Красноярские Столбы
СкалыЛюдиЗаповедникСпортСобытияМатериалыОбщениеEnglish

Леонид Петренко. Красноярская мадонна. 

Академия искусств живой Природы

Тигры и гориллы
Львы и крокодилы
Пасти разевали
До самых ушей
(городской рок-н-рол конца 1950-ых годов)

Меркнут знаки Зодиака
Над постройками села.
Спит животное Собака,
Дремлет рыба Камбала.

Колотушка тук-тук-тук,
Спит животное Паук
Спит Корова, Муха спит,
Над землей луна висит

(Н.Заболоцкий)

Уродливый ворон -
И он прекрасен на первом снегу
В зимнее утро!

(Мицуо Басе)

Животный мир заповедника

Люди, редко бывающие в лесу, любители шумных компаний, гуляющие на Столбы по Лалетинской автодороге, вряд ли подозревают о плотности заселения сибирского леса. О пищевых цепочках природы нас пытаются научить еще в начальной школе. Однако нужно побывать на конечных этапах вузовских полевых практик по биологии беспозвоночных, чтобы хотя бы верхоглядно представить местный мир насекомых и параллельные им миры иных классов беспозвоночных. Конечно, не каждому по душе, когда из шедевров живой природы делают коллекции мумий, но что делать, такова современная наука, таковы современные методы обучения. Мне посчастливилось не раз присутствовать на первых этапах создания таких коллекций, когда экспонаты еще светились живыми узорами, изыском форм и красок.

Представьте огромные столы под сенью золотых сосен в конце июня. Тридцать юных девушек-первокурсниц, склоненных над томами определителей и коллекционными материалами. Вокруг столов проплывает, похожая на фею из немецких сказок, очаровательная классная дама Валя Мельникова. Где-то высоко шуршат колеблемые ветерком кроны деревьев, над столами звучащее облако девичьих шепотов, нежные пальчики выкладывают на коллекционных листах цветную мозаику из сотен видов бабочек, мотыльков, пчел, мух, пауков, водомерок, комаров, клещей, мошек, чередуя их с прозрачными аэропланами стрекоз, мохнатыми шмелями, полосатыми осами, грозными шершнями… Рядом выкладывается греческая бахрома из ежистых гусениц, похожих на россыпь металлических самородков, могучие жуки: бронзовики, короеды, майские, моряки, щелкунчики плавунцы, олени, дровосеки, скаробеи.

Казалось, собрав все краски и узоры природы, художницы-ковровщицы ткут единственный и неповторимый ковер, в котором зашифрованы тайны живой Сибири. Но вот косые лучи закатного солнца пронизали коллекции особым благородным светом, именуемым фотографами "контр-ажур", и столы засверкали, словно россыпи самоцветов во дворцах Хозяйки Медной горы.

А ведь за кадром остались симфонические оркестры сверчков и кузнечиков, пижонистые ягодные клопы-скунсы мира насекомых, черви-землекопы, листотелки - гениальные подражатели листьев, вампирические шайки внутренних и наружных паразитов птиц и млекопитающих, муравьиные цивилизации, создатели наземных и подземных городов. Остались за кадром полевой практики, живущие под собственным знаком зодиака, многочисленные подводные рачки: похожие на мраморную фасоль циприсы, ветвистоусые хидорусы, знаменитые дафнии, прозрачные щиты оргулюсов, одноглазые красноокие циклопы, похожие на ишака вместе с тележкой водяные ослики, презревшие законы симметрии "водяные кузнечики" - бокоплавы.

В скромных водах заповедника рядом с рачками соседствуют подданные созвездия Скорпиона - класс паукообразных. Нам хорошо знакомы паукообразные, населяющие сушу. Иногда весь день идешь по лесу, ежеминутно рассекая головой липкие паучьи сети. Часть паучьего племени решила стать акванавтами. Так же когда-то млекопитающие, - бесповоротно выйдя на сушу, они, однако, делегировали в родной океан дельфинов, кашалотов, китов. Делегатами от знака Скорпиона в наших водах являются различные затейливые клещики и водные паучки.

Проживают у нас и царственные моллюски. В детстве каждый подбирал потрясающие воображение ребенка костяные драгоценные домики-ракушки. Это позднее под влиянием книжно-теле-рекламной романтики, склоненной в основном к благодатным ногам, утверждалось мнение, что все чудеса где-то там за горизонтом и за валюту. Между тем мы живем среди моллюсков. Известняки, слагающие большую часть территории заповедника, буквально слеплены из мириад окаменевших раковин. Потомки этого древнейшего класса жизни и ныне населяют леса и воды заповедника, удивляя костяными домиками в виде перламутровых сфер и янтарных спиралей.

Духовная жизнь Красноярска как мир двух солнц озарена светом двух гениев живописи: далекого, далекого, ушедшего за горизонт В.И.Сурикова и живущего среди нас Андрея Поздеева, чья персональная выставка 1987 года поразила все стереотипы. Не менее трети больших и средних полотен изображали во весь экран спиральную раковину. Зрители, приученные видеть в картине не мысль, а лишь отражение, ремесло, фотографичность, узнаваемость, были ошеломлены. Многие призадумались, а самые склочные с криком: "Сам дурак!" - ринулись оплевывать кто в книге отзывов, кто газетными статьями. Гений приблизил к нам, поднес на раскрытых ладонях полотен целый мир, подобный ключу к пониманию Вселенной как системы спиралей: звездных спиралей, галактик, атмосферных спиралей циклонов и антициклонов, водных спиралей Мирового океана, больших и малых водоворотов, незримых спиралей ДНК. Душа художника угадала в спирали кривую красоты, образ гармонии. Некогда пребывающее в детстве человечество чуткой, ребячливой душой, изумляясь жемчужным вихрям раковин, сумело разгадать многие загадки природы. Костяные предначертания спирали научили людей философии, музыке, архитектуре, неэвклидовой геометрии, пониманию цвета и формы. Спираль стала схемой сущего, диалектикой разума. В руках человека затрубили морские раковины и их копии: охотничьи рожки и огромные геликоны, а позднее циклотроны и синхрофазотроны, разгоняющие элементарные частицы вещества. Человек создал спиральные города Аркаим и Ауровиль, Критский лабиринт, Вавилонский столп, Соловецкие спирали.

