рант. Бродяга-2 был дико разочарован...

Удав с Рантом требовали еды, говорили, что на Столбы они вышли еще вчера после свадьбы, что у Колокольни их догнал на мотоцикле Саня Пляскин, что сам Саня должен завтра прилететь на вертолете с двухствольным шлямбурным ружьем и привезти новую шубу, что сами они принесли 5 кг мяса и 3 кг колбасы и все это сложили в валенки, а валенки моль съела. Такого чудовищного трепа уже давненько не приходилось слыхивать...

День 8 ноября выдался на славу: сыпал мелкий снежок и бы­ло удивительно тепло. Делали траверс Большой Медведицы. Азарт­но обирая мох нетронутых человеком скал прошли до конца весь гребень и лишь на последней вершине обнаружили следы человека. Скалы не трудные, но довольно интересные.

За время нашего отсутствия на стоянке появились молодожены. По этому поводу ужин стихийно превратился в "большую лику". Настроение, и так неплохое, резко прыгнуло вверх. Горлани­ли песни, кричали "Горько!". Собачий Лекарь подтапливал печь моими батарейками, а Черный Рант боролся с раскаленной печкой, пытаясь перебросить ее через себя.

Утром 9-го всей толпой отправились на Манские скалы. Все бодро сползали на Кабаргу, Близнецов, Манскую стенку. Потом основная толпа пошла домой, а мы с Удавом, Ирина и молодожены вернулись на Грифы. Доцент Чижик" [ЛАГ, 16];
"У меня праздник - 23 сентября, в день осеннего равноденствия, я прошел Глюкалу (хитрушка на скале Крепость. - Л.П.) двумя разными способами. Дядя Коля". (В архиве автора около 100 текстов данного жанра).

По-разному обыгрывая жанр хроники, столбисты могут оформить его в виде протокола: "12 июня 1982 г. ПРОТОКОЛ совещания основателей стоянки Грифы в лице старейшин (перечисляются. - Л.П.) и отсутствующих старейшин (перечисляются. - Л.П.). Составили настоящий протокол посредством калошевания впервые посетивших святое обиталище - стоянку Грифов. Ниже поименованные получили:

Бахтин В.В. (1951 г.р.) - человек миролюбивый, сознательный. 5 галош. Снес терпеливо, достойно.

Неизвестная (неизвестного г.р.) - снисхождения не просит. 5 г.+1 г. Итого 6 шт. Молчит; побрызгали, молчит. Оттащили на антресоли.

Тихонов Г.А. (1947 г.р.) - главный судья дельтопланеристов на зоне. 5 г. вступительных. Галерка требует крови. -1г. Гордый + 1г. Итого 7 г.+ 1 поощрительная. Держался хорошо. (...) Затем был принесен "гроб" - сундук. Вновь пришедшие были пропущены через него. Неизвестную из-за малых габаритов изгнали из сундука. "Здоровяк" не вошел полностью. Стали утрамбовывать - не проходит, буквой "Г" - не проходит, но сундук покинуть не хочет - руки лишние. Остальные прошли удачно. "Здоровяк" подходит к третьей попытке совершенно голый, почти вошел. Палач его толкает, ура! - прошел. Тихо стало, все довольны. Традиции соблюдены, закон в силе. (Подписи)" [ЛАГ, 16]„

В информативном жанре новости,  как правило, сообщается ранее неизвестная, недавно (только что) полученная важная информация о значительных происшествиях на Столбах, имеющих последствия для всех столбистов, либо интересные для компании сведения: "Получили известие о поджоге Эдельвейса" (в черной рамке. - Л.П.); "Совершил открытие: Забава собирается начать восстанавливать Музеянку из сухостоя. Поделил с ними границы лесоповала":

"Нам сообщили, что спалили Скит.
Сказали, что и нам поставили на вид,
Чтобы готовились мы к выселенью,
А не к справленью
Кузькиного дня рожденья";

"В субботу с 19.00 до 23.00 наблюдали северное сияние. Лучистая структура на N - W1 силой 1 балл. Невероятно!..  Хвостенко" (на одной из площадок скалы Грифы установлен телескоп. Л. П.).

