Красноярские Столбы
СкалыЛюдиЗаповедникСпортСобытияМатериалыОбщениеEnglish

Леонид Петренко. Красноярская Мадонна.

Митра

Митра - возвышающийся с юга над Архиерейской площадкой Второго Столба утес в виде парадного головного убора православного священника. Абсолютная высота утеса лишь немногим уступает Второму Столбу и строгий контур ее усеченной пирамиды прекрасно виден со всех видовок Центральных Столбов…

Относительная высота северной, восточной и южной стен невелика (около 20 м), но на запад Митра обрывается на 60 м. Славится Митра своим эхом. Одной из столбовских традиций было разговаривать с этой скалой с вершины Второго Столба, выкрикивая: "Митра-а-а!". "А?" - отзывалось эхо. "Кто украл хомуты?" - кричал дотошный столбист. "Ты-ы-ы!" - отвечала Митра. Были, конечно, и более соленые переклички в стиле поэта А.С.Баркова.

Долгое время утес считался неприступным, пока какой-то глазастый столбист не обнаружил отходящую от южного Плеча горизонтальную полку, рассекающую верхнюю часть западной стены и как бы разделенную надвое пустившей здесь корни роскошной рябины. Двенадцатиметровая Рябиновая полка преодолевается несложной откидкой. Держась руками за выступающее ребро полки, ногами упираешься в стену, создавая противодавление. Движение происходит на высоте 50 м с довольно необычной точкой обзора, когда, глядя в просвет между ногами, любуешься качающимися далеко внизу вершинами деревьев.

Далее полка выступает из скалы, становясь надежной опорой для ног, но ее бег на север прерывается прямоугольным выступом скалы образующим внутренний угол рассеченный широкой щелью. Это и есть Уголок - замысловатое сооружение из камня, какой-то полуугол-полукамин. Здесь и поднимаются к вершине полураспорами-полурасклинками. По Уголку и было совершено первое групповое восхождение с гимнастическими подставками и использованием веревок на Митру членами Каратановской компании в 1903 г.

Подъем на Митру Аллилуевским Через 10 лет в 1913 г. совершил первое одиночное восхождение на Митру М.П.Соколов - кочегар с парохода Орел. М.П.Соколов в 1929-30 гг. работал главой самоуправления Красноярска, позднее был репрессирован. В том же летнем сезоне 1913 г. независимо от Соколова подъем на Митру освоили братья Безнасько, имевшие собственную избушку под Дедом. Братья Безнасько были первыми столбовскими наставниками компании братьев Абалаковых.

Позднее был освоен ход Аллилуйя с той же Рябиновой полки, по вертикальной щели южнее Уголка. В 1959 г. Валерий Еремин и Владислав Лях из компании Дружные (вторая в истории компания с подобным названием) завершили триаду Рябиновой полки ходом Дружба по щели между Уголком и Аллилуйей. Все три лаза Рябиновой полки, будь они где-нибудь поближе к земле, были бы не сложнее 10 категории сложности, но шестидесятиметровая высоте переносит их в высшую 11 категорию сложности.

В 1965 г. с запада на Митру было проложено два лаза. В самом начале июня перед отъездом в высокие горы известный скалолаз, альпинист, спортивный судья Сергей Прусаков прошел свободным лазаньем юго-западное ребро Митры. Ребро Прусакова представляет собой гладкую, очень крутую, очень сложную катушку. Маршрут расположен на большой высоте и требует для прохождения высшей спортивной формы и высокого душевного подъема. Очень эффектно лаз смотрится с поляны Нарым, когда фигурка скалолаза проецируется на фоне неба. Позднее Ребро Прусакова проходили Владимир Теплых и Михаил Шерин. Лаз следует отнести к предельной 12 категории сложности.

Подъем на Митру ходом Уголок В сентябре 1965 г. автор проложил ход Западня от подножия вверх по центру 60 м западной стены. Лаз не очень сложен (10 категория сложности), но необычен отсутствием на всем протяжении крупных уступов и площадок напоминая этим подъем на Такмак. Чуть пониже и севернее Рябиновой полки находится главная изюминка Западни. На полочке шириной в ладонь неведомо как умостился прямоугольный камень размером с чемодан, на чемодане лежит уже целая каменная тумбочка и венчает это странное сооружение прямоугольная глыба размером с большой холодильник. Как в сказке Андерсена о трех собаках - чем дальше, тем страшнее! Но делать нечего и затаив дыхание, с небывалой нежностью ощупывая глыбы, приходится перелезать через тройную Западню. Логически Западня завершается классическим Уголком. При лазаньи Западней можно полюбоваться на альпийские гнезда - небольшие каверны, усыпанные кристаллами кварца.