Сибирские моллюски значительно скромнее и миниатюрнее собратьев из южных морей. Некоторые из северных спиральных раковин всего-то три миллиметра в диаметре и любоваться ими лучше всего через лупу. Королевой современных сибирских моллюсков является речная и озерная жемчужница, двустворчатая овальная перловица (от слова перл - жемчуг) длинною до двенадцати сантиметров. Перловица значительна не только производством речного жемчуга, но и своими затворами. Оказывается затворы, засовы, замки изобрели вовсе не люди. Поразительный аналог наших врезных замков мы находим в двустворчатой раковине перловицы. Это настоящий биологический сейф! Как ни бейся, а ключа к нему не подберешь. Но всегда легко найти пустую раковину, чтобы ознакомиться с техническим гением биосферы. На одной створке - сплошные по форме пазы, на другой - прихотливые выступы, идеально совпадающие с пазами при захлопывании. Имеется и дублирующий замок по структуре похожий на застежку-молнию. Впрочем, совершенство двойной страховки не спасает перловиц от уток. Уж больно весовые категории разные. Попробуйте представить несгораемый шкаф размером с бытовой холодильник под ударами сваезабивочного копра. Одно из открытий мира - любоваться в первых утренних лучах раковиной перловицы. Матовая радуга перламутра с туманным сиянием опала, подчиняясь малейшим наклонам навстречу свету, мерцает бесчисленными оттенками жемчуга от бледно-изумрудного до нежно-медного. Не здесь ли родились идеи: палитры художника, цветомузыки, спектрального анализа?

В самые теплые месяцы года под сенью ночи столбовские леса наполняются таинственными движениями и звуками ночной жизни. Нужен мощный фонарь, чтобы хоть как-то представить это бурлящее движение в каждой кочке, водной ямке, струйке, полянке. Уходящий вертикально вверх луч света превращается в вихревой бал свершающихся на ночных небесах браков. Среди воздушных танцоров выделяются египетской роскошью махаоны, огромные махрово-белые мотыли, зеленовато-прозрачные полубабочки-полустрекозы.

Способных путешествовать по ночной тайге без искусственного освещения ожидают встречи с сибирскими светляками в виде светящихся гнилушками пней и валежин, ярко-изумрудных червячков в траве, мотыльков со светящимися глазами и фонариками-крапинками на крыльях.

Над минимиром беспозвоночных царят птицы - крылатые потомки динозавров (до 200 видов), рыбы (22 вида), млекопитающие (52 вида).

Территория заповедника расположена на стыке двух больших зоогеографических провинций: восточно-сибирской и преденисейской. В Восточной Сибири зарождалась и складывалась фауна из видов, приспособившихся к горно-таежной местности, в частности переселенцев из Северной Америки. Вместе с тем животный мир заповедника носит отпечаток Западно-Сибирской лесостепи и гор Южной Сибири. Так, северная пищуха и кабарга придают ему восточно-сибирский, а косуля и марал - южно-сибирский характер.

Пирамиду жизни венчают хищники - "большая четверка северных лесов" - медведь, волк, рысь, росомаха, а также дикая собака, барсук, лиса, выдра, соболь, горностай, колонок, лаека, искусственно акклиматизированная американская норка.

Бурый медведь - самый крупный хищник, занимающийся охотой крайне редко. Основное питание - растительные корма: черемша, борщевик, дудник, дягиль, саранки, бобовые. В высоких Саянах любовь к крупным сочным травам гонит медведей весной из тайги в зону альпийских лугов. Вдоль безлюдных саянских рек существуют древние медвежьи тропы, по которым хозяин тайги весной устремляется на свои альпийские огороды, а к осени скатывается в таежные сады орехов и ягод. В начале лета в одном альпийском цирке Саян можно встретить 5-6 зверей. С созреванием ягод медведь переходит на питание малиной, смородиной, черникой, черемухой. В поисках личинок ос и муравьев зверь ворочает огромные валежины и камни, крушит гнилые пни и муравейники. Раскапывает норы бурундуков и полевки-экономки, поедая в них запасы кедровых орехов и клубеньков хохлатки. Таежный гурман любит мед и проквашеное мясо падали. Умеет ловить рыбу и даже вытаскивать рыболовные сети. Обладает склонностью к музыке и любознательности. Проникает на сотни метров в абсолютный мрак карстовых пещер и даже устраивает там зимние берлоги. Метит свою территорию отметинами когтей и почесами туловища (пахучие метки). Гон в конце июня, медвежата 1-3, весом 500-600 грамм рождаются в берлоге в феврале. Звери залегают в берлоги в начале октября, выходят в конце апреля.

Агрессивными медведи становятся в годы неурожая ягод и орехов, а также в затяжные голодные весны. Тогда медведи устремляются на запах пищи к городу: разрывают помойки, опрокидывают мусорные контейнеры, нападают на домашних животных. Однажды голодный медведь неделю держал в осаде персонал живого уголка, но съесть сумел лишь ручную косулю и собаку.

Рысь - крупная кошка палево-серого или рыжеватого цвета с коротким туловищем, высокими ногами и коротким, словно бы обрубленным хвостом. На ушах кисточки. Длина тела 80-100 см, вес 12-20 кг, редко 25-30 кг. Прибылые рысята зимой весят 8-10 кг.

Активна в сумерки и ночью, обладает отличных слухом. Обычно передвигается шагом, прыжки до 6 м. След круглый без когтей, диаметром около 10 см. Прекрасно лазает по деревьям и скалам. Голос - грубое басистое мяуканье и мурлыканье, обычно на зорях или ночью во время гона (февраль-март). В свадебный период неоднократно подходили к Живому уголку, "переговариваясь" с рысями, живущими в вольерах. В марте 1966 года самец рыси призывно мяукал с крыши избушки Медичка, стоявшей на пригорке над Живым уголком, напугав ночевавших столбистов.

Котята 2-5 появляются в мае-июне. Логово - ямка под корнями, скальная расщелина, дупло, пещера. В верховьях Базаихи в открытом автором пещерном районе обнаружено крупнейшее на планете пещерное "кладбище" рысей, где за многие века нашли свой покой около ста сибирских кошек.

Питание - охота на копытных, зайцев, белок, птиц, грызунов. Известные редкие случаи активного нападения на людей. Шкурка рыси на международном аукционе стоит в 20-30 раз дороже соболиной. До волчьей экспансии 1900-ых годов в заповеднике обитало до десятка рысей.