В отличие от "новости" письменные объявления столбистов содержат информацию только "внутреннего" характера, значимую для членов данной компании. Это может быть сообщение о начале подготовки в избе какого-либо мероприятия, приглашение на торжество и т.п. Непременное условие всякого объявления - его шутливая концовка, каламбур. См., напр., тексты: "Друзья! Скоро рождество! Спешите делать друг другу подарки! Компания Голубка делает каждому члену партии "Голубка" рождественский подарок. Деньги приносить по адресу:  (указан. - Л.П.).

К членам относятся лица мужского пола, кому будет сказано"; "Группа товарищей с интересом сообщает, что 2.09.89 состоится веселье по поводу бракосочетания Лилии и нашего товарища Аркадия. Просьба к желающим - приходить вовремя.

В минуты краткие веселья
Примите наши поздравленья,
Счастливой жизни пожеланья!
Откукарекался, Арканя?" [ЛАГО, 21].
 
Ср. также шутливое обыгрывание какой-либо информации в жанре рекламного объявления: "Дав торжественное обещание в новогоднюю ночь жениться в течение 1985 года, Валерий Викторович опрометчиво открыл конкурс на замещение вакантной должности подруги жизни на неопределенный срок.

Наш журнал широко разворачивает первую рекламную компанию по выбору кандидатуры под девизом Dum spiro sреrо". Девушки и женщины выше 190 см, шире 150 см, больше 85 кг, объемнее 52 см, а также все желающие, спешите принять участие в конкурсе. За­явки принимаются с момента опубликования настоящего объявления. Собеседование проводится каждую субботу в избе "Голубка". Параметры жениха см. ниже... и еще ниже... Утраченные иллюзии не возвращаются" [Голубчик, 1993].

В журналах компании Грифы широко представлен жанр отчета, содержащий краткую итоговую информацию о важнейших событиях в жизни компании за определенный период времени (год, спортивный альпинистский сезон и т.п.). Автором отчета может быть только "старейшина" избы. Приведем характерный образец этого жанра: "Итак, подводил итоги:

1. С невероятными усилиями и не без помощи "столбистского духа" построена изба (3 стены, потолок, нары, окно, приемник, печка, дверь - разве это не атрибуты настоящей избы?).

2. Выбыли из компании Малютка Джим, Милентьев, Боб Акула, Одинокий Бизон, и все почему: М.Джим - в армии. Боб Акула - в армии, Милентьев - в армии,  0.Бизон - заболел (и, наверное, надолго).
3. Прибыли - Черный Рант и Валера - хорошие молодцы.
 
4. Компания насчитывает сейчас около 15 человек. Состав в основном сработавшийся, но были серьезные разногласия 7 ноября по поводу организации компании (...).

5. Официальный день открытия избы - 7 ноября 1962 г. празднуется ежегодно как национальный праздник" [ЛАГ, 16].

В жанрах лирической миниатюры и рассказа, автором которых может быть любой столбист, предметом сообщения является мир природы Столбов, пропущенный сквозь призму личного восприятия и впечатлений. Как правило, это небольшие зарисовки о природе, либо прозаические тексты, имеющие законченный сюжет. Приведем образец жанра лирической миниатюры из дневника компании "Грифы": "Крепость была сказочно прекрасна. Вся ее поверхность, все скалы, деревья, кусты были усыпаны снежными цветами, сверкающими на солнце всеми цветами радуги. Через трещины повисли огромные карнизы и мосты. И все это серебристо-титановое чудо было погружено в белое безмолвие. Лишь наши драные фигуры на­рушали покой снежнокаменного царства..." [ЛАГ, 16]. (Автор располагает десятками текстов этого жанра).

