Красноярские Столбы
СкалыЛюдиЗаповедникСпортСобытияМатериалыОбщениеEnglish

Анатолий Ферапонтов. Байки от столбистов - III

 Дипломат поневоле

В своей сумбурной жизни мне довелось еще быть основателем санного спорта в Красноярске и почти 15 лет - старшим тренером края, директором спортшколы. А вышло так: для участия во Всесоюзной спартакиаде профсоюзов требовалось "заткнуть дырку", выставить хоть какую-никакую команду, лишь бы отчитаться. Краевое спартаковское начальство смутно догадывалось, что сани - это опасно, и кому попало организацию команды не поручишь; так они и ломали головы на планерке, но Валера Бурмакин, опоздавший к началу, сказал не задумываясь: "Поручим столбистам, они все равно сумасшедшие, ничего не боятся", -и спустя три дня мы с Володей Кейдуном уже летели на Урал для участия в семинаре-практикуме.

В отсутствие специальной трассы столбисты, неофиты санного спорта - а я и впрямь рекрутировал немало скалолазов - проводили первые свои тренировки на снежных трассах Бобрового лога, обгоняя и пугая горнолыжников. От неумения случались и всякие курьезы: один из наших парней влетел в компанию закусывающих, так что во все стороны полетели детские санки и сами детишки; другой не успел затормозить перед ямой, в которой жгли автомобильные покрышки, отогревая землю, - вообразите, в каком виде мы вытащили его оттуда, но как-то все обошлось без травм. Упущу здесь чисто спортивные детали, но вот каковы были транжирство ради галочки и глупость тогдашнего спортивного начальства: поскольку и следующей зимой 1975 года собственной санной трассы у нас по-прежнему не было, первенство края мы провели,-  не хотите, не верьте, - на трассе горного курорта Бакуриани, в Грузии.

Организовывал поездку мастер-международник по альпинизму, известнейший столбист Анатолий Шалыгин; понимая абсурдность ситуации, мы с ним решили оттянуться по полной программе, включив в положение о соревнованиях и юниоров. Таким образом, в Спартаке, Воднике и невесть откуда взявшимся Буревестнике с Урожаем было по 12 спортсменов, не считая тренеров, представителей и судей. Невесть откуда - я, пожалуй был тут неточен: да все те же скалолазы этих ДСО и приехали. Буревестником, к примеру, руководил Сергей Бирюков, недавней осенью подготовивший на Втором столбе головоломные маршруты для чемпионата СССР.

На трассе в Бакуриани еще и не думали готовить лед, хотя в телефонных разговорах нас заверяли: приезжайте, все в порядке. Нас использовали как рабочую силу, понимая, что сибирякам деваться некуда: за такие, потраченные на нас, деньги чемпионат провести мы были обязаны. И мы лепили трассу шесть дней из отведенных нам командировкой семи; только в конце недели сделали по два соревновательных спуска, и то лишь на трех нижних виражах. Ребята на хозяев - грузин - затаили злобу.

Последний день в Бакуриани совпал с днем рождения нашего молодого спортсмена, и мы устроили праздник. Кое с кем из местных мы уже познакомились, и один из них предложил для гулянки свой просторный дом; там и собрались после ужина, накупив изрядно дрянного местного вина "Саэро",- другого в поселке не было. И погуляли:

Начинающие саночницы, которые, наслушавшись моих превентивных внушений, вели себя всю неделю паиньками, после двух-трех стаканов слабенького вина сами расслабились и незаметно исчезли - поискать знакомств и приключений; это было несложно, поскольку грузинские донжуаны так и вились возле дома. Мы с Шалыгиным, как старшие по званию и возрасту, решили в ситуацию не вмешиваться: ничего особо дурного этим вертихвосткам против их желания не сделают.