Левее - севернее Западни и Уголка светлой речкой чистого камня прорезает черный лишайниковый покров стены вертикальная линия 60 м лаза Песня Буревестников. Здесь была спортивная трасса Абалаковских соревнований 1972 г., а в конце 1970-ых маршрут был освоен свободным лазаньем совсем тогда еще юными "буревестниками" Валерием Кохановым (по-столбовски Нахал), Владимиром Лебедевым, Ириной Бакалейниковой. Сложный и опасный лаз 12 категории сложности в настоящее время оборудован страховочными шлямбурными крючьями как маршрут экстремального лазанья.

Человеческое лицо западной стены Митры завершает северо-западный угол утеса, по которому проходит длинный надежный лаз через Висячую (Дырявую) пещеру. Сквозной грот Висячей (Дырявой) пещеры расположен над центром Водораздельного Цирка образованного северной стеной Митры и ее северным плечом-отрогом скалой Водораздел. Висячая (Дырявая) пещера, имеющая выход и на восточный склон Копьевой гривы, в начале 1960-ых годов была стоянкой компании Александра Путинцева, состоящей из студентов политехнического техникума. (В октябре 1965 г. на первом официальном чемпионате СССР по скалолазанию 19-летний А.Путинцев стал серебряным призером). В 1960-ые годы северо-западный лаз под Висячей (Дырявой) пещерой был хорошо расчищен и постоянно использовался юными камнежителями как Нижняя дорога при гостевых набегах в Нарым и за водой к ручью Беркутов.

Хорошо читаемый с запада лаз Дырявой пещеры, строго говоря, входит в епархию северной стены Митры и логически связан с лазом Сумасшедший Леушинский. Да и сама северная стена является сплошным противоречием. При проходе с северо-востока открывается аккуратная каменная площадка Старт в подножии аккуратной всего-то в 20 м высоты каменной башни. Стоит сделать несколько шагов по Старту направо на запад, и Вы увидите грандиозный обрыв правой западной части северной стены.

Митра Стартовая площадка словно бы подталкивает своей огромной сиенитовой дланью устремиться к такой близкой вершине знаменитой скалы. Виден и путь наверх - вертикальная, навесная щель над краем западного обрыва. Видимо, подобный скальный зов толкнул однажды на подвиг одного из лучших столбистов всех времен Николая Дмитриевича Леушина. Северная стена Митры была покорена летом 1916 г., а маршрут получил название Сумасшедший Леушинский. Это едва ли не самый легендарный лаз в истории столбизма.

Братья Леушины да вся их компания Беркуты были активистами большевистской партии. После установления советской власти братья вышли в "большие люди". Старший брат И.Д.Леушин занимал крупные посты в сибирских профсоюзах и партийных органах, а в 1930 г. был председателем Красноярского Горсовета. На последнем посту он стал рекордсменом, побыв в должности около двух недель. Вскоре красная гидра революции сожрали Леушиных вместе с очередной партией своих детей. И не так жаль революционеров (этого добра всегда в избытке!) как геройского столбиста Колю Леушина. Так что эстафету на северной стене Митры Н.Леушин не успел передать никому.

В книге И.Ф.Беляка "Определитель степени трудности лазов на утесы заповедника Столбы" указано, что с лета 1917 г. утес Митра был заброшен и стал посещаться столбистами с 1923 г. Здесь же описан случай спуска с вершины Митры по лазу Сумасшедший Леушинский в 1925 г. Эдуарда Крупмана с помощью вбитого металлического клина.

В 1940 г. за Сумасшедший Леушинский взялись столбисты из избы Перушка: братья А. и К.Шалыгины, Саша Кошенев, Веня Редькин. Им удалось покорить серверную стену Митры лишь после основательной расчистки маршрута и с помощью забитых в расщелины скал клиньев.

Уже после Второй мировой войны К.М.Шалыгин с друзьями, сидя в Орлином гнезде на Втором Столбе, наблюдали как Володя Зырянов (в будущем автор Зыряновской щели на Первом Столбе, 10 кратный чемпион СССР по скалолазанию, старший тренер сборной команды страны по горным лыжам) и Люда Зверева пытались спуститься с вершины Митры по северной стене.