Отметим, что для информативных жанров письменной коммуникации столбистов важен не только количественный аспект диктума (ср. преимущественно полисобытийные жанры хроники, отчета и монособытийные - объявление, новость), но и временная перспектива происходящих событий: "сейчас" и "вчера" (футуральную перспективу имеет только жанр объявления). Если же в дневнике описываются события большей давности, то это специально оговаривается. См., напр., текст: "Позволю себе вернуться на две недели назад и занести в дневник мысли, которые родились в мо­ей голове, когда я одна шла с Грифов с Колиного дня рождения на Зайкин" и др.

Для императивных жанров письменной коммуника­ции столбистов важным дифференцирующим признаком является образ адресата, его ролевой статус в компании. Так, "правила" и наставления адресованы новичкам и гостям избы, приказы, угро­зы, жалобы - только членам компании. Другой параметр коммуни­кативного образа адресата - возможность исполнения предписыва­емых действий - обусловлен системой санкций за невыполнение (от косвенного порицания, негласного осуждения - до изгнания из избы).

Другой важнейший жанр о образующий признак  императивных жанров письменного общения, положенный нами в основу классификации - сила побуждения автора, степень его категоричности. По этому признаку различаются приказ, требующий обязательного выполнения, и предписание, где предлагается выполнение (соблюдение) определенных действий. Ср., напр., тексты: "После любо­го посещения - убирай мусор и мой посуду - всю! Изба "Голубка" всегда должна быть чисто выметена!","Не выливай в парашу чай! Все, что горит - в печке сжигай!", "Тому, кто ест и спит немало - принесть на Грифы одеяло!" и "Товарищи! Вытряхивайте нифеля из чайника. Оставляйте в нем воду, а не следы вашего присутствия. Не уклоняйтесь от хозяйственных работ", "Товарищи! Сообщайте друг о друге! Нас осталось мало в июле-августе. Остальные дезертировали в горы. Но "Голубка" должна расти! Хоть по блоку, хоть по три - носите, носите, носите!" и др. Автором приказа может быть только один из хозяев, "старейшин" избы, предписания - любой член компании. В отличие от предписаний, приказы могут сопровождаться угрозой ("...И знай, что все под колпаком, дойдет и до сачков черед, халява будет пресекаться"; "Ввиду массового раскрошения "тыкв" предупреж­даю: всем на стройку!!! Под штык лопаты!"). Приказы и предписа­ния имеют значительный перлокутивный эффект, часто вызывают ответные речевые реакции. Приведем пример характерного диалога: "...Для подобных типов и составлено пусть будет сие правило:

1. В избе должны быть дрова. Джентельмены еще одно полено рубят на щепки-лучинки и кладут над печкой, дабы просохло.

2. В баке должна быть вода. Или в ведре. Или в чайнике. Но не нужно оставлять в чайнике нифеля. Они имеют свойство за­мерзать и превращаться в лед, то есть чаю - херс. Уж будьте любезны нифеля выливать и чистой водой чайник наполнять!!!

3. Постель должна быть свежей, крыса - сытой, мыши - дохлыми";

"Во исполнение вышесказанного мы, со своей стороны, сообщаем, что ввиду отсутствия ж.п. (женского пола. - Л.П.) перевы­полнен план по заготовке топливно-энергетических ресурсов. Вода в чайнике и в баке" [Голубчик, 1993].
Разновидностью предписания в письменном общении столбистов является короткий монологический жанр призыва, представляющий обращение с целью побуждения к какому-либо действию. См., напр., текст: "Мужики! Кончайте сачковать! Надо носить доски - зима не за горами!".