Росомаха - характерный таежный хищник (из семейства куньих), внешне напоминающий маленького медведя, с виду неуклюжий, но очень сильный, чрезвычайно подвижный и ловкий зверь. Длина тела 70-105 см, вес 10-19 кг, следы яйцевидной формы с ладонь взрослого мужчины с хорошо заметными следами когтей. Хорошо лазает по деревьям и скалам, иногда спускается вниз головой. По высокому и рыхлому снегу за день проходит расстояние, которое не может одолеть человек на лыжах. Питание - охота на копытных, таежных куриных птиц, мышевидных грызунов. Часто питается падалью, охотно ест ягоды и кедровые орехи. Росомах прославилась грабежами охотничьих избушек, лабазов, ловушек. Марала преследует по глубокому снегу или подходит бесшумно на расстояние прыжка. Прыгает на спину и уже на бегущем олене наносит ему смертельные раны у основания головы. Добычу росомаха расчленяет и причет, перетаскивая иногда на 7-8 км. Логово росомахи в заповеднике найдено лишь один раз. В корнях вывороченного бурей кедра под метровым слоем снега в небольшом углублении из мха лежали три детеныша с едва открывшимися глазами.

Барсук (семейство куньих). Длина тела 60-90 см, вес 10-28 кг. Сложение тяжелое, неуклюжее, лапы сильные с длинными когтями роющего типа. Волосяной покров грубый со слабо развитым пуховым покровом. У корня хвоста имеется пахучая железа. Следы длиной 7-9 см, похожи на медвежьи в миниатюре. Роет сложные норные городки. Активен в сумерки и ночью. Передвигается шагом или рысцой, редко неуклюжим галопом. Всеяден. Питается растительными и животными кормами (мелкие грызуны, насекомые, личинки, лягушки, рептилии, плоды калины, черемухи, ягоды брусники, кедровые орехи, луковицы саранки). Способен разрывать помойки, грабить огороды и палаточные городки. В 1970-ые годы дружное семейство барсуков терроризировало по ночам лагерь скалолазов Спартака под Китайской Стенкой, не давая спать грохотом опрокидываемой посуды и хрюканьем под настилами палаток.

Барсук впадает в спячку с конца октября по конец марта, в сроки близкие для медведя и бурундука. В апреле рождается от 2 до 6 барсучат. Жизнерадостного таежного "поросенка" истребляют из-за целебного жира. Даже под охраной заповедника в лучшие годы насчитывалось всего 20 подземных поселений барсука.

Соболь - символ зимних спортивных спартакиад народов СССР, проходивших в Красноярске в 1982 и 1986 годах. Ловкий и очень сильный для своих размеров хищник. Вес самцов 1100-1800, а самок 900-1500 грамм. Ведет наземный образ жизни. Передвигается прыжками 30-70 см. Хорошо лазает по деревьям, но "верхом" не ходит, легко ходит по рыхлому снегу. Голос - урчанье вроде кошачьего. Активен в сумерки, ночью, но часто охотится и днем. В питании преобладают мышевидные грызуны, насекомоядные. Часто поедает белок, глухарей, рябчиков, зайцев, пищуху, изредка кабаргу. Охотно поедает кедровые орехи и ягоды. Гнездовые убежища в дуплах, каменных россыпях, под наземными корневищами. В заповеднике проявляет доверчивость к человеку, посещая столбистские избушки, верхние станции канатных дорог, не прочь полакомиться оставленными припасами. Гон летом, беременность семь месяцев. В апреле рождается 2-7 щенков, и живут с матерью до 4 месяцев.

В 1925 году (при создании заповедника) соболь крайне редко встречался по Манскому водоразделу. Когда заповедная территория была расширена до современных пределов, в рамках всесоюзной программы дважды производился выпуск соболей из Баргузинского заповедника. Проводились охранные мероприятия и в охотугодьях по всей таежной зоне СССР.

Теперь соболь обычен для заповедника и всей таежной зоны края. Официально считается, что соболь в заповеднике искусственно реаклиматизирован, но этому противоречит окраска меха столбовских соболей. Выпускали баргузинских соболей почти черной, самой высокоценной окраски, называемой "головка", а территорию заселил типичный енисейский соболь, относящийся у классу "воротовой" - коричневого тона, с темным ремнем на спине, более светлыми боками и большим ярким горловым пятном.

Расселившийся соболь в значительной мере истребляет другие "пушные" виды: ярко-рыжего колонка и в особенности белку.

Дикая лесная собака - точнее сказать одичавшая собака - крупный волкоподобный хищник, распространившийся в последней трети XX века в пригородной зоне, по городской границе заповедника и в самом городе.

Основная причина появления нового вида хищников - разрушение Великой народной деревенской культуры. У крестьян и мещан собаки либо что-то охраняли, либо шли на тулупы. Отбившихся от человека в лесу и степи псов истребляли волки. Да и собаки, прожившие с человеком 15 тысячелетий, не рвались на волю, все стремились служить даже в бараках и двориках двухэтажек. Бродячий бум для собачьего племени начался в хрущевские реформы, когда массы народа переселялись в малогабаритный рай пятиэтажных хрущеб. В хрущевском раю, несмотря не детские слезы, места для дворовых псов не было, а пустить брошенного друга семьи на воротник духу не хватало. С продуктами питания стало полегче, помойки благоухали, да и добрыми людьми земля никогда не оскудевала. Послевоенная буйная поросль ясноглазых детей, уже не голодавших, запросто отдавала свои школьные бутерброды хвостатым бродягам. Неуклюжие попытки городских властей уничтожить новое явление городской жизни натолкнулось на массовое сопротивление детей, молодых родителей, восторженных журналистов. Так в конце 1960-ых годов в красноярском Академгородке существовал детский комитет защиты бездомных собак.

Обильная кормовая база, общее потепление климата, отсутствие естественных врагов позволили диким собакам заселить город и зеленую зону.

