Красноярские Столбы
СкалыЛюдиЗаповедникСпортСобытияМатериалыОбщениеEnglish

Петр Драгунов. Легенда о Плохишах

Ленка и деликатесы прочие

Изба Эдельвейс. Общий вид веранды. Со времен совместного парапланиризма с Деда тетки и даже друзья проявляли к Плохишам почти материнское внимание. Отроки частично взросли на непривычных харчах и обзавелись розовыми щечками.

Захаживала Ирка Филиппок вместе с Любкой. Появлялся Лысый с бутылочкой сухого винца, сеткой картошки и претензиями на количество тортиков невпроворот. Приходил Малой с водкой и кефиром, на предмет запивания. Но все это чинно, тихо, благородно.

Через несколько дней Петручио наскучило охаживать сломанного и смурного Плохиша. Отрок двинул на Столбы самостоятельно без предводителя, но конечно же в сопровождении тройственной женской половины.

Договорились о походе еще на Никодимовской квартире. Решилась идти Ленка и сестры Колбасы. От прочих непотребностей компанию бдил Маркиз и доживающий школьные каникулы Егорка.

До Слоника добежали скоро и привычно. Подъемы будто утратили тяжесть, а прямые коротали разговорами. Вечно недопитанный Егорка грабил кормушки для птиц от отдыхающих, на ходу набивая рот булочками и прочей снедью. Пернатым он тоже кое-что оставлял – в основном крошки и откровенно не съедобную гадость.

Маркиз выбирался на Столбы редко, заботы не позволяли. Работал он с Лебедем на кафедре в Политехе, а когда тот отваливал в горы, тянул лямку за двоих. Комната в общаге, бывшая его обиталищем, служила для эдельвейсов местом городского сборища.

Загромождения рюкзаков и прочего снаряжения разбавлял откровенный бардак. Там вечно жили непрошеные гости. Но Маркиз не обижался, а содержал жилище и радовался пришлым, как собственным друзьям.

Колбасные сестры исходились важностью и небрежением через губу. Петручио они прозывали иностранцем. К Маркизу сестры относились снисходительно, как к не спортсмену, а Ленку держали в дистанции от собственных персон.

Лазали они правда здорово. Обе легкие, подвижные, координированные, и путь им грозил на самый верх спортивной элиты, в мастера. Там, в этой дали, почивали на лаврах Ирка Филиппок и Любка. Но то ненадолго, слишком девки простые и медали им не к лицу, и звания чемпионов к ним не клеятся. Случайность это. Вот у Колбас получится…

На Первый решили пройти ходом Понедельником. Лаз высокий и крутой, но без особых ключей. Бери и зашагивай, - вся недолга. Маркиз долго возился с обветшалыми калошами, Егорка убежал до кустов, и женская троица решила боднуть вертикальную щелку с карнизом, метрах в десяти от земли.

Маркиз попросил Петручио подстраховать молодых теток, и привычный отрок настиг дам при самых интересных обстоятельствах. Карниз тот нависал над широкой вертикальной щелью, но вот беда, зацепа на нем была для теток далековата.

Хваткая старшая Колбаса подсадила Галку и Ленку, и те выбрались наверх. Сама же Светка слегка приплыла, скорчившись наподобие спелой груши и свесив аппетитную задницу. Петручио круто заклинил ноги и кулаки в щели. Готовился боднуть головой сердешную и вытолкнуть наверх.

- Петручио! – звонким голосом юморнул Маркиз. - Укуси Светку за задницу!

- Ам! – рявкнул ничего не подозревающий отрок, а Светка, с маху выпав с карниза, порхнула к нему на плечи.

Трюк получился акробатический. Калоши страховщика завернуло в рулет, на заклиненных клешнях лопнула кожа. Ему перехватило дух, но удержались. Споро оправившись, Светка сама заклинила руки в щель, но слезать с его плеч, пока не собиралась.

- Быстрее! Быстрее! – скрежетал зубами отрок.

Его рожа покраснела и разбухла от напряжения. Светка немедленно воспользовалась увеличенным пространством, наступила ногой на удобный фэйс и выбралась наверх. Петручио еще пыхтел и пыжился, как локомотив без вагонов. Но пришел в себя, взялся за злополучную зацепу и присоединился к прочим.

Снизу быстро подымался Маркиз с довольной, улыбающейся миной. Благостно разрешившаяся ситуация привела его к отличному настроению. Маркиз был готов к подвигам на сто двадцать процентов. Петручио его радости не разделял.

- Где бы вы, девки, без иностранцев были? Унизу, как пить дать. Шумите на них, язвите. А как падать, так на голову и мягким местом. Видать, любовь.

На верху к компании присоединился вездесующий Поручик Петров. И вовремя. Петручио окончательно спал с духу и хитрушничать с дамами более не желал. Вяло передвигался гуськом за Петровым и отводил настроение в его шутках.

По дороге в избу Маркиз с Поручиком решили зайти в Голубку, а девки подсобирать грибочков. Петручио по инерции присоединился к женской половине, и аляповая кавалькада скакала по тропе в разгон.

- Грибы! – неожиданно выкрикнула Галка, и кавалькада застопорилась. Жующий тяжкую думу Петручио с ходу налетел на Ленкин рюкзак.

- Где? – непонимающе, вопросило дите южных степей.

