Красноярские Столбы
СкалыЛюдиЗаповедникСпортСобытияМатериалыОбщениеEnglish

Сергей Баякин. Стихи и песни

2001 г. Выход ветеранов-столбистов. Песни.

Я на «Столбах»

(запись в mp3 см. здесь)

Я на «Столбах»!
Лесник глядит в ночной прицел,
Но, может, я останусь цел,
И к черту страх!
И черту страх, и к черту страх, и к черту страх!
Я на «Столбах», я на «Столбах», я на «Столбах»!

Я на скале!
Здесь пальцы чувствуют гранит,
Но притяжение манит,
Манит к земле.
Манит к земле, манит к земле, манит к земле.
Я на скале, я на скале, я на скале!

Я на тропе!
Подруги сердце под рукой.
И мы шагаем на покой
Стопа к стопе.
Стопа к стопе, стопа к стопе, стопа к стопе.
Я на тропе, я на тропе, я на тропе! 

А вот изба!
Здесь громкий хохот, крепкий чай,
И кружка водки невзначай,
И здесь судьба!
И здесь судьба, и здесь судьба, и здесь судьба!

Я на «Столбах»!
Я на скале!
Я на тропе!
А вот изба!
И здесь судьба!
И здесь судьба, и здесь судьба, и здесь судьба!
Я на «Столбах»! Я на «Столбах»! Я на «Столбах»!

Шаг

(запись в mp3 см. здесь)

Если твой путь
В небо уткнуть
Так, чтоб назад не повернуть -
Это жизнь!
Что же ты встал,
Может устал
Или увидел жуткий оскал
Зла и лжи?

Что же ты медлишь? Не держат нервы?
Ты не последний, и ты не первый -
Шаг ногой!
Что же ты замер? Такую малость,
Кажется, сделать тебе осталось -
Шаг - вот выбор твой!

Если пока
Держит рука,
Если еще вера крепка,
Страха нет!
Только порой
Веки закрой
Или расслабься - лопнет настрой,
Был - и нет!

Если не спится,
Не можешь уняться,
Если умеешь еще сомневаться,
Ты - боец!
Но поворот
Любой, наперед,
Если ты знаешь - сердце замрет,
Все. Конец!

Лесная избушка

(запись в mp3 см. здесь

Тропинка таежная солнцем залита,
Могучие кедры, седые граниты,
Мне детскую сказку напомнит старушка
Лесная избушка, лесная избушка.

Скрипучая дверь, небольшое окошко,
Приникла к стеклу сиротливо сережка,
Мерцала свеча, улыбалась подружка -
Лесная избушка, лесная избушка.

Считает кукушка, который десяток,
Я верю, родная, как век этот краток,
Я снова сюда доберусь в воскресенье,
Лесная избушка - мое вдохновенье.

Чернеют березы, тлеют угли святыни
Как после СС в белорусской Хатыни.
Реальность мутнеет, становится мифом,
Так что за подлец сжег «Голубку» и «Грифы»?

Меня ничто не испугает на  «Столбах»

(запись в mp3 см. здесь)

Мне говорили, на «Столбах» ты хватишь перца,
Куда ж ты лезешь? Расшибешься в прах,
Но я упрямо лез - стучало сердце,
Меня ничто не испугает на «Столбах»!

Ни беглый зэк, ни пьяная милиция,
Лесничий - псих с тэтэшником в руках,
Наивна эта детская амбиция,
Меня ничто не испугает на «Столбах»!

Трясет девчонку - ей так страшно ночью,
И мне порой под кожу лезет страх,
Дай руку мне, так холодно, а впрочем -
Меня ничто не испугает на «Столбах»!

Висит над головой ночное небо,
Заряд картечи прячется в стволах,
Иду туда, где сам ни разу не был,
Меня ничто не испугает на «Столбах»!!!

Приходите к нам

(запись в mp3 см. здесь)

Приходите к нам в избу,
Барс вам выправит фигуру
В полный рост, во всю натуру,
От души, с клеймом на лбу.

Приходите к нам в избу.
Приходите к нам в «Голубку»
В старых тряпках, в новых юбках
Испытать свою судьбу.