Первый участок спуска они преодолели свободно. Но вот начался сложный спуск. Заклинив руку в щели, Володя зависает на стене, но никак не может дотянуться ногой до надежной опоры. Распластавшись на крошечной узенькой площадке, Люда бросает вниз страховочный кушак, и всем своим существом пытается удержать зарвавшегося товарища.

Володя постепенно, осторожно продвигается вниз. Еще немножко, совсем немножко и он встанет на надежный уступ. Но длины кушака не хватает. Выкраивая сантиметры жизни, Люда пытается опустить кушак ниже, но безуспешно. Неожиданная катастрофа - Володя срывается и летит вниз.

Зрители все как один ринулись вниз по деревянной жиденькой лестнице, построенной геодезистами с Архиерейской площадки на вершину Второго Столба. Лестница трещит, изгибаясь под ногами бегущих, вот-вот развалится. Перед выбежавшими на поляну столбистами из леска появляется Володя - веселый, с улыбкой на лице. После срыва он, скатившись по крутой, отвесной катушке, попал на ветки дерева и оттуда спрыгнул на землю.

В это мгновение К.М.Шалыгин вспомнил про Люду и скорей побежал к южному плечу и Рябиновой полке - традиционного подъема на Митру. С большой скоростью, нигде не задерживаясь, выскочил наверх.

Она сидела на камне бледная, сникшая, на глазах появились слезы. Лишь донесшийся с земли крик Зырянова: "Люда, я жив и здоров!" вернул ее к жизни. Немного успокоившись, столбисты, не торопясь, спустились вниз.

В 1946 г. через 30 лет после орлиного взлета Н.Леушина по северной стене Митры вновь возродилось движение Беркутов, приняв общегородской масштаб. Интересно, что новые Беркуты середины XX века посчитали путь Первого Беркута просто легендой. Рукой председателя общества Беркуты И.Ф.Беляка написано: "На вершину Митры существует три лаза: Уголок, Аллилуевский, Сумасшедший Леушинский. Последний ход может быть отнесен к легендам" и далее: "Сумасшедший Леушинский. Вертикальная навесная щель. Одиночный подъем и спуск здесь невозможны".

Все вышесказанное лишь увеличивает степень восхищения героическим талантом первопроходца Н.Д.Леушина. Истинный гений скальной поэзии, он писал сонеты и поэмы на устремленном к небу камне, каждым своим лазом приближая Человечество к небу. И писались поэмы-лазы на едином порыве, на одном дыхании яркой и гордой духовности, воплотившейся в не менее совершенном теле. Поражает то, что все первопрохождения Н.Д.Леушина проходили без предварительных разведок, расчистки скал и какой-либо страховки.

По сей день Сумасшедший Леушинский доступен без веревки лишь самым одаренным и дерзким скалолазам. Лаз сложен психологически: странное название, дурная слава, смертоносное дыхание западной пропасти. Очень строгий и крайне неудобный выбор опор исключает ошибку в свободном лазаньи. Переиграть - поменять опоры практически невозможно. Свободное лазанье - здесь игра в шахматы со Смертью. Стоит ошибиться и падение в западную пропасть неизбежно. Впрочем, столбисты, решающиеся на подобные подвиги, с жизнью расстаются неохотно. Однажды скалолаз из избы Музеянка, совершив здесь смертельную ошибку, сумел обыграть саму Смерть. Имея отличную акробатическую подготовку, он в неистовом рывке сделал сальто в восточную сторону, отделавшись лишь букетом ушибов и ссадин.

К настоящему времени есть немало достоверных свидетельства о том, что Сумасшедший Леушинский достаточно регулярно проходится свободным лазаньем в обоих направлениях: и вверх и вниз. Более того, под натиском столбистов лаз раздвоился. На северной стене Митры рядом с Сумасшедшим Леушинским есть лаз Правый Сумасшедший. Если в начале классического хода шагнуть вправо, то там есть еще одна щель, по которой можно выйти на вершину. Она, к сожалению, плохо чищена, не пользуется популярностью и более опасна. Там приходится уходить вправо, и сразу оказываешься на большой высоте. Оба Сумасшедших лаза следует отнести к предельной 12 категории сложности.