Среда обитания сформировала типы поведения, выделив две характерные группы: собаки-хиппи и дикую лесную собаку. Довольно быстро шла естественная внутривидовая секция. Если в первом поколении можно было наблюдать разнообразнейшие породы расцветки и размеры, то в последующих поколениях природа отсекала все архитектурные излишества в анатомии, формируя псов среднего размера, внешне что-то между восточно-европейской овчаркой и сибирской лайкой. Курчавая, длинная, гладкая шерсть сменились коротким мехом с обильным пуховым подшерстком, броские декоративные расцветки переплавились в скромную, неброскую, однотонную окраску. Уже не один год наблюдаю стаю городских дикарей, в которой природа разбирается на части слепленную человеком живую конструкцию восточно-европейской овчарки. В этой стае, живущей под моими окнами, есть красавец-волк и угрюмая гиена. Оказывается, эти животные использовались при создании породы, и вот природа сумела из конструкторского винегрета искусственной селекции выделить, воссоздать чистые, естественные линии. Подумать только, в центре бетонного десятиэтажного городского района, не прячась и не скрываясь, живут среди нас вполне свободно и счастливо, гиена и волк. Живут настолько естественно, что никто и не замечает ненавязчивое чудо.

Академик И.Павлов воспел собачьи рефлексы и вместе с тем отказал животным в уме. Стоит, однако, понаблюдать за поведением собак-хиппи, чтобы засомневаться. Вольные псы совершенно самостоятельно обучаются такому поведение, которое не очень-то укладывается в рамки теории рефлексов. В городе ежедневно теряются дорогие, породистые псы, не способные зачастую отыскать даже свой подъезд. Дикая собака знает на своей территории каждый подъезд, каждую мусорокамеру, каждого из сотен живущих здесь людей и манеру его поведения, все тропки, по которым дети идут из школы и магазинов. Дикие собаки не гоняются за машинами и мотоциклами, в совершенстве знают правила дорожного движения, а самые талантливые пользуются коммунальными автобусами. На Предмостной площади на газоне разворотного кольца часто можно наблюдать спящую стаю собак, окруженную сплошным потоком грохочущего автомобильного железа.

Собаки, переселившиеся в пригородные леса и лесостепи, прекрасно знают, что человек за пределами города может и смертельную стрельбу открыть, избегают близости бывшего хозяина и кормильца. Дикие собаки хорошо отличают человека с ружьем от безоружного. Серьезных, долговременных данных по дикой собаке нет, к тому же их упорно путают с домашними и служебными собаками с городского приграничья, которые в нарушение правил их содержания свободно бегают по улицам и прилегающим лесам. В самом центре Столбов неоднократно приходилось наблюдать свободно бегающих колли, бассет-хаундов, догов, водолазов и иных чистопородных псов, принадлежащих работникам заповедника. При таком обилии полубесхозных псов не очень-то заметишь настоящих, лесных собак, чрезвычайно осторожных и скрытных. Часто бывая по служебным и душевным делам на Такмаковской гриве, уже в течение 15 лет наблюдаю проживающую там стаю диких лесных собак. Судя по идентичности всех членов стаи собак одновыводковые, все как на подбор одной почти черной части, крупные, волкоподобные с характерной волчьей шеей. Семья-стая в зимнее время держится все вместе числом 5-7 псов, в летнее время при кормовое патрулировании рыскают 1-2. Ни разу не удалось услышать лай лесных дикарей. Активны в ночное и сумеречное время, днем появляются крайне редко. Зимой кормятся в основном ночными рейдами по многочисленным туристическим и поселковым помойкам. Приходилось видеть попытки дневной загонной охоты на маралов. Каждый раз маралы без особой спешки уходили на крутую часть южного склона, а собаки оставались выше, подолгу глотая слюну при виде недоступного мяса. Конечно, иногда марал или косуля делались добычей стаи, но гораздо реже, чем им это приписывают. Практически все известные случаи гибели маралов на городской границе связаны с браконьерской охотой и домашними собаками, так как оленей гнали в сторону города, загоняя на спортивные базы, на лед Базаихи, в Гранитный карьер. Несерьезно и утверждение, что лесные собаки, загубив оленя, бросают его несъеденным. После скудных зимних помоек оленя, конечно же, съедают до последней косточки, до кровавого пятнышка снега. Несмотря на тройной пресс (браконьеров, домашних и лесных собак) общее число маралов не уменьшалось до поселения в заповеднике волков. Еще менее серьезно утверждение о собаках, истребляющих белок, бурундуков и птиц. Летом лесные собаки истребляют, конечно, наземные птичьи гнезда, зайчат, сусликов, мышей, насекомоядных, да и помойки становятся богаче. Известно два случая обнаружения логова со щенятами лесной собаки на Торгашинском склоне Базаихи и под скалой Динго на Моховой. Известны случаи, когда из-за бескормицы лесные собаки выносили из тайги к людям слабых истощенных щенков, да так и оставались с человеком. Одна из таких собак из описанной черной стаи с Такмаковской гривы поселилась на канатной дороге и получила кличку Чернушка. Интересно, что обе вернувшиеся к людям собаки-самки с крупным массивным корпусом, массивной головой, с закостеневшей по-волчьи шеей. У автора сложилось мнение, что мрачная кровавая слава о диких собаках сильно преувеличена, приняв на себя "подвиги" двуногих браконьеров и полубесхозных собак городской окраины. Лесные дикие собаки заняли в заповеднике экологическую нишу, которую в иных климатах и биоценозах занимают шакалы и койоты - санитары предгорий и прерий. А многочисленных полубесхозных собак столбовского пограничья следует поставить в отведенное им нашими предками место: или на привязь или на тулупы.

Встречается пять видов оленей: марал (восточная форма благородного оленя), кабарга, сибирская косуля, енисейский лось, северный олень (сибирской лесной подвид). Марал, косуля, кабарга - постоянные обитатели территории, лось и северный олень встречаются крайне редко.

Обилие грызунов (половина видов): белки рыжехвостая и чернохвостая, летяга, бурундук, лесной лемминг, водяная крыса, длиннохвостый суслик, искусственно акклиматизированная американская мускусная крыса - ондатра, разнообразные лесные полевки. Абсолютно преобладает красная полевка, на одном гектаре может обитать 50 и более зверьков. Живут полевки 2-3 года. Все мыши поедают побеги, семена, кедровые орехи, сами они составляют основу рациона наземных и пернатых хищников.