В отличие от предписаний, жанр предостережения является монособытийным. Коммуникативная цель - остерегая, заранее предупредить членов компании о какой-либо опасности. Автором предостережения может быть любой столбист, адресат - столбисты и гости компании, либо только новички. Адресат заинтересован в исполнении действий. Приведем некоторые образцы этого  жанра: (после получения известия о поджоге избы "Эдельвейс") "Необходимо приложить все усилия для сохранения Грифов. Уходя на Крепость, снимайте переход или оставляйте людей. Надо подумать об усложнении перехода на Грифы. Следите за следами подозрительных людей и выясняйте цели их посещения Дикарей. Лапоть"; "Деньгин видел волков - они бежали впереди него втроем, когда он шел с Крепости. Они обнаглели и стали бегать совсем рядом с Грифами. Отсюда вытекает что? По одному на Грифы больше ни гу-гу. Ни-ни. А то раз! - и одни кости...". См. также специальный текст для новичков Голубки:

"Когда в "Голубке" начинаешь
Много-жадно пить и есть,
Прочитай в уме молитву!
А то волки выволокут на насест 
И размочалят тыкву!

Примечания: "Голубка" - столбовская изба, "волки" - постоянные обитатели избы "Голубка", "насест" - настил около избы "Голубка", "тыква" - голова гостя" [Голубчик, 1993] и мн.др.

Если коммуникативная цель предостережения не достигнута (действие, о котором предупреждают, уже совершено, футуральная перспектива нарушена), то это также может вызвать ответную реакцию адресата, например, жалобу. См. текст: "Внимание! На Грифах завелась дикая кошка (или маленькая рысь). Ходит, минуя переход, через щель, где забетонировано. Ест продукты" - "Эта дикая кошка (или маленькая рысь) съела весь мой праздничный паек - палку копченой колбасы и 0,5 кг сыра. Сижу на концентратах, если сегодня никто не появится - умру голодной смертью".

В дневниках компаний широко представлен жанр указаний который соотносится с жанром совета в устном неофициальном обще­нии столбистов. Коммуникативная цель данного жанра - указать на необходимость выполнения определенных действий, разъяснить, каким образом их осуществить. Приоритет автора основан на зна­нии, опыте, высоком спортивном мастерстве и т.п. Адресат - члены компании, новички. Ролевые отношения: "свой - своему". См., напр., текст: "Сходили на Нахимовский (бастион. - Л.П.) и потом через туннель домой. Около туннеля справа есть нависаю­ий плацдарм и на нем 4 маршрута. Надо пробить шлямбура и сделать маршруты с нижней страховкой. Троица: Удав, Лапоть, Санвас". В целях снижения категоричности автор может использовать маску жанра "пожелания", либо придать указанию шутливый харак­тер. См. тексты: "Хотелось бы написать что-то в виде пожеланий:

Алику: взять лыжи после того, как уедет Витька. Черные.
Валере: отобрать у Бродяги лыжи.
Леньке: устроиться на работу.
Деньгину: не будь жмотом!
Шурику: научиться ходить на "внешней" ноге.
Пляскину: стать членом компании. Не быть чужим.
Коту: не волочь на Пляскина.
Глухал Одинокий Бизон" [ЛАГ,16];

"Какой и кто ушел и не закрыл окно? Вот Барс узнает - тыкву раскрошит. Не можешь один закрыть - не ходи один. Ходи с ней" и др.

В отличие от указаний жанр угрозы всегда "запрограммиро­ван" как ответная речевая реакция столбиста на определенный проступок, нежелательное действие адресата, либо на неприятный автору острый сатирический шарж. Коммуникативная цель угрозы - обещание причинить адресату какую-либо неприятность (чаще всего физического характера). Как и все другие императивные жанры, жанр угрозы обращен в будущее. Являясь заведомо "неисполни­тельским" жанром, в дневниках столбистов он носит скорее риту­альный характер. Об этом свидетельствует и тот факт, что все угрозы сопровождаются элементами языковой игры, шутки и т.п.: "Почему не закрыто окно? Узнаю, кто потерял закрутку, откручу...";

"Нахал - поэт, все знают это,
Паскудных строчек гений он!
За гадости - пора к ответу,
Его введу я в отрубон!!!" и т.д.