Восточная стена Митры - медно-красный монолит без щелей и растений. Лишь в самом центре монолит, нет, не расчищен, а скорее раздвинут Органной Трубой - красивым, отвесным, овальным камином. Широченная, красноватая полость, раскрывшая квадратные крылья стены, кажется языческим святилищем восходящего солнца. Как прекрасно здесь купаться в розовых волнах утренней зари, в малиновых мелодиях света, гуляющих по гигантской Органной Трубе из камня.

В этом высоком торжественном месте благородное искусство скалолазания выглядит шкодливым хулиганством. Представьте дом Бога любой религии, где люди всем существом своим обращаются к высшим силам Космоса именуемым Богом, а над головой, перебивая молитвы, скребутся странные ползучие существа-скалолазы.

Автор чтобы не обременять свою не слишком чистую совесть приходил сюда во второй половине дня, когда стена была уже в тени. Вместе со своим учеником А.Д.Савиным (скальный чемпион Красноярска, Ц.С.ДСО Труд, Абалаковских соревнований, десятый покоритель Дуськиной щелки) мы попытались подняться по Органной Трубе в связках с помощью самодельных крючьев.

В первый вечер нас согнал со скалы нежданный дождь, но на следующий день Шурик вышел на вершину Митры с востока, а к закату, выбив крючья, поднялся и я на верхней страховке. Было это весной 1965 г. в будние дни, чтобы столбистская общественность не застала нас за недостойным занятием вбивания железных штырей в благородное тело Митры. Помню, что мы прикидывали, как бы здорово было здесь провести вторые краевые соревнования по спелеотехнике.

Осенью этого же 1965 г. в воскресный день автор заманил на Митру всю компанию Веселые ребята во главе с Дуськой похвастаться новым лазом Западня на западной стене. Добрались и до восточной стены и стали пробовать Органную Трубу на лазанье на верхней страховке. Помню, прошли Седой (А.Н.Ферапонтов), Дуська и Борисена (Юрий Борисенко). Дуська еще проворчала: "С веревкой и слон залезет!". Ну, а без веревки не получалось.

Красивый восточный камин Митры затаился где-то под сердцем, продолжая беспокоить своей прекрасной недоступностью. Сам я был жидковат для такой цели и поэтому завлекал на нее более крутых лазунов. С Колей Молтянским мы были в ссоре, Володя Теплых тогда еще не созрел для высотных подвигов и вот опять мне попался Борисена. Борисена был вторым покорителем Дуськиной щелки, ходил щель Абалакова на Коммунаре, прыгал через Плевательницу в Колоколе.

Уже в 1966 г. заманил я доверчивого хулигана на Митру, и целый час гонял со страховкой вверх по восточному камину, спуская вниз "пещерною сосиской" (стравливание на страховочной веревке зависшего спортсмена).

Вольный столбист, далекий от веревочных строгостей спортивного скалолазания Юра не выдержал издевательств и взвыл: "Да что ты меня как бычка на веревочке, я и так залезу!" Посовещались и решили - пусть лезет, но веревка будет висеть рядом. Вряд ли такая подстраховка могла помочь на отвесе, но так было спокойнее.

Я, конечно, как провокатор волновался, хотя Борисена был из тех, кто и сам не падает и другому не даст. Юра Борисенко поднялся свободным лазаньем по Органной Трубе, не касаясь веревки. На вершине он долго молчал и, наконец, криво улыбаясь, сказал: "Страшно было, больше здесь не полезу!"

Дальше жизнь закрутилась так, что мы больше никогда не встречались. Где-то через пару лет Ю.Борисенко навсегда исчез со Столбов, оставив на Митре легенду подобную Леушинской.

Где-то уже в конце 1970-ых годов в Органной Трубе тренировались (еще не попрятавшиеся по пыльным и потным спортзалам) скалолазы. Сергей Баякин и Виталий Пономарев поднимались здесь в связках (конечно с современным снаряжением). Движение вольных скалолазов угасает. Когда-то еще грядет Ренессанс столбизма и станет освоенным лазом прекрасная Органная Труба Митры?

Органная Труба - последний, десятый лаз Митры, самый красивый и вероятно самый трудный, безусловно относящийся к предельной 12 категории сложности.