Приходите в гости к нам,
Будем рады, будем пьяны,
Будем клочьями тумана
Любоваться по утрам.

Приходите - будем петь
И смеяться будем вместе,
Жениху или невесте
Бог поможет преуспеть.

Приходите хоть на ночь,
По ночам у нас не спится,
Но зато у Вас родится
Может сын, а может дочь!

Виктория

(запись в mp3 см. здесь)

Тает месяц, гаснут звезды, меркнут огоньки,
Я иду дорогой поздней, я - на полпути.
Мне б добраться до "Голубки", не свернуть назад,
Где ж вы, где ж вы эти губки, ясные глаза!

Виктория, Виктория -
Вот такая история, история,
Если мне тебя не встретить,
Пропаду на этом свете,
Пропаду на этом свете я!

Мне б расстаться с этим лесом, скрыться в облаках,
В кабаках гулять повесой, спиться в кабаках,
Тает сизый дым из трубки, катится слеза,
Где ж вы, где ж вы эти губки, ясные глаза!

Мне бы в небо, мне бы в море, в синие шторма,
Мне бы в петлю, мне бы в горе, мне б сойти с ума,
Раскачало штормом шлюпку, грохнула гроза,
Где ж вы, где ж вы эти губки, ясные глаза!

Ночь у Голубки

Зашумел ветвями свежий ветер,
Разыгрались угли у костра,
На «Столбы» спустился чудный вечер,
У Голубки песни петь пора.

В небо рвутся кроны сосен стройных,
Над тайгою летний дождь прошел,
На «Столбах» уютно и спокойно,
На душе тепло и хорошо!

По утру звезда, моргнув, погасла,
Потянулся медленный рассвет,
В небе розовеющем и ясном
Заиграл лучами первый свет.

Что же ты подруга так вздохнула?
Что в душе твоей переплелось?
Ночь твою судьбу перевернула,
Ночью нам сегодня не спалось.

***

Расскажи мне о своем наболевшем,
ты уже совсем седой, постаревший.
Наши встречи так редки да случайны,
мы с тобой поговорим, поскучаем...

Расскажи мне о своих передрягах.
Я такой же, как и ты - бедолага,
Нас нелегкая по свету носила, 
Растрепались и удача, и сила.

Из души, как мелкий сор из кармана,
пусть посыпятся грехи, да изъяны.
Знаю: радость и беда неразлучны,
было тошно, может быть станет лучше.

Расскажи мне о своих неудачах,
как прощались мы с тобой, чуть не плача,
как рассыпались твои идеалы,
как привычного тепла не хватало.

Так и греемся с тобой разговором,
жажду, думать, утолим долгим спором.
Обо всем, наверняка, невозможно.
Расскажи мне о своем неотложном.

Расскажи мне, расскажи, расскажи...

***

Замерзнешь в драбадан, чудачка,
автобус не придет, петля,
смотри, мигает глазом тачка,
садись, и не жалей рубля!

Тащиться не могу, как кляча,
Стартуем, - говорю, - держись!
Потреплем за рога удачу,
Дорога - это наша жизнь.

Но путник после жуткой пьянки,
Так сядь спокойно, не шурши,
Крути, таксист, крути баранку,
Наматывай свои гроши.

А ты куда летишь, подруга?
Не еду, все, бензина нет,
Я что ль рехнулся, на два круга,
Арийск - так это ж ближний свет.

Да ладно, все ж мы тоже люди,
Коль надо - так доставим враз,
А где же твой мужик? - Да будет,
Как много одиноких вас...

Ну что за глухота, как в танке,
хоть тресни, не видать ни зги,
Крути, таксист, крути баранку,
Наматывай свои долги.

Кончается дурная смена,
В театрах гаснет поздний свет,
Дорога - это наша сцена,
А мы играем свой сюжет.

Скрипит, как тарантас, "Волжанка",
Навстречу дальний свет слепит,
Не спит еще, быть может, Анка,
А может, кто еще не спит...

Эх, взять, да завалиться к Анке,
Она меня поймет всегда,
Крути, таксист, крути баранку,
Наматывай свои года.