В отличие от угрозы жанр обещания является типичным "исполнительским" жанром, автор которого обязуется (клянется) выполнить определенное действие (поступить так или иначе) сам. Как правило, это обязательство вопреки обстоятельствам прийти в избу, покорить труднодоступную вершину, пройти неизвестным ходом и т.п.: "Но я еще приду на Грифы, проломлюсь по Развалам, увижу эти закаты и всех вас, дорогие мои. До скорой встречи на Грифах!"; "Сурово глядит на нас Крепость. Она думает, что своим леденящим дыханием убьет нас… Но нет! Мы еще придем сюда немного попозже и тогда посмотрим, чья возьмет! Ведь не зря трепещет на Верблюжонке под флагом наша косынка..." и др.,

Если все рассмотренные выше императивные жанры адресованы преимущественно членам компании, то жанр правил (уставов, кодексов) компании адресован новичкам, гостям и всем посетителям избы, не относящимся к членами компании. Как уже отмечалось в гл.II, 1, правила, в которых фиксируются нормы поведения столбистов данной компании, могут варьироваться в зависимости от атмосферы компании, ее стиля, традиций. Однако в той или иной форме все они предписывают сохранение порядка в избе, соблюде­ние столбистских обычаев, необходимость принимать участие во всех мероприятиях хозяев и т.п. Стремясь ввести адресата в "свой" столбистский мир, дать некоторые представления о его ценностях, коллективный автор (вся компания) заведомо надевает маску на "официальный" жанр инструкции, шутливо обыгрывая ее в "правилах". Ввиду значительных размеров текстов этого жанра, приведем только один его образец: "Правила Грифов.

1. Сюда ходят те, кто:
- лазит по скалам в галошах и валенках,
- занимается слаломным сломом ног,
- бросается с горы на змее и без него,
-      ходит в горы, чтобы перезимовать лето.

2. Если ты гость - уважай правила хозяев. Не будь белой вороной - иди вместе со всеми. Не можешь - научим. Не хочешь - заставим. Не будешь - твое дело. Попей чаю и иди домой.

3. Встал, поел - и на тренировку!

4. Не старайся казаться смелее, чем ты есть на самом де­ле. Не падай со скалы - это опасно!

5. Помогай на стоянке. Дрова, вода, еда, уборка - дело всех.

6. Уходя, оставь запас дров и продуктов.

7. Важнейшие вопросы жизни Грифов решает совет старейшин.

8. Береги природу, мать твою!

9. Не пей водку - пей воду.

10. Не бери в голову.

11. Понял? тогда за дело!" [ЛАГ,16].

Если коммуникативная цель правил - ознакомить с некоторыми положениями, определяющими порядок жизни в компании, то в наставлениях, "поучающих" советах, столбисты стремятся в шутли­вой форме снабдить адресата некоторым алгоритмом действий, определяющим поведение новичка, случайного посетителя и т.п. в избе и на скалах. См., напр., текст:

"Если ты, молодой человек,
Вошел, поставил.
-      Вас поймут.
Сел, поел.
-      Вас простят.
Выпил, спел.
-      Вас не обидят.
Встал, ушел.
- Вам будут очень благодарны!" [ЛАГО, 21].