Утес, сложный и опасный для одиночек, с удивительной легкостью покорялся натиску дружбы. Для шумных столбистских компаний все эти смертоносные стены были лишь красивым продолжением дружбы, где все всех любили, берегли и никто никогда не падал. Для моей первой родной компании Олимп, базировавшейся под скалой Капелла, Митра была просто красивой эстрадной площадкой, откуда начинался наш концертный обход богатырского круга Столбов. Под звон гитар тридцать жизнерадостных глоток ревели с вершины Митры пампасные шлягеры тех лет, что-нибудь вроде: "Мы идем по Уругваю!!!"

Было это в 1960-61 годах, а в новогоднюю ночь 1970 г. богемная компания из Искровки В.Мазуров, В.Коновалов, А.Ферапонтов вознесли на обледенелый купол Митры всю труппу красноярского ТЮЗа. Вот это был спектакль!

Достоверно известно всего два случая смерти на Митре. 1 мая 1963 г. во время массового восхождения членов альпклуба г.Томска один из альпинистов, неправильно используя страховку веревкой улетел с Рябиновой полки на западную стену, прихватив в смертельный полет растущий на стене кедр. Погибшему мальчику было 20 лет, восьмисантиметровой толщины кедру 102 года. В 1968 году под западной стеной нашли тело А.Цедрика из избушки Искровка. Обстоятельства гибели неизвестны.

7 ноября 1967 г. замечательная молодежная дружина из Искровки штурмовала обледенелую западную стену. Известная в будущем скалолазка и тренер, гордость Красноярского спорта Алиса Грачева вдруг начала медленно, но верно соскальзывать в обрыв. Брошенная друзьями веревка была совсем рядом, но руки были единственным якорем, удерживающим корабль ее жизни. Не потерявшая хладнокровия Алиса, изогнувшись по-змеиному, вцепилась в веревку зубами, а затем и руками. Падение длилось мгновение, но веревочная тетива спружинив, выдрала зубы. Алиса еще раз проявила характер, сумев без медиков приживить выбитые зубы, и до сих пор те зубы сверкают в улыбке на скалах мира.

Бывает: закачается земля
А лед скалы опалит губы жаром
И нить судьбы в зубах не удержать
Разбитых динамическим ударом.

И тень с косою костью в бубен бьет
И череп смерти уж оскалил зубы
А ты летишь, обнявшись с пустотой
И их прогнать не можешь ледорубом.

Но жизнь как выстрел миг тот оборвет
В руках друзей веревкою упругой
И вновь тебя к вершинам позовет,
Блеснут в улыбке выбитые зубы

Память Митры связана и с известной столбистской династией Шалыгиных из избушки Перушка, имеющих в роду четыре поколения скалолазов. Алексей Михайлович Шалыгин, потерявший на фронтах Второй мировой войны руку, не пожелал покориться судьбе инвалида.

Лазить по Столбам без руки он стал не сразу. Опираясь но довоенный опыт, Алексей совершенно сознательно довел до совершенства чисто столбистскую технику забежек, прыжков, соскоков опирающуюся на законы инерции, сверхсильные, чуткие ноги, тончайшее равновесие, взрывной порыв всей сущности рожденного летать человека.

Постепенно он освоил все основные хода на Столбах Эстетического района: прыгал чрез Плевательницу в Колоколе Первого Столба, с Сокола через Шахту, с катушки Танцплощадка через Комнатку, свободно проходил Фроловскую Горизонталку на Коммунаре. Труднее давались Уголок на Перьях и Леушинский на Втором Столбе.

Однажды вместе с братом Костей и Юрием Бирковым Алексей Шалыгин решился взойти на Митру через южное плечо, Рябиновую полку и Уголок. Первый достаточно трудный участок Алексей преодолел успешно. Заклинив ногу в едва заметную щелку, рванулся вверх, на ходу заклинил руку между камней, с большим трудом стал подтягиваться, стремясь встать во весь рост. Как в этот момент нужна вторая рука! Но ее, увы, нет…

Дальше он шел осторожно, придерживаясь рукой за камень, на цыпочках по узенькой полочке, едва удерживаясь от проскальзывания. Малейшая неточность, потеря равновесия могут привести к падению со скалы.

Вышли на отвесную западную стену. Прямо вверх подъема нет. Внизу пропасть, видны лишь верхушки деревьев. При срыве задержаться невозможно, разве случайно зацепишься за небольшие кедры, растущие в щелях на отвесах скалы.