***

Собаки бывают дворняжки:
Судьбой обездолены тяжкой,
ей свистнешь - она виновато бежит,
Кусок принимает почтенно,
Виляя хвостом неизменно.
И Жизнь - то скулит, то дрожит.

Бывают домашние сучки:
Ухожены нежною ручкой,
Им все, что подставишь,
готовы лизать,
на задних подпрыгивать лапах,
рычать на неузнанный запах,
при этом, естественно, с рук не слезать.

Бывают они упряжные, ведущие и пристяжные,
Их мир ограничен длиной постромков,
Не ведают радостей воли,
Промерзшею рыбой довольны,
И участь такая на веки веков.

А также бывают собаки,
что жизни не знают без драки,
оборваны уши и всосан живот,
Но блеска в глазах на десяток,
Им голая кость, как достаток,
И гордость в потрепанном теле живет.

Но псы вожаками бывают,
Они повелительно лают,
И свора, где царствует злоба и гнев,
летит, не задумываясь, к жертве,
И рвать будет в клочья до смерти,
Вот только вожак, он рычит в стороне.

Мне судьбы собачьи понятны,
мне с ними общаться приятно,
собачья природа волнует умы,
Их сущность наука не знает.
Но вдруг иногда осеняет:
О, Господи Боже, так это же МЫ!

***

В помутневшем стакане остатки вина.
Я, кажется, пьян.
Чугунок головы, опустевший до дна,
Погружается в мутный туман.

Жизнь уносит потоком по руслу реки,
Поворот указующий перст,
только шалая мысль отрезвляет мозги:
Что за жизнь наша - сломанный крест,
Что за жизнь наша - сломанный, сломанный крест.

Мне бы песню мою для любимой пропеть,
Мне бы душу открыть для друзей,
Мне бы верное дело доделать успеть,
Мне б себя отыскать поскорей,
С этим миром порвать, натянуть сапоги,
Убежать от насиженных мест.
Но в карманах друг с другом воюют долги,
Что за жизнь наша - сломанный крест,
Что за жизнь наша - сломанный, сломанный крест.

Одиноки мечты, я и сам одинок,
На распутье стою - истукан,
У креста моего не положат венок,
И сломает его хулиган.
На развилке пути, справа - любящий взгляд,
Слева - дружеский преданный жест.
Но, тряхнув головой, возвращаюсь назад,
Что за жизнь наша - сломанный крест,
Что за жизнь наша - сломанный, сломанный крест…

***

- 1 -

Простая сцена: две скамейки во дворе,
На три часа заброшен мяч, забыты книжки,
На них, как певчие синицы на заре,
Терзая струны, горлопанили мальчишки.

Припев.
Звени гитара, пой, не рвитесь струны,
Продли наш век, хотя бы на часок,
Дай глянуть в детство, дай вернуться в юность,
Высокий, неокрепший голосок.

- 2 -

Смотрела женщина в открытое окно,
Она платок к лицу украдкою прижала,
Вот так всегда: все без нее, все решено,
Она уже второго сына провожала.

Припев.

- 3 -

Держались пальцы так неловко на ладах,
Репертуар, конечно, мог бы быть и лучше,
То про тоску, а то про слезы на глазах,
Но почему-то, все равно, хотелось слушать.

Припев.

- 4 -

И кто-то крикнул: "Замолчите, пацаны!"
Другой держал: "Не горячись, да ну, постой же,
Ты лучше вспомни, как когда-то, до войны,
Ведь ты с гармошкою, наверно был такой же".

Припев.

- 5 -

И вот кому-то подарила рампа свет,
Овации, восторги и награды,
Вот только в жизни лучше не было и нет,
Такой простой, непритязательной эстрады.

Припев.

***

Налетели белые облака седые,
Кончились несмелые годы молодые,
На ресницах выдала влага недотрогу,
А мальчишкам выпала страшная дорога.

Там, где дуют стойкие ветры полевые,
Там свистят жестокие пули роковые,
Письма не обрадуют, разуму не внемля,
Там мальчишки падают на чужую землю.