Бурундук - полосатая земляная белочка с пушистым хвостом. Внешний вид широко известен по главным героям мультсериала "Чип и Дейл". Имеют транспортные защечные мешки, на желтоватой спине пять продольных полос - по легенде след от лапы тигра, "погладившего" пошалившего малыша. Отлично лазает по деревьям и скалам, но в основном ведет наземный образ жизни. Потревоженный громко стрекочет. Весной во время гона мелодично свистит. Спокойно уживается с человеком, посещает стоянки и избушки. Способен в сжатые сроки перетаскать в свою кладовую большое количество крупы или кедровые орехи у заготовителей. Нередко заготовитель, забравшись на вершину кедра, видит, что сбрасываемые им на землю шишки стремительно обшелушиваются бурундучком. Ни устрашающие крики, ни прицельные броски не помогают. Бурундук - своеобразный спутник медведя. Не случайно эти звери залегают в зимнюю спячку и пробуждаются в одно время. В тайге часто встречаются характерные ямы, вырытые медведем - ограбленные кладовые бурундука, в которых иногда находят до двух ведер кедровых орехов. У жителей тайги существует легенда, что ограбленный бурундук кончает жизнь самоубийством, повесившись в развилке веток. В 1957 году на Столбах произошел конфликт, в результате которого столбисты изгнали из заповедника группу москвичей, застреливших всеобщего любимца ручного бурундука Ваську.

Летяга (белка-летяга) - маленький зверек, немного меньше белки, с длинным пушистым хвостом. Дина тела 14-21, хвоста 9-14 см. Голова круглая с большими "ночными глазами. Лапы соединены кожистой, покрытой мехом перепонкой собранной в складки и натягивающейся при прыжках-полетах. Скрытный, сумеречный и ночной зверек, зимой кормится и днем. Живет на деревьях, ловко лазая по стволам и веткам и, планируя с дерева на дерево на расстояние до 50 м. Гнезда делает в дуплах, в искусственных дуплянках, в расщелинах скал. В скалистой местности устраивает под карнизами и в расщелинах скал постоянные туалеты ныне известные как месторождения сибирского биогенного мумие-бракшун. На зиму заготавливают концевые ветки березы с почками.

Отряд насекомоядных - самый древний в классе млекопитающих. Еще во времена ящеров рыскали по лесам маленькие млекопитающие, напоминающие крыс: длиннохвостые, остроносые, покрытые шерстью, быстро двигающиеся и питающиеся насекомыми.

65 млн. лет назад на планете кончилось царство динозавров и маленькие насекомоядные зверюшки менее, чем за миллион лет заполнили освободившееся экологические ниши и положили начало всем династиям млекопитающих. Эволюция млекопитающих уже вышла за пределы атмосферы, дотянулась до других планет, но все также копошатся в опавших листьях и древесных корней в лесу всегда озабоченные, торопливые насекомоядные - землеройки: бурозубки и белозубки. Их часто путают с мышевидными грызунами. У всех насекомоядных характерная мордочка с длинным подвижным носом, вытянутым в хоботок.

Бурозубка-малютка (крошка) - самая маленькая из землероек и самое мелкое млекопитающее на Земле, способное втиснуться в отверстие диаметром с карандаш. Длина тела 50-55 мм, вес 3,5-4,0 грамма. Хвост короткий 25-31 мм. Хоботок широкий, тупой. Окраска спины серовато-бурая, брюшка - серовато-белая со слабым палевым отливом. Излюбленные места обитания - переходные зоны между разными биотопами (граница тайги и луга, тайги и болота и т.д.).

Питается в основном мелкими жуками и их личинками. Необычайно интенсивный обмен веществ. В сутки кормится до 120 раз и съедает корма в 4,2 раза больше, чем весит сама. Охотно поедает насекомых с мягкими покровами: муравьев, мух, слепней, бабочек.

Активна круглый год, зимой нередко передвигается по поверхности снега. Известны случаи, когда зверьки попадали в лыжню и там погибали, не сумев выбраться из снежной траншеи. На покрытии более устойчивом, чем пушистый снег бурозубка-крошка может лазить как муха по вертикальным стенам, цепляясь за малейшие неровности лапками и хвостом. Поселившись в избушке, поражает воображение стремительным вертикальным бегом по стойкам полок, напоминая обезьян тропического леса.

Между собой землеройки переговариваются тонким, пронзительным свистом, при этом издают еще и звуки такой высоты, которая выходит за пределы нашей слышимости. Зрение у них очень слабое и есть основание предполагать, что ультразвук служит им для эхолокации.

Крот алтайский (сибирский) - самая крупная из столбовских землероек, живет и отыскивает пищу исключительно под землей. Длина тела самцов 135-180, самок 115-120 мм, вес самцов 150-200, самок 80-120 грамм. Веслообразные передние лапы и мощный плечевой пояс говорят о том, что предки крота были водоплавающими, а он только применил их плавательные приемы к рытью подземных ходов. Шерсть у кротов очень короткая и может ложиться в любую сторону, позволяя двигаться по тесному проходу и взад и вперед. Ориентируется с помощью слабого зрения и двух органов восприятия. Спереди это покрытый чувствительными щетинками нос-хоботок, а сзади - покрытый чувствительными волосками хвост, с помощью которого крот узнает, что происходит у него за спиной. Кротовые туннели являются ловушками для роющихся в земле червей, жуков, личинок. Неутомимый крот, постоянно патрулируя по своей подземной империи, ежедневно поглощает огромные количества пищи. Осенью крот запасает червей впрок, обездвиживая их с помощью укусов и сваливая в подземные кладовые. В подобных кротовых закромах находили плотные, неподвижные клубки живых консервов, состоящие из тысяч червей.

Беременность у сибирских кротов длится не 6 недель (как у обыкновенных кротов), а около девяти месяцев. В конце зимы-начале весны рождается 3-4 детеныша.

Отряд зайцеобразных представлен двумя видами: лесным зайцем-беляком и северной пищухой-сеноставкой.

Заяц-беляк - обитатель смешанных лесов. В середине марта слышно по утрам пронзительное бо-бо-бо, похожее на барабанную дробь. Это заяц! И не лапками случит, а голосом извещает о начале гона. Заячьи свадьбы бывают многочисленны. В таймырской тундре весенние турниры собирают до 400 зайцев-беляков. В заповеднике у беляков бывает до трех выводков в год. Зайчат называют соответственно по периоду рождения: настовички, травники, листопадники. Родятся они зрячими, молоко матери пьют первые дни, через неделю пощипывают травку и переходят к самостоятельному образу.