Чтобы подняться выше, необходимо сначала преодолеть двенадцатиметровый горизонтальный карниз Рябиновой полки, поверху которого скала разорвана неглубокой горизонтальной щелью. Держась за нее фалангами пальцев на уровне плеч, упираясь ногами в стену, надо, попеременно перемещая руки, двигаться вдоль карниза до площадки под Уголком. Здесь можно отдохнуть.

Преодолеть этот участок с двумя руками не представляет большой трудности, а с одной вообще невозможно. Алексей принял решение: подтянувшись на руке, он поднялся выше карниза, и пошел прямо по нему. Идти здесь сложно и опасно даже двурукому, стена над Рябиновой полкой гладкая, без зацепок.

Предполагалось идти дальше Уголком, где легко организовать нижнюю гимнастическую страховку. Однако Алексей, не дожидаясь подхода товарищей, пошел вправо вверх по крутой отвесной катушке лаза Аллилуйя. Даже опытному скалолазу на одних ногах удержаться здесь очень трудно. Мелкие щелки и зацепы при умелом их использовании руками обеспечивают безопасность подъема. Затаив дыхание, друзья с замирающими сердцами смотрели как Алексей Шалыгин медленно, очень медленно, но уверенно уходил по стене к небу, лишь слегка прикасаясь к ней рукой.

И еще много лет гордый, неукротимый человек покорял страшную стену Митры. Такие люди - гордость, достояние всего Человечества, но страна делала гвозди из этих людей, и не было в мире крепче гвоздей!

 


    

Леонид Петренко. Красноярская Мадонна. Второй Столб. Митра

Автор: Петренко Леонид Тимофеевич

Владелец: Петренко Леонид Тимофеевич

Предоставлено: Петренко Леонид Тимофеевич

Собрание: Леонид Петренко. Красноярская Мадонна.

 Избы

Безнаськовская

Искровка

Музеянка

Перушка

 Компании

Беркуты (10-30 гг.)

Беркуты (40-е годы)

Веселые ребята

Дружные

Каратановская

Олимп

 События

Первопрохождение Митры

 Люди

Абалаков Виталий Михайлович (Луна)

Абалаков Евгений Михайлович (Бурундучок)

Бакалейникова (Филиппова) Ирина Геннадьевна

Баякин Сергей Геннадьевич (Серый, Болкин)

Безнасько Анатолий

Безнасько Николай

Беляк Иван Филиппович (БИФ)

Бирков Юрий

Борисенко Юрий Валентинович (Борисена)

Власова Евдокия Федотовна (Дуська, Гапониха)

Грачева Алиса Ферминовна

Еремин Валерий (Ерема)

Зверева Людмила Владимировна

Зырянов Владимир Яковлевич (Глыба)

Коновалов Виктор Николаевич (Коновал, Синяя Борода)

Коханов Валерий Петрович (Нахал)

Кошенев Александр

Крупман Э.

Лебедев Владимир Александрович (Лебедь)

Леушин Алексей Дмитриевич

Леушин Иван Дмитриевич (Шило)

Леушин Николай Дмитриевич (Паленый)

Лях Вячеслав Петрович

Мазуров Владимир Федотович (Беня)

Петренко Леонид Тимофеевич (Доцент)

Пономарев Виталий Валентинович (Мафиози)

Прусаков Сергей Михайлович

Путинцев Александр Владимирович

Редкин Вениамин

Савин А.Д.

Соколов Макар Павлович

Теплых Владимир Константинович (Очкарик, Теплый)

Ферапонтов Анатолий Николаевич (Седой)

Цедрик Алик

Шалыгин Александр Михайлович

Шалыгин Алексей Михайлович

Шалыгин Константин Михайлович

Шерин Михаил Иванович (Мешок, Желудок)

 Скалы

1-й Столб

2-й Столб

Архиерейская площадка

Горизонталка

Дед

Дружба

Дуськина щелка

Западня

Капелла

Колокол

Коммунар

Комнатка

Леушинский

Митра

Органная труба

Орлиное яйцо

Песня буревестников

Плевательница

Пролетарка

Ребро Прусакова

Сумасшедший

Такмак

Танцплощадка

Уголок (на Перьях)

Уголок(на Митре)

Шахта

Rambler's Top100 Экстремальный портал VVV.RU

Использование материалов сайта разрешено только при согласии авторов материалов.
Обязательным условием является указание активной ссылки на использованный материал

веб-лаборатория компании MaxSoft 1999-2002 ©