- Там! – утвердительно показала на крутой бугор Колбаса. Петручио обреченно поперся вверх по крутому склону, на ходу гундя под нос о недолгом женском разуме.

Тропы не было. Приходилось продираться сквозь нагромождения кустарника и травы. А рюкзак за плечами давил немилосердно. Побаливала пятка. Настроение свисало гораздо ниже спины клочьями.

Снизу заливались визгливым хохотом. Удивленно обернувшись, Петручио понял, что пробирается наверх в полном одиночестве. Где тут грибы, он откровенно не внимал, но подозревал худшее.

- Иностранец! – кричала снизу довольная собой Колбаса, - У нас маслята по болотцам растут. А ослята по верхушкам их шарят. Я же сказала «греби», да сторону не указала. Старших внимательно слушать надобно!

Петручио сел на зад и принялся стаскивать вибрам с больной ноги. Женская половина раздражала его чем дальше, тем больше. После встречи с тем капищем жизнь у него наперекосяк. И женщины совсем не любят.

В избе под вечер принялись рассуждать о чудных вещах. В специалисты по потусторонним явлениям записались поголовно. А о гипнозе знали все и кусочек большего. Сестры Колбасы употребляли вычурное слово «оккультизм» и бряцали ведьмиными глазками.

- Точно есть! – с жаром утверждал Петручио. – Я сам видел!

Но его не слушали. Рассказывали про домовых, леших и плутовых. О последних отрок нюхом не слыхивал и не встречал. Сестры горели глазами и наезжали на Поручика. Но тот диспозиции не отворял. Чувствовал, гад, чего-то. И Петручио решился зараз, за поддержание плохишевской чести.

- А я лично позы угадывать могу! – провозгласил отрок, и Петров вожделенно потер ручки.

- Какие-такие позы? – сразу попалась на крючок Галка и ходом надвинулась на иностранца.

- А любые. Вот встанешь, как угодно. А я угадаю, как стоишь. Хоть с завязанными глазами.

- Ну это и я могу, - протянула старшая Колбаса, - Из-под повязки подглядываешь и говоришь, что вокруг творится. Если угадывать, то по нашим условиям.

Приготовления к действу возвели девок в раж. И условия оказались действительно бронебойными. В результате тщательно подобранной ситуации Петручио сидел на нарах лицом к стене, с тщательно завязанными глазами. Прочих свидетелей от греха забили в угол. Светка стояла у двери и берегла от подсказок.

Хитрая Галка тихим сапом вынесла скамейку через дверь на опалубку. Она-то знала, как отгородить себя от случайности и пошлых потуг иностранца. В голове ее зрел невообразимый гимнастический кульбит, в собственном исполнении.

- Готово? – вопросил Петручио. Сбитый в общую кучу Поручик дул щеки и пускал пузыри в ожидании чуда. Маркизик воспринимал действо вполне искренне.

- Готово! – гаркнула Колбаса и утвердилась в избранной позе.

- Тогда спрашивай!

- Как я стою? – крикнула Галка, с трудом удерживая равновесие в горячей позе.

- Как дура! – вытряхнул из себя гадкий иностранец и сдернул повязку долой с глаз. Отмщение ему нравилось, но надо было сматываться. И отрок рыбкой нырнул на чердак, перегородив за собой лаз тяжелой лавочкой.

Снизу зачалась вакханалия. Маркиз фыркал тихо и вполне корректно. Наблюдающая Светка бухнулась на коленки и давилась неудержимым смехом. Поза ее сестры была именно такой, какой получилось. Поручик ревел раненым вепрем и грозил упасть с полатей на пол.

Младшая Колбаса с ходу влетела в избу и двинулась наверх. Петручио уселся на лавочке. Мощные удары по перегородке успеха не несли. Брызжущие из глаз слезы грозили вылиться в истерику. Сломался еще один ноготь. Лавочка даже чуть поддалась и образовалась дырка. В общем, быть бы отроку без глаз. Когда наклонившись под низкую ему притолоку, в дверь ввалился Лебедь.

 


    

Петр Драгунов. Легенда о Плохишах. Ленка и деликатесы прочие

Автор: Драгунов Петр Петрович

Владелец: Драгунов Петр Петрович

Предоставлено: Драгунов Петр Петрович

Собрание: Петр Драгунов. Легенда о Плохишах

 Избы

Эдельвейс

 Компании

Эдельвейс

 Люди

Бакалейникова (Филиппова) Ирина Геннадьевна

Быстров Василий (Квасец)

Возьмин Сергей (Малой)

Драгунов Петр Петрович (Петручио)

Драгунова Елена Ивановна

Еремина Галина (Колбаса)

Еремина Светлана (Колбаса)

Захарова (Скрипальщикова) Любовь Павловна (Кукла)

Красильников Юрий Федорович (Плохиш)

Лебедев Владимир Александрович (Лебедь)

Найденко Владимир Владимирович (Лысый)

Нинартович Сергей (Маркиз)

Овчинников Игорь Витальевич (Егорка)

Петров Владимир Леонидович (Поручик)

 Скалы

Дед

Понедельник

Rambler's Top100 Экстремальный портал VVV.RU

Использование материалов сайта разрешено только при согласии авторов материалов.
Обязательным условием является указание активной ссылки на использованный материал

веб-лаборатория компании MaxSoft 1999-2002 ©