Облетая белый свет, облака вернутся,
Оставляя влажный след, слезы на пол льются,
На зеленом кителе орден потускнеет,
А к своим родителям парень не успеет.

***

 

Дрожит густая тишина, приподнят занавес тумана,
Но как обманчива она, по тростникам ползут душманы,
Пробросив карту наперед, который раз у этой стрелки,
Я знаю, что произойдет в короткой этой перестрелке.

Рыгнет металлом пулемет, осатанелый, захлебнется,
А рядом парень упадет, уснет и больше не проснется,
Как туча, будет лейтенант, земляк, паяя цинк, заплачет,
Печать поставит комендант, привычно бросив: "Неудачник".

Но неудачники в цене, у них в судьбе иль на роду ли,
На необъявленной войне ловить телами злые пули,
А если этим парнем мне стать волей случая придется,
Лишь только там в моей стране мой выдох болью отзовется.

А если я прорвусь живой, медаль подцепят мне к лацкану,
Но я с поднятой головой слепить глаза друзьям не стану.
И в споре яростном порой мне возражать никто не станет,
Я в грудь не бью, я не герой, я просто был в Афганистане.

***

Падают, падают, падают светлые струи,
Небо закрыто потоком воды бесконечным,
Я подставляю лицо, и пока не умру я,
Сбросив года, сбросив года,
Буду под дождь выбегать, как мальчишка, всегда.

Дождь зашумит листвой в кронах моих берез,
Он принесет с собой свежесть весенних гроз,
Силу свою отдаст в землю, чтоб ей родить,
И успокоит Вас, жаждущих пить.

Капли бегут по щеке и блестят на ресницах,
Бьют по глазам и мешают в пути разобраться,
Звоном хрустальным звеня, предлагают напиться,
Звонких дождей, светлых дождей,
Боль унимающих, силу дающих дождей.

Это они стучат в окна моих друзей,
Это они хранят память минувших дней,
Это они сотрут долгих разлук следы,
И растворят в себе горечь беды.

***

Его ловили много лет,
А он хитер: то есть, то нет.
Наворотил делов и зол
На белый свет.
Его напарник мой засёк.
Когда он площадь пересек,
Я понял знак,
И я вцепился в след.
Ну что ж попробую прижать,
А он почуял - и петлять.
Постой, не надо,
Не стрелять!

И завертелась кутерьма:
то поворот, то свет то тьма,
То чердаки, то незнакомые дома,
Молотит пульс, рябит в глазах,
не то в поту, не то в слезах,
Я вижу взгляд,
И можно тронуться с ума.
Земля тесна,
А жизнь одна,
Его и нас рожала мать,
Постой, не надо, не стрелять!

Он в полумрак скользнул ужом,
Все знают: он в ладах с ножом,
Ему к тому же
Больше нечего терять,
Напарник молча взвел затвор,
Я глянул на него в упор:
Не торопись,
Ведь нас не так учили брать!
Ну что же, дядя, выходи,
Ведь я ж не стану умолять:
Постой, не надо,
Не стрелять!

Я был не промах, но зевок -
Он саданул мне прямо в бок,
И тут же пулю схлопотал
Себе в висок.
Я на коленях, бок зажал,
Обмякли нервы, не дрожал.
А он глазами в небо
Тепленький лежал.
Я никогда не научусь
так хладнокровно убивать.
Ведь я просил: не надо,
Не стрелять!

Из сборника «Пятьдесят песен Сергея Баякина»
Красноярск - 2003 г.

 


Сергей Баякин. Стихи и песни

Автор: Баякин Сергей Геннадьевич

Владелец: Баякин Сергей Геннадьевич

Предоставлено: Баякин Сергей Геннадьевич

 Избы

Голубка

Грифы

 Люди

Баякин Сергей Геннадьевич (Серый, Болкин)

Rambler's Top100 Экстремальный портал VVV.RU

Использование материалов сайта разрешено только при согласии авторов материалов.
Обязательным условием является указание активной ссылки на использованный материал

веб-лаборатория компании MaxSoft 1999-2002 ©