Северная (альпийская) пищуха-сеноставка - ближайший родственник зайца. Пушистый зверек с большими круглыми ушами, диной тела 17-25 см и короткими лапками. Хвост очень короткий, снаружи незаметен, мех коричневато-рыжий, иногда абсолютно черный. Типичное местообитание - каменные россыпи, где колонии пищух устраивают многокомнатные жилища с кладовыми и постоянным общественным туалетом. Такие туалеты, где за века скапливается до 100 кг помета в среднегорье Алтае-Саян, Тянь-Шаня, Памира со временем превращаются в месторождения природного биогенного бальзама-адаптогена мумие-бракшун.

Пищуха в течение лета заготавливает и сушит траву и ветки, складывая их осенью в стожки высотой до двух метров или стаскивая в каменные кладовые. Характерным громким свистом, напоминающим свист птицы, предупреждают друг друга об опасности. Сеноставка - излюбленный корм соболя. Два раза в год рождается по 4-5 детенышей. Спокойно уживается с человеком. Наиболее известная колония сеноставок живет в каменной россыпи прямо на тропе под Китайской Стенкой, по которой круглый год ходят скалолазы.

Количество животных в заповеднике крайне неравномерно по годам, подчиняясь циклическим колебаниям, именуемым волнами жизни. В одном и том же лесном массиве обильный урожай кормовых растений, ягод, грибов, орехов случается в среднем раз в три года (иногда, из-за погодных условий, раз в пять лет), совпадая со взрывным увеличением численности беспозвоночных животных и сопутствующих им хищников. В последующие, неурожайные и малоурожайные годы численность животных резко уменьшается. В ТЭР природная цикличность сглаживается обилием пищевых отходов, оставляемых посетителями и служащих постоянной искусственной подкормкой мышевидным грызунам.

Непостоянно и количество оленей в заповеднике.

Косуля - мелкий стройный олень светло-серой окраски. Сибирская форма - самая крупная - почти вдвое больше европейской. Вес самцов до 59 кг, самок до 52 кг. Рожки имеют только самцы. Средняя длина зимнего суточного хода в заповеднике 2,6 км. Зимнее питание: побеги осины, сосны, ивы, пихты, березы, казильника, акации, рябины, травянистых растений, моховой ветоши.

Гон в августе-сентябре. Короткий отрывистый рев пугает неопытных таежников, словно рев медведя. С середины мая до середины июня рождается 1-3 косуленка. Молодые первую неделю остаются на месте, затаиваясь в траве. На 6-8 день начинают ходить за матерью, а к двум неделям не отстают от нее по бегу. Стерженьки рогов заметны с осени первого года, полностью развиваются на третий год. В ноябре рога сбрасываются, к апрелю-маю отрастают, к началу июня закостеневают. Линька весной. Косуля - обитатель лесостепи и неглухой горной тайги с полянами и лугами. Глубокие снега (более 40-50 см) гибельны для косули и принуждают к перекочевкам на малоснежные пастбища.

Шкура косули не ценная с мелким мехом, тем не менее, славилась теплоизоляционными свойствами. По всей Сибири были распространены нены - огромные (больше роста человека) "козьи" дохи, без которых в дальний зимний путь на санях не пускались. На остановках дохи в теплое помещение не вносились.

До начала 1970-ых годов косуля населяла лесостепи от Монголии до Енисейска, представляя единую популяцию. Переставший замерзать Енисей, интенсивная распашка степей, запрещенные методы охоты (отстрел по весеннему насту, стрельба ночью из-под фар) сократили численность косули в 20 раз. Столбовское стадо косули, достигавшее количества около 100 животных, из-за зимних перекочевок на правобережье р.Базаихи было почти полностью истреблено бродячими собаками и браконьерами.

Марал - крупный олень. Высота быков в плечах - до 155 см, вес до 300 кг. Самки значительно мельче и рогов не имеют. Вес новорожденных телят около 15 кг. Осенний гон сопровождается характерным ревом быков похожим на звук оркестровой медной трубы. Начало рева совпадает с появлением инея, пожелтением листьев и в заповеднике приходится в среднем на 12 сентября, заканчиваясь в первой половине октября. За время гона бык теряет до четверти веса, так как в это время ничего не ест кроме корней левзеи сафлоровидной известной в народе как маралий корень. Турнирные бои иногда заканчиваются смертельным исходом из-за сцепки рогов или боковых ран.

Маралиха приносит обычно одного теленка в конце мая-начале июня. Рост рогов начинается на втором году жизни. Бычков с шиловидными стерженьками рогов называют "шильники". Сброс рогов в конце марта-апреле. Наибольшего развития рог достигает на 12 году жизни. В медицине высоко ценятся молодые (не закостеневшие) рога-панты, из которых готовят знаменитый адаптоген-пантокрин. В тибетской медицине применяют хвосты, пенисы, кровь, сухожилия. Ученые Томского университета разработали технологию пантогематогена из крови маралов. На юге края с дореволюционных времен существуют моральники - своеобразные оленьи фермы свободного содержания. Быков здесь не убивают, а лишь лишают пантов в период с середины июня до начала июля.

В 1970-80 годы численность марала на территории заповедника достигла своего пика примерно 500 голов. В снежный период большие табуны маралов 7-15 голов постоянно держались на границе города и заповедника, вблизи автомагистралей, канатных дорог, на виду у скоплений людей: дачный поселок турбазы Енисей, Чертов Палец, склон напротив устья Первой Поперечины, Такмак, Голубая горка, пионерлагерь "Красноярские Столбы", Бобровый лог, урочище Калтат, гора Дюшор. Даже в начале лета маралы продолжали пастись над грохочущим Гранитным карьером и забредали в палаточные лагеря скалолазов. Осенний рев быков можно было услышать на Чертовом Пальце либо проплывая по воздуху в кресле канатной дороги, либо со смотровой площадки ее верхней станции. Были случаи, когда измученные снегами маралы поедали из рук детей заморские "сникерсы" и "марсы".

Оленья идиллия закончилась в 1990-ые годы с поселением волков пришедших из Хакасии по льду водохранилища красноярской ГЭС. Интересно, что за всю историю заповедника волк здесь не селился, лишь зимою по льду рек, совершая охотничьи набеги вглубь тайги. Затем волки нарушили и вторую заповедь. Считалось, что волк - санитар леса и поедает лишь слабых и больных животных. Заселившие манскую границу волки в первую очередь истребили сильнейших быков-рогачей, а затем и большую часть стада. В зиму 1997/8 годов не было замечено ни одного марала на городской границе заповедника.