Для оценочных жанров письменной коммуникации столбистов характерно прежде всего многообразие объектов оценки. Ими могут быть животные ("Удивляемся ловкости коз - с какой легкостью они берут крутые склоны, где человек беспомощен и копается как улитка! В одном месте (все это видно по следам) коза спрыгнула с 10-метровой стенки на крутой заснеженный склон и крутыми прыжками унеслась вниз. Волевая!"); погода ("И вообще, погода нас удивляет. С юго-западной стороны на скалах почти исчез снег. Кое-где можно лазить в кедах. В довершение всего в устье Калтата во многих местах зацвела верба. И это 7 января! Свирепо"); предметы (см.. напр., "Оду одеялу" в Приложении 3); жизнь в избе ("Жизнь прекрасная в Голуб­ке: улыбки, прибаутки, шутки...") и, конечно, сами столбисты. В жанре похвалы это член компании, отличившийся в лазании, сделавший уборку в избе и т.п. См., напр., тексты: "Татьяна Беллер впервые в истории Грифов в зимних условиях и в гордом одиночестве навесила переход, используя ключ, закладухи, самостра­ховку и личное женское мужество. Честь и хвала ей!!!"; "В субботу Удав, Витя Черных и Андрюша пошли лазить, и молодежь очень прилично показала себя. Витя нашел даже новую хитрушку-траверс на Медовом"; "Пришел, увидел, обалдел - порядок исключительный. Я таких порядков вообще не видел. Ну Боб голо­ва!" и др. Объектом косвенной репрезентации похвалы в "маске" жанра хроники может быть сам автор: "Воодушевленные своими успехами, мы кинулись на Перья - на 3-ю этажерку (...) Когда мы вышли на сцену, толпа загудела и переместилась на правую сторону, к Этажерке... Не помню как, но я там вылез. Между прочим, поговаривают, что там никто не ходил. Надо спросить у Шалыгина...". В поэтических текстах столбистов положительная оценка (иногда шутливо преувеличенная) реализуется в жанре дружеского шаржа:

"Гроза Столбов, гроза "Голубки",
Не любит он дурацкой шутки,
Поспорить с вами я готов,
Что он сильней, чем сто быков!
Кто в драку влезет - тот дурак,
Ведь у него стальной кулак!
Одной рукой поднимет лавку
И вас раздавит как козявку.
Он к нам заботлив, как отец,
Смеется с нами как юнец,
За нас посуду часто моет,
А утром чаем всех напоит.
Столбы штурмует без страховки,
Не любит он таскать веревки,
Отвес проходит очень тонко -
Внизу волнуются девчонки,
Трепещут, глядя, Оля, Таня:
"Как грациозен наш Мишаня!" [Голубчик, 1993].

В жанре порицания адресатом часто бывает неопределенное лицо: "Интересно, кто это такой умный, что оставил неснятую веревку, по-моему, ему еще рано успокаиваться. Я лично этому человеку выношу порицание"; "Кто уходил последним? Вы что, убегали от кого?! Веревка висит на катушке! Закладуха с карабином не снята, а лишь заброшена! О том, что не раскололи ни одного полена, не подняли воды и проч., проч., проч., я не говорю. Ну даете братушки. В тресь вашу хрясь! Федоров". Автор порицания (старейший столбист, член компании) может эксплицировать свою роль, четко обозначить жанр своего высказывания: "От лица старых членов Грифов выношу общественное порицание тому человеку (кам), которые ушли в прошлый раз и не закутали воду и картошку. В результате испорчен целый таз картошки и целый час пришлось отогревать бак с водой на печке. (...) Считаю, что за это надо наказывать. Рант" [ЛАГ, 18].

Категоричность порицания может быть снижена за счет обоз­начения адресата в третьем лице и оформления высказывания в жанре хроники ("Снега падали регулярно, но далеко не так регулярно ходили  на склоны некоторые личности (особенно это касается Деньгина). Они забыли, как ломились на Развалы, как лазили по обрывающимся карнизам, как с диким посвистом дюльферили по быстрорвущейся веревке через семь гробов в филиал пре­исподней, как спали под небом с большими звездами на Диком камне"), либо в жанре пародии на официальное выступление в годы "застоя" ("В эти тяжелые дни, когда -34 С и 35 м/сек, наш тесный коллектив должен как никогда сплотить свои ряды до уровня 15 чел./нары. Тем гнуснее становится поведение некоторых членов, снижающих уровень плотности до 1 чел./избу. Тем хуже их свинство, выраженное в 2 полено/печку и 0 капля/бак. И мы одобряем Барсика, который готов встретить такое поведение напряжением 2 кулака/глаз и 1 кол/тыкву").

