Красноярские Столбы
СкалыЛюдиЗаповедникСпортСобытияМатериалыОбщениеEnglish

Место, заколдованное любовью

Столбы и все, порожденное ими – духовное братство, мужественность и чувство локтя, тонкий и многогранный лиризм и веселое зубоскальство - все это удивительный дар Божий нам, многим поколениям красноярцев. На Столбах нет мест и обстоятельств, вызывающих отрицательные эмоции. Певец и любитель Столбов наш красноярский писатель Николай Устинович много лет тому назад сказал, что разговоры о Столбах – это колодец без дна. Он вложил в уста одного из своих героев трогательные немудрящие строки «Я вновь в тайге, которой бредил, где в даль такую забредешь, что камень кажется медведем, медведь с мохнатым камнем схож». С какими зарубежьем сравнится удовольствие, которое испытываешь, например, на вершине Четвертого, особенно летней порой да еще среди недели! Картина, рассматривать которую никогда не надоест, несмотря на многолетнее ее созерцание. Вот далеко слева Дикий камень, Дикарь с характерной плоской вершиной. Седловой за горкой спрятался, не виден, зато Крепость с Развалами хорошо просматриваются, далековато до них. А Манская стенка с Манской бабой совсем рядом. Ну и, конечно, богатырское окружение: Второй со Свободой, Первый, Перья, да Дед! Сколько хожено-перехожено в этих краях, сколько и каких парней ушло со Столбов воевать и не вернулись на родные скалы! К слову сказать, очень скупо исследовано участие столбистов в военных действиях, избегали они, герои, рассказывать о своих фронтовых событиях, сводя разговор в лучшем случае к традиционной столбовской шутке, либо просто отмалчиваясь. А теперь уже некого спросить.

Сегодня речь пойдет о месте на Столбах, заколдованном любовью – Кузьмичевой поляне. Честь ее открытия принадлежит А.Л. Яворскому. Вот как он пишет об этом в своем большом очерке «Избушка «Дырявая»: «….И вот однажды, в конце 1925 года, сидя на Ермаке, я предложил пройти к устью Калтата… Спустившись вниз мы вышли на большую поляну и подошли к избушке. Вообще встретить в лесу избушку для бродячего человека – это, несомненно, большая радость, да еще пустую. Место нам очень понравилось». Избушка, которую прозвали «Дырявой», изначально принадлежала братьям базайским крестьянам Беляниным, а строил ее еще в конце 19 века их дед Афанасий. Беляниных в Базаихе было много, поэтому за поляной и избой на ней закрепилось прозвище Афанасия – Кузьмичевы. У него был здесь покос, сеял овес, заготавливал дрова. Когда организовался заповедник, он был вынужден покинуть это обжитое им место. Избушка была заброшена, а поляна заросла».

Поэтому можно считать «Дырявую» старейшей избой на Столбах. Построена на поляне над Калтатом, очень маленькая, без пола, вросшая в землю. Ко времени ее открытия АЛ она была практически разрушена. И ребята из компании АЛ дружно взялись за ее ремонт. Как могли, восстановили, но спать приходилось на земле, а печку-буржуйку прятали от лихих людей в лесу. Но, тем не менее, «Дырявая» стала на многие годы признанным местом обитания дружной компании, в которую входили также Арсен Роганов, Вера Лотоцкая, Саша Нелидов, Анна Морозова. Непритязательные к пище, одежде и вообще бытовым мелочам, они были единодушны в своем отношении к Столбам и радовались жизни. Как они были внимательны и любили друг друга, понимая собеседника буквально с полуслова! Пели песни, веселились, как могли. Ходили на Ермак, теплыми вечерами долго сидели у костра. И в городе они были неразлучны при каждом удобном случае – такова судьба всех дружных компаний на Столбах.

АЛ регулярно посещал избушку «Дырявую» на Кузьмичевой поляне до кончины в 1977 г. с перерывами на аресты и лагерные сроки. В ней же он скрывался без прописки перед вторым арестом в 1948 г. после отбытия 10 лет в Вятлаге по первому аресту.

