Красноярские Столбы
СкалыЛюдиЗаповедникСпортСобытияМатериалыОбщениеEnglish

Анатолий Ферапонтов. Восходители

Вспомогательная группа

Существует немало видов спорта, требующих определенного мужества, однако мужество альпинистов-высотников беспримерно. Они не могут сказать: “Чур, я не играю”, сойти с дистанции, уехать ночевать домой или в комфортабельный отель. Они не могут отказаться от борьбы и спуститься вниз, ибо спуск с вершины тоже тяжелая и небезопасная работа.

Вовсе невозможен отказ, когда товарищи по команде продолжают идти наверх. Идеальный план восхождения, составленный капитаном еще в Красноярске, совпал с реальностью только в одном: на вершину поднялись точно 20 мая. Все остальное выходило экспромтом. Планировались всего четыре выхода, последний — уже наверх. В первый выход предполагалось установить лагерь из двух палаток на 7 000, но группа не достигла этой высоты, как говорят в альпинизме, на три веревки (около 120 метров). Сказалось отсутствие акклиматизации и болезни вследствие этого. Один из лидеров команды, Валера Коханов, на первом выходе вообще работать не смог.

На втором выходе планировалось установить лагерь 7 600, но команда поднялась только до отметки 7 500. План третьего выхода — 8 200, а доработать смогли только до 7 950. Ситуация складывалась тревожная: так опаздывать в высоких горах нельзя. Даже опытнейший Сергей Антипин был суров и неразговорчив. Тогда Захаров и предложил Антипину разделить команду на две группы, штурмовую и вспомогательную. Все в команде хороши, кроме, пожалуй, Ильина, которому высота “не пошла”, но для успеха следует отобрать шестерку лучших. Они известны.

Вначале Сергей спорил: вам не поднять такой груз, по 25 килограммов на человека. Перед уверенностью Николая он все же сдался и согласился возглавить вспомогательную группу. Назавтра объявили о своем решении всей команде — неловкий был момент, но все поняли это правильно, без упреков и претензий.

Во вторую группу вошли: Сергей Антипин (руководитель), Игорь Ильин, Константин Колесников, Александр Кузнецов, Николай Сметанин, Евгений Козыренко. Сюда же можно причислить и врача команды Сергея Майорова, который поднимался до высоты 7 900, работая на забросках продуктов, снаряжения, кислорода наравне со всеми. Назавтра объявили о своем решении всей команде.

Эта же группа при необходимости ставила палатки в промежуточных лагерях. То есть, что такое — ставила? Ведь на стене не было ни одной пригодной для этого площадки.

Приходилось вырубать их ледорубами во льду крутизной 60—70 градусов, но это тяжкий труд даже в условиях равнины, что же говорить о работе на высоте, в разреженной атмосфере, особенно на 8 250? Вторая группа полностью обеспечила лагерь 7 500, а после Козыренко, Майоров и Колесников подняли палатку и часть кислорода для штурмовой группы на 7 900. Вот еще один из парадоксов: ведь врач Сережа Майоров — всего лишь второразрядник в альпинизме, а побывал на такой высоте, какой нет в пределах бывшего Союза.

Однако надо признаться, почва для серьезного конфликта была: выбор запредельного маршрута как бы заранее выключал часть команды из числа восходителей на вершину, делала их лишь вспомогательной группой. В подобных случаях дело порой доходит и до обид пожизненных. Парни говорят, что в сплоченности команды главная заслуга принадлежит Сергею Баякину; не знаю, не знаю, от всех зависело это. Хотя, с другой стороны, есть такая идиома — “душа компании”, от этой души зависит и общая атмосфера, так что возможно.

После “изнасилования” Канченджанги в 1989 году вышла книга Василия Сенаторова “Траверс”. Черным по белому: все группы, составленные по региональному принципу, переругались между собой, имели серьезные претензии к руководству. “Честолюбие, без которого невозможен ни один вид спорта, а уж тем более альпинизм,— самая уязвимая точка в психологии восходителей. А в самом деле, какой должна быть реакция заслуженных мастеров спорта, доказавших всем… что они одни из сильнейших альпинистов планеты, что какие-то “выскочки”, а не они первыми добились успеха?

Хрищатый и Балыбердин… сгоряча заявили в базовом лагере, что восхождение москвичам помогла сделать “столичная прописка”, обвинив тем самым волей-неволей руководство и четверку Елагина в тайном сговоре… Валера понял решение тренеров как посягательство на право его группы взойти на вершину в этот выход и возмутился. Так и ушел он наверх, кляня коварных начальников и отдельных выскочек”. И еще несколько пассажей такого рода.

Пожалуй, в нашей команде такое, по крайней мере в дни восхождения, было невозможно: слишком много соли вместе съели. Это после, дома уже, дозволено обсуждать, осуждать, доказывать свое, а там, на горе, следовало спокойно работать. Захаров сказал мне, что взаимная приветливость была такой, что никто никого даже дураком в шутку не обозвал. Несколько месяцев в узком мужском кругу, между прочим — и много лет.

 


    

Анатолий Ферапонтов. Восходители. Вспомогательная группа

Автор: Ферапонтов Анатолий Николаевич

Владелец: Ферапонтов Анатолий Николаевич

Предоставлено: Ферапонтов Анатолий Николаевич

Собрание: Ферапонтов А.Н. Восходители

 События

Эверест-1996

 Люди

Антипин Сергей Михайлович

Баякин Сергей Геннадьевич (Серый, Болкин)

Захаров Николай Николаевич

Ильин Игорь (Каннибал)

Козыренко Евгений Викторович (Козырь)

Колесников Константин Иванович (Коцан)

Коханов Валерий Петрович (Нахал)

Майоров Сергей Иванович

Сметанин Николай Алексеевич (Сметана)

Rambler's Top100 Экстремальный портал VVV.RU

Использование материалов сайта разрешено только при согласии авторов материалов.
Обязательным условием является указание активной ссылки на использованный материал

веб-лаборатория компании MaxSoft 1999-2002 ©