Объектом порицания может быть конкретный адресат, напри­мер, член компании, который в силу "бытовых" обстоятельств стал редко ходить на Столбы, изменил свой образ жизни и т.п. В этих случаях порицание перевоплощается в сатирический шарж (один из самых распространенных жанров в "Голубчиках"). Приведем характерный пример:

"Кузя стал теперь незлой -
Он у Юли под уздой!
Он не ходит на Столбы -
Дома моет он полы.
Кузя варит кислы щи, 
Ищет женские прыщи" [Голубчик, 1993].

В целом для "негативных" оценочных жанров письменного общения столбистов важно условие заведомой неприемлемости оценки конкретным адресатом. Негативная оценка даже желательна, так как она побуждает адресата к ответной реакции и обеспечивает тем самым дальнейшую коммуникацию. Адресат может выступить в жанре ритуальной угрозы ("Кому-то за его стишки я скоро выпущу кишки!"), ответного шаржа, шутки и т.п.

Широко представлены в письменном общении столбистов ритуальные жанры, важнейшим жанрообразующим признаком которых является образ автора. В столбистских дневниках самый традиционный из них - жанр благодарности, который является ответной реакцией на определенное действие адресата и имеет целью выразить признательность за оказанное внимание. Благодарности, авторами которых являются столбисты, могут быть адресованы всей компании, отдельному ее члену, столбистам из других компаний и т.п. См., напр., тексты: "И вновь я посетила уже с сыном Грифы. Прошло 14 лет. На Грифах прошла моя юность, здесь я познала дружбу. Удивительное время было, время зарождения Гри­фов. И как я благодарна всем вам за то, что вы сохранили Грифы, сохранили наше братство. Птенчик (Макаревская)"; "Не знаю, кто был последним, но в избушке мы встретили удивительный по­рядок. Сразу вспомнилась молодость, компания старых перистов, где веселье, лазание по скалам сопровождалось гостеприимством, и прежде всего любовь к Перушке, уважение к товарищам... По старой традиции старейший перист обязан такому товарищу объ­явить благодарность"; "В теплой компании, 8 человек, провели очаровательный вечер. Микроансамбль "Виртуозы Грифов" под руководством А.Молтянского и при участии солиста Валеры Лаптенка окрасил ненастную осеннюю ночь во все цвета радуги. Спасибо им" и мн. др. Благодарность столбистов из другой компании может завершиться приглашением:

"После славного ночлега
К вам ребята из Ковчега,
Обращаясь с уваженьем,
Оставляют приглашенье:
Заходите на ночлег
В милый славный наш Ковчегъ" [ЛАГО, 21].

Автором благодарности может быть гость (группа гостей), которым столбисты показали Столбы, помогли подняться на верши­ну,  оказали гостеприимство в избе: "Благословенные Грифы! Спасибо за все: за красоту, за удивительный покой в душе, за надежду и уверенность, что жизнь все-таки великолепная шту­ка!". Воздействию на эмоциональное состояние автора-нестолбиста во многом способствует специфическое место коммуникации (для некоторых попасть в избу, дойти до Столбов - своеобразный подвиг), теплая дружеская атмосфера общения. Под рубрикой жанра оставляют поэтические тексты многие побывавшие здесь поэты, барды, интересные люди, в той или иной степени познакомившиеся со столбизмом и даже приобщенные к нему (см., напр., поэмы часто бывающего на Грифах Юлия Кима: Приложение 3, N 21-22). Приведем несколько характерных примеров из дневников разных компаний: "От волнения - немейте!

Все увидеть торопись.
Я теперь до самой смерти,
До седых волос - столбист!
Роберт Рождественский" [ЛАШ, 14];

"Хоть был бы я пашой турецким,
Хоть ханом, баем иль калифом,
Я б все равно сбегал погреться
От всех богатств наверх, на Грифы!
С огромной благодарностью за терпение к клоуну. А.Николаев".