В 1997 г. на Лалетинском кордоне продавали небольшой сборник, в который входил уже упоминавшийся выше очерк АЛ «Избушка «Дырявая». Инициаторы переиздания включили в сборник еще несколько работ и, в частности, прекрасно написанную статью «Печальный отклик поколений» знаменитого столбиста А.Ферапонтова, которая завершается следующим абзацем: «…Теперь-то все позаросло, и не найти уже места, где стояла… Дырявая изба…». Увы, ошибался Толя Седой. Не заросла и никогда не зарастала тропа в Дырявую. Как и наша память о людях, причастных к ней и Кузьмичевой поляне!

На почве любви к Столбам еще задолго до войны сблизился с АЛ Анатолий Васильевич Василовский, сосед АЛ по красноярскому двору.

После освобождения в 1953 г. АЛ привел АВ на Кузьмичеву поляну в избу «Дырявую», которая без надлежащего ухода обветшала. Ее снова отремонтировали и это была уже вторая «Дырявая». Жизнь на Кузьмичевой поляне снова стала бить ключом. Постепенно заботы по содержанию избы легли на плечи АВ, который не только сохранил традиции расстрелянных в годы репрессий близких друзей АЛ, но значительно расширил и укрепил позиции, дружеские связи и отношения с другими столбовскими компаниями.

В 1956 г. «Дырявая 2» сгорела. АЛ обратился к тогдашнему директору заповедника с просьбой о капитальном ремонте, и Г.В. Хоришко, учитывая заслуги просителя, согласился. «Дырявая 3» получилась на славу - большие нары, пол, стол, скамейки. Затопили печку, аромат сосны. Радости не было границ.

В 1966 г. в компанию влились новые силы – пришли молодые инженеры радиозавода, «СибцветметНИИ проекта», которые придумали новое имя компании в духе времени: «ЖКТП» – жилкооператив «Три поросенка». Снова начались ночные бдения, зимние катанья на лыжах, походы на Седловой, Дикие Столбы, игрища на поляне в футбол и лапту, в которых принимали участие все, независимо от возраста, и, конечно, старинное столбовское вечернее развлечение - песнопения. Бесконечные споры до хрипоты по широчайшему кругу вопросов – от истории Отечества и до театральных премьер, проблем живописи, музыки, политики – вот наиболее распространенная форма времяпрепровождения в избе. Летом у костра, зимой в избе при свече, а позднее у керосиновой лампы.

Тесно стало в «Дырявой 3» и буквально за одно лето поставили рядом «Дырявую 4», по образу и подобию предшественниц. АВ, будучи человеком разносторонним, что вообще характерно для укоренившегося столбовского люда, владел кистью и резцом по дереву, сочинял стихи, играл на гитаре и всегда был в центре всяких начинаний. Через поляну прошло множество людей, для всех находилось и доброе слово и чашка чая, но не все принимали нормы отношений, свойственные столбовскому братству. Люди приходили и уходили, но костяк компании, как и в прежние времена, был крепок и дружелюбен.

«Дырявая 3», будучи избой засыпной, простояв около 20 лет, сгнила. На ее месте в 1976 г. АВ, выйдя на пенсию, поставил бревенчатую просторную избу, «Дырявую 5».

Атмосфера избы и окружающая природа всегда привлекали художников, которые черпали вдохновение на склонах гор и просторе Кузьмичевой поляны. Р.К. Руйга, искусно иллюстрировавший книги И.Ф. Беляка, до последних дней был частым гостем на поляне. Прослеживается следующая цепочка художников: во времена АЛ завсегдатаями избы был Д.И. Каратанов – ученик В.И. Сурикова, в 50-х годах А.П. Лекаренко – ученик Д.И. Каратанова, в 60-80 годы А.Г. Поздеев – ученик А.П. Лекаренко. На поляне родился знаменитый Калтатский цикл работ А.Г. Поздеева.