Кабарга - самый мелкий безрогий олень бурой окраски распространенный в горах Сибири, Дальнего Востока, Восточной Азии. Самки весят 15-17 кг, самцы чуть больше. Задние ноги более сильные и длинные и кабарга прыгает как заяц, закидывая задние ноги вперед, а ходит мелкими шашками, подняв зад и опустив голову. Делает прыжки до 5 метров в длину. Обитает только в горной, темнохвойной тайге со скалами, обрывами, буреломом и наличием малоснежных участков. Обязательно обилие древесных лишайников - главного корма кабарги. Всего поедает более 130 видов растений. У самцов старше трех-четырех лет имеется турнирное оружие - крупные, острые клыки, выступающие на пять сантиметров из верхней челюсти. Крик - слабое "чуфырканье". Гон в ноябре-декабре. В июне самка приносит по 1-2 теленка весом 300-500 грамм. Молодые беспомощны и два месяца не ходят за матерью.

На отдельных, особо благоприятных участках численность кабарги может достигать семи зверей на квадратный километр. Кабарга - зверь оседлый и постоянное местообитание ее невелико по площади (около 50 га), напоминая пограничную крепость-ферму, где имеется и засека-бурелом и каменный обрыв-крепость, и утесы-бастионы и даже постоянный туалет. Кабарга отличный скалолаз и от врагов спасается на утесах-отстойниках, забираясь на них, либо спрыгивая на их вершины с вышестоящего обрыва иногда на глубину 120 метров. Кабарга способна вступать в своеобразные поединки с хищниками на самой кромке обрыва. Стоя боком к преследователю, кабарга с присущим жителям скал спокойствием изображает готовую к употреблению добычу. Хищник совершает бросок на шею жертвы, а кабарга в момент броска, вздыбившись на задние ноги, делает обманный пируэт с последующим прыжком. Известны случаи, когда молодой одинокий хищник оказывался на дне пропасти.

Самцы метят свою территорию пахучим секретом - мускусом, известным как "кабаржья струя", употребляемым в тибетской медицине, а также в парфюмерии при закреплении запаха дорогих духов. В прошлом при большом спросе на мускус кабаргу ловили петлями, в ямы и капканы. У современных охотников кабарга непопулярна из-за невкусного мяса, малоценной шкуры и клыкастую козочку обзывают "песьей мордой". Численность кабарги сильно колеблется в основном в связи с суровостью зим и высотой снежного покрова от 450 до 60 особей на всю территорию. Зимой кабаргу и ее следы можно встретить на скалах Копьевой гривы, Калтата, Дикого Камня, Развалов, Крепости.

Отряд рукокрылые, или как их зовут в народе летучие мыши. Млекопитающие как высшая форма современной жизни сформировались на поверхности планеты, заселили всю сушу за исключением Антарктиды, обратной волной жизни освоили Мировой океан и делегировали на завоевание воздушного океана разведчиков - отряд рукокрылых. И совершенно не случайно разведчиками стала разновидность насекомоядных.

Насекомые стали летать примерно 300 млн. лет назад и были безраздельными властителями воздуха до появления летающих ящеров, что произошло на 100 млн. лет позже. Рептилии по ночам не летали из-за трудности поддержания температуры тела. Рептилий сменили птицы, но ночных птиц во все времена было немного. Таким образом, животных, овладевших искусством ночного полета, ожидало роскошное изобилие пищи: тучи ночных насекомых.

Окаменелые остатки вполне сформировавшихся летучих мышей говорят нам, что рукокрылые овладели машущим полетом и превратились в искусных аэронавтом более чем за 500 млн. лет до нас. Эволюция, поднявшая млекопитающих в воздух, постепенно приспособили их организм к законам полета. Тело приняло конусовидную форму. Мощные, широкие предплечия, от которых раздвигаются по сторонам гипертрофированные передние четырехпалые конечности-руки. Три длинных пальца каждой из них направленные назад вдоль тела служат каркасом для крыльев, первые же короткие пальцы, отходящие вперед от середины передней кромки крыльев, снабжены когтями для карабканья и причесывания. Летательная перепонка, начинаясь практически от головы, причудливым волнистым треугольником охватывает по периметру все тело, проходя через пятки задних конечностей и образуя острую вершину на кончике хвоста. На грудной кости образовался киль как у птиц, он тоже служит для прикрепления мышц, работающих при махе крыльями. Для уменьшения веса кости хвоста, растягивающие перепонку, истончились как селедочные ребрышки, исчез нос-хоботок, головы стали маленькими с куцыми широкими носиками, чтобы не перевешивать в полете. Зубы сохранились, как и взращивание потомства внутри тела. Самке приходится летать с тяжелым грузом - зародышем в животе, а после родов с вцепившимся в сосок младенцем. Поэтому близнецы у рукокрылых - большая редкость, обычно в сезон родится только один детеныш. Летучие мыши долгожители среди мелких животных - живут в среднем 20 лет.

Ночные охотничьи полеты за юркими насекомыми сформировали у рукокрылых сложный эхолокационный механизм - сонар, работающий на ультразвуковых волнах. Летучая мышь производит до 200000 колебаний в секунду и, принимая эхо этих сигналов, определяет местонахождение препятствий и летящей добычи. Удачная охота на мгновение ослепляет охотника, ведь с полным ртом не попищишь. Некоторые виды научились пищать носом, удлинив ноздри кожистыми трубками (сибирский трубконос). Ушные раковины у летучих мышей большие (у ушана площадь ушных раковин в 6-10 раз больше диаметра черепа), замысловатого вида, способны поворачиваться навстречу сигналам. Вся голова занята под эхолокационное устройство: большие просвечивающие уши на жестком хрящевом каркасе пронизанные сетью мелких красных сосудов, а на носу - гребешки, отростки, заострения, направляющие звуковую волну. Да и весь выгнутый контур развернутой вокруг тела летательной перепонки напоминает причудливую спутниковую антенну. Жутковатые рожицы служили средневековым художникам прототипами для создания дьявольских образов: химер, демонов, монстров. Загадочные ночные летуны пользуются у простонародья незаслуженной, дурной славой. Рассказы о летучих мышах, летящих на белые одежды и вцепляющиеся в волосы - выдумки. Совершенная навигационная система и удивительно точный и чуткий летательный аппарат позволяют летучим мышам свободно летать взад-вперед по узкому пещерному проходу, почти полностью заполненному телом спелеолога. В отличие от птиц рукокрылые никогда не ударяются о стекла окон и зеркал. Шелковистая, полупрозрачная, пронизанная тончайшими кровеносными сосудами и нервами перепонка, образующая крылья летучей мыши, послужили прообразом одного из первых летательных аппаратов тяжелее воздуха. Француз Клеман Адер на сконструированном им аппарате "Летучая мышь" 9 октября 1890 года совершил первый полет в парке замка Арменвильер.