(В целом мы располагаем 50 образцами текстов данного жанра).

Благодарность часто сопровождается жанром пожелания обоб­щенному адресату в лице избы: "Спасибо, Грифы-врачеватели! От суеты городов, от потока машин здесь приходишь в себя среди добрых друзей, пробуждающегося леса, щебета птиц... Живите вечно. Грифы, объединяя вокруг себя интересных и разных людей, объединяя нас с лесом, со скалами, с песней!"; "Мы второй год на Столбах. Волею судеб нам пришлось побывать во многих избуш­ках: в непритязательной "Монтажнице", гостеприимной "Беркутянке" и в "Медичке". И вот скажу: "Перушка" - лучшая изба на Столбах. Поверьте, ребята, это не лесть. Пусть "Перушка" всегда будет "Перушкой"!" и мн. др. В общении самих столбистов по­желание может выступать как самостоятельный жанр, автор кото­рого желает конкретному столбисту осуществления некоторых приятных событий в его личной жизни - выздоровления, покорения новых вершин (в поздравлениях) и т.п.:

"Пусть юмор его никогда не гаснет,
Выше и шире задор,
Столбы он давно уже все излазил -
Желаем ему новых гор! Рант" [ЛАГ, 16];

"Женька, запомни эту дату! Сегодня ты впервые попал на Столбы, хотя тебе нет и двух месяцев жизни. Прими, "Перушка", под свой гостеприимный свод еще одного периста! Сын, ты еще не знаешь, что такое столбист, какое это прекрасное, трудное и почетное звание, не знаешь, как сильна столбовская дружба, не знаешь волнующего ощущения покорения высоты, не знаешь обычаев, по­ходов, песен, труда. Все это у тебя впереди. Сейчас ты только смотришь на верхушки сосен, на чистое голубое небо, на симпа­тичную избушку. Смотри, Женька, дыши целебным столбовским воз­духом, набирайся сил, расти! Будь столбистом!" [ЛАШ, 14].

Столбистские поздравления, как правило, по-разному обыг­рывают традиционный жанр, перевоплощая его в шутку, либо акту­ализируя моменты языковой игры. См., напр., текст: "С новым 1965 годом! Дорогие Грифы, в этот торжественный день "рыышите пажелать уам многаю лету" [ЛАГ, 16] и др.

В дневниковой коммуникации нами зафиксирован ритуальный жанр прощания с избой. Столбами, друзьями-столбистами, автор которого - столбист, вынужденный в связи с определенными обстоятельствами навсегда уехать из Красноярска. Во  всех речевых реализациях жанра прощания это событие воспринимается автором как трагическое, коренным образом изменяющее  его жизнь. См., напр., текст: "Вот и приходится мне. Малютке Джиму, расстаться со стоянкой. Два года пришлось мне ее строить... Конечно, очень жалко расставаться, но вот окончил КМТ и еду на место назначения. Прощай, моя стоянка! Придется ли мне побы­вать здесь снова? Милентьев" [ЛАГ, 16].

Разумеется, рамки диссертационного исследования не позво­ляют даже вкратце охватить всю систему столбистской сло­весности. За пределами описания остались столбистский фольк­лор, представленный большим количеством частушек, загадок, поговорок и других жанров, многие жанры художественной речи столбистов (вторичные речевые жанры) - лирические стихотворе­ния, поэмы, оды, подражания, пародии, посвящения, афоризмы, рассказы и др. Однако, как кажется, представленный здесь обзор позволяет увидеть специфику общения столбистов. 

 


Rambler's Top100 Экстремальный портал VVV.RU

Использование материалов сайта разрешено только при согласии авторов материалов.
Обязательным условием является указание активной ссылки на использованный материал

веб-лаборатория компании MaxSoft 1999-2002 ©