АВ, выйдя на пенсию, все свои силы, опыт, и умения начал отдавать Столбам. Он много лет был внештатным инспектором, пропагандистом, написал множество живописных плакатов и транспарантов, которые до сих пор встречаются на таежных тропах. Предложил идею создания Часовни Памяти возле Лалетинского кордона, разработал эскизы и даже утвердил их у главы Енисейской епархии, поскольку рельеф местности не позволял поставить часовню в строгом соответствии с канонами. Был непременным и активным участником многочисленных совещаний на разных уровнях, посвящаемых судьбе Столбов. Украсил стоянку возле избы резными деревянными скульптурами сказочных персонажей.

Иллария Сергеевна, жена АВ, пленившая в молодости АВ тем, что бегала босиком по скалам, в мирской жизни была учителем русского языка и литературы. Сколько школьников приобщилось к красоте природы и духу столбизма благодаря экскурсиям на Кузьмичеву поляну под руководством ИС! Сколько людей открыло для себя очарование прекрасного окружающего мира! АВ и ИС были на редкость дружной парой. Они прожили вместе более 60 лет и до последних дней были влюблены друг в друга, как в молодости и были счастливы, какие бы сюрпризы не подкидывала им судьба. Умерли они практически одновременно, яркой осенью 1997 г., когда Столбы особенно эффектно смотрятся на фоне многоцветья тайги. Их похоронили рядом, на горячо любимой ими Кузьмичевой поляне, благодаря мудрому и благородному решению руководства заповедника, в знак уважения к их преданности Столбам.
Казалось бы, с уходом Василовских жизнь на Кузьмичевой поляне постепенно замрет, прекратятся ночные бдения у костра с бесконечными разговорами. Уйдет человек из этого богом данного места, как это часто бывает, когда глохнет мотор любого дела.

Но нет! Не замерла жизнь на Кузьмичевой поляне! Эстафету принял на себя Р.С. Василовский - внук АВ. Каждый год в последнюю субботу августа, собираются слегка постаревшие друзья. Ряды, увы, редеют, но уже пятое поколение, если считать с АЛ, приобщается к великому таинству столбизма на Кузьмичевой поляне. Была предпринята, но не удалась, попытка создания на Кузьмичевой поляне под эгидой заповедника природного музея имени Василовских, в который можно было бы водить экскурсантов, рассказывать об истории Столбов и столбизма, угощать чаем, настоянным на травах. Самодеятельным путем была издана книга «Истории Кузьмичевой поляны», небольшой тираж которой мгновенно разошелся.

Жизнь продолжается и дай Бог, чтобы на Кузьмичевой поляне не прервалась связующая нить времен!

Александр Леопольдович был ярким носителем столбовских традиций, прежде всего – открытости к общению. Память об этом человеке жива, но, увы, она кратковременна – таково уж ее свойство. За последнее время опубликовано много материалов о жизни и деятельности АЛ, выпущена его поэма «Столбы» в прекрасном типографском исполнении. Но все эти материалы либо уже стали, либо скоро станут раритетами, и постепенно растворится память об АЛ и его времени. Нам же надо сделать так, чтобы грядущие поколения знали и чтили своих героев. Поэтому таким и представляется памятник А.Л. Яворскому, основателю и первому директору заповедника, столбисту и просветителю, человеку, жившему по велению сердца. Памятник хорошо бы смотрелся на опушке на перевале, где начинается подъем к Слонику. Организатором этого полезного и важного дела мог бы стать сайт «Красноярские Столбы»; деньги найдутся. Думается, скинулся бы столбовский люд, да и коммерсанты не отказались бы помочь финансово этому благородному начинанию. Широко освоенный метод народной стройки также окажется весьма кстати.

В. Крейндель, один из аборигенов Кузьмичевой поляны написал «А утром ждут нас розовые скалы. Стучат синицы в низкое оконце. Мы, слава Богу, здесь бывать не перестали…»

Профессор СФУ, столбист с 53-летним стажем С.П. Панько
2011. 


Rambler's Top100 Экстремальный портал VVV.RU

Использование материалов сайта разрешено только при согласии авторов материалов.
Обязательным условием является указание активной ссылки на использованный материал

веб-лаборатория компании MaxSoft 1999-2002 ©