Красноярские Столбы
СкалыЛюдиЗаповедникСпортСобытияМатериалыОбщениеEnglish

Анатолий Ферапонтов. Байки от столбистов - III

Ответный ход

Шестидесятые годы на Столбах прошли под знаком непримиримой войны столбистов с комсомольским активным отрядом (КАО). То есть, нападали, конечно, комсомольцы, а столбисты оборонялись, как могли. Тогда-то и появилась песня со словами:

Отряды КАО бьют столбистов,
Стоянки жгут и разрушают.
Пускай припрутся,
Они нарвутся,
Они могилу здесь себе найдут.

Идут толпою, но я спокоен:
Со мною верный мой карабин:

Нас, столбистов, всячески сторонящихся начальства, активизма, а по возможности и государства, поражал садизм комсомольцев, какая-то болезненная страсть их к тому, чтобы сделать нам очередную пакость. Ночами они ходили вместе со своим майором по кострам, следили за нравственностью, шарили по рюкзакам в поисках водки, а найдя, конфисковывали ее без всяких там формальностей в виде протоколов. Поляна Нарым вполне оправдывала свое лагерное название: туда водили на профилактические допросы, с которых зачастую столбисты возвращались избитыми.

Отряды КАО создавались в институтах, большей частью из деревенских ребят; нередко выходили такие коллизии: у костра встречаются одногруппники, и вот один из них, пунцовея от стыда, с ужасом думая, что же будет завтра в институте, шарит в рюкзаке другого под бдительным майорским оком. Но самой жуткой пакостью было как раз сожжение и разрушение изб и стоянок: в них был не только наш труд, но и частички наших забубенных, бродяжьих душ.

В начале 1963 года на Диких столбах стояли две избы: Грифы в укромном гроте, на высоте 45 метров, и Прометеи, в долине Мокрого Калтата. Однажды, в страшный мороз, шли туда на лыжах Дядя Ухо из Прометеев и Леня Петренко из Грифов. На подходе к Диким они увидели стаю волков. Ночь, глаза хищников светятся, как зеленые огоньки такси; ой, не к добру это, - сказал Дядя Ухо.

Мазурка. Из книги А.Ферапонтова [Байки от столбистов]

Как в воду глядел: через неделю изба Прометеи сгорела, - не сама собой, разумеется. Спустя еще две недели через стукачей-каовцев поступило сообщение, что такая же участь ожидает и Грифы. Стукач - это ведь пожизненно, это особый настрой души, сродни влюбчивости или врожденному алкоголизму. А пока снизу, от ручья, выстрелили в окно избы из карабина. Пуля срикошетила от каменного потолка и впилась в нары. Весьма печально, что к этим эксцессам была причастна и хозяйка Живого уголка, Елена Крутовская: по ее настоянию некто проник в будний день в избу Грифы и выкрал там журнал компании. Ну, был в нем компромат, был, только журнал ведь для внутреннего пользования, а не для посторонних глаз.

Узнав о том, что избу хотят жечь, Петренко собрал рюкзак и пошел на Грифы: пусть-ка попробуют сжечь при мне. Он опоздал, изба сгорела днем-двумя раньше. Ладно: изба - дело восстановимое, жалела вся компания сгоревший кедр; еще художник Каратанов в начале века говорил, что старее этого кедра и красивее на Столбах нет. Порадели защитнички природы, мать их перемать:

К середине лета терпение столбистов истощилось: они решили мстить. Читай - бить. Что стало последней каплей в чаше терпения, уж и не помню; может, ее и вообще не было, этой капли, просто у кого-то хватало смелости предложить. Акция готовилась целую неделю, о ней разве что воробьи на соснах не чирикали, но вот что вызывает почтительное удивление: среди нас, столбистов, не нашлось ни одного стукача, иначе как объяснить, что после ночного обхода каовцы выпили свою порцию награбленной водки и заснули крепким сном, будто они не грешники, а праведники? Сам-то я был еще почти ребенком, глядел на все со стороны, а смотреть было на что.

Перед рассветом палаточный городок активистов окружили, потом рассредоточились без единого звука вокруг каждой палатки и вначале обрушили их. Это очень просто: нужно только выдернуть колышки, а стойки и сами упадут. Били кольями поверх брезента, не разбирая, по каким частям тела и кого. На всю операцию ушло не более пяти минут: как появились из предрассветной темноты, так в темноте и растворились столбисты.

Было, знамо дело, следствие, да только вот неведомый мне вдохновитель и организатор ответного хода, - говорили, что Капеля, ныне известный художник Владимир Капелько, но точно не знаю, а врать не хочу, - связал всех круговой порукой: каждая компания - из-под камня или избачи - выделили для участия в акте хотя бы одного человека.

Менты никого не раскололи!

Но каовцы нарвались, как мы и пели: ":они нарвутся!". Дело не только в физической мести. Их судили за превышение власти. Корнеев, Гордон, Медведь и Шагирдан, - так я их помню. Эти ребятки совсем распоясались не только на Столбах, но и в городе: резали модные тогда клеши, срывали всякие побрякушки, стригли "стилягам" волосы, - били, конечно. А к власти пришел Брежнев, и заработала новая метла. Суд был показательный, как тогда водилось, им припаяли по пять лет, но после, в Москве, срок скостили до трех условных. Тогда и сам КАО прикрыли, открылся КОО, комсомольский оперативный отряд.

...Хрен редьки не слаще, но это уж отдельный разговор.


    

Анатолий Ферапонтов. Байки от столбистов - III. Ответный ход

Автор: Ферапонтов Анатолий Николаевич

Владелец: Ферапонтов Анатолий Николаевич

Предоставлено: Ферапонтов Анатолий Николаевич

Собрание: Ферапонтов А.Н. Байки III

 Избы

Грифы

Прометеи

 Люди

Бакланов Альберт Григорьевич (Дядя Ухо, Тигровое Ухо)

Капелько Владимир Феофанович (Капеля)

Петренко Леонид Тимофеевич (Доцент)

Ферапонтов Анатолий Николаевич (Седой)

Rambler's Top100 Экстремальный портал VVV.RU

Использование материалов сайта разрешено только при согласии авторов материалов.
Обязательным условием является указание активной ссылки на использованный материал

веб-лаборатория компании MaxSoft 1999-2002 ©