Иначе думал "урожаевец" Серега Смирнов, впоследствии тренер сборной России по бобслею. Он ушел в гостиницу, открутил от своих саней полоз, - а эта стальная штука весит восемь килограммов, как добрый ломик, -и пошел отомстить кому-нибудь из местных за все обиды - неважно, кому, лишь бы местному. Знать о таком заранее, так я бы его в гостинице дежурным оставил, а за стол с вином не пустил.

Так вот, вышел наш Серега с полозом, спрятанным под полушубком, и стал выискивать жертву. Не знаю, увы, подробностей, потому что утром он, как похмельный партизан, угрюмо отмалчивался. Но достоверен факт, что какого-то парня он в темноте подстерег и изо всех своих немалых сил огрел полозом по спине. Как раз в эти минуты, вовсе не подозревая об инциденте, руководствуясь, наверное, шестым чувством, я стал сворачивать застолье и уводить всех в гостиницу, благо что и дамы наши вернулись с променада. Едва я вошел в свой одноместный номер, как туда проскользнул и Серега Смирнов: спрячь меня. Сбивчиво и с умолчаниями он рассказал, что его здесь ищут, а если найдут - непременно убьют. Этого еще не хватало! Замкнув напуганного мстителя на два оборота (сиди тихо, что бы ни случилось!), я вышел на разведку.

Серегу и правда искали. Несколько бородатых и не шибко трезвых парней обходили наши комнаты; зашибленный полозом был среди них, бродил согнувшись и постанывая, бормоча проклятия и рассказывая всем, что он сделает с этим русским, когда его поймает. Едва не застонал и я: ведь ни на кого другого, кроме как на нас, и подумать невозможно, мы были пока единственными гостями маленького зимнего курорта! Ну, выручай, сибирская смекалка! - вздохнул я и пошел соболезновать ушибленному.

Теперь-то думаю: откуда что взялось? Мы ходили с этим парнем в обнимку по коридорам и этажам гостиницы, и я ему, едва ли читавшему в жизни что-нибудь после букваря, рассказывал историю Грузии! Любопытный от природы, я знал кое-что от времен Руставели до наших дней; особенное впечатление на парня произвел мой рассказ про героическую эпопею 1942-43 годов, когда наспех обученные русские пацаны отстояли кавказские перевалы и не пустили фашистов в Грузию. Уловив его настроение, я стал развивать тему фашизма, я нашел ему другого врага! И тогда сунул кому-то из проходивших мимо красноярцев четвертной: найди хоть из-под земли! Через несколько минут перед нами стояла авоська с бутылками, и я сказал своему новому приятелю: "Брось ты это дело: завтра в 10 часов построю перед тобой все наши чеnыре команды, ты покажешь нам хулигана, а я накажу его самым жестоким образом, выгоню из санного спорта. А сейчас - зови своих друзей, выпьем за знакомство".

Пить пришлось в комнате Смирнова, причем я сидел на его кровати, объяснив, что кровать эта моя. Когда вино иссякло, хозяева еще куда-то сбегали, что-то принесли и я, признаюсь, не очень хорошо помню, как мы разошлись.

Вы можете спросить, выполнил ли я свое обещание, построил ли назавтра всех красноярцев? Да, построил, чтобы их пересчитать, но в шесть утра, поскольку нас уже ждал автобус до Тбилиси. Только этого ушибленный накануне полозом знать не мог.


    

Анатолий Ферапонтов. Байки от столбистов - III. Дипломат поневоле

Автор: Ферапонтов Анатолий Николаевич

Владелец: Ферапонтов Анатолий Николаевич

Предоставлено: Ферапонтов Анатолий Николаевич

Собрание: Ферапонтов А.Н. Байки III

 Люди

Бирюков Сергей Вячеславович (Бройлер, Череп)

Смирнов Сергей

Шалыгин Анатолий Алексеевич (Шалыжонок, Шалый)

Rambler's Top100 Экстремальный портал VVV.RU

Использование материалов сайта разрешено только при согласии авторов материалов.
Обязательным условием является указание активной ссылки на использованный материал

веб-лаборатория компании MaxSoft 1999-2002 ©