Красноярские Столбы
СкалыЛюдиЗаповедникСпортСобытияМатериалыОбщениеEnglish

Анатолий Ферапонтов. Байки от столбистов - III

Прощальное купание в октябре

Почти весь Крым - от Судака до Севастополя - был нашим всесоюзным скальным стадионом. Только раз, в 1975 году, из уважения к заслугам красноярцев, чемпионат СССР был проведен на Столбах; в 1970 соревнования были отменены из-за эпидемии холеры, все же прочие годы мы соревновались в Крыму. Жили, как правило, в Ялте, и наезжали туда дважды в год, весной и осенью: каждое ведомство полагало необходимым провести свое первенство именно на крымских скалах, - ну, еще бы:

Не только спортсмены облюбовали Ялту, а и киношники. Скалы - они ведь и живописны, киногеничны. Порой мы сталкивались в одно время в одном месте, и приходилось тренироваться под восточные мелодии, перемежаемые грохотом автоматов или стартовать прямо из декораций фильма-сказки. Не помню уж, какой фильм снимался на Красном камне; рядом была единственная плантация винограда для "Белого муската Червоного каменю", -  ну, там мы, правда, не паслись, в отличие от других плантаций. На съемках в те дни предполагался Высоцкий; его отчего-то не было, зато Людмилу Гурченко режиссер мучил безжалостно: привязывал к крюку где-нибудь на верхотуре и держал в таком положении часами.

Нам жалко было ее, всегда молчаливую и грустную, и для разрядки в минуты отдыха я пел ей песни из репертуара Владимира Семеновича. Шел 1971 год, и в Крым я прилетел, побывав в Гатчине, удачно попав на его традиционный концерт для физиков-ядерщиков. Удачно - это значит, что друзья с разгону втолкнули меня в зал мимо бугаев-контролеров прямо за спиной только вошедших туда Высоцкого и двух его телохранителей. Тогда он впервые исполнил "Диалог у телевизора" - весь зал хохотал, конечно. Мне повезло еще в том, что руководство НИИ демонстративно не явилось на концерт, и весь первый ряд был свободен. А мне ли, красноярскому столбисту, нахальства занимать? Так и просидел весь концерт в гордом одиночестве.

Людмила Марковна песни выслушивала благосклонно, по крайней мере не ругалась и не морщилась, однако словом не удостоила. Мы даже заключили с Шуриком Губановым пари: сумею ли я ее разговорить - я проиграл.

В 1969 году на горе Суальто, в Италии, погиб "Тигр скал", Михаил Хергиани из Сванетии. Они шли с московским альпинистом Вячеславом Онищенко на рекорд; снизу, из долины, за восхождением наблюдали через сильную оптику. В какой-то момент шедший первым Миша - так все звали его - свалил груду камней. Он падал мимо Онищенко сгруппировавшись, спиной к скале - только так и падают опытные лазуны: ногами встретить полки, а там уже веревка поймает. Не поймала: один из камней ее перебил, и Миша улетел вниз.

Это случилось в июле, а осенью к чемпионату страны по скалолазанию в Крыму уже готовы были трассы на новой скале, "Скале Хергиани", что высится близ Байдарских ворот, высоченная и протяженная; на ней можно было соревноваться хоть столетие, не повторяя маршруты.

Вечером, в день открытия соревнований, участники и судьи собрались в ялтинском шахматном клубе, и ответсек федерации альпинизма Михаил Ануфриков рассказал о трагедии во всех подробностях.

А поминали мы Мишу в день закрытия соревнований, откупив для этого ресторан "Украина". Началось все с горестных молчаний, мемуаров, слез; постепенно водка сделала свое дело, и поминки перешли в веселье: Миша был очень веселый человек,- сказал глава грузинской федерации, светлейший князь Гигинейшвили,- давайте и мы станем веселиться. В полночь мы вышли на набережную, человек 50: середина октября, набережная пуста, и даже патруль милиции, завидев нас, предпочел ретироваться. Назавтра все улетали домой, расставаться было грустно, как всегда, а потому мы остановились под огромным платаном. Кто-то полез, естественно, на дерево, кто-то стоял внизу, а один изощренный шутник громко рявкнул. На платане в тот момент сидела большая стая ворон, и их рефлекс сработал незамедлительно: все, стоявшие внизу, оказались облеплены птичьим пометом.

И тогда я решился напоследок искупаться. Ушел на край мола, разделся и прыгнул в воду. Мой почин не остался незамеченным: самый, пожалуй, пьяный из всех, свердловчанин Валера Брыксин вознамерился тоже лично попрощаться с морем. Его друзья, Миша Самойлин и Сережа Ефимов, тому решительно воспротивились. Ладно,- согласился Брыксин, - не буду. Но едва парни ослабили хватку, он сиганул в море с мола прямо в костюме, галстуке и туфлях. Что делать бедным друзьям? Они ни секунды не замешкались: в тех же галстуках и прыгнули вслед.

Выволокли парня на берег, отхлестали по щекам, привели в чувство, Миша Самойлин перекинул его через плечо и понес в гостиницу. Да и все пошли спать, но тут наш начальник команды Николай Влодарчик бдительно обернулся на море. В полосе прибоя светилось голое тело; человек пытался встать на ноги, получал волной по заднице и снова вставал на карачки, и так - раз за разом. Это оказался наш человек, не скажу, кто. И потому уже Влодарчик вытащил его из волн, обтер, одел, взвалил на плечо и понес в пансионат "Магнолия":


    

Анатолий Ферапонтов. Байки от столбистов - III. Прощальное купание в октябре

Автор: Ферапонтов Анатолий Николаевич

Владелец: Ферапонтов Анатолий Николаевич

Предоставлено: Ферапонтов Анатолий Николаевич

Собрание: Ферапонтов А.Н. Байки III

 Люди

Влодарчик Николай Георгиевич (Коляс, Колясик)

Губанов Александр Николаевич (Шурик из Искровки)

Ферапонтов Анатолий Николаевич (Седой)

Rambler's Top100 Экстремальный портал VVV.RU

Использование материалов сайта разрешено только при согласии авторов материалов.
Обязательным условием является указание активной ссылки на использованный материал

веб-лаборатория компании MaxSoft 1999-2002 ©