Освоив ночной, воздушный океан рукокрылые освоили и еще одну стихию - мир подземных, каменных глубин: в первую очередь карстовые пещеры выработанные - заброшенные рудники и шахты. Микроклимат крупных подземных полостей, постоянная плюсовая температура, абсолютная темнота и тишина, отсутствие врагов составили идеальное убежище для млекопитающих летунов.

Рукокрылые умеют прекрасно прятаться в неровностях скал, в отворотах древесной укоры, в дуплах, в поленицах дров, погребах, чердаках, в наличниках окон, обшивке стен и даже за висящими зеркалами и картинами, но все это одиночные и по большей части дневные убежища. Освоив крупные подземелья, летучие мыши открыли свой "рай безопасности", изменивший весь образ жизни рукокрылых северных и средних широт, научившихся впадать в зимнюю спячку более продолжительную, чем у медведя, бурундука, барсука. У нас летучие мыши впадают в спячку в сентябре с первыми заморозками, т.е. с исчезновением насекомых и просыпаются вместе с насекомыми в мае.

Стихийное, народное развитие спелеологии и спелеотуризма приоткрыло многие тайны из жизни сибирских рукокрылых. Встречи с летучими мышами в пещерах столь закономерны, что контур летающего зверька стал основной эмблемой в символике современного пещерного человека.

Любознательные разведчики пещер знают об этих удивительных животных порою больше, чем написано в солидных научных трудах-монографиях таких как, например, "животный мир Красноярского края" 1980 г. издания.

В открываемых пещерах не редкость скопления в сотни, а то и во многие тысячи рукокрылых. Виды, считающиеся крайне редкими и исчезающими, встречаются в пещерах многочисленными колониями. Спелеологи, эти дети восторженной человечности, буквально боготворят удивительных обитателей мраковых пустынь. Вызывает восторг, что эти родственные нам причудливые комочки жизни, капельки тепла овладели океаном вечного мрака, сумели заселить пустотелые миры, сравнимые с космосом. Удивляет необычный внешний вид летучих мышей, их жизнь, привычки даже поза сна и покоя. В одной из пещер заповедника приходилось видеть на своде грота почти квадратный ковер 10х10 метров из спящих рукокрылых. Во время зимней спячки жизненные процессы почти прекращаются, и крошечные тела охлаждаются до температуры окружающей среды 0 - +8 град.С. В небольших, промерзающих пещерах можно увидеть летучих мышей, спящих под слоем инея. Зимний сон летучих мышей так глубок, что, даже попав в руки злодея-натуралиста, они несколько минут лишь слабо шевелят во сне крыльями, да грустно и жалобно попискивают. Скалолаза восхитит сцена перехода из полета в вис. Зависнув в воздухе у самой скалы, зверек вытягивает одну их задних ручонок-лапок, и цепляется за почти незримую неровность камня и, повиснув вниз головой, начинает второй ручонкой шарить по камню в поисках зацепки ("играть на рояле" как говорят столбисты) пока не вцепится в крошечный, каменный карман. Иногда место виса не устраивает зверька, и он продолжает занятие скалолазанием, пока окончательно не устроится. Так же на вису, на каменных небесах пещер свершаются их браки, и даже роды. Малыши рождаются в июне, и первые дни живут, уцепившись крохотными коготками за мать и не выпуская изо рта ее сосок. Малыши растут быстро и через 8-10 дней становятся неподъемными для матери. Вечером, перед вылетом на ночную охоту матери кусают и бьют крыльями отпрысков, требуя, чтобы те отцепились от них. Малыши сопротивляются, возмущенно пища и отбиваясь, но в конце-концов покорно зависают на холодном камне, оставаясь одни в пещере на всю ночь до прибытия материнского молока. Месячные зверьки начинают летать и охотиться по ночам вместе с родителями, к полутора месяцам достигают размера матери и начинают самостоятельную жизнь. Наряду с оседлыми летучими мышами, живущими весь свой век в одной пещере, часть из них осенью улетает на зимовку в теплые страны, совершая перелеты за тысячи километров.

В заповеднике и на смежных территориях водится не менее девяти видов летучих мышей. Это, прежде всего, ночницы: прудовая, водяная, длиннохвостая, усатая, Брандта, а также: ушан, северный кожанок двуцветный кожан сибирский трубконос. Интересная история более чем векового исчезновения ночницы Брандта. Зверек был описан в 1850 году, а затем исчез из поля зрения биологов на целых 120 лет. Разведчики пещер дважды в небольших пещерах заповедника и его пограничья встречали маленькие популяции летучих мышей белого цвета. Может то были альбиносы, а может быть даже неизвестный вид. Кроме почти неизвестных широкому кругу людей пещер заповедника летучие мыши не редкость и на его Сиенитовой территории. Много рукокрылых обитает в долине Калтата, на Центральных Столбах, самое крупное скопление летучих мышей можно наблюдать летними ночами у северо-западного угла Второго Столба. 

 


    

Леонид Петренко. Красноярская Мадонна. Академия искусств живой Природы. Физико-географический очерк территории заповедника «Столбы». Животный мир заповедника

Автор: Петренко Леонид Тимофеевич

Владелец: Петренко Леонид Тимофеевич

Предоставлено: Петренко Леонид Тимофеевич

Собрание: Леонид Петренко. Красноярская Мадонна.

 Избы

Медичка

 Люди

Поздеев Андрей Геннадьевич (Дрюля-Пуля)

Суриков Василий Иванович

Rambler's Top100 Экстремальный портал VVV.RU

Использование материалов сайта разрешено только при согласии авторов материалов.
Обязательным условием является указание активной ссылки на использованный материал

веб-лаборатория компании MaxSoft 1